2548 просмотров
2548 просмотров

Во сколько оценивается сделка Kaspi с Portmone

«Курсив» поговорил с игроками украинского рынка о поглощении

Фото: Илья Ким

Kaspi kz начал экспансию на внешний рынок с покупки украинского платежного сервиса Portmone. Дочерняя компания Kaspi Pay ждет одобрения сделки от регуляторов и до конца года собирается стать стопроцентным собственником украинского актива.

Договор купли-продажи между Kaspi Pay и Portmone подписан, сумма сделки не разглашается. И на казахстанском, и на украинском рынке участники рынка оценивают сделку в $10–15 млн, а некоторые и ближе к $20 млн.

Гривны в Portmone

Через платежную систему Portmone обычные потребители могут оплачивать коммунальные счета, страховку, налоги, штрафы, пополнять баланс мобильников, гасить кредиты в любых банках, делать P2P-переводы. Директор Portmone Дмитрий Басов в апрельском интервью YouTube-каналу «Большая рыба» говорил о 400 платежках в минуту. Другое направление деятельности Portmone – B2C: предоставление механизма оплаты интернет-магазинам. И еще одна сторона Portmone связана с интеграцией с онлайн-сервисами банков.

Сейчас услугами Portmone на 42-миллионной Украине пользуются около 2 млн физлиц и 1 400 организаций. На вопрос о прибыльности сервиса в том же апрельском интервью Басов сказал: «Мы зарабатываем очень мало в процентном соотношении. У нас очень высококонкурентный рынок, а платежки работают на марже 0,1–0,2% от суммы платежа. Но за счет количества транзакций нам хватает на то, чтобы поддерживать наш сервис».

Компания Portmone появилась на рынке в 2002 году и по итогам 2010 года занимала 80% рынка онлайн-платежей, который на тот момент оценивался в 1 млрд гривен.

В 2013 году инвестором Portmone стал Europe Virgin Fund под управлением инвестиционной компании Dragon Capital. Сейчас доля Portmone на рынке значительно скромнее. По оценке основателя EasyPay (один из конкурентов Portmone) Алексея Авраменко, на данный момент на рынке интернет-платежей внутри Украины на платежные системы, которые не являются банками (и, по сути, предоставляют услуги интернет-банкинга для других банков), приходится примерно 2% от всего оборота. 

 

kak-kaspi-nachal-jekspansiju-vneshnego-rynka-2.jpg

И эти несколько процентов делят в EasyPay, iPay и Portmone и еще несколько игроков. Основная же доля рынка принадлежит банкам, которые в последнее время активно развивают свой интернет-банкинг. «Люди все меньше пользуются Portmone, так как у них есть приложение в своем банке», – утверждает Авраменко.

«Portmone уже достаточно давно стоял в открытой позиции продажи. Для Dragon – это бизнес, был вход, должен был быть и выход с мультипликатором», – отмечает основатель национального платежного сервиса UAPAY Дмитрий Зарахович. Он считает, что слухи о цене сделки (от $10 до 20 млн), фигурирующие в украинской прессе, – это верный диапазон. А смотреть нужно в его высшую сторону. Глава ретейл-направления Альфа-Банк Казахстан Иван Истомин, который долго работал на украинском рынке, оценивает сумму сделки в $10 млн. В Dragon Capital в свою очередь заявили, что комментируют только завершенные сделки.

 

kak-kaspi-nachal-jekspansiju-vneshnego-rynka-3.jpg

Зачем Kaspi Portmone?

Сам Kaspi сообщил о покупке украинского актива в отчете за второй квартал. «Portmone дает нам надежную стартовую платформу с лицензией на оплату от Национального банка Украины, аккредитацией Visa & Mastercard, деловыми отношениями с тысячами торговцев и широким пулом банков», – говорится в документе.

Дмитрий Зарахович предполагает, что для захода на Украину у Kaspi было два варианта: или покупать банк (что дорого с точки зрения владения – нормативы/капитал), или покупать группу компаний со статусами «оператора платежной инфраструктуры» и финансовой компании с лицензиям на перевод денег. «С учетом принятия нового Закона «О платежных услугах» естественный и самый рациональный путь для выхода на рынок – покупка небанковского учреждения», – добавляет он. Стоит отметить, что упомянутый закон расширил возможности поставщиков финуслуг, которые не являются банками. У них появится возможность открывать счета, выпускать карты и электронные деньги.

kak-kaspi-nachal-jekspansiju-vneshnego-rynka-4.jpg

В том же отчете Kaspi говорится, что при выборе рынка для экспансии банкиры из Казахстана искали страны с низким уровнем проникновения цифровых платежей и электронной коммерции, низким потребительским кредитным плечом и высоким уровнем проникновения смартфонов. A на Украине, по оценке Kaspi. kz, 44% операций по карте – это снятие наличных (по данным Национального банка Украины на первый квартал 2021 года – 39%), электронная коммерция занимает 8% розничной торговли (8,8% по итогам 2020 года, по данным исследования Soul Partners, «Baker Tilly Украина» и Aequo при поддержке программы USAID. – «Курсив»), потребительское кредитование составляет 4,5% от ВВП, а проникновение смартфонов – более 70%. 

Для сравнения аналогичные показатели для Казахстана: снятие наличных – 25% от общего объема операций по картам, электронная коммерция по итогам 2020 года – 9% от общего объема розничной торговли, потребительское кредитование – около 6,3% от ВВП. Проникновение смартфонов превышает 70%. 

Иван Истомин оценивает, что потенциал роста рынка электронной коммерции на Украине значительный – этот рынок может удвоиться или даже утроиться в ближайшие два-три года. «На растущем рынке места хватит всем», – подчеркивает он. 

Истомин добавляет, что рынок потребительского кредитования Украины – сверхмаржинальный. Это связано с тем, что пока не установлены предельные ограничения на ставку доходности по кредитам. А в Казахстане, по его словам, уже несколько лет банки и финансовые компании учатся выживать и развиваться в жестких рамках. «Безос говорит: «Ваша маржа для меня – возможность». И Kaspi этим обязательно воспользуется», – восклицает Истомин.

На рынке густо

Впечатления о перспективах казахстанского Kaspi у украинских участников рынка и экспертов двоякие. С одной стороны, конкуренция в сфере мобильных банковских решений и интернет-маркетплейсов уже сейчас сильная.

«Обожаю сильных конкурентов. Надеюсь, у них получится показать и на Украине класс игры, но сделать им это будет невероятно сложно», – говорит сооснователь украинского мобильного банка без отделений monobank Олег Гороховский. Monobank – потенциальный конкурент Kaspi.kz. На Украине у него 3,9 млн клиентов. Гороховский подчеркивает, что платежи в mono полностью бесплатные. Так что Kaspi, по его словам, придется с ними потягаться. 

«А в эквайринге, в котором они сильны в Казахстане, придется познать все прелести вмешательства государства в регулирование этого рынка и конкурировать не только с нами и Приватом, но и с Apple и Google Pay», – рассуждает он.

 

kak-kaspi-nachal-jekspansiju-vneshnego-rynka-5.jpg

Еще один игрок рынка – государственный Приватбанк с мобильным приложением Privat24 с 13 млн активных пользователей (каждый третий житель Украины). 

Основатель популярного Telegram-канала FINANCE.kz Андрей Чеботарев указывает на черту, сближающую Kaspi с его основными конкурентами на украинском рынке: «Внутри системы банка деньги переводить очень просто и выгодно – без комиссии». В этом банк похож на mono и Приват24. Но в отличие от этих игроков у казахстанского проекта на Украине пока нет своих миллионов пользователей. Поэтому преимуществом для клиента это пока сложно назвать.

В Казахстане Kaspi.kz является еще и крупным маркетплейсом. За второй квартал компания доставила 2,3 млн отправлений. На Украине казахстанцы также выходят на высококонкурентный рынок, где самым крупным игроком является маркетплейс Rozetka.ua. 

Подытожим: ниши, в которых силен Kaspi, давно заняты.

Деньги в розетку?

Есть и другая сторона медали, на которую обращают внимание не все украинские и казахстанские эксперты. «У Kaspi сейчас море денег», – рассказывает финансовый аналитик, работающий в банковском секторе Украины более 20 лет и владеющий бизнесом в Казахстане. Он подчеркивает, что казахстанский финтех-проект в прошлом году вышел в Лондоне на IPO. На момент выхода номера в печать капитализация Kaspi на LSE составила $21,7 млрд. 

Доступ к инвестиционным вливаниям на бирже и собственные деньги позволят казахстанскому финтех-проекту скупать конкурентов, считают эксперты. Президент Mobile Finance Group Юрий Чайка предполагает, что Kaspi кроме Portmone сделает еще несколько покупок. «Они умеют строить локальные экосистемы и будут пробовать это сделать на Украине», – подчеркивает он. По его словам, целью дальнейшего поглощения может стать маркетплейс среднего размера. 

Основатель национального платежного сервиса UAPAY Дмитрий Зарахович считает, что Kaspi есть смысл покупать только клиентский трафик (маркетплейс с большим количеством лояльных клиентов. – «Курсив»). «В технологическом плане у него уже все есть, – считает эксперт. – Если найдут и договорятся о приемлемой цене, то, конечно, есть смысл покупать. Тогда банк обеспечит себе узнаваемость бренда и в финансовой части, и в маркетплейсе. Это позволит быстрее перенести свою модель бизнеса на Украину».

Один из финансовых аналитиков, пожелавший остаться неназванным, добавляет, что если Kaspi устроит цена, то банк вполне может положить глаз и на упомянутого лидера украинского рынка – Rozetka.ua. Он напомнил, что инвестор Rozetka – фонд Horizon Capital. «Инвестфонду нужен путь к выходу (из актива. – «Курсив»). Значит, основатель Rozetka тоже где-то на горизонте понимает, что кому-то надо будет продаться», – рассуждает он. Основатель Rozetka Владислав Чечеткин прочитал вопрос «Курсива» о влиянии Kaspi на украинский рынок в Facebook Messenger, но оставил его без ответа.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер