279 просмотров
279 просмотров

Почему деятельность Ernst & Young находится в центре внимания регуляторов

Компания из «большой четверки» заявляет, что придерживается высоких мировых стандартов аудита

Фото: Peter Kneff el/Dpa/Zuma Press

Скандалы разразились в четырех фирмах, которые проверял один и тот же аудитор – Ernst & Young. Инвесторы Wirecard и Luckin потеряли миллиарды. Компания EY утверждает, что вскрыла факты мошенничества.

В этом году в немецкой финтех-компании пропало $2 млрд; в китайской сети кофеен были обнаружены факты подтасовки продаж на сумму в $300 млн и еще в двух компаниях, прошедших листинг в Великобритании, был выявлен ранее неизвестный долг в размере $5 млрд. В итоге общие потери акционеров этих компаний достигли почти $30 млрд. 

Аудит всех этих фирм проводил Ernst & Young. Более того, в прошлом году EY также проводил аудит коворкинговой компании WeWork, которая оказалась едва ли не на грани краха после отмены запланированного IPO.

EY – одна из фирм «Большой четверки», чьи аудиторы дают инвесторам уверенность в тех данных, что компании показывают в отчетности. EY пропустил «красные флажки» (либо не проявил нужного упорства в их обнаружении) при аудите ряда компаний, вокруг которых позже разразился настоящий скандал. В большинстве случаев первыми, кто начал бить тревогу, были люди со стороны, показывают данные из открытых источников и интервью людей, связанных с событиями. Теперь деятельность EY находится в центре пристального внимания регуляторов. 

Среди клиентов EY, столкнувшихся с финансовыми проблемами, оказались немецкий платежный сервис Wirecard AG, китайская Luckin Coffee Inc., медицинская фирма NMC Health PLC и ее сестринская компания Finablr PLC, владеющая сервисом по обмену валют Travelex. 

EY заявляет, что в своей работе придерживается высоких мировых стандартов аудита. По данным фирмы, она сыграла ведущую роль в раскрытии мошенничества в двух компаниях, а китайский регулятор оценил ее деятельность как проницательную и независимую.

«Мы ко всем вопросам относимся с максимальной серьезностью», – говорит Энди Болдуин, управляющий партнер EY, курирующий обслуживание клиентов по всему миру. По его словам, ежегодно EY проводит примерно 150 тыс. аудиторских проверок.

Также фирма заявила о том, что аудиторы должны играть более значимую роль в выявлении мошенничества в компаниях, что может стать поворотным моментом для отрасли, которая долгое время отказывалась признавать своей эту часть работы. 

И хотя невозможно точно определить, почему у EY оказалось так много скандальных клиентов, некоторые элементы бизнес-стратегии EY могут помочь в объяснении возникших проблем. 

Так, EY поддерживал связи с руководством, а также с членами правления ряда компаний, которые являются клиентами фирмы. В некоторых случаях бывшие партнеры EY даже входили в состав правления этих компаний и в комитеты по аудиту. 

Как показывают результаты анализа, проведенного фирмой Audit Analytics, стоимость аудиторских услуг EY ниже, чем у других фирм «Большой четверки» в США и Европе. 

EY чаще, чем другие фирмы, проводит аудит молодых, быстрорастущих технологических компаний. Все последние проблемные клиенты позиционировали себя как революционеры технологической отрасли. Некоторым из молодых технокомпаний EY помогал в подготовке к выходу на IPO. Среди зрелых компаний EY проводит аудит для материнской компании Google, холдинга Alphabet Inc., Amazon.com Inc., Apple Inc., Facebook Inc. и Netflix Inc., работая с частью из них с момента выхода на биржу. 

По словам Линна Тернера, бывшего главного бухгалтера комиссии по ценным бумагам и биржам, EY уже давно старается привлекать внимание компаний, готовящихся к выходу на IPO, выстраивая отношения с венчурными фирмами, которые их финансируют. Ценовое предложение на аудиторские услуги EY «было значительно ниже по стоимости, поскольку фирма надеялась компенсировать потери в виде первоначальных скидок на услуги по аудиту, после того как эти компании станут публичными», – отмечает Тернер. 

Оплата со стороны клиента 

Аудиторские услуги оплачивают сами проверяемые компании. Эта привычная для отрасли практика не только создает конфликт интересов, но и вынуждает фирмы, проверяющие финансовую отчетность, предлагать более дешевый аудит и ограничивать ресурсы, которые они могут выделить для этой работы. 
Крупные аудиторские фирмы в целом стали все больше полагаться не на аудит, а на другие услуги – консалтинг, налоговое и юридическое сопровождение, которые требуют тесных взаимоотношений с компаниями-клиентами. И EY является частью этого отраслевого тренда. Еще 10 лет назад аудиторские и связанные с ними услуги обеспечивали компании почти половину ее дохода, теперь же их доля составляет 34%, что является средним показателем для всей «Большой четверки». 

По словам официального представителя EY, аудит и сопутствующие услуги по-прежнему остаются краеугольным камнем бизнеса компании. Несмотря на диверсификацию, «наша приверженность аудиту никогда не ослабевала», – заявила она. При этом в разных странах EY представлен отдельными фирмами, которые соблюдают принятые в стране пребывания правила по проведению аудита и подотчетны его регулирующим органам.

Один из крупнейших скандалов в компаниях, которые в этом году прошли аудит EY, разразился в Wirecard. Впервые этот платежный сервис привлек EY к сотрудничеству еще в 2008 году – тогда акционеры утверждали, что Wirecard рассматривает депозиты клиентов как свои собственные деньги и что доходность подозрительно высокая. EY не выявил никаких нарушений и уже в следующем году стал аудитором Wirecard.
Различные подозрения и громкие обвинения преследовали Wirecard в течение многих лет; в июне этого года компания рухнула после того, как не удалось обнаружить около $2 млрд, которые, по утверждению Wirecard, лежали на ее банковских счетах в Азии и контролировались доверительным управляющим.

Предположительно до конца 2019 года большая часть этих денежных средств находилась в распоряжении сингапурской компании Citadelle Corporate Services. В ходе аудита финансовой отчетности Wirecard EY проигнорировал тот факт, что Citadelle не имеет лицензии на ведение трастового бизнеса, что можно легко было проверить на сайте правительства Сингапура. Власти страны обвинили владельца Citadelle в подделке писем, подтверждающих банковский баланс. Получить комментарии от владельца фирмы Р. Шанмугаратнама не удалось. Ранее от комментариев отказался и его адвокат.

В EY не стали комментировать вопрос о лицензии на доверительное управление. Компания также отказалась сообщить, обращалась ли она в сингапурский банк, указанный Wirecard в качестве держателя трастовых счетов, чтобы подтвердить их существование. 

В итоге в EY осознали, что деньги, которые на тот момент предположительно находились у другого доверительного управляющего, пропали. Это стало понятно после предупреждения со стороны другой аудиторской фирмы – KPMG LLP, которая по запросу Wirecard провела тщательную проверку счетов.
По утверждению EY, для аудита 2019 года ему были предоставлены фейковые банковские подтверждения и выписки, относящиеся к счетам условного депонирования Wirecard.

«Хитроумная мошенническая схема, созданная с целью обойти систему сдержек и противовесов, была раскрыта благодаря исключительно работе EY Germany», – заявил EY. 

Сегодня EY грозит судебное разбирательство по иску со стороны акционеров, а также проверка от немецкого регулятора аудиторской деятельности Apas. В EY подтвердили, что сотрудничают со следствием.
Бывший исполнительный директор Wirecard долго отрицал наличие каких-либо проблем в компании. Когда же в июне компанию возглавил новый и. о. генерального директора, в Wirecard признали, что предоставляемая ранее информация о той части бизнеса компании, которая позже оказалась в центре мошеннической схемы, была некорректной. В настоящее время Wirecard руководит назначенный судом управляющий по банкротству.

Британский наблюдательный орган в области бухгалтерского учета в своей ежегодной оценке аудиторов прошлым летом отметил, что аудиторам EY следует быть более скептичными. Во время аудита компаний-клиентов «необходимо больше внимания уделять вопросам деятельности их руководства», – говорится в сообщении совета по финансовой отчетности этой страны. Две компании-клиента EY, у которых возникли проблемы с бухгалтерским учетом, были зарегистрированы в Лондоне. 

Со своей стороны EY объявил о том, что запускает обновленную «стратегию повышения качества аудита» с акцентом на «развитие культуры профессионального скептицизма».

5 полоса WSJ-01.jpg

«Комфортное письмо»

В Китае EY помог компании Luckin Coffee выйти на биржу в мае 2019 года. Поскольку масштаб ее бизнеса быстро рос и составлял реальную конкуренцию Starbucks в Китае, в январе 2020 года Luckin удалось привлечь еще больше денег на продаже своих акций и облигаций. Тогда же EY выпустил так называемое комфортное письмо для андеррайтеров, в котором сообщалось, что у EY нет каких-либо претензий к финансовой деятельности Luckin за первые три квартала 2019 года.

Однако менее чем через месяц шорт-селлер Muddy Waters Capital LLC опубликовал анонимный отчет, в котором говорилось, что продажи Luckin скорее всего завышенные, что подтверждают чеки и видеозаписи посещений кофеен клиентами.

Компания EY, уже начавшая предварительную работу по ежегодному аудиту Luckin, заверила правление фирмы в том, что оснований для беспокойства по поводу данных о продажах нет. По словам человека, знакомого с этим вопросом, именно поэтому Luckin выступила с опровержением.

Позже в EY осознали, что проблемы с показателями по продажам действительно были. Сначала фирма обратилась к сооснователю и тогдашнему CEO Luckin Чарльзу Лу, а позже сообщила о проблеме комитету по аудиту Luckin. Незадолго до того как EY проинформировал комитет компании по аудиту, помощник Лу перевел со счета Luckin сумму эквивалентную $160 млн. Получателем выступила другая публичная компания, также основанная Лу, утверждает информированный источник. 

В EY заявили, что это обычная практика – сообщать о подозрительной деятельности сначала персоналу компании-клиента, а уже потом выносить эту информацию на совет директоров. 

В апреле Luckin объявила о том, что по итогам внутреннего расследования стало известно, что некие сотрудники фирмы подделали отчеты по продажам почти на $300 млн. Как уже сообщало издание The Wall Street Journal, это удалось сделать путем списывания ваучеров на кофе на крупные продажи малоизвестным компаниям, аффилированным с Чарльзом Лу. Хронологически это имело место еще до IPO компании Luckin. 
В EY отмечают, что «комфортные письма» андеррайтерам, аналогичные январскому письму об отсутствии проблем у Luckin, не являются публичными и не влияют на итоги аудита.

«Сам факт мошенничества был обнаружен командой аудиторов из EY China», – утверждает фирма. 

Однако Luckin до сих пор не опубликовала отчетность за 2019 год, сменив в прошлом месяце аудитора. В компании объясняют это необходимостью соблюдать «рабочий график» и отмечают, что такой шаг не отражает какие-либо разногласия между Luckin и EY. Деловые связи с соучредителем Luckin Чарльзом Лу у компании Ernst & Young возникли еще восемь лет назад, когда бизнесмен намеревался вывести на IPO основанную им компанию по аренде автомобилей. EY по-прежнему проводит аудит этой компании, а до июня этого года также выступал аудитором для еще одной компании, основанной Лу. В Luckin от комментариев отказались. Чарльз Лу также не ответил на запрос о комментариях.

Кроме того, через своего бывшего менеджера EY поддержи­вал отношения и с другим клиентом по аудиту – коворкинговой компанией WeWork. 

Бывший менеджер EY Арти Минсон был президентом и главным финансовым директором WeWork в 2017 году. В том же году он появился в рекламном видео EY в Twitter, где рассказывал о связях между нынешними и бывшими сотрудниками EY, которые нередко работают в тех компаниях, где фирма проводит аудит.

Клуб бывших сотрудников EY 

«По мере перемен в моей карьере я часто обсуждал свои идеи с бывшими коллегами по EY, которые давали мне совет или попросту принимали меня на работу... В таких случаях люди всегда рады помочь бывшим сотрудникам EY в их карьере», – говорит Минсон на видео. 

На вопрос, отражается ли такая практика на независимости аудитора, EY не ответил. Сам Минсон также отказался от комментариев.

EY подтвердил финансовую отчетность We Co. (материнской компании WeWork) до того, как год назад та приняла решение выйти на биржу. Однако инвесторов насторожил избирательный подход к раскрытию финансовой отчетности, оценка компании упала, и она отменила выход на IPO.

В свою очередь в EY говорят о том, что инвесторы заранее знали об амбициозной стратегии роста WeWork, как и о высоком уровне расходов наличных средств.

Спустя несколько недель после отмены IPO WeWork получила финансовую помощь от своего крупнейшего инвестора SoftBank Group Corp.

Также через своих бывших сотрудников EY был связан с двумя зарегистрированными в Великобритании и работающими в Объединенных Арабских Эмиратах компаниями, которые в этом году оказались в центре скандала. Речь идет о NMC Health и Finablr – компаниях с одним основателем, общими акционерами и генеральными директорами, приходящимися друг другу братьями.

Кроме того, два бывших парт­нера EY входили в состав совета директоров обеих компаний. В каж­дом из их комитетов по аудиту также был бывший партнер EY.

В декабре прошлого года компания Muddy Waters поставила под сомнение корректность финансовой отчетности NMC, в том числе по вопросу заявленного уровня долга. Сначала NMC попыталась опровергнуть эту информацию, но два месяца спустя подтвердила, что независимая проверка обнаружила ранее неизвестный долг на сумму около $4 млрд.

В ходе специальной проверки, проведенной по инициативе учредителя компании, была выявлена схема предполагаемых денежных переводов одному из членов правления, который также являлся бывшим партнером EY.

Связаться с Абдулрахманом Басаддыком, этим экс-партнером фирмы, чтобы получить комментарии, не удалось. Покидая совет директоров компании Finablr, членом которого он также являлся, Басаддык заявил, что ничего не знал о долге или сделках между аффилированными лицами. Обвинения против него не выдвигались.

Компания NMC подала заявление о банкротстве в Великобритании и США. Представитель компании от комментариев отказалась.

Совет по финансовой отчетности Великобритании начал проверку аудита NMC, проведенного EY. Со своей стороны EY обязался сотрудничать со следствием.

Сестринская компания NMC Finablr также стала объектом тщательной проверки по поводу вероятных сделок между аффилированными лицами и заимствованиями. В итоге была обнаружена неизвестная задолженность на сумму около $1 млрд.

В комитет по аудиту при совете директоров этой компании также входил бывший партнер EY, который стал членом совета директоров Finablr всего через месяц после ухода из EY.

EY согласовал этот переход в середине 2019 года. Однако позже, когда в начале 2020 года возникли вопросы по поводу финансовой отчетности Finablr, EY попросил бывшего партнера уйти с этого поста, сославшись на важность для аудиторов сохранять свою независимость.

Бывшему партнеру EY Бассаму Хаджу никаких обвинений предъявлено не было, но связаться с ним для получения комментариев не удалось.

В марте EY перестал быть аудитором Finablr, так и не завершив аудит отчетности компании за 2019 год. Этот шаг фирма объяснила озабоченностью по поводу пробелов в системе управления, сделок с аффилированными лицами и скрытой задолженности.

Представители фирмы Finablr, которая продолжает свою деятельность, на предложение прокомментировать ситуацию не ответили. Ранее Finablr заявила, что EY не представил совету директоров компании каких-либо конкретных обвинений или подозрений о нарушениях. По данным компании, Хадж ушел в отставку по просьбе EY.

В подготовке данного материала также участвовали Пол Дэвис и Рори Джонс.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif