Перейти к основному содержанию

895 просмотров

Теорема Тарантино

Как передать атмосферу ушедшей эпохи и найти формулу успеха

Фото: Shutterstock

В прокат вышел фильм «Однажды ... в Голливуде» (казахстанская премьера 8 августа – «Курсив»). Это высокобюджетная ода Лос-Анджелесу 1960-х, ориентированная на тающую аудиторию фильмов категории R.

Новому фильму Квентина Тарантино «Однажды ... в Голливуде», чтобы противостоять последним веяниям в киноиндустрии, потребуется нечто большее, чем просто великолепно переданная атмосфера Лос-Анджелеса 1960-х.

По сути, картине придется бросить вызов суровой реальности в виде кассовых сборов.

В летний сезон в прокате снова доминируют франшизы, ремейки и сиквелы комиксов. Любовное же послание Тарантино Голливуду с бюджетом в $100 млн напоминает о совсем других временах, когда высокобюджетные фильмы с рейтингом R и звездами первой величины вполне могли рассчитывать на коммерческий успех в прокате.

Когда в прошлую пятницу в кинотеатрах начался показ фильма «Однажды … в Голливуде» студии Sony Pictures Entertainment (принадлежит корпорации Sony), статистика прошлых лет была не в его пользу. Ожидалось, что в выходные фильм соберет в США и Канаде порядка $30 млн, что не очень-то много для проекта, за который в свое время боролись разные студии.

Несмотря на звезд первой величины Леонардо Ди Каприо и Брэда Питта, которые задействованы в фильме, и талант самого Тарантино делать по-настоящему зрелищное кино, в условиях современных реалий этот проект выглядит аномалией. Так, фильм имеет хронометраж в 161 минуту, основан на оригинальной концепции и ориентирован на взрослого зрителя. Ди Каприо играет бывшую звезду вестернов, который вместе с лучшим другом (Брэд Питт) пытается найти свое место в быстроменяющемся Голливуде и в Лос-Анджелесе, где популярность набирают движение хиппи и жестокий культ «Семья Мэнсона».

Кроме того, Тарантино добавил в фильм сцены с участием актеров, сыгравших выдающихся людей того времени вроде Брюса Ли и Стива Маккуина, черпая вдохновение в киноиндустрии 1960-х годов – эпохи, когда вестерны и драматические картины легко могли оказаться в числе наиболее коммерчески успешных фильмов.

В отличие от лихого 1969 года, когда лидером проката был фильм «Бутч Кэссиди и Санденс Кид» и когда происходят события в «Однажды … в Голливуде», сегодня рынок заполнен семейными фильмами и франшизами, основанными на жизни реально существующих героев. В результате новый фильм Тарантино – единственный высокобюджетный летний релиз, не связанный ни с комиксами, ни с существующими франшизами.

Самая сложная задача – завлечь в кинотеатр взрослых зрителей, поскольку контент рейтинга R они, как правило, предпочитают смотреть онлайн у себя дома. Начиная с 2016 года только одна драма этой категории – «Звезда родилась» – вошла в число 20 наиболее успешных кинопремьер.

По словам Эрика Хэндлера, аналитика исследовательской компании MKM Partners, киностудии все с большей неохотой вкладываются в создание менее прибыльного контента для взрослой аудитории.

«Студии ищут франшизы, а сделать франшизу с рейтингом R куда сложнее, особенно если речь идет о высокобюджетных фильмах», – говорит он, отметив, что падение популярности комедий с юмором «ниже пояса» также повлияло на сокращение доли фильмов с рейтингом R.

Крупные студии, стремившиеся заполучить новый фильм Тарантино, начали «окучивать» его еще в 2017 году. Например, когда режиссер пришел на встречу в Warner Brothers (принадлежит корпорации AT&T), возле киностудии специально были припаркованы винтажные автомобили 1960-х годов. Однако, по словам информированного источника, в конечном счете студия посчитала, что у «Однажды … в Голливуде» слишком большой бюджет.

Фильм достался Sony, которая согласилась выделить Тарантино $100 млн. Помимо низкобюджетных триллеров вроде «Клаустрофобы» и «Незваный гость» со скромными сборами в этом году студия выпустила лишь один хит – «Человек-паук: вдали от дома», только в США собравший $329,8 млн. Другая большая летняя премьера от Sony – продолжение фильма «Люди в черном» – провалилась, несмотря на бюджет в $110 млн.

Sony предоставила Тарантино значительную свободу действий, согласившись даже на съемки фильма в самом Голливуде. 

Хотя съемки в Лос-Анд­желесе, где и происходят все ключевые события фильма, противоречат принятым в индустрии правилам. В Калифорнии уже не снимают кино из-за желания сэкономить и в связи с тем, что в штате Джорджия и в Великобритании предоставляются щедрые налоговые субсидии. Однако фильм «Однажды … в Голливуде» получил от штата Калифорния налоговую отсрочку, что привело к снижению бюджета фильма примерно до $90 млн.

Съемки фильма проходили в Лос-Анджелесе так, как это было когда-то давно, до отмены налоговых льгот. Актеры с модными прическами на ретроавтомобилях заполнили всю автостраду, ожидая, когда Тарантино скомандует: «Мотор!» Ради съемок после промежуточных выборов 2018 года была даже перекрыта часть автострады 101.

Предыдущий летний релиз Тарантино – «Бесславные ублюдки», премьера которых пришлась на лето 2009 года. Фильм в первый уик-энд собрал $38,1 млн, а по итогам проката в США и Канаде заработал вполне приличные $120,5 млн. В «Бесславных ублюдках» снялся Брэд Питт, а в фильме Тарантино «Джанго освобожденный» – Ди Каприо. Эта пара кинокартин да еще культовая классика «Криминальное чтиво» пока единственные фильмы режиссера, собравшие в США более $100 млн.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

250 просмотров

Война как аттракцион

Драму Сэма Мендеса «1917» называют главным фаворитом предстоя­щего «Оскара»

На днях картина «1917» стала триумфатором BAFTA – премии Британской академии кино и театрального искусства. Там она завоевала семь статуэток, причем собрала все самые престижные награды: Мендеса назвали лучшим режиссером, Роджера Дикинса – лучшим оператором, а «1917» – это одновременно лучший фильм года и лучший британский фильм 2019-го. 

Все предварительные премии также получены: у ленты Мендеса «Золотой глобус» – в номинациях «Лучший режиссер» и «Лучший драматический  фильм». Режиссер картины получил главную премию Гильдии режиссеров Америки, оператора назвали лучшим на премии Гильдии операторов, а Гильдия продюсеров США назвала ленту лучшей в этом году. Для Мендеса, автора «Красоты по-американски» и двух фильмов о Бонде, это означает одно: в этом году он станет best of the best. 

Увы, но, несмотря на полученные награды, поддержку профессионального сообщества, все техническое великолепие и исключительную операторскую работу 14-кратного номинанта на «Оскара» Роджера Дикинса, картина Мендеса о событиях на Западном фронте времен Первой мировой войны получилась хоть и весьма впечатляющей, но довольно бездушной и оттого эмоционально не трогающей.

В какие-то моменты зрителя не покидает ощущение, что он – участник эффектной компьютерной игры, где у героя одна цель – добежать до нужного пункта через горы человеческих трупов, жирных крыс, мертвых лошадей, пикирующих самолетов и подлых Гансов (так называют там фашистов) и остаться если не целым и невредимым, то хотя бы живым.

Отличие здесь одно: дополнительной жизни у героев нет, второго шанса уже не будет. 

Сюжет «1917» можно уместить в один абзац: два младших капрала, хорошо читающие карты – Том Блейк (Дин Чарльз-Чепмен) и Уильям Скофилд (Джордж Маккей), – получают от начальства сложное задание. Они должны прорваться через опасную территорию к своим войскам, расположенным в девяти милях, и предупредить их о том, что наступление нужно отложить – немцы заготовили ловушку. Если парни не успеют, то 1 600 человек, в том числе и родной брат одного из капралов, погибнут.

Собственно, весь фильм – ни что иное, как путешествие сквозь вражескую территорию, военное роуд-муви, в котором все как в кошмарном сне: кругом ад, все горит, плавится, смердит трупами и разлагается, а они бегут от пуль и обезумевших от войны людей, которые все время пытаются их убить. И нельзя остановиться ни на секунду, во-первых, потому что враг не дремлет, а во-вторых, нужно успеть доставить приказ до рассвета и начала военной операции. 

Главный недостаток картины «1917» и одновременно ее достоинство, как бы это ни странно звучало, – игнорирование приемов классической драматургии, во всяком случае в том их экранном виде, к которому мы привыкли. Здесь нет никаких специально вложенных антивоенных и гуманистических месседжей, душещипательных сцен и трогательных прощаний. Умирают здесь не как в кино, а как на войне – быстро и без излишних сантиментов: только что человек рассказывал о своей жизни, одна секунда – и его уже нет, зритель даже не успевает включить эмпатию и проронить хотя бы скупую слезу. 

Но если при просмотре фильма не пытаться подключать свое рацио, не вспоминать другие военные драмы (а потрясающих фильмов на эту тему немало), не придираться к вторичности использованных образов, а воспринимать «1917» как фильм - ощущение, как фильм-катастрофу, то можно выйти после сеанса под большим впечатлением. Ведь благодаря безупречной, почти «бесшовной» работе 70-летнего корифея, оператора Роджера Дикинса на поле боя не британские капралы, а ты. 

Эффекта присутствия Дикинс добивался непрерывным дублем (на самом деле там есть незаметные монтажные склейки). Киноэксперты в один голос твердят, что для того чтобы снимать кино одним дублем, режиссер должен иметь крепкие…назовем это нер­вы. Так вот, у Дикинса крепкие нервы – многократный номинант «Оскара», получивший заветную статуэтку лишь однажды – за киноленту «Бегущий по лезвию 2049», на этот раз расстарался так, что наверняка получит и второго «Оскара» в этом году. 

При всей эмоциональной холодности и вторичности картины драма Мендеса в каком-то смысле революционная: она, как и ее герой в одной из финальных сцен, бежит не вдоль, а поперек всего и задает тренды кинематографа будущего. Чтобы там ни говорил Скорсезе, а кино все больше превращается в аттракцион, только у Мендеса этот аттракцион вышел страшным и бессмысленным, как и сама война. В «1917» нет никакой романтизации военной тематики, война там – это горы трупов, бесчисленные смерти и страх, страх, страх. Да и героев здесь не воспевают и почти не благодарят, но они все равно делают свою работу, чего бы им это ни стоило. Что же, наверное, это лучшая превентивная мера от желания еще раз повоевать.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif