220 просмотров
220 просмотров

Ермек Сакишев: «Главный итог года – стабильная работа проектов ИФК»

Фото: ИФК

Председатель правления АО «Инвестиционный фонд Казахстана» Ермек Сакишев в интервью изданию «Курсив» подвел итоги работы ИФК в 2020 году. Главный итог, по его мнению - это стабильная работа всех промышленных активов, нашедших с помощью инвестфонда новых хозяев и способных стать катализаторами выстраивания цепи вспомогательных производств в регионах страны.

Инвестфонд Казахстана - это дочерняя организация Холдинга «Байтерек», управляющая стрессовыми активами в обрабатывающей промышленности с 2014 года. В обязанности Фонда входит поиск инвестора, готового погасить обязательства проблемного актива перед государством с сохранением профильной деятельности реализуемого предприятия, а также сопровождение реанимируемого проекта до той поры, пока он не погасит реструктурированную задолженность, а проданный новому инвестору актив не встанет на ноги. 

В период с 2013 по 2015 год АО «Банк Развития Казахстана» заключил с АО «Инвестиционный фонд Казахстана» 42 договора по переуступке права требования на сумму $284,3 млн по своим инвестиционным проектам и за 6 лет работы фонд обеспечил общий возврат по проектам на 91,2 млрд тенге.

По итогам 2019 года сумма взысканной ИФК задолженности превысила ежегодный показатель в три раза и составила 21,43 млрд тенге при плановом показателе 7,6 млрд тенге. Но более важным показателем в этой структуре считают то, что ежегодно при содействии инвестфонда запускается от трех до пяти ранее простаивавших производств. В нынешнем году, несмотря на все его ограничения, ИФК заключено 6 договоров купли-продажи на сумму более 3 млрд тенге, Фонд передал инвесторам четыре крупных производственных актива, которые ныне запущены. В их числе - кожевенный комбинат в Семее и доля ИФК в проекте по строительству стекольного завода в Кызылорде. Таким образом в стране появился отлаженный механизм нахождения новых инвесторов для объектов обрабатывающей промышленности с последующей стабильной работой этих активов. И этот механизм не дал сбоя даже в нынешние кризисные времена.

- Ермек Рахатович, как Вы оцениваете работу Фонда за текущий 2020 год, учитывая пандемию и сложности, связанные с карантинными ограничениями?

- С точки зрения самого ИФК 2020 год был полезен: во-первых, мы смогли поработать над улучшением деятельности, смогли урезаться в  административных затратах, у нас большая экономия в связи с тем, что, оказывается, мы можем работать и вне офиса. ИФК с начала пандемии находится на удаленном режиме работы, стопроцентном. Оказывается, многие вещи можно делать онлайн, главное – иметь готовую IT-инфраструктуру и готовность самих сотрудников.

Это то, что касается внутренних, операционных вещей, а на самом деле 2020 год был для нас обычным годом. За этот год мы смогли запустить несколько предприятий, то есть с точки зрения основного направления деятельности для нас ничего не поменялось. Многие на рынке испытали какие-то потрясения, связанные с пандемией, но мы запустили несколько крупных проектов, где люди работают, получают заработную плату.

- Кстати, говоря о крупных проектах, флагманским стал запуск кожевенного комбината в Семее?

- Скажем так – одним из флагманов. Хотя этим проектом мы действительно можем гордиться: производство простаивало 10 лет, а сейчас наши партнеры всего после полугода работы говорят о планах не только по восстановлению, но и по расширению линейки продукции. Там перерабатывают в месяц до 250 тонн сырья, это всего лишь около 30% мощности производства, что связано с пандемией. А с января следующего года начнется наращивание объемов - и в будущем этот комбинат может стать основой для запуска в стране новых производств, по пошиву обуви, например. Сейчас у многих наших предприятий проблемы с сырьем из кожи: в Шымкенте, к примеру, производят обувь. Я разговаривал с хозяином этого предприятия, он говорит – моя основная проблема в том, что я просто не знаю, где покупать кожу. А теперь эта проблема будет решена, и на продукции семейского комбината смогут развернуть деятельность менее крупные производства.

- Иными словами, вы помогаете запускать предприятия, которые могут запускать целую отрасль?

- Да, и Семейский кожевенный комбинат – самое большое предприятие по переработке шкур и по производству сырья из кожи в Казахстане – это только один из примеров такого мультипликативного производства. Каждый проект ИФК – уникальное для Казахстана предприятие, причем именно в обрабатывающей отрасли. Эти проекты не связаны с добычей полезных ископаемых, но они становятся прибыльными, несмотря ни на что.

- Даже несмотря на нынешний кризис?

- Даже несмотря на нынешний кризис. Я скажу так, этот кризис стал хорошим стресс-тестом для результатов нашей работы по поиску надежных инвесторов для проблемных прежде активов, потому что ни одно предприятие, которое запустил ИФК, не приостановило свою деятельность за весь период пандемии. Ни из тех, что мы запустили в этом году, ни из тех, что запускались нами в предыдущие годы. Мы, со своей стороны, по поручению президента страны, начиная с марта этого года приостановили начисление арендной платы для малого и среднего бизнеса.

- Это, конечно, очень помогло тем, кто был в аренде. Но неужели никто о реструктуризации долга не попросил?

- В том-то и дело, что пока за весь год никто не обращался за реструктуризацией. Были такие разговоры в самом начале пандемии, были опасения у инвесторов, они обсуждали возможность  получения реструктуризации, мы всем сказали: «Без проблем, мы готовы обсуждать, готовы пойти вам навстречу», причем это было не так, как многие трактовали, что, дескать, мы предоставляем реструктуризацию, а потом упущенную выгоду включаем  в счет. Мы так не делаем, потому что у нас задача – не просто продать,  но, главное - запустить с помощью инвестора актив. Результат таков, что на сегодня ни один из наших партнеров не воспользовался правом реструктуризации.

И я считаю это очень хорошим сигналом: это говорит о том, что предприятия все-таки могут оставаться на плаву, если они будут оптимизироваться, потому что более чем уверен, что все наши партнеры оптимизировали свои бизнес-процессы, причем существенно. И я не говорю об увольнениях, я говорю о повышении эффективности: меньше брака, выше производительность, лучше условия оплаты труда. Опять таки, очередной «балл» в нашу копилку, значит,  мы подбирали качественных партнеров под эти проекты, то есть в случае выхода из госсобственности сможем работать эффективно, генерировать прибыль.

В общем-то, это, наверное, главная оценка нашей работы: все предприятия, которые были запущены под эгидой либо при участии инвестфонда продолжали и продолжают свою работу. И видят большие перспективы – мы со всеми предприятиями на связи.

- Вернемся к крупным проектам этого года – какие еще проекты были запущены при участии ИФК и какие остались в портфеле?

- За год нами заключено 6 договоров купли-продажи, хотя в планах на этот год у нас изначально было только 5 продаж.

Сейчас в Кызылорде подходит к концу строительство стекольного завода, его откроют уже в следующем году. У нас сейчас на балансе Илийский картонно-бумажный комбинат, думаю, мы в ближайшее время найдем инвестора, и как только он запустится, Казахстан закроет подавляющую часть внутреннего спроса на картон и бумагу. Ну, и если говорить о крупных проектах, то это продолжение совместного с нашими Узбекскими партнерами развития запущенного год назад текстильного производства в Шымкенте. Там должен быть восстановлен текстильный кластер, в рамках которого год назад запустили прядильную фабрику после 4-летнего простоя. Она уже переработала 515 тонн хлопковолокна и произвела 420 тонн пряжи, на протяжении этого года больше 50% выпущенной продукции ушло на экспорт - в Россию, Китай, в Турцию. Сейчас наши партнеры планируют расширить зону сбыта, выйти на мировой рынок. При этом на процессы развития кластера повлияла пандемия – пришлось отложить полномасштабный запуск еще одной швейной фабрики на следующий год. Мощность новой фабрики рассчитана на 450 тысяч комплектов постельного белья, работать там будут 350 человек, причем часть персонала уже приступила к работе, пока производство работает в экспериментальном режиме.

- Значит, частично пандемия и ограничения все-таки сказались на работе по восстановлению проектов?

- Да, есть определенные ограничения, есть сложности со сбытом, есть сложности даже с ремонтом... Основная проблема запуска – элементарна: запчасти долго идут, иностранные специалисты-наладчики оборудования из других стран не могли заехать в страну. Границы закрыты, и многие компании-производители тоже перешли на усеченный режим работы. Из-за этого долго исполняются заказы, к примеру у текстильного производства  все оборудование производственного характера, все станки там зарубежного производства. И, учитывая замедление всех логистических связей в текущей ситуации, заказанные запчасти идут в три раза дольше обычного.  И более того, вопрос с заказом этих запчастей решается месяцами – люди на удаленном режиме, у них нет доступа к офису, в общем, порой тяжело было с зарубежными партнерами работать. И текущий форс-мажор  по всем отраслям - это еще один довод в пользу того, что нам, в Казахстане, надо наращивать внутреннее производство. В том числе – и с помощью ИФК.

- Но у вас же в портфеле, насколько я понимаю, осталось не так уж и много проектов…

- В портфеле осталось 4-5 твердых активов, которые подлежат запуску. И то, я думаю, что мы до конца года выйдем на рынок с очередной хорошей новостью. Но тут надо понимать, что рынок проблемных активов будет нарастать во взрывных масштабах, потому что, как не декларируй позитив, я более чем уверен, что часть бизнеса не переживет нынешний кризис. И об этом говорят все, это очевидный факт. Это означает, что появится на рынке очень много проблемных активов, которыми кто-то должен заниматься. ИФК силен, прежде всего, коллективом, который сработался, интересен своим авторитетом на рынке, который мы завоевали, не буду в этом плане сильно скромным, но факт есть факт: нас на рынке уважают, с нами готовы разговаривать. Так что мы могли бы масштабировать свой опыт на многие сегменты рынка.

Есть и другая вещь – сейчас происходит конкуренция за инвестиции между Казахстаном и Узбекистаном, инвестору важна скорость возврата инвестиций, как и маржа, это главные приоритеты. Теперь стоит вопрос – что легче, запустить готовое предприятие, немного его модернизировав либо отремонтировав, либо построить предприятие с нуля? Узбекистан строит все с нуля, привлекая миллионы долларов - и эти инвестиции могли бы прийти в Казахстан. ИФК необходимо продолжать развивать, Фонд мог бы стать глобальным игроком, мы могли подавать пример не только в Казахстане, мы могли бы стать игроком международного уровня, могли бы стать сначала крупнейшими в регионе Центральной Азии, а потом выйти и на рынок СНГ, став со временем в один ряд с такими компаниями, как A1, например.

- Что для этого нужно?

- Наверное, выйти из-под тех ограничений, которые существуют для игрока квазигосударственного сектора. Интерес частных инвесторов к фонду был и остается, и если мы выйдем в частный сектор, будем работать без тех ограничений, которые есть в квазигоссекторе, то готовность тех же банков, у которых есть проблемные активы, к работе с нами возрастет. Ну, и сам рынок, на котором мы работаем, привлекателен: конечно, бизнес сейчас испытывает трудности, но в то же время текущая ситуация открывает большие возможности для инвестиций. Рынок сейчас внизу, и те, у кого есть деньги, занимаются скупкой активов, – а ИФК привлекателен своей результативностью: повторюсь - ни одно предприятие, которое было запущено за предыдущий даже период с участием или под эгидой нашего Фонда, не остановило свое производство.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo