Перейти к основному содержанию

639 просмотров

Как понять искусство Страны восходящего солнца

Знает Норман Толман

Фото: Офелия Жакаева

Выставка японского искусства печатной графики в Алматы полностью оправдывает свое название. «Хрупкое равновесие» – это о том, что Япония совсем не похожа на весь остальной мир и правильное, фундаментальное равновесие – вообще не про нее. И, конечно, о том, что работы «инопланетных» японских художников можно приобрести за вполне адекватную цену.

Организаторы выставки – Норман Х. Толман и его The Tolman Collection of Tokyo. История Толмана – это история человека, который оставил перспективную дипломатическую службу и нашел себя в качестве эксперта искусств и успешного арт-дилера. Человек, который прожил в Стране восходящего солнца 65 лет и наслаждается каждым новым днем в любимом Токио, немного рассказал нам о том, каково это быть не японцем в Японии и продолжать любить эту страну.

– Как Вам удалось влиться в японскую жизнь, найти там свое место? Ведь во всем остальном мире человек из Японии – это практически человек с другой планеты.

– Это очень хороший вопрос. На самом деле секрет в том, что я никогда и не пытался влиться и стать частью этой культуры. Есть японский термин, который обозначает иностранца, – гайджин, то есть человек извне. И сколько бы лет вы ни прожили в Японии, гайджин – это навсегда. С самого начала я просто стремился стать лучшим человеком извне, лучшим иностранцем.

Я сделал очень много для популяризации японского искусства во всем мире, с тех пор как увлекся им. Но, несмотря на мои внушительные, как я считаю, заслуги, так и не получил признания в Японии. Все по той же причине – я гайджин.

Например, в 1992 году мы организовали масштабную выставку в Финляндии. Было привлечено большое количество спонсоров. В качестве выставочного центра нам выделили комплекс подземных пещер недалеко от Хельсинки. Охват был колоссальный, плюс хорошее телевизионное покрытие – около 25 передач. Я стал узнаваемым лицом в Финляндии. Выставку посетили более 4% населения, это очень много. И, как вы думаете, отреагировали на такой успех в Японии? Никак.

Правда, свою приятную компенсацию я все-таки получил. Вскоре после этого специальная комиссия, которая отмечает личностей, занимающихся продвижением японской культуры, вручила приз в 5 млн иен преподавателю Гарварда, известному профессору. Так вот, профессор приобрел в нашей галерее печатной графики на 2 млн иен. Это около $20 тыс.

Мне доставило большее удовольствие позвонить своему другу принцу Токамада и сказать: «Доведите, пожалуйста, до сведения комиссии, что эти деньги в любом случае попали ко мне».

Но, хочу отметить, что основной целью все-таки являются не деньги, а достижение определенных результатов. Делать то, что больше не делает никто.

– Почему японская эстетика так отличается от всего остального, на Ваш взгляд?

– Японцы всегда подчеркивают, что они – островное королевство. Японская императорская семья имеет самую длительную историю по сравнению с любой другой королевской семьей в мире. Это государство, которое развивалось без какого-либо влияния извне, они очень аутентичны.

До 1600 года, когда прибыли первые португальские корабли, японцы никогда и никуда не путешествовали и были заняты только решением внутренних проблем.

Местные жители не ведут себя грубо с иностранцами, но вы обязательно почувствуете некое чувство превосходства. Поэтому для того, чтобы чего-то достичь в Японии, нужно просто признать, что ты находишься гораздо ниже и ничего не знаешь. Тем не менее за те 65 лет, которые я здесь живу, Токио стал мне родным домом. Я все равно не чувствую себя японцем, но стараюсь делать лучшее из того, что могу.

– Оправдались ли ожидания, которые Вы связывали с Казахстаном, в том числе по продажам?

– Как вам сказать, во время выставки в Финляндии в 1992 году мы продали 999 работ. На открытии в Казахстане была продана одна. И я считаю, что это очередной повод для Японии порадоваться, что я привез сюда японскую печатную графику. Очевидно, что в Казахстане с ней мало знакомы.

Впрочем, мои ожидания продолжают оправдываться даже в этот момент. Люди получат информацию. Для искусства это крайне важно.

Выставка японской печатной графики «Хрупкое равновесие» в Государственном музее искусств им. Кастеева продлится до 6 октября.

На выставке представлены 75 произведений всемирно известных авторов, работы которых хранятся в частных коллекциях и музеях по всему миру: Гото Хидехико, Хаманиши Катсунори, Икегами Исао, Нишикава Йочиро, Савада Тетсуро, Токо Шинода, Такахаши Хиромитсу, Вако Шуджи, Тамекане Йошикатсу.

66 просмотров

Казахстанцев заинтересовали злободневные театральные постановки

Все чаще в отечественные театры зритель приходит за тем, чтобы увидеть то, что созвучно жизни в стране и в обществе

Фото: Shutterstock.com

Похоже, проходят те времена, когда театр считался исключительно местом светского досуга, куда публика ходит либо посмотреть инсценировку классики, либо легкую непринужденную комедию. 

«Эхо «Любимовки» – это показ небольших легких пьес, победивших в этом году на фестивале современной драматургии, ежегодно проходящем в Подмосковье и получившем имя легендарного режиссера Юрия Любимова

«Любимовка» – это такой фестиваль, задача которого не столько отбирать новые пьесы для театров, сколько находить новые имена, новые формы драматургии, – рассказывает организатор фестиваля, театральный критик и драматург Ольга Малышева. – И в Казахстане сейчас театры все чаще и чаще обращаются к современным драматургам. Тот же Олжас Жанайдаров – казахстанец, живущий в Москве, один из самых востребованных казахстанских драматургов. Да и вообще сейчас появилось много интересных имен. Так вот именно такой формат «ридингов-читок» – это прекрасная возможность познакомиться с материалом, и, возможно, взять его в дальнейшем для постановки». 

Накануне в «АРТиШОКе» 

На этот раз особо приметными были две пьесы – лауреаты «Любимовки» 2019 года. Это «Чернильница» Анастасии Шумиловой и «Dead Мороз» Марты Райцес

Первая представляет собой разговор в электричке, который случайно завязался между девушкой, вышедшей замуж за сирийца, двумя молодыми парнями и двумя пожилыми женщинами. Несмотря на то, что действие пьесы происходит по дороге в город Ижевск, казахстанским зрителям он попал в самый нерв. Вроде бы разговор простых обывателей, российских провинциалов, а в нем затрагиваются такие темы, как браки с иностранцами и иноверцами и отношение к женщинам, вступающим в такие браки. Осуждение со стороны старших, враждебность части общества к подобным явлениям, неприязнь к приезжим – в общем, многое оказалось созвучно казахстанцам. И естественно, посыл этой пьесы кое-кто стал «примерять» на казахстанские реалии. Мол, а как у нас обстоит с этим делом? Да и само название пьесы – «Чернильница» – довольно провокационное. Ведь на сленге жителей многих провинциальных российских городов чернильницами называют русских девушек, выходящих замуж за арабов, уроженцев кавказских и среднеазиатских республик. 

Пьеса «Dead Мороз» не столь политизирована и скорее больше социально-философского направления. История происходит в обычной средней школе, на утреннике, где случайно умирает Дед Мороз. Этот своего рода театральный детектив оборачивается настоящим выяснением отношений между родителями, детьми и учителями. Да и срез образа современного городского жителя в этой постановке также просматривается.

Аллергия на новое

Конечно, можно сказать, что есть у нас публика, которая хочет видеть театр, актуальный по содержанию. Но в целом, как отмечают служители Мельпомены, спектакли в виде инсталляций, перформансов, манифестов или вовсе в жанре постдрамы, где традиционные законы существования на сцене просто игнорируются, закостеневший в своем мышлении зритель не очень-то жалует. И, по мнению отечественных театральных деятелей, не последнюю роль в этом играют СМИ.

«Почему «современный театр» воспринимается казахстанской журналистикой чуть ли не с агрессией, переходящей в бойкотирование? Почему сегодня лучше быть той-театром, чем быть «партизанским», «иммерсивным», «чувственным» искусством? Наш зритель по-прежнему неохотно идет на такие спектакли, где ему нужно серьезно и искренне самому себе ответить на вопросы, которые ставит перед ним театральная постановка: где я? кто я? почему я так живу? есть ли выход из всего этого? Особенно удручает то, что неинтересна эта проблематика отечественным журналистам, которые предпочтут лишний раз осветить премьеру незамысловатой комедии или ностальгического мюзикла, а от современной злободневной драматургии большинство предпочитает отмахиваться», – недоумевает художественный руководитель театра «АРТиШОК» Галина Пьянова.

Впрочем, вполне очевидно, что какая-то часть общества всегда остается консервативной. Но другая, в том числе и современный театр, не может оставаться в стороне и не реагировать остро на то, что происходит за окном.

В конце концов, театр с «антрактом и коньяком» был, есть и будет, но о текущем моменте потомки станут судить именно по тем самым спектаклям, которые мы сегодня называем современными.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций