Перейти к основному содержанию

313 просмотров

Этюд в красно-зеленых тонах

Кантемир Балагов рассказал о жизни послевоенного Ленинграда

Фото: Shutterstock

«Дылда» – вторая картина режиссера. В рамках программы Каннского кинофестиваля «Особый взгляд» работа удостоилась сразу двух наград: приза за лучшую режиссерскую работу и приза Международной федерации кинопрессы. 

Мы привыкли к тому, что многие фильмы о войне заканчиваются всеобщим ликованием. Ленты, где речь идет о послевоенных годах, чаще всего показывают большую стройку – люди, пережившие войну, с горящими глазами строят новую жизнь, с уверенностью глядя в светлое будущее. Но далеко не для всех война закончилась с последним выстрелом. Да, затягиваются раны, восстанавливаются дома, но как быть с перемолотыми в труху душами?

В какой-то степени фильм Кантемира Балагова основан на реальной истории. Он снят по одному из интервью из документального романа нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо», в котором есть все то, о чем не принято говорить вслух: насилие, аборты, убийства собственных детей ради выживания… Все то, через что прошли в те годы миллионы советских женщин. И все то, с чем они были вынуждены жить после.

Война в «Дылде» осталась в прошлом, но отпустить ее никак не получается. Она живет в искалеченном городе, полном отголосков голода, страха, смерти. В людях, которые пытаются жить, строить отношения, но не могут дать друг другу ничего из того, что им действительно нужно. И не потому, что не хотят. А потому, что, скорее, нечего.

Действие фильма разворачивается первой послевоенной осенью 1945 года в Ленинграде. В центре истории – болезненные отношения подруг-зенитчиц Ии (Виктория Мирошниченко) и Маши (Василиса Перелыгина), которые после демобилизации пытаются вернуться к мирной жизни. Но при этом «Дылда» – это нечто большее, чем рассказ о двух подругах. Балагов препарирует дружбу людей, объединенных общей травмой. Дружбу, в которой любовь и жертвенность тесно переплетаются с брезгливостью и презрением.

Как и в дебютной «Тесноте», режиссер передает эти отношения не только с помощью диалогов и великолепной актерской игры, но и с помощью цвета. Ленинград в объективе оператора Ксении Середы словно на холстах фламандских художников залит желтым неживым светом. Принявшей мир «Дылде» Ие Балагов отдает зеленый, а не отпустившей войну Маше – кроваво-красный. Постепенно окружающее пространство расцвечивается зеленым и противостоящим ему красным. И эта игра цвета становится еще и основным саундтреком. Музыка, как и подробности жизни героев и война, здесь вынесена за скобки.

Действие, пропитанное послевоенной меланхолией, развивается медленно и тягуче, время от времени рассыпаясь на ряд эпизодов – историй второго плана, которые порой яркими штрихами, а порой парой акварельных мазков создают настроение картины. Например, парализованный солдат и его жена, просящие об эвтаназии. Или четырехлетний мальчишка, играющий с ранеными солдатами в игру, где надо изобразить животных. Единственное животное, которое он узнает, – это птица. А когда ему достается изобразить собаку, он молчит. Ему подсказывают: «гав-гав», но он не понимает. Он никогда не видел собак. Потому что в блокаду их съели. 

В фильме нет убийств, крови, насилия, но в какой-то момент становится не просто страшно, а жутко. Именно потому, что это – правда. 

А еще в фильме нет ни одного изображения Сталина, Ленина и прочих элементов, характерных для советского времени. Есть тщательно воссозданный художниками послевоенный Ленинград – с коммунальными квартирами, трамваями, госпиталем. Страна Советов лишь изредка мелькает в кадре каким-нибудь случайным плакатом. В остальном же пространство фильма – внесоветское, внеполитическое. И за это Кантемира Балагова хочется поблагодарить отдельно. Ведь, действительно, война калечит души независимо от страны и социального строя и не щадит никого – ни победивших, ни проигравших, ни детей, ни взрослых.

1242 просмотра

Казахстанские fashion-модели, продолжившие успешную карьеру за границей

Они покоряют мир и зарабатывают десятки тысяч долларов

По оценке некоторых представителей модельного бизнеса, за последние два года из страны выехали около ста девушек-моделей, которые были востребованы в отечественной fashion-индустрии, но решились на трудовую миграцию в надежде на более высокие доходы. «Курсив» связался с теми из них, кто не жалеет о сделанном выборе.

Катя Краснова: работа в США, учеба в России

Катя Краснова – одна из самых известных моделей Казахстана, ее талант никогда не ограничивался рамками подиума. Помимо длинного списка «the best of» в мире моды, Катя Краснова работала над собственными проектами в области кино и телевидения. 

Сейчас Катя живет в Лос-Анджелесе (США) и сотрудничает с модельным агентством EMG Models. Параллельно развивает собственные интернет-проекты и в дистанционном формате учится в Московском институте психоанализа (это третье высшее образование).

Переезд за границу Катя называет рулеткой. В 2017 году, когда она решила поменять свою жизнь, вариантов было два: Китай или США.

Некоторое время ей пришлось поспевать за ритмом модельной жизни двух континентов.

Чтобы жить и работать в Китае, обязательно знание китайского языка. Вся fashion-индустрия страны сосредоточена в двух городах: Шанхае и Гонконге. Несколько месяцев ушло, чтобы стать участником китайских модельных групп и получить первую работу. 

В Америке не было языкового барьера, однако и тут все складывалось непросто. Чтобы заявить о себе, нужно отправлять письма с портфолио на email-адреса агентств. Но они получают тысячи таких писем ежедневно. Правда, любое агентство дает шанс обойти бюрократические процедуры, еженедельно проводя open call. Но и в этом случае вывод «возможно, вы нам подходите» завершается рекомендацией прислать резюме на email. 

Сравнивая работу модели в разных странах, Катя Краснова отмечает, что в Казахстане модельная карьера для нее всегда была на втором месте – после телевидения и проведения ивентов. Поэтому она могла участвовать в ограниченном количестве модельных работ, доход от которых составлял не более $1 тыс. в месяц. В США уровень дохода другой: Катя признается, что ни разу не получила кастинга дешевле $500, а максимальная сумма составила $10 тыс. 

Кристина Менисова: карьеру подтолкнул фан-клуб

Подиумная модель бренда La Perla, обложки журналов, рекламные билборды…Свою карьеру Кристина Менисова, обладательница экзотической «эфиопской» внешности, оценивает как успешную. 

Страну Кристина покинула не в погоне за популярностью мирового масштаба. В Казахстане она училась на оперную певицу и по программе обмена студентами уехала в Италию. А там все время было занято учебой, и попыток выйти на подиум она не делала.

Позже Кристина Менисова переехала в Лос-Анджелес, где пыталась заключить контракт с модельными агентствами. Первые попытки были безуспешны, Кристина даже думала оставить эту идею. Однако фан-группа модели через Instagram требовала проявить больше настойчивости – и девушка продолжила поиски. 

Сейчас Кристина работает как модель для онлайн-магазинов, например, Fashion Nova, Pretty Little Thing. Также она получает дивиденды от показов по телевидению рекламных роликов с ее участием. В США ежемесячный доход Кристины составляет $10 тыс., в Казахстане она столько получала за год работы в моделинге. 

Карина Бейлина: модель и дизайнер ювелирных украшений

Работать перед камерой Карину Бейлину научила мама, профессиональный фотограф. В 14 лет Карина окончила школу моделей и стала сотрудничать с Kazakhstan Fashion Week, снималась для журналов. Доход от работы в тот период Карина характеризует как плавающий, непостоянный:

«Были времена, когда я зарабатывала $500 в месяц, бывали и такие, когда не зарабатывала ничего, – вспоминает она. – Самым запоминающимся гонораром для меня была съемка за $1 тыс. для напитка Aport».

В 19 лет Карина переехала в Австралию на учебу. Первое время работала фриланс-моделью на полставки. Окончив университет, подписала контракт с самым первым модельным агентством Австралии Viviens’s Models. Снималась для местных брендов, таких как Seafolly и Bras’n’things, снялась для рекламы телефонов LG и многих других брендов. 

Спустя год Карина переехала работать в Милан, где сотрудничала с Etro, Rocco Barocco, Paul & Shark и Trasparenze. Карина признается, что заработанные деньги всего лишь покрыли расходы на проживание, путешествия и перелеты, но ни разу она не испытывала страха за будущее или неуверенности.

Сейчас Карина снова в Сиднее, где учится на дизайнера ювелирных украшений. Работа моделью создает финансовую стабильность: ежедневный заработок колеблется от $250 до $3 тыс. Хотя в месяц может быть всего лишь три предложения о работе, доход позволяет оплачивать путешествия и учебу. В будущем Карина планирует собственный бизнес.

Елена Краузе: работа модели может быть без стрессов

Елена Краузе не считает свою карьеру в Казахстане звездной. Она жила в Усть-Каменогорске, откуда выбиралась в Алматы или Москву для работы над рекламными проектами. Доход от них был незначительным, основной работой Елена считала позицию арт-директора ночного клуба.
Задержавшись однажды в Москве, она оттуда перебралась в Италию, а затем в Германию. Накопив на отпуск, поехала на Бали, где и живет уже два года. Изначально были планы исключительно на отдых, но вместо этого Елена окунулась в бурный водоворот местной модной тусовки.

Оказалось, чтобы попасть туда, не обязательно даже обладать внешностью и навыками профессиональной модели – достаточно иметь регулярно обновляемую страничку в Instagram.

На Бали вообще весь бизнес развивается через эту социальную сеть. Через нее распространяется информация о себе, появляются новые контакты и предложения о работе. Так, в первую же неделю пребывания на Бали Елена смогла составить график работы на следующий месяц. 

Елена отмечает открытость местных людей к сотрудничеству, легкую и дружелюбную атмосферу, выгодно отличающиеся от стрессов и требовательности мира европейской моды. «Даже на показах серьезных брендов нам говорят: главное – получите от этого удовольствие», – рассказывает она. 

На Бали работает множество австралийских и европейских брендов. Минимальная модельная ставка – $100 в час, но чаще – выше. Средний дневной заработок модели здесь – $500, столько Елена зарабатывала в Казахстане в месяц. Помимо этого Елена Краузе развивает собственный онлайн-бизнес, также связанный с фотографией, моделингом и рекламой. С учетом этого совокупный месячный доход казахстанской модели составляет $3 тыс.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций