Перейти к основному содержанию

687 просмотров

Этично ли носить сумку из крокодиловой кожи?

Владельцы крокодильих ферм устанавливают этические стандарты производства

Фото: Shutterstock

Владельцы крокодильих ферм устанавливают этические стандарты производства, чтобы снизить обеспокоенность клиентов по поводу условий содержания животных. На такие меры бизнес пошел после того, как многие премиальные бренды по примеру Chanel начали отказываться от использования кожи экзотических животных.

На крокодильей ферме Le Croc смотритель Мадалицо Чикилия поднимает трехмесячную рептилию, чтобы разглядеть ее поближе. Примерно через два с половиной года крокодила забьют, чтобы изготовить из его кожи сумку, ремень или обувь. С помощью новой программы контроля цепочки поставок потребители смогут проследить историю происхождения этого товара не только до фермы, где был выращен крокодил, но и непосредственно до загона, за который отвечает Чикилия.

Такие меры были приняты после того, как покупатели товаров класса люкс стали все чаще проявлять беспокойство по поводу происхождения сырья и технологии производства. «Нет никакой необходимости убивать живое существо ради моды», – говорит 29-летняя Хейли Тайс, графический дизайнер из Массачусетса. Раньше она покупала товары из натуральной кожи, но два года назад перестала это делать из этических соображений. Сейчас она пользуется «веганской» сумочкой класса люкс от дизайнера Анджелы Рой стоимостью $240.

Le Croc – это одна из пяти крупнейших южноафриканских крокодильих ферм. На долю этой пятерки приходится примерно 20% всей кожи нильского крокодила, используемой на рынке предметов роскоши объемом $300 млн. Сегодня компания принимает самое активное участие в выработке этических стандартов для производителей кожи. В Le Croc надеются, что большая прозрачность и более совершенное производство помогут погасить ту волну возмущения, которая усилилась в том числе после фильмов организации «Люди за этичное обращение с животными» (PETA), где зафиксированы многочисленные случаи жестокого обращения с животными.

В декабре прошлого года от использования кожи экзотических животных отказался французский модный дом Chanel. В начале 2019 года британская сеть магазинов Selfridges заявила о том, что в следующем году будет введен запрет на продажу товаров из кожи экзотических животных. Об отказе от продвижения продукции из экзотической кожи сообщила Prada, итальянский производитель предметов роскоши. Об этом после столкновения с представителями PETA на ежегодном собрании акционеров в апреле 2018 года заявил глава компании Карло Мацци.

По мнению аналитиков, поиск путей решения важных для потребителя этических вопросов становится все более важным для крупных домов моды. «Бренды ищут поставщиков, которые соблюдают этические нормы: они стоят того, чтобы в них инвестировать, и для категории компаний, бизнес которых, так скажем, немного спорный, это имеет все большее значение», – говорит Клаудия Д’Арпизио, партнер миланского офиса консалтинговой фирмы Bain & Co. По словам эксперта, новый подход также «имеет огромное значение для миллениалов и молодого поколения». По данным Bain, если в 2017 году доля представителей поколений Y и Z на рынке премиальных товаров составляла 32%, то к 2025 году она вырастет до 55%.

Товары из кожи экзотических животных составляют лишь небольшой процент от общего объема продаж предметов роскоши, но именно они представляют интерес для особо взыскательной категории покупателей. Например, дамская сумка средних размеров из крокодиловой кожи Zumi от фирмы Gucci продается за $36 тыс. Стоимость другой культовой сумочки, Birkin от Hermѐs, в версии из кожи нильского крокодила, в розничных магазинах, как правило, не указывается, однако уже бывшие в употреблении крокодиловые сумки продаются по цене от $35 тыс. до 50 тыс. На сайте компании LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton указано, что сумки Capucines PM из кожи аллигатора доступны по цене $30,5 тыс.

С аналогичными проблемами столкнулись и другие отрасли. На фоне обеспокоенности по поводу «кровавых алмазов», из-за которых в Африке не угасают вооруженные конфликты, в 2002 году в алмазной промышленности была принята программа сертификации, цель которой – успокоить потребителей и не допустить появления на рынке камней с темной историей. «Это было очень важно для отрасли, поскольку нужно было поддерживать спрос на продукцию, особенно в премиальном сегменте, ориентированном на западных потребителей», – говорит Пол Зимниски, нью-йоркский аналитик алмазного рынка.

В индустрии моды большинство премиальных брендов уже внедрили свои собственные принципы работы с поставщиками и внимательно следят за развитием международных стандартов. В мае группа компаний Kering SA, владеющая брендами Gucci, Balenciaga и Alexander McQueen, опубликовала 44-страничный документ, где описаны все необходимые стандарты содержания конкретных видов животных, включая крокодилов. «Улучшение условий содержания животных должно быть обязательным условием работы в нашей отрасли», – заявляет на сайте компании Мари-Клэр Даво, директор по устойчивому развитию Kering.

В Южной Африке этический тренд пока только начинает набирать обороты; пока ни один крупный модный дом, продающий товары класса люкс, публично к этим усилиям не присоединился. Основные принципы программы под названием «Экзотическая кожа Южной Африки» требуют, чтобы фермеры ограничивали количество крокодилов в загонах, обеспечивали им надлежащее питание и гуманный забой. В Le Croc каждому животному присваивается идентификационный номер, по которому можно отследить путь крокодиловой кожи от загона до сумки.

Компания реализует эту пилотную программу совместно с южноафриканским производителем Cape Cobra Leathercraft, чьи товары под маркой Cape Cobra продаются через 15 ритейлеров в Южной Африке. Также компания представлена в восьми бутиках в таких американских городах, как Рай в штате Нью-Йорк и Палм-Бич в штате Флорида, в магазинах нигерийского Лагоса и в Лондоне. Cape Cobra производит товары и для других брендов, однако представители компании отказались уточнять, кто именно является ее клиентами.

На оживленной фабрике и в ярком шоуруме фирмы в Кейптауне Cape Cobra разрабатывает, производит и продает различные изделия из крокодиловой кожи, включая темно-коричневые компьютерные сумки ($9500), блестящие красные вечерние клатчи ($2650) и кошельки защитного зеленого цвета ($750). Сумки среднего размера из крокодиловой кожи продаются по цене от $3850 до 6500.

Около восьми месяцев назад Cape Cobra начала продавать сумки со специальными картами с QR-кодом – покупатели могут отсканировать его и таким образом узнать идентификационный номер животного, из кожи которого была сделана сумка. Правда, пока покупателям приходится связываться с Cape Cobra по телефону и запрашивать у компании либо в организации Exotic Leather South Africa информацию о ферме, где было выращено животное. Планируется, что в будущем потребители смогут получить доступ ко всей этой информации при помощи только QR-кода.

По словам Роберта Шафера, управляющего директора Cape Cobra, клиенты, в первую очередь молодежь, на новые карты отреагировали положительно – по сравнению с прошлым годом розничные продажи выросли почти на 30%.

39-летняя Юстина Димерска, партнер инвестиционной компании из Далласа, открыла для себя бренд Cape Cobra во время деловой поездки в ЮАР пять лет назад. Сейчас она ждет доставки уже шестой сумочки этого бренда. Как отмечает Юстина, ей импонирует мысль, что эти сумки были изготовлены самым ответственным образом и что покупки именно в этой компании позволили ей больше узнать о системе поставок сырья. «Я всегда полагала, вероятно ошибочно, что если сумка изготовлена известным брендом, то история ее происхождения совершенно этичная. Но теперь, познакомившись с Cape Cobra, я более осведомлена в этих вопросах», – говорит она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

209 просмотров

«Паразиты» прописались в истории наград премии «Оскар»

Впервые высшую награду получила картина не на английском языке

Фото: People

На 92-й церемонии вручения наград премии Американской кино­академии в номинации «Лучший фильм» победил южнокорейский фильм «Паразиты». Фильм, в котором сплетаются интрига, юмор и боль, рассказывает историю двух семей – двух миров, разделенных социально-экономическим статусом. В тот вечер историческая победа «Паразитов» принесла им четвертую статуэтку.

За всю историю премии «Оскар» на «Лучший фильм» было номинировано только 10 неанглоязычных фильмов. «Паразиты» также выиграли в номинациях «Лучший иностранный художественный фильм» (прежде эта категория называлась «Лучший фильм на иностранном языке») и «Лучший оригинальный сценарий», а режиссер фильма Пон Чжун Хо выиграл награду за лучшую режиссерскую работу. В одной из своих благодарственных речей он выразил признательность другим режиссерам-номинантам, включая Квентина Тарантино и Мартина Скорсезе, чей исторический фильм «Ирландец» был номинирован в 10 категориях, но не выиграл ни в одной из них.

Южнокорейский триллер в гонке за звание «Лучшего фильма» неожиданно обошел сильных соперников, особенно «1917», который стал кассовым хитом и завоевал множество других кинонаград, включая BAFTA. Драма о Первой мировой войне режиссера Сэма Мендеса выиграла три «Оскара»: за лучшую операторскую работу, лучший звук и лучшие визуальные эффекты.

Классовое отчуждение – больная тема нынешнего дня, благодаря чему «Паразиты» стали самым кассовым зарубежным фильмом прошлого года в США. В Голливуде у картины появились страстные поклонники, признавшие Пон Чжун Хо режиссером, который находится в своей лучшей форме. А после того как на церемонии вручения премии «Золотой глобус» режиссер призвал англоязычных зрителей не бояться «барьера из субтитров в один дюйм высотой», фильм на корейском языке получил признание и членов жюри «Оскара».

За роль Джуди Гарленд Рене Зеллвегер (Джуди) получила награду «Лучшая актриса», спустя 16 лет после своего первого «Оскара» за роль второго плана в «Холодной горе».

Награду «Лучший актер» получил Хоакин Феникс («Джокер»), который сбросил 24 кг и научился имитировать непроизвольный смех ради роли психически больного человека, все глубже увязающего в насилии.

Брэд Питт победил в номинации «Лучший актер второго плана» за фильм «Однажды в… Голливуде». В фильме Тарантино он играет Клиффа Бута, невозмутимого дублера-каскадера. Это первая победа Питта в качестве актера (он получил премию «Оскар» как один из продюсеров фильма «12 лет рабства»).

Лора Дерн – еще один ветеран Голливуда – выиграла награду «Лучшая актриса второго плана» за роль непреклонного адвоката по разводам в фильме «Брачная история». Это первый «Оскар» Дерн, которая была фаворитом на победу в номинации. Она посвятила победу своим вдохновителям и родителям – актерам Брюсу Дерну и Дайан Ладд.

Награду за лучший адаптированный сценарий получил Тайка Вайтити, новозеландский сценарист и режиссер фильма «Кролик Джоджо». Это комедийно-драматический фильм о мальчике, чей лучший друг – воображаемый Адольф Гитлер. Действие фильма, основанного на романе Кристины Люненс «Небеса в клетку», происходит в Германии времен Второй мировой войны.
 
Хотя «Джокер» лидировал по числу номинаций – 11, в итоге он получил только две награды. Композитор фильма Хильдур Гуднадоуттир победила в категории «Лучшая музыка к фильму». Режиссер «Джокера» Тодд Филипс признал, что напряженная виолончельная музыка Гуднадоут­тир сформировала ключевые сцены фильма. Исландка обошла мэтров Джона Уильямса, Александра Деспла, а также Томаса Ньюмана, который сочинил музыку к фильму «1917» и был номинирован на «Оскар» уже 15 раз, но ни разу не выиграл.

Легендарный творческий дуэт композитора Элтона Джона и песенника Берни Топина получил первый совместный «Оскар» за песню (I’m Gonna) Love Me Again, написанную для биографического фильма об Элтоне Джоне «Рокетмен». По словам Топина, эта награда «оправдывает те 53 года, что они вместе создают музыку».

«Американская фабрика» от Netflix, показывающая жизнь работников и управляющих китайской фабрики в Огайо, получила награду как лучший документальный полнометражный фильм. Среди спонсоров фильма была в том числе и продюсерская компания Барака и Мишель Обамы Higher Ground. «Оскар» за фильм был вручен продюсеру Джеффу Райхерту и режиссерам Стивену Богнару и Джулии Райхерт.

С учетом победы Лоры Дерн («Брачная история») в целом Netflix выиграл только в двух номинациях из 24, где были представлены фильмы стримингового сервиса. Учитывая, что Netflix обходили вниманием и на предыдущих церемониях, возникает вопрос: нет ли у голливудского жюри предубеждения против гиганта стриминга (или его широкомасштабных «оскаровских» рекламных кампаний), или же все объясняется причудами системы награждения?

Нэнси Хэй и Барбара Линг, в подробностях воссоздавшие Голливуд 1969 года для фильма «Однажды в… Голливуде», получили награду за лучшую работу художников-постановщиков. Художница по костюмам Жаклин Дюрран победила в категории «Лучший дизайн костюмов» за работу в фильме «Маленькие женщины». В номинации «Лучший грим и прически» победили стилисты и визажисты Кадзу Хиро, Энн Морган и Вивиан Бейкер, которые помогли Шарлиз Терон перевоплотиться в журналистку Мегин Келли для фильма «Скандал».

Звание «Лучшего анимационного полнометражного фильма» выиграла «История игрушек-4». С тех пор как эта категория была введена в 2002 году, студия Pixar одержала в ней уже 10 побед – больше, чем все остальные анимационные студии вместе взятые.
 
Церемонию открыло большое музыкальное представление с участием певицы и актрисы Жанель Монэ. Сначала она отдала дань уважения «мистеру Роджерсу» – покойному Фреду Роджерсу, которому посвящен недавний фильм «Прекрасный день по соседству». В песенно-танцевальном номере Монэ содержались отсылки и к тем, кто не получил никаких наград, в том числе к режиссерам-женщинам. В этом году на премию «Оскар» не была номинирована ни одна из них. 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif