1 просмотр

«Казахтелеком» против миноритария: почему суд дважды принял сторону компании

Рассказывает юрист Антон Шин

Фото: Офелия Жакаева

«Дело миноритария» АО «Казахтелеком» Бахыта Джумабаева дошло до Верховного суда: владелец небольшого пакета акций крупного телекоммуникационного оператора требует выкупить у него бумаги компании по двойной цене от номинала. Казахстанская Фемида уже дважды отказывала ему в праве на такие требования.

Напомню, Бахыт Джумабаев стал акционером телекоммуникационного оператора в декабре 2018 года, в день заключения сделки по приобретению «Казахтелекомом» крупной доли в сотовом операторе Kcell. При этом совет директоров АО «Казахтелеком» принял решение о крупной сделке в 10:00 12 декабря 2018 года, а Джумабаев был внесен в реестр акционеров 12 декабря в 11:44, после того, как по сделке РЕПО на 5 дней стал обладателем 15 тыс. с лишним акций компании.

Этот пакет акций был приобретен им у АО «Фридом Финанс» прямым РЕПО и возвращен 21 декабря этой же компании взамен 330 млн тенге, которые были вложены им в сделку. Зачем истцу понадобилось становиться на короткий срок держателем такого крупного пакета акций еще и по немалой цене, если он ничего не выиграл на этой сделке, стало известно чуть позже: через два дня, 14 декабря 2018 года, когда о покупке доли в Kcell «Казахтелекомом» достоверно знала уже вся страна, Джумабаев смело приобретает ровно такой же пакет акций АО «Казахтелеком» в 15 тыс. акций, но уже по гораздо большей цене – в 535 млн тенге.

Основную цель этих двух сделок, которые по объему приобретаемых акций можно были назвать близнецами, не скрывает сам «инвестор» - акции приобретались им для предъявления их к выкупу по завышенной, двойной цене в один миллиард тенге. Далее, 20 декабря в 12:23 он передал пакет акций, купленный в результате РЕПО по сделке авто РЕПО третьему лицу, тем самым, перестав владеть данным пакетом и совершив третью по счету сделку. Таким образом, считаю, право на требование выкупа акций, заявленное 19 декабря Джумабаевым, прервалось, второй же пакет акций был зарегистрирован за Джумабаевым только 20 декабря 2018 года в 17:47.

Есть ли логика в описываемой хронологии? Сначала инвестор заходит в акционеры «Казахтелекома», потом уступает приобретенный им по первой сделке пакет акций, затем вновь регистрирует такой же объем акций той же компании на свое имя – и в итоге требует, чтобы «Казахтелеком» выкупил принадлежащие ему акции по причине его несогласия со сделкой по покупке последним доли в Kcell. При этом, протестовать против этой сделки «миноритарий» начинает несмотря на то, что акционером «Казахтелекома» он физически стал уже после публичного объявления о ней. А после отказа «Казахтелекома» в выкупе акций по завышенной цене, Джумабаев подает иск в специализированный экономический суд Нур-Султана с требованием понудить «Казахтелеком» рассчитаться с ним по удвоенному номиналу приобретенного им пакета.

Если сделка, состоявшаяся 12 декабря 2018 года, вызвала у миноритария отторжение и несогласие, зачем он приобретал дополнительный пакет акций спустя два дня после объявления по сделке? У нас есть предположение – Джумабаеву важно было попасть в реестр акционеров как можно быстрее, после того как стало известно о крупной сделке с тем, чтобы потом пытаться диктовать свои условия «Казахтелекому». Вероятно, он полагал, что само присутствие в этом реестре позволит ему распространять право обратного выкупа на любой пакет акций, приобретенный им впоследствии. Однако столичный суд разобрался в ситуации – и в своем решении указал на ряд моментов, который миноритарий не учел.

Первый такой момент – это то, что право выкупа со стороны Джумабаева было прервано в момент передачи пакета акций третьему лицу, а вновь став владельцем 15 тысяч 306 акций 20 декабря 2018 года Джумабаев повторное заявление о выкупе не подал. Второй принципиальный момент: по правилам осуществления операций РЕПО, переход права требования выкупа акций в связи с действиями эмитента должен быть урегулирован в отдельном соглашении, которое между ним и АО «Фридом Финанс» не заключалось. А значит, у Джумабаева изначально не было юридического права на требования выкупа по завышенной цене.

Для нас очевидно, что миноритарий пытается заставить АО «Казахтелеком» выкупить пакет акций, который был им приобретен 14 декабря, после объявления о сделке с Kcell. Не случайно оба пакета являются близнецами – в обоих по 15 тыс. 306 простых акций, только вот «собственный» пакет был приобретен миноритарием по гораздо большей цене – 535 млн тенге против 330 млн и уже после принятия «Казахтелекомом» решения о заключении крупной сделки. Одновременно с Джумабаевым правом обратного выкупа решили воспользоваться шесть миноритариев «Казахтелекома» - и у них проблем с выкупом не возникло.

Причем оператор выкупил у них акции с повышающим коэффициентом к номинальной стоимости, потому что они являлись акционерами «Казахтелекома» до покупки им акций сотового оператора. Ну, а далее начинается самое интересное: Джумабаев в суде так и не смог обосновать свое несогласие с данной сделкой. Его аргументы о том, что компания принимает решение, способное снизить стоимость ее акций, разбивались о разницу сумм, за которые он же приобретал равные пакеты акций – с 330 млн тенге стоимость аналогичного объема ценных бумаг за 2 дня подскочила до 535 млн, так что разговоры о «неправильности» решения по приобретению доли в сотовом операторе противоречили затратам самого «акционера».

Помимо этого, Джумабаев указал в своей жалобе, что заявил право требования о принудительном выкупе акций тогда, когда для него «стала очевидной ошибочность стратегии по открытию короткой позиции по сделке прямое РЕПО». Но это лишь доказывает факт попытки использовать им права в противоречие с его назначением, ведь именно в расчете на крупную сделку, по его же словам, и строилась вся его стратегия заработать. Также в суде он не нашел объяснения своим противоречивым решениям, когда вслед за несогласием с решением компании от 12 декабря спустя два дня приобрел новый пакет акций. Представитель истца говорила о некоей «инвестстратегии», но по хронологии событий вся «инвестстратегия» сводилась к тому, чтобы любой ценой попасть в реестр акционеров «Казахтелекома», а затем вынудить компанию выкупать акции по завышенной цене.

Сейчас сторона Джумабаева пытается апеллировать к тому, что он не нарушал законов рынка ценных бумаг, который спекулятивен по природе своей. Но тут следует учитывать, что на любом, даже самом спекулятивном рынке все равно должны быть расставлены некие красные флажки, ограничивающие аппетиты его участников и защищающие их права. В случае с Джумабаевым таковыми стали сроки вхождения его в состав акционеров компании и отсутствие полномочий по распоряжению правом обратного выкупа по первому приобретенному им по сделке РЕПО пакету, право собственности на который прекратилось 20 декабря в 12:23.

Считаю, что требование Джумабаева о выкупе акций не соответствует смыслу законодательства, которое дает акционерам право требовать выкуп принадлежащих им акций для защиты собственных интересов в случае несогласия с решениями акционерного общества. Но для этого миноритарий должен быть акционером компании хотя бы какое-то разумное время. Лицо же, которое приобрело акции исключительно с целью предъявить данные акции к выкупу, зная о принимаемом решении, пользуется правом выкупа в противоречии с его назначением. Проще говоря, если Джумабаев не был согласен с решением «Казахтелекома» заключить крупную сделку, он должен был воздержаться от приобретения акций «Казахтелекома», и такая возможность избежать «ошибочной инвестстратегии», как видно из хронологии его действий, у него была.

В итоге решением СМЭС Нур-Султана от 5 сентября 2019 года в удовлетворении иска Джумабаеву было отказано полностью, поскольку все его действия указывали на попытку обогащения за счет «Казахтелекома» за счет использования права в противоречие с его назначением. В ноябре 2019 года судебная коллегия по гражданским делам суда Нур-Султана рассмотрела жалобу Джумабаева по этому решению – и оставила решение суда первой инстанции по этому делу без изменений, отказав в удовлетворении апелляционной жалобы со стороны миноритария. Теперь Верховный Суд вынужден решать вопрос - а стоит ли возбуждать производство по делу и рассматривать ходатайство Джумабаева после отказа ему уже двух судебных инстанций.

Отметим, что в случае рассмотрения дела в кассационном порядке и удовлетворения требований Джумабаева такое решение может стать весьма тревожным прецедентом для всего рынка ценных бумаг Казахстана: так, публичные компании столкнутся с волной спекулятивных схем, когда их бумаги будут приобретаться не для инвестирования, а для выжимания из них все больших и больших сумм, направленных на выкуп их акций. Естественно, что никакая экономика и никакие успехи казахстанских компаний покрыть аппетиты таких игроков не смогут – и, в конечном счете, пострадают остальные акционеры компаний-эмитентов, которых у того же «Казахтелекома» насчитывается 16 тыс.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo