Перейти к основному содержанию

2672 просмотра

Что не так с продолжением американского хоррора «Оно»

Сиквел картины вряд ли добьется такого же результата, как его предшественник

Фото из открытых источников

В казахстанский прокат вышла вторая часть хоррора «Оно», бокс-офис которого превысил $700 млн и позволил ему стать самым успешным фильмом ужасов в американском прокате за всю историю. 

Вдохновившись успехом первой части, режиссер Андрес Мускетти и его команда решили сделать и без того хороший фильм еще лучше – еще актуальнее, еще страшнее, еще психологичнее. Однако в полной мере это не получилось – похоже, создатели поставили перед собой слишком много задач. 

В новой картине авторы попытались угодить всем «угнетенным»: представителям сексуальных и нацменьшинств, коренному американскому населению, жертвам расизма и домашнего насилия, детям, пострадавшим от школьного буллинга и бодишейминга, сиротам и тем, кто с детства задушен родительской гиперопекой, словом, всем, кому до сих пор живется несладко. 

Не забыли создатели «Оно 2» ни про любителей шуток и забойного киноинтертеймента, ни про ностальгирующих поклонников первой части, ни про фанатов Кинга (специально для них классик снялся в одной из ролей), ни даже про киноманов – для них в фильме тут и там цитаты из вселенной Кинга, например, из «Сияния» Стэнли Кубрика. 

Видимо, из-за того, что авторы попытались учесть все возможные интересы, получилась хоть и очень зрелищная и местами смешная, но все же слишком аккуратная и, что самое печальное для хоррора, недостаточно страшная картина. К тому же порядком затянутая – фильм длится аж 165 минут – это почти три часа. 

«Оно 2» начинается с трагических событий в городе Дерри: спустя 27 лет мерзкий клоун Пеннивайз вновь терроризирует население. Рыжий убийца не только крадет и пожирает детей, но еще и оказывается самым неполиткорректным негодяем в округе, его первая жертва – избитый до полусмерти гей, которого выбрасывают в реку агрессивные противники гомосексуальных отношений. Что интересно, в роли снялся открытый гомосексуалист, любимчик кинофестивалей, канадский режиссер французского происхождения 30-летний Ксавье Долан. Когда он целуется с другом в кадре, зал бурно реагирует – ну не привыкли мы еще к мужским поцелуям. Если бы сценарий писал Кэри Фукунага, как в первой части, то это были бы цветочки, ведь тот хотел показать на экране оргию школьников, как было в книге. Продюсеры эту идею отвергли. 

Со временем жертв Пеннивайза становится больше и местному библиотекарю, чернокожему парню Майку (Айзая Мустафа), единственному, кто остался жить в этом городе, ничего не остается делать, как созвать «Клуб неудачников» снова. Вместе «великолепная семерка» должна убить коварное чудовище, которое может принимать различные образы, питается страхами и человечиной и имеет острые зубы – «не иначе как у Пеннивайза и Венома один и тот же стоматолог» – шутили фанаты, глядя на челюсть клоуна с зубами в несколько рядов, точь-в-точь как у симбиота, которого играет Том Харди. 

Воспоминания 27-летней давности у всех членов «Клуба неудачников» до сих пор такие яркие, что все живые его члены являются на сходку в родной город после первого же звонка. Выясняется, что шутник Ричи теперь популярный стендап-комик (Билл Хейдер), а заика Билл (Джеймс Макэвой), младшего брата которого Пеннивайз утащил в канализацию, стал известным писателем, но ему ну никак не даются крутые финалы.

Ипохондрик Эдди (Джеймс Рэнсон) оценивает теперь риски и занимается страховками, а толстяк Бен (Джей Райан) сбросил вес и стал успешным девелопером. Рыжеволосая Беверли (Джессика Честейн), страдавшая от отца-
абьюзера, вышла замуж за такого же насильника. Пока каждый из них не проработает свой страх и не отпустит комплексы, они не смогут убить клоуна. 
Фильм «Оно 2» напоминает то «Гостью из будущего» в американском варианте, то групповой сеанс психотерапии, где роль злого, но очень эффективного психотерапевта берет на себя Пеннивайз (великолепный Билл Скарсгард). К финалу кто-то избавляется от чувства вины, кто-то от комплексов, кто-то наконец признает, что любит мужчин. А следить за тем, как изгоняют внутренних демонов другие, интересно только тогда, когда у тебя у самого такие же. 

В завершение лишь добавлю, что на днях чрезмерно кровавый и очень жестокий «Джокер» с Хоакином Фениксом вошел в историю, став первым комиксом, который получил «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля. Ну а «Оно 2» получает от кинокритиков симпатичного шпица, как в фильме (некоторые даже выступили уже с инициативой наградить его собакой). Он хоть и хочет казаться страшным, а на самом деле всего лишь веселый, но три часа времени на него все равно не жалко.

76 просмотров

Казахстанцев заинтересовали злободневные театральные постановки

Все чаще в отечественные театры зритель приходит за тем, чтобы увидеть то, что созвучно жизни в стране и в обществе

Фото: Shutterstock.com

Похоже, проходят те времена, когда театр считался исключительно местом светского досуга, куда публика ходит либо посмотреть инсценировку классики, либо легкую непринужденную комедию. 

«Эхо «Любимовки» – это показ небольших легких пьес, победивших в этом году на фестивале современной драматургии, ежегодно проходящем в Подмосковье и получившем имя легендарного режиссера Юрия Любимова

«Любимовка» – это такой фестиваль, задача которого не столько отбирать новые пьесы для театров, сколько находить новые имена, новые формы драматургии, – рассказывает организатор фестиваля, театральный критик и драматург Ольга Малышева. – И в Казахстане сейчас театры все чаще и чаще обращаются к современным драматургам. Тот же Олжас Жанайдаров – казахстанец, живущий в Москве, один из самых востребованных казахстанских драматургов. Да и вообще сейчас появилось много интересных имен. Так вот именно такой формат «ридингов-читок» – это прекрасная возможность познакомиться с материалом, и, возможно, взять его в дальнейшем для постановки». 

Накануне в «АРТиШОКе» 

На этот раз особо приметными были две пьесы – лауреаты «Любимовки» 2019 года. Это «Чернильница» Анастасии Шумиловой и «Dead Мороз» Марты Райцес

Первая представляет собой разговор в электричке, который случайно завязался между девушкой, вышедшей замуж за сирийца, двумя молодыми парнями и двумя пожилыми женщинами. Несмотря на то, что действие пьесы происходит по дороге в город Ижевск, казахстанским зрителям он попал в самый нерв. Вроде бы разговор простых обывателей, российских провинциалов, а в нем затрагиваются такие темы, как браки с иностранцами и иноверцами и отношение к женщинам, вступающим в такие браки. Осуждение со стороны старших, враждебность части общества к подобным явлениям, неприязнь к приезжим – в общем, многое оказалось созвучно казахстанцам. И естественно, посыл этой пьесы кое-кто стал «примерять» на казахстанские реалии. Мол, а как у нас обстоит с этим делом? Да и само название пьесы – «Чернильница» – довольно провокационное. Ведь на сленге жителей многих провинциальных российских городов чернильницами называют русских девушек, выходящих замуж за арабов, уроженцев кавказских и среднеазиатских республик. 

Пьеса «Dead Мороз» не столь политизирована и скорее больше социально-философского направления. История происходит в обычной средней школе, на утреннике, где случайно умирает Дед Мороз. Этот своего рода театральный детектив оборачивается настоящим выяснением отношений между родителями, детьми и учителями. Да и срез образа современного городского жителя в этой постановке также просматривается.

Аллергия на новое

Конечно, можно сказать, что есть у нас публика, которая хочет видеть театр, актуальный по содержанию. Но в целом, как отмечают служители Мельпомены, спектакли в виде инсталляций, перформансов, манифестов или вовсе в жанре постдрамы, где традиционные законы существования на сцене просто игнорируются, закостеневший в своем мышлении зритель не очень-то жалует. И, по мнению отечественных театральных деятелей, не последнюю роль в этом играют СМИ.

«Почему «современный театр» воспринимается казахстанской журналистикой чуть ли не с агрессией, переходящей в бойкотирование? Почему сегодня лучше быть той-театром, чем быть «партизанским», «иммерсивным», «чувственным» искусством? Наш зритель по-прежнему неохотно идет на такие спектакли, где ему нужно серьезно и искренне самому себе ответить на вопросы, которые ставит перед ним театральная постановка: где я? кто я? почему я так живу? есть ли выход из всего этого? Особенно удручает то, что неинтересна эта проблематика отечественным журналистам, которые предпочтут лишний раз осветить премьеру незамысловатой комедии или ностальгического мюзикла, а от современной злободневной драматургии большинство предпочитает отмахиваться», – недоумевает художественный руководитель театра «АРТиШОК» Галина Пьянова.

Впрочем, вполне очевидно, что какая-то часть общества всегда остается консервативной. Но другая, в том числе и современный театр, не может оставаться в стороне и не реагировать остро на то, что происходит за окном.

В конце концов, театр с «антрактом и коньяком» был, есть и будет, но о текущем моменте потомки станут судить именно по тем самым спектаклям, которые мы сегодня называем современными.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций