Перейти к основному содержанию

724 просмотра

Дождь на Манхэттене

В казахстанский прокат вышла новая картина Вуди Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке»

Фото: Kinipoisk.ru

После просмотра этого фильма можно сказать, что есть три вещи, на которые настоящий киноман может смотреть вечность: как страдают от рефлексии и комплексов герои Вуди Аллена, как они болтают, казалось бы, ни о чем, а потом выясняется, что о самом важном, и как режиссер вплетает своих невротичных героев в мифы больших городов. Вуди как никто другой в мире умеет использовать все обаяние и притягательность своих локаций, будь то Барселона («Вики Кристина Барселона»), Париж («Полночь в Париже») или Нью-Йорк. 

Аллен вообще один из тех редких режиссеров, кто умеет создавать мифы о любимых местах. Именно поэтому, оказавшись в Нью-Йорке, чувствуешь себя героем какого-нибудь фильма – и когда стоишь у знаменитых часов в Central Park, и когда катаешься на карете по аллеям этого грандиозного парка, и когда оказываешься в лобби дорогих гостиниц и в атмосферных барах, где непременно стоит старое пианино, за которое кто только из великих не садился…Кажется, только Вуди может складывать все клише и стереотипы в такие милейшие атмосферные фильмы, где все работает на картину: и дождь, и джаз, и сам Нью-Йорк с его музеями, галереями, фильмами, которые снимают на его улицах, и конечно же, богемными и не очень жителями этого волшебного города.

Итак, краткий синопсис: Гэт­сби (Тимоти Шаламе), юный житель Нью-Йорка, студент и беззаботное дитя богатых родителей, мастерски играющее в покер, курящее сигареты через мундштук, очаровывающее ровесниц интеллектуальными беседами и магическими словами вроде «Ортега-и-Гассет» и его подруга Эшли, простоватая, но очень милая и непосредственная аризонская королева красоты, которая работает в провинциальной газете журналисткой и хочет сделать грандиозную карьеру (Эль Фаннинг), отправляются на выходные на Манхэттен. Оба учатся в недурном колледже за городом – Гэтсби потому, что протестует против матери-перфекционистки, а Эшли потому, что после родных кактусовых пейзажей в пригороде ей как-то спокойнее.

Эшли нужно взять интервью у знаменитого артхаусного режиссера Ролана Полларда, а Гэтсби просто хочет потратить деньги, которые он выиграл в покер. Пара собирается поужинать и провести ночь в дорогом отеле. Но ничего не получается – Эшли уносится в богемный мир кино, а Гэтсби встречает подругу детства (Селена Гомес), с которой у него интересов все же больше, чем с аризонской простушкой. А ко всему прочему свои коррективы вносит льющий дождь. 

Несмотря на то, что новый фильм Вуди Аллена ни что иное как признание в любви к Нью-Йорку, картина там никогда не выйдет, впрочем, как и вообще в Америке. Скандал, в который был вовлечен режиссер, сделал свое дело: биологический сын Аллена, известный журналист Ронан Фэрроу, который с отцом давно не общается и даже взял фамилию матери, опубликовал расследование, погубившее карьеру голливудского воротилы Харви Вайнштейна. Статья спровоцировала знаменитое движение #Meetoo, вдохновившись которым, приемная дочь Аллена Дилан Фэрроу вновь обвинила знаменитого отчима в педофилии (первый раз она сделала это в 1992 году).

Вина Вуди Аллена не была доказана, но Amazon Studios расторгнула с подозреваемым контракт, а молодые актеры тут же открестились от картины. К примеру, Тимоти Шаламе, чья большая карьера только начинается, весь свой гонорар, полученный за фильм, перечислил благотворительным организациям, две из которых помогают жертвам сексуального насилия. То же самое сделала и кумир подростков Селена Гомес. 

Детище Аллена чуть не легло на полку, но режиссер подал ответный иск к студии на $68 млн, в итоге ему вернули права на дистрибуцию. Более того, картина открыла программу кинофестиваля во французском Довиле. Чуть позже стало известно, что ленту будут показывать не только во Франции, но и в большинстве европейских стран: Италии, Германии, Испании, Польше. Российские прокатчики, а соответственно и казахстанские, также оказались нечувствительными к теме сексуальных домогательств в Голливуде – и выпустили картину в прокат. 

Интересно, что в «Дождливом дне в Нью-Йорке» (обратите внимание, как заиграло слово «день» при склонении) показан тот самый Голливуд, по которому одни сейчас ностальгируют, а другие презирают. В богемном месте, где, по легенде, обитают люди с болезненным эго, чудовищными комплексами и миллионными гонорарами, приставания к молоденькой журналистке от знаменитого режиссера (его играет Лив Шрайбер), сценариста-рогоносца (Джуд Лоу) и волоокого актера, признанного секс-символом (Диего Луна) считались не преступлением, а вполне себе закономерным явлением. 

Нужную эстетику фильму задают не только виды Нью-Йорка, великолепная музыка, но и знаменитейший итальянский оператор, обладатель трех «Оскаров» Витторио Стораро. Благодаря его работе мы видим, что дождь в Нью-Йорке – это не просто природное, а еще и культурное явление, в нем все будто оживает именно в такую погоду – бары заполняются сигаретным дымом, душевными разговорами с незнакомцами, до нитки промокшими юными пианистами и их хорошенькими подругами, которые могут прийти в общественное место в одном лишь плаще, накинутом на тело. 

Словом, 49-й фильм Вуди Аллена получился похожим на любимую джазовую композицию – легким, трогательным, сентиментальным и по-хорошему олдскульным. У фанатов мэтра «Дождливый день в Нью-Йорке» вполне мог бы стать одним из любимых. Даже обидно, что эта картина вышла на фоне скандала и американцы ее не увидят.
 

banner_wsj.gif

432 просмотра

Как устроена индустрия сериалов в Казахстане

Наш постоянный автор Константин Козлов рассказывает о том, почему отечественным лентам сложно конкурировать с продукцией западных коллег

Фото: Shuttterstock

Количественный рост сериалов отечественного производства сегодня заметен многим. Если еще 8-10 лет назад телеканалы выпускали по 3-4 отечественных сериала в год, то сегодня все каналы обзавелись полноценной линейкой, которая забивается в течение всего телесезона исключительно казахстанской продукцией. При этом сериалов-событий в телеэфире не было уже долгие годы. Почему же количество сериалов никак не влияет на их качество? 

Для начала стоит оговориться, что сериальный рынок Казахстана абсолютно не похож на сериальные рынки даже России и Украины, не говоря уже о Европе или Америке. Скажем, в крупных европейских «сериальных державах» – Франции, Испании, Германии, Польше – как правило, сериалы производят сами телеканалы, выделяя на них собственные бюджеты, а затем «отбивают» затраты на них при помощи рекламы, а также благодаря экспорту снятой продукции в десятки стран. 

Благо в качестве снимаемых этими странами лент мало кто сомневается, поэтому и спрос вне этих стран не снижается. В России такая модель действует лишь частично. Однако так или иначе деньги в сериалы вкладываются государственные: либо напрямую – выделяя деньги первым двум каналам, либо опосредованно – через компании вроде «Газпром-Медиа». 

В Казахстане сериальную индустрию рынком вообще назвать довольно сложно. Это сугубо дотационная отрасль. Абсолютно все средства, на которые снимаются телевизионные сериалы, выделяются через государство. Деньги на сериалы распространяет Министерство информации и общественного развития через госзаказ. 

«Бюджет одной серии, выделяемой на один «штатный» сериал, составляет от 2-3 млн тенге за одну серию. Если это сериал сложнопостановочный, то его бюджет от $7 до $10 млн за серию. Как правило, деньги на сложнопостановочные сериалы выделяет министерство культуры, так как это имиджевые проекты, – рассказывает режиссер и продюсер Канагат Мустафин. – В целом в год средства выделяются примерно на 200-250 серий. При этом все еще зависит от жанра. Кому-то выделяются деньги на 8-серийную историю, кому-то – на 12-16-20 серийную, а кому-то и на длинную мыльную оперу в 100 серий». 

По словам Канагата Мустафина, телеканалы выполняют роль своего рода операторов – через них распределяются деньги от министерства, а уже каналы принимают решение, какой из студий отдать изготовление сериала на аутсорсинг. Продюсер отмечают, что система получения доходов от канала довольно сложна и как таковой единой ее не существует. Как правило, рекламу на телевидении размещает агентство – и даже если оно создано при телевизионном канале, департаменты производства сериалов и рекламы почти никак не связаны. 

Рекламное время в сериальной линейке почти не отличается по стоимости от размещения ее в другое время. Есть и другая проблема – эти расценки были установлены почти 10 лет назад, а инфляция и рост цен не стоят на месте. 

В полном метре – ситуация более гибкая. Девальвация 2015 года несколько сбила цены, «натренировала» продюсеров. В частности, сроки съемочного периода полнометражных фильмов значительно сократились. Если раньше они составляли 2-3 месяца, то сегодня это максимум месяц – от 15 до 25 съемочных смен. 

Снимать даже самый короткий восьми- или десятисерийный сериал приходится гораздо в более длинные сроки. Отсюда и соответствующие траты. Руководители каналов и студий не могут пролоббировать пересмотр бюджетов, выделяемых на сериалы. При том, что качества сериалов каналы требуют чуть ли не уровня НВО и «Нетфликса». А любые возмущения, как правило, заканчиваются традиционным «незаменимых у нас нет» и «свято место пусто не бывает». 

О подобной картине говорят почти все режиссеры и продюсеры, сталкивавшиеся с производством отечественных сериалов, но мало кто решается говорить об этом от первого лица. Более того, одно из последних «новшеств» сериальной индустрии – частичная отмена авансовой системы при производстве сериалов.

Если раньше на сериал давался авансом либо весь бюджет, либо две его трети, а остальная часть тогда, когда продукт будет принят каналом, то теперь последний транш зависит от того, какие рейтинги покажет сериал. Мотивация у создателей снижается. Отсюда и соответствующее качество сериалов. 

К сожалению, все сколько-нибудь умеющие делать профессиональный продукт режиссеры, продюсеры и операторы ушли в «полный метр», где и бюджеты побольше, и возможности для творческой реализации лучше. 

В результате сериалы сегодня все чаще снимают вчерашние выпускники творческих вузов, у которых в активе в лучшем случае работа ассистентом режиссера на полнометражном проекте. И у телеканалов нет особого рвения менять эту ситуацию. Свой зритель у этой продукции сегодня есть, и сериал он посмотрит в любом случае. А следующий госзаказ все равно будет получен, вне зависимости от того, какого качества сериал будет снят.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif