Перейти к основному содержанию


1 просмотр

20 интересных ресторанов и баров Тель-Авива и Иерусалима

Лучшие адреса для отпуска в Израиле

Фото: FrauTori/Shutterstock

«Афиша Daily» поделилась подборкой отличных заведений в Тель-Авиве и Иерусалиме.

Тель-Авив

Anita Gelato

Кремообразное мороженое-джелато по дороге на пляж

Горожане говорят, что Тель-Авив похож на Майами-Бич: небоскребами, тусовками, близостью к воде и 30-градусной жарой. По дороге на пляж из старого города Яффо на вполне предсказуемый случай зноя недалеко друг от друга расположились джелатерии Anita. Рецептура и качество ингредиентов удовлетворяют строгие итальянские законы производства: натуральную пасту делают на месте, только джем покупают в Италии. Мороженое делится на кремовое, веганское, йогуртовое и без сахара. В линейке вкусов – тирамису и фисташки, маскарпоне и рикотта, крема-каталана и вишня, лимончелло, а кроме того, сорбет из арахисовой пасты, манго, арбуза и мяты, чизкейка, шоколада и брецеля, банана и брауни – всего более 70 видов.

Romano

Кафе при радиостанции Teder.fm

Сначала немного расскажем о пространстве целиком: в нем базируется стильная радиостанция Teder.fm. Раньше она просто была сезонной (летней) радиоточкой, теперь превратилась в полноценное ежедневное заведение с баром и пиццерией, откуда по вечерам ведутся эфиры, там же проводятся живые концерты. Romano советуем воспринимать в контексте этих вечеринок и очень хороших диджейских сетов, которые будут сопровождать ваш обед или ужин. Кафе очень простое с виду. Еда тоже выглядит просто, однако приготовлена с большим вниманием к деталям и с хорошим вкусом. Здесь заботятся об экологии – хлеб-сэндвич, например, приносят в бумажных пакетах, которые нужно использовать как тарелки.

Рынки Тель-Авива

Современный рынок Sarona, аутентичный Carmel и средиземноморский Levinsky

Sarona окружают ухоженные домики, построенные немцами, поэтому этот рынок называют немецким рынком. Внутри рынка торговые ряды чередуются с кафе и кофейнями: возле прилавка с халвой наливают японский рамен, по соседству с производством тхины грузинские евреи торгуют хачапури с оливками и капустой. Тут же крафтовое пиво, стейки, сушеные иссоп и заатар, пекарни с халой.

Аутентичный Carmel условно разделен на три секции: одежда, украшения и амулеты ручной работы, затем – кофе и сладости и в конце – лавочки с фруктами и овощами. На выходе есть магазин, где продают косметику Мертвого моря. Рынок просыпается в 8 утра и закрывается в 18.00.

Рынок Levinsky получил название в честь писателя Эльханана Левинского. Сначала, в 1920-х годах, сюда на кораблях привозили продукты из Греции. Слава средиземноморского рынка закрепилась за ним и продолжается по сей день. Тут можно найти турецкие сыры и настоящий иракский творог, греческие маслины и балканскую долму, персидские лимоны, болгарские соленья, грузинские специи, узбекские сухофрукты, итальянскую рождественскую выпечку панфорте, эфиопский перец, китайские соусы и индийскую черную горчицу.

Meatmarket

Мясной ресторан на рынке «Кармель»

View this post on Instagram

В августе 2017 года я выпустила материал о Свете Ханинаевой @svetacooks в серии об уехавших жить и работать в разные страны мира русских поварах. Света, бывший су-шеф @saxonandparole_msk, уехала в Израиль. В тексте она рассказывает о том, как работала в том числе в мясной лавке-ресторане Meatmarket на тель-авивском рынке «Кармель». Я место ооочень хорошо запомнила. По какой-то причине (вы поймете сейчас что я тех-it-лох), все это время, с августа прошлого года, при захождении в фейсбук на ноутбуке у меня открывалась страница этого места (когда-то открытая мной чтобы вставить ссылку в статью на @afishadaily). И вот я сегодня там поела. Была уверена что будет здорово и так и есть. Один из лучших тартаров из говядины в моей жизни. Мясо, оливковое масло, чуть соли и черного перца. ВСЁ. Хотя я спросила при заказе есть ли там лук или чеснок (я их не ем сырые), оказалось лук есть, сказали сделают без. Так что где там лук я не знаю и знать не хочу. В остальном – прекрасно если не смешивать с сильно кислой горчицей. Слишком кислое (уксус, цитрусовые) – второй после ~чеснок-лук~ бич израильской еды. #telavivannamaslovskaya #israelannamaslovskaya

A post shared by @ annamaslovskaya on

Один из лучших мясных ресторанов в городе. Самое важное тут — ничего не должно пропасть зря, даже кости от коровы. В лавке используют все части животного вплоть до последнего грамма мяса: из костей достают костный мозг, кости отправляются в коптильню и потом их отдают владельцам собак. Такой ответственный подход привил знаменитый мясник Ярон Кестенбаум, у него же в 25 метрах от Meatmarket – мясной ресторан M25.

Bistro 60

Милое кафе в старом городе

Меню ненавязчиво: захочется вам позавтракать с местным колоритом – приготовят шакшуку. Надоели фалафель и хумус – предложат европейские варианты: лосося с круассаном, тосты или мюсли. Во второй половине дня готовят средиземноморские блюда с влиянием испанской кухни – тапас, тортильи и разные морепродукты.

Social Club

Очень европейский ресторан с вином и коктейлями

View this post on Instagram

В Израиле поровну кошерных и не кошерных ресторанов. В первых едят религиозные евреи: в таких местах не готовят свинину, морских гадов, не подают одновременно мясо и молоко животных. У рыбы должны быть плавники и чешуя (скат, осётр, сом считаются трефными, некошерными). Качество продуктов, из которых собрано ваше блюдо, контролирует специально обученный человек - машгиах. Как думаете, на фото кошерная еда? #telaviv

A post shared by Polly (@pollystina) on

Это модное некошерное бистро с громкой музыкой, узкими проходами между столами, чеком выше среднего, хорошей подборкой вина и коктейлей: от классических мартини до авторских твистов на «Космополитен» (с пюре граната и имбирем) и мохито с мандарином. Заказать блюда можно а-ля карт или выбрать дегустационный сет: в сете для компании будут свежий хлеб и ряд закусок — ярко-розовое татаки из тунца на поджаренном тосте, шикарный ростбиф и кальмар с тахини. В качестве главного блюда можно заказать бургер, куриный эскалоп с орзо (итальянской пастой) на гарнир, пасту ручной работы с говяжьим филе, обжаренными на гриле овощами и прессованной икрой боттаргой.

Mapu

Дорогой ресторан известного шеф-повара возле Средиземного моря

Mapu, названный в честь улицы, на которой он расположен, занимает больше половины вестибюля отеля Prima City. Ресторан открыл популярный в Израиле повар Нир Цук.

Mapu получился дорогим кошерным рестораном. Ожидание блюда скрашивает домашний хлеб – обугленная фокачча, чиабатта и иерусалимский бублик бейгале, поданный с двумя соусами: томатной сальсой с белым хреном и пастой из виноградных листьев. Отдельная глава меню посвящена пасте – пять из шести вегетарианские. Основной курс придется по душе мясоедам: на тарелках будут огромные стейки из говяжьего или воловьего мяса или утонченно поданный шашлык с жареной картошкой и луковым конфи. В этом ресторане также нужно познакомиться с марокканскими пончиками сфиндж. Традиционно евреи готовят их на Хануку. Винная карта состоит только из израильских вин, подобранных шеф-поваром.

Hakosem

Волшебный фалафель в уличном кафе

Hakosem (в пер. с иврита – «Волшебник») славится фалафелем – нутовыми шариками, обжаренными во фритюре. Надкусив один, заметите, что внутри фалафель кричаще-зеленого цвета, это из‑за богатства зелени. Также здесь вкусная шаурма, разобранная или классическая, и хумус. Владелец кафе Ариель Розенталь вместе с двумя компаньонами даже написал книгу о хумусе. В ней он делится 13 рецептами, которые он вместе с друзьями собрал во время путешествий по городам Израиля и Палестины.

Hummus Ali Karavan Abu Hasan

Арабская столовая, где знают толк в хумусе

View this post on Instagram

Ahim Karavan Abu Hassan открыли арабы, при этом в очереди за хумусом больше евреев - еда объединяет, правда 🙌🏻 На стене текст из учения (может быть из Корана?) «Не делай никому ничего плохого, чтобы тебе не вернулось», на русском говорят так: как аукнется, так и откликнется. Живое место, тарелки мечут на стол и убирают быстрее, чем закончишь со своей порцией, а она ого-го! Неприлизанный, совсем безалаберный хумус для ооочень голодного человека. В нем ещё тертая фасоль, а в прикуску дают питы и свежий лук.

A post shared by Polly (@pollystina) on

Кафе открыли арабы, при этом среди посетителей больше евреев. В меню все порции можно разделить пополам и заплатить 14 шекелей вместо 20. Главные блюда – масабаха и хумус-фуль. Заказав первое, получите хумус с острым соусом, целые горошины нута и тхину. В фуль добавляют протертую красную фасоль. К намазкам приносят только питы и четыре четвертинки репчатого лука – его вприкуску.

Dr. Shakshuka

Еврейская яичница из двух яиц в старом городе

View this post on Instagram

Знакомьтесь, это Бино (то есть на фото - шакшука, а Бино дальше), он владелец и шеф-повар ресторанчика «Доктор Шакшука» в Яффе, в старом городе Тель-Авива. Ресторану больше лет, чем мне - он открылся в 1991 году, до этого Бино работал в таверне отца в 50 метрах от нынешнего места. Бино из тех, кто умело складываете легенды о самом себе, толстяк знает толк в самопире: говорит, что сидел в тюрьме за спекуляцию с долларами, участвовал в лондонском реалити-шоу и кормил шакшукой королеву Великобритании - так написано на бумажных клеёнках, разложенных на столах. Под потолком он развесил кухонную утварь, которую скупил на блошиных рынках Израиля. В «Докторе» работает вся его семья и Бино шутит, что сам он трудится 60 лет без выходных. В огромном макете шакшуки во внутреннем дворике, в старом ажурном зеркале, в плакатах с военных баз, в салфетках с его фотографией и в чугунных сковородках - тут его жизнь.

A post shared by Polly (@pollystina) on

Шакшука – атрибут типичного еврейского завтрака. Некоторые повара готовят зеленую шакшуку с листьями шпината, однако традиционно это блюдо из яиц, тушенное в соусе из помидоров (матбухе), перца, лукa и приправ. Кафе Dr. Shakshuka 28 лет управляет Бино, его вы узнаете по портретам на салфетках и клеенках, да и сам он часто бывает на кухне или в зале. За рестораном присматривает вся его семья — жена, дети, внуки. Бино же познакомился с индустрией, помогая отцу с его таверной, которая некогда располагалась в пятидесяти метрах от «Доктора».

Nahat

Редкий для Израиля хороший кофе и салаты

View this post on Instagram

Кофейня с кемексом, флетвайтом и так далее. Хорошо, но не отлично. Сильно скучаю по кофе в @chip_coffee и @coffeemania.ru. На фотографии фирменный салат – тазик кинзы и немного семечек, соуса, тхины и сыра. Официант два раза переспросил уверена ли я, ведь там «ооочень много кинзыыыы». Если бы я реально понимала сколько, не уверена что заказала бы. Но мне понравилось. При таком количестве ее яркий вкус потерялся. #telavivannamaslovskaya #israelannamaslovskaya

A post shared by @ annamaslovskaya on

С хорошим кофе в Израиле плохо. Поэтому кофейни, в которых можно получить хоть что‑то светлой обжарки, – на вес золота. Пусть в Nahat часто заварено не идеально, но все же лучше, чем у соседей. Кроме кофе тут есть еда: салаты и сэндвичи, пара десертов.

Alena

Отличные европейско-еврейские завтраки в ресторане при гостинице The Norman

Завтрак в ресторане Alena в гостинице The Norman – идеальное начало дня. Здорово, если вы остановились здесь. Если нет, на него легко попасть – достаточно прийти в правильное время. Можно сесть на улице, в небольшом зеленом саду или в помещении отеля – там очень красиво.

Port Saʼid

Место великолепного вкуса: в музыке, аудитории, закусках

Двор, в котором находится Port Saʼid, – один из самых густонаселенных в вечернее время, здесь одновременно сразу несколько хороших ресторанов: Santa Katarina (вкусная еда и длинная красивая продуваемая веранда) и Ma Pau. Музыка играет исключительная – с диджей-сетом здесь выступал, например, сирийский музыкант Омар Сулейман. В меню – мясные и вегетарианские закуски, пиво, вино, коктейли.

Hanan Hagaban

Магазин-сыроварня с израильскими камамбером, бри и моцареллой

11 лет назад израильтянин Ханан а-Габан поставлял в Америку лолли-поп китайского производства, затем в книге вычитал о ремесленных сырах и отправился в путешествие по Италии, Франции и Голландии. Он научился варить мягкие и твердые сыры – гауду, моцареллу, бри, камамбер, коровьи, овечьи и козьи. В некоторые Ханан добавляет пекан или шалфей – они вместе с авокадо и черри растут у него на огороде.

Иерусалим                                                                            

The Eucalyptus

Знаковый ресторан для знакомства с кошерной едой и обаятельным шефом, который ее готовит

«Эвкалипт» принадлежит шеф-повару Моше Бассону. Он иракский еврей, и его происхождение влияет на блюда, которые здесь готовят. Поговаривают, что ресторану около 32 года, и за это время он обзавелся рядом традиций: в завершение ужина шеф выносит огромную медную кастрюлю, звонко, словно в гонг, ударяет по ней крышкой. Затем Моше вызывает гостя, и тот помогает «колдовать»: считает вместе со зрителями до семи и снимает крышку, под которой прячется, навскидку, килограммов десять иракского плова –маклюбе. Его же религиозные еврейские семьи готовят перед Шабатом.

Фабрика тахини семьи Аль-Джабрини

Посмотрите, как делают ремесленную кунжутную пасту и попробуйте несколько ее видов

Производством тахини (тахины или тхины) – густой кунжутной пасты, одной из важных составляющих хумуса, – семья Аль-Джабрини занимается 154 года. Делают на месте, для этого одна из трех комнат магазина оборудована каменными печами, точильными камнями и мельницей с огромными базальтовыми жерновами, которые дробят семена кунжута в пыль. Хорошая тхина – однородная, такую и продают у Аль-Джабрини: белую из очищенного кунжута, бежевую – из неочищенного, красную – из печных семечек. Последнюю владелец советует есть вприкуску с виноградным медом – уваренным до консистенции меда виноградным соком. С этим медом на фабрике готовят кунжутные козинаки.

Satya

Некошерный ресторан с отличными винами и едой с индийским флером

В переводе с санскрита satyа означает «правда». Индийское влияние заметно в приправах, которыми сдабривают блюда. Внешне же ресторан европейско-средиземноморский: сервированные столики укутаны белыми скатертями, в центре небольшого зала – контактная барная стойка, а поодаль – стеллаж с хорошим израильским вином. Кухней заведуют три шеф-повара, и каждый отвечает за свое направление: мясное, рыбное и кондитерское. Действует и сет-меню, и а-ля карт. Сет начинается с закусок – мезе: на латунном подносе в центр стола ставят пышную халу – сдобный дрожжевой хлеб, вокруг нее «танцуют» тхина, протертые томаты, приправленные оливковым маслом и песто из кориандра.

Закуски сервируют в стол поштучно, чтобы вы поделились ими друг с другом: тут много овощей: цветная капуста, приготовленная альденте с лимоном и чесноком, свекольное карпаччо и пекан, исключение – рубленая печень с корнишонами и конфитюром и маленькие бутерброды-брускетты с тунцом, обсыпанным острыми специями. В качестве горячего блюда можно выбрать сезонные овощи с отличным соусом из японских грибов шиитаке, цыпленка в соусе из желтого карри или кукурузное ризотто с беконом и креветками. Десерт в сет-меню только один – мороженое из тхины.

Рынок Махане-Иегуда

Днем бок о бок торгуют арабы и евреи, ночью разворачивается танцевальная вакханалия

Рынок появился в конце XIX века, тогда там торговали только арабы. Затем он обрастал новыми секциями, деревянными прилавками и навесами, продавать свои товары начали и евреи. Свой нынешний облик рынок получил в середине 2000-х: на его территории построили стильные кафе и бары, начали проводить мастер-классы, а в 2011 году власти поддержали городскую живопись, и уличные художники раскрасили металлические ставни магазинов, бетонные поверхности, стены и мусорные баки. Вечером, после 20.00, рынок заполняет иерусалимская молодежь.

Mirror Bar в отеле Mammilla

Богатая коллекция израильских кошерных вин — можно и продегустировать, и увезти бутылку домой

Отель Mammilla спроектировал известный итальянский архитектор Пьеро Лиссони, он же автор элегантного зеркального бара на первом этаже отеля. Отправляйтесь в отель знакомиться с израильским виноделием – здесь исключительно кошерным, то есть когда всем процессом от сбора и изготовления вина до открытия бутылки занимаются иудеи. О бутылках, в частности, вам расскажут в баре и нальют на дегустацию лучшие образцы.

Domaine du Castel

Кошерная винодельня в поселке Яд-ха-Шмона – в тридцати минутах езды от Иерусалима

«Кастель» в числе 14 виноделен страны, вина которых получили официальные оценки выше 90 баллов (по стобалльной шкале) от The Wine Advocate Роберта Паркера –авторитетного мирового винного критика. Винодельню в кибуце Рамат-Разиель основали Эли и Моника Бен Закен в 1983 году, а в 2015 году пара обзавелась современным производством и виллой для дегустаций в поселке Яд-ха-Шмона. На 13 гектарах выращивают пять сортов винограда: мальбек, каберне, пти-вердо, мерло и шардоне, в год выпускают 150 тыс. бутылок. Самое знаменитое – фруктовый полнотелый пурпурный «Маленький Кастель», который выдерживают год в дубовых французских бочках.


165 просмотров

Этюд в красно-зеленых тонах

Кантемир Балагов рассказал о жизни послевоенного Ленинграда

Фото: Shutterstock

«Дылда» – вторая картина режиссера. В рамках программы Каннского кинофестиваля «Особый взгляд» работа удостоилась сразу двух наград: приза за лучшую режиссерскую работу и приза Международной федерации кинопрессы. 

Мы привыкли к тому, что многие фильмы о войне заканчиваются всеобщим ликованием. Ленты, где речь идет о послевоенных годах, чаще всего показывают большую стройку – люди, пережившие войну, с горящими глазами строят новую жизнь, с уверенностью глядя в светлое будущее. Но далеко не для всех война закончилась с последним выстрелом. Да, затягиваются раны, восстанавливаются дома, но как быть с перемолотыми в труху душами?

В какой-то степени фильм Кантемира Балагова основан на реальной истории. Он снят по одному из интервью из документального романа нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо», в котором есть все то, о чем не принято говорить вслух: насилие, аборты, убийства собственных детей ради выживания… Все то, через что прошли в те годы миллионы советских женщин. И все то, с чем они были вынуждены жить после.

Война в «Дылде» осталась в прошлом, но отпустить ее никак не получается. Она живет в искалеченном городе, полном отголосков голода, страха, смерти. В людях, которые пытаются жить, строить отношения, но не могут дать друг другу ничего из того, что им действительно нужно. И не потому, что не хотят. А потому, что, скорее, нечего.

Действие фильма разворачивается первой послевоенной осенью 1945 года в Ленинграде. В центре истории – болезненные отношения подруг-зенитчиц Ии (Виктория Мирошниченко) и Маши (Василиса Перелыгина), которые после демобилизации пытаются вернуться к мирной жизни. Но при этом «Дылда» – это нечто большее, чем рассказ о двух подругах. Балагов препарирует дружбу людей, объединенных общей травмой. Дружбу, в которой любовь и жертвенность тесно переплетаются с брезгливостью и презрением.

Как и в дебютной «Тесноте», режиссер передает эти отношения не только с помощью диалогов и великолепной актерской игры, но и с помощью цвета. Ленинград в объективе оператора Ксении Середы словно на холстах фламандских художников залит желтым неживым светом. Принявшей мир «Дылде» Ие Балагов отдает зеленый, а не отпустившей войну Маше – кроваво-красный. Постепенно окружающее пространство расцвечивается зеленым и противостоящим ему красным. И эта игра цвета становится еще и основным саундтреком. Музыка, как и подробности жизни героев и война, здесь вынесена за скобки.

Действие, пропитанное послевоенной меланхолией, развивается медленно и тягуче, время от времени рассыпаясь на ряд эпизодов – историй второго плана, которые порой яркими штрихами, а порой парой акварельных мазков создают настроение картины. Например, парализованный солдат и его жена, просящие об эвтаназии. Или четырехлетний мальчишка, играющий с ранеными солдатами в игру, где надо изобразить животных. Единственное животное, которое он узнает, – это птица. А когда ему достается изобразить собаку, он молчит. Ему подсказывают: «гав-гав», но он не понимает. Он никогда не видел собак. Потому что в блокаду их съели. 

В фильме нет убийств, крови, насилия, но в какой-то момент становится не просто страшно, а жутко. Именно потому, что это – правда. 

А еще в фильме нет ни одного изображения Сталина, Ленина и прочих элементов, характерных для советского времени. Есть тщательно воссозданный художниками послевоенный Ленинград – с коммунальными квартирами, трамваями, госпиталем. Страна Советов лишь изредка мелькает в кадре каким-нибудь случайным плакатом. В остальном же пространство фильма – внесоветское, внеполитическое. И за это Кантемира Балагова хочется поблагодарить отдельно. Ведь, действительно, война калечит души независимо от страны и социального строя и не щадит никого – ни победивших, ни проигравших, ни детей, ни взрослых.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

rouge_signature.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций