Перейти к основному содержанию

692 просмотра

Этично ли носить сумку из крокодиловой кожи?

Владельцы крокодильих ферм устанавливают этические стандарты производства

Фото: Shutterstock

Владельцы крокодильих ферм устанавливают этические стандарты производства, чтобы снизить обеспокоенность клиентов по поводу условий содержания животных. На такие меры бизнес пошел после того, как многие премиальные бренды по примеру Chanel начали отказываться от использования кожи экзотических животных.

На крокодильей ферме Le Croc смотритель Мадалицо Чикилия поднимает трехмесячную рептилию, чтобы разглядеть ее поближе. Примерно через два с половиной года крокодила забьют, чтобы изготовить из его кожи сумку, ремень или обувь. С помощью новой программы контроля цепочки поставок потребители смогут проследить историю происхождения этого товара не только до фермы, где был выращен крокодил, но и непосредственно до загона, за который отвечает Чикилия.

Такие меры были приняты после того, как покупатели товаров класса люкс стали все чаще проявлять беспокойство по поводу происхождения сырья и технологии производства. «Нет никакой необходимости убивать живое существо ради моды», – говорит 29-летняя Хейли Тайс, графический дизайнер из Массачусетса. Раньше она покупала товары из натуральной кожи, но два года назад перестала это делать из этических соображений. Сейчас она пользуется «веганской» сумочкой класса люкс от дизайнера Анджелы Рой стоимостью $240.

Le Croc – это одна из пяти крупнейших южноафриканских крокодильих ферм. На долю этой пятерки приходится примерно 20% всей кожи нильского крокодила, используемой на рынке предметов роскоши объемом $300 млн. Сегодня компания принимает самое активное участие в выработке этических стандартов для производителей кожи. В Le Croc надеются, что большая прозрачность и более совершенное производство помогут погасить ту волну возмущения, которая усилилась в том числе после фильмов организации «Люди за этичное обращение с животными» (PETA), где зафиксированы многочисленные случаи жестокого обращения с животными.

В декабре прошлого года от использования кожи экзотических животных отказался французский модный дом Chanel. В начале 2019 года британская сеть магазинов Selfridges заявила о том, что в следующем году будет введен запрет на продажу товаров из кожи экзотических животных. Об отказе от продвижения продукции из экзотической кожи сообщила Prada, итальянский производитель предметов роскоши. Об этом после столкновения с представителями PETA на ежегодном собрании акционеров в апреле 2018 года заявил глава компании Карло Мацци.

По мнению аналитиков, поиск путей решения важных для потребителя этических вопросов становится все более важным для крупных домов моды. «Бренды ищут поставщиков, которые соблюдают этические нормы: они стоят того, чтобы в них инвестировать, и для категории компаний, бизнес которых, так скажем, немного спорный, это имеет все большее значение», – говорит Клаудия Д’Арпизио, партнер миланского офиса консалтинговой фирмы Bain & Co. По словам эксперта, новый подход также «имеет огромное значение для миллениалов и молодого поколения». По данным Bain, если в 2017 году доля представителей поколений Y и Z на рынке премиальных товаров составляла 32%, то к 2025 году она вырастет до 55%.

Товары из кожи экзотических животных составляют лишь небольшой процент от общего объема продаж предметов роскоши, но именно они представляют интерес для особо взыскательной категории покупателей. Например, дамская сумка средних размеров из крокодиловой кожи Zumi от фирмы Gucci продается за $36 тыс. Стоимость другой культовой сумочки, Birkin от Hermѐs, в версии из кожи нильского крокодила, в розничных магазинах, как правило, не указывается, однако уже бывшие в употреблении крокодиловые сумки продаются по цене от $35 тыс. до 50 тыс. На сайте компании LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton указано, что сумки Capucines PM из кожи аллигатора доступны по цене $30,5 тыс.

С аналогичными проблемами столкнулись и другие отрасли. На фоне обеспокоенности по поводу «кровавых алмазов», из-за которых в Африке не угасают вооруженные конфликты, в 2002 году в алмазной промышленности была принята программа сертификации, цель которой – успокоить потребителей и не допустить появления на рынке камней с темной историей. «Это было очень важно для отрасли, поскольку нужно было поддерживать спрос на продукцию, особенно в премиальном сегменте, ориентированном на западных потребителей», – говорит Пол Зимниски, нью-йоркский аналитик алмазного рынка.

В индустрии моды большинство премиальных брендов уже внедрили свои собственные принципы работы с поставщиками и внимательно следят за развитием международных стандартов. В мае группа компаний Kering SA, владеющая брендами Gucci, Balenciaga и Alexander McQueen, опубликовала 44-страничный документ, где описаны все необходимые стандарты содержания конкретных видов животных, включая крокодилов. «Улучшение условий содержания животных должно быть обязательным условием работы в нашей отрасли», – заявляет на сайте компании Мари-Клэр Даво, директор по устойчивому развитию Kering.

В Южной Африке этический тренд пока только начинает набирать обороты; пока ни один крупный модный дом, продающий товары класса люкс, публично к этим усилиям не присоединился. Основные принципы программы под названием «Экзотическая кожа Южной Африки» требуют, чтобы фермеры ограничивали количество крокодилов в загонах, обеспечивали им надлежащее питание и гуманный забой. В Le Croc каждому животному присваивается идентификационный номер, по которому можно отследить путь крокодиловой кожи от загона до сумки.

Компания реализует эту пилотную программу совместно с южноафриканским производителем Cape Cobra Leathercraft, чьи товары под маркой Cape Cobra продаются через 15 ритейлеров в Южной Африке. Также компания представлена в восьми бутиках в таких американских городах, как Рай в штате Нью-Йорк и Палм-Бич в штате Флорида, в магазинах нигерийского Лагоса и в Лондоне. Cape Cobra производит товары и для других брендов, однако представители компании отказались уточнять, кто именно является ее клиентами.

На оживленной фабрике и в ярком шоуруме фирмы в Кейптауне Cape Cobra разрабатывает, производит и продает различные изделия из крокодиловой кожи, включая темно-коричневые компьютерные сумки ($9500), блестящие красные вечерние клатчи ($2650) и кошельки защитного зеленого цвета ($750). Сумки среднего размера из крокодиловой кожи продаются по цене от $3850 до 6500.

Около восьми месяцев назад Cape Cobra начала продавать сумки со специальными картами с QR-кодом – покупатели могут отсканировать его и таким образом узнать идентификационный номер животного, из кожи которого была сделана сумка. Правда, пока покупателям приходится связываться с Cape Cobra по телефону и запрашивать у компании либо в организации Exotic Leather South Africa информацию о ферме, где было выращено животное. Планируется, что в будущем потребители смогут получить доступ ко всей этой информации при помощи только QR-кода.

По словам Роберта Шафера, управляющего директора Cape Cobra, клиенты, в первую очередь молодежь, на новые карты отреагировали положительно – по сравнению с прошлым годом розничные продажи выросли почти на 30%.

39-летняя Юстина Димерска, партнер инвестиционной компании из Далласа, открыла для себя бренд Cape Cobra во время деловой поездки в ЮАР пять лет назад. Сейчас она ждет доставки уже шестой сумочки этого бренда. Как отмечает Юстина, ей импонирует мысль, что эти сумки были изготовлены самым ответственным образом и что покупки именно в этой компании позволили ей больше узнать о системе поставок сырья. «Я всегда полагала, вероятно ошибочно, что если сумка изготовлена известным брендом, то история ее происхождения совершенно этичная. Но теперь, познакомившись с Cape Cobra, я более осведомлена в этих вопросах», – говорит она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

353 просмотра

Все, что вы хотели знать о горных лыжах

Смотрим тематические фильмы в компании эксперта

Фото: Shutterstock

История Золушки, Красавица и Чудовище, низвергающие богов герои – все это есть в фильмах, построенных на теме горнолыжного спорта. Но также в них зашифрованы отражения технологических и маркетинговых войн, бушующих на рынке горнолыжной экипировки. Увидеть их «Курсиву» помог эксперт Илья Иващенко, консультант Limpopo Outdoor.

Индустрию взрастили семейные предприятия

Лыжи или сноуборд? Классика или карвинг? Целина фрирайда или гладкий склон курорта? Тысячи лет назад, когда человек впервые встал на лыжи, такие споры не имели оснований. Пионеры освоения нового транспортного средства известны – о них свидетельствуют наскальные изображения в Норвегии. 

Европа остается мировым законодателем мод в горных лыжах по сей день, только эпицентр индустрии сместился южнее, в Альпы. В XX веке большое число европейских семейных предприятий, работающих в горнолыжной сфере, включилось в технологическую гонку. Этот процесс выкристаллизовал лучшее снаряжение, но семейный характер бизнеса сохранил лишь австрийский Fisher. Остальные предприятия выросли, акционировались и стали транснацио­нальными корпорациями.

Памятником той эпохе может служить фильм «Трое на снегу» (Drei Männer im Schnee, 1974, ФРГ). Кинематографисты выложили все козыри германской горнолыжной индустрии тех лет. В кадр попали ратраки, которые тогда еще были редкостью – специальные гусеничные машины, разглаживающие горнолыжные склоны для лучшего управления лыжами. Главный герой одет в специальный горнолыжный костюм – тоже новинка того времени, до начала 70-х специальной горнолыжной одежды по сути не существовало, а та, что была, создавалась скорее для подиумного дефиле. У героя есть горнолыжный шлем – массовое производство шлемов для горных лыж было налажено в 1973 году именно в Европе. До этого не существовало ни единого стандарта, ни требований по безопасности спортсменов, что при падениях на трассах приводило и к летальным исходам. Наконец, лыжи, ботинки и крепления, мелькающие в кадре, – все это производства фирмы, которой давно нет на рынке.

Хотя, судя по фильму, возможности для лыжников она предоставляла очень широкие. 

За лыжами… в кино

Лыжи и ботинки в горнолыжном спорте имеют решающее значение. Как их выбрать? Илья Иващенко советует посмотреть этап чемпионата мира по горным лыжам и выбрать любой из понравившихся брендов. Далее купить модель продвинутого уровня – и ее возможности обеспечат много лет лыжного прогресса.

Не любите спортивные мероприятия – пожалуйста, франко-швейцарский фильм «Сестра» (L’enfant d’en haut, 2012). Это криминальная драма о подростке, который промышляет воровством горнолыжного снаряжения – выбирая, понятно, самое лучшее. Пожалуй, это единственный фильм, где нет рекламной цензуры и в кадре представлено все многообразие лыжных моделей.

«То, что в фильме мелькают исключительно европейские модели, – это отражение ситуации на рынке, где им нет конкуренции», – говорит Илья Иващенко.

Другая маркетинговая крайность кинематографа – когда из кадра удаляются даже намеки на бренды. Этим отличились фильмы «И целого мира мало» (The World Is Not Enough, 1999), «Замерзшие» (Frozen, 2010), «Горные акулы» (Avalanche Sharks, 2014). А создатели фильма «Один зимний уикенд» (One Winter Weekend, 2018) и вовсе придумали несуществующий бренд – Cyan. Впрочем, маркетинговые приемы расширяются, и велика вероятность того, что подобный бренд и в самом деле будет искать свою нишу на рынке, считает эксперт. 

Маркетинг на старте

Массовые примеры появления маркетинга как науки в кинопространстве заметны по таким картинам, как «Лыжный патруль» (Ski Patrol, 1989) и «Лыжная школа» (Ski School, 1990). Детали экипировки, бренды – их невозможно игнорировать, они крупными планами вмонтированы в фильмы с первых кадров. «Лыжная школа» выделяется такой режиссерской находкой: проигравший в главной гонке персонаж в сердцах выбрасывает свою пару лыж. Детальное изучение этих кадров показывает, что оба спортсмена использовали лыжи одной марки, таким образом через фильм компания сигнализировала рынку о смене флагманской модели. 

Любопытно и то, как в кино отражается история противостояния лыж и сноуборда. К примеру, в двух названных фильмах сноу­борд появляется от силы пару раз, да к тому же персонажи-сноу­бордисты намеренно показаны хулиганами-анархистами. Но уже в «Лыжной школе-2»(Ski School 2, 1994) сноубордисты становятся полноправными пользователями горнолыжных склонов. То же самое нам демонстрирует и фильм «Машина времени в джакузи» (Hot Tub Time Machine, 2010) – по сюжету герои попадают в 1986 год, и авторы постарались создать соответствующую тому времени картину, в том числе и в вопросах горнолыжной экипировки: яркие неоновые расцветки комбинезонов не дадут зрителю скучать.

Как нам организовать свою «Солнечную долину»

Казахстанские горы тоже были площадкой для создания фильма, ключевая сцена в котором отдана лыжам – «Отель «У погибшего альпиниста» (1979). Главный герой, детектив, раскрывая убийство в горном отеле, обнаруживает там группу инопланетян. В финале они устраивают попытку бегства на горных лыжах. Фильм снимали близ Алматы, в урочище Туюк-Су, сейчас здесь построен отель «Ворота Туюк-Су».

Алматинские горы кажутся идеальным местом для развития горнолыжного отдыха. К примеру, в Европе в городах, соседствующих с горами, горными лыжами увлечена пятая часть населения. В Алматы же в эту форму досуга, по оценкам Ильи Иващенко, вовлечены около 10 тыс. человек. Причина тому – существенные просчеты в организации такого вида отдыха.

Между тем рецепт успеха горнолыжных курортов давно известен и детально раскрыт в классической американской картине «Серенада Солнечной долины» (Sun Valley Serenade, 1941). Это первый в истории фильм с горнолыжной тематикой, создающий именно то рождественское настроение, которого лишены наши отечественные горные площадки, в большинстве своем так и не выросшие из формата «спортивно-туристических баз».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif