Перейти к основному содержанию
962 просмотра

Почему для корпораций откладывать деньги – это неправильный способ подготовиться к кризису

Создание фонда на «черный день» хорошо для отдельной компании, но бессмысленно на уровне всей экономики

Денежные накопление могут иметь смысл для отдельных фирм, но для экономики в целом это не так важно. ФОТО: JOSE LUIS GONZALEZ/REUTERS

По мере того, как введенный по всему миру карантин продолжает оказывать негативное влияние на бизнес, все большую популярность обретает идея о том, что компании должны активнее накапливать финансовые ресурсы на «черный день».

Для отдельно взятой компании такой буфер на случай неожиданных событий, которые она не может контролировать, вполне оправдан. Однако в масштабе экономики такая политика создает проблем больше, чем решает.

Прежде всего, стоит отметить, что, несмотря на распространенное мнение о том, что американские компании излишне закредитованы, в последние годы накопления нефинансовых корпораций в США становятся все больше. Общий объем чековых депозитов и наличных денег, которыми владеют эти фирмы в четыре раза больше того, что было после финансового кризиса 2008 года и составляет сумму свыше $1,2 трлн.

site_info-20 (1).png

Во время рассуждений о влиянии принуждения или побуждения компаний к накоплению, стоит вспомнить саму суть макроэкономического учета. Если во всем мире частный сектор осуществляет чистое кредитование, то есть тем или иным способом накапливает активы и денежные средства, это означает, что государства должны осуществлять чистые заимствования. Даже если умолчать о причинно-следственной связи, здесь срабатывает простая истина о том, что актив одного человека – это всегда ответственность другого.

Разумеется, корпорации могут кредитовать другие элементы частного сектора, например, домашние хозяйства, но это попросту приведет к тому, что во время кризиса многие семьи окажутся в худшем финансовом положении. Также компании одной страны могут предоставлять кредиты за рубежом, но все останется по-прежнему, лишь только сам риск переместится в другое место.

Если компании начнут делать денежные накопления еще более активно, чем они это делают сейчас, то вырастет спрос на высоколиквидные активы, подобные наличным деньгам. Государства могут увеличить свои заимствования, либо сделать рискованную ставку на то, что корпорации переключатся на другие, на первый взгляд более безопасные частные активы, как они уже делали в преддверии финансового кризиса 2008 года.

Таким образом, единственный надежный путь к увеличению корпоративных сбережений - это увеличение государственных заимствований. Принимая во внимание эту простую истину, становится очевидным небольшое, но важное отличие между уплатой налогов компаниями, реакцией государства в случае непредвиденной чрезвычайной ситуации, такой как, например, пандемия, и тем, что компании должны иметь надежные активы, как правило, в виде государственных облигаций, чтобы защититься от чрезвычайных ситуаций.

В виду того, что сейчас государство оказывает компаниям финансовую поддержку, кто-то может подумать, что корпорации должны платить больше налогов. Это кажется более простым решением, чем поощрять или даже навязывать гигантским корпорациям необходимость делать денежные накопления.

Есть и другие аргументы в пользу существующего положения дел. Так, наличие больших запасов денежных средств снижает рентабельность капитала компаний. По этой причине в течение десятилетия инвесторы страшно переживали из-за огромной массы накоплений в японской экономике. Запасы наличных также могут негативно повлиять на инвестиции в производство, поскольку компании будут стремиться отложить средства на случай кризиса, который может не наступить в течение многих лет.

Идея о том, что корпорации должны откладывать средства на «черный день» апеллирует к чувству справедливости и опирается на непопулярность акций по спасению больших компаний. Однако, как это часто бывает, то, что имеет смысл для отдельных фирм, практически бесполезно для экономики в целом.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

1482 просмотра

Как алюминиевый кластер Павлодарской области привлекает инвестиции

Рассказываем, какие новые производства будут открыты

Фото: Валерий Бугаев

Алюминиевый кластер появился в планах правительства РК едва ли не с самых первых дней независимости республики. Сырьевой базой кластера стал Павлодарский алюминиевый завод, сейчас АО «Алюминий Казахстана» - единственный производитель глинозема в стране. 

Крепкая база 

Глинозем – сырье для производства алюминия. В состав АО «Алюминий Казахстана» кроме Павлодарского алюминиевого завода входят известняковый рудник «Керегетас» в Павлодарской области и два бокситовых рудника: уже почти отработавший свой эксплуатационный срок Торгайский и Красно октябрьский (оба находятся в Костанайской области).

Преимущественно именно Краснооктябрьское бокситовое рудоуправление снабжает Павлодарский алюминиевый завод бокситовым сырьем. Недавно здесь открыли еще два бокситовых месторождения с общим запасом сырья в 37,5 млн т. Залежи бокситов одного из месторождений позволяют эксплуатировать его 20 лет, другое – 11 лет, рассказали в пресс-службе АО «Алюминий Казахстана». Сейчас новые рудники готовятся к запуску. 
 
В этом году на двух рудниках АО «Алюминий Казахстана» планируется добыть более 4 тыс. т бокситов (844,4 т уже добыли за I квартал). Общее производство глинозема в 2020 году должно составить 1,4 млн т (более 331 тыс. т произведено в I квартале 2020 года).

Второй элемент 

Разобщать территориально стадии алюминиевого передела не стали, и в 2000-х в Павлодаре был построен Казахстанский электролизный завод (КЭЗ) – ключевой элемент для успешного развития алюминиевого кластера. Создание единственного в республике и уникального по своей технологичности производства первичного алюминия обошлось в $900 млн. В 2003 году государственный пакет акций ОАО «Алюминий Казахстана» (31,76%) был продан  швейцарской компании Corica AG. Условие сделки: право собственности на госпакет компании Corica AG окончательно переходит только после ввода первой очереди элект ролизного завода в 2007 году. 

Договоренности были выполнены в срок – в 2007 году состоялось открытие завода. Выход производства на полную мощность проходил поэтапно, в две очереди, по 125 тыс. т алюминия в год каж дая. Вторая очередь КЭЗ была введена в 2010 году. Сегодня Казахстанский электролизный завод производит 250 тыс. т продукции в год, около 90% алюминиевых чушек уходит на экспорт. 

Сейчас рассматривается вопрос о введении третьей линии КЭЗ. По мнению Каната Баитова, который в 2019 году исполнял обязанности председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства индустрии и инфраструктурного развития, это позволило бы оставлять в стране до 400 тыс. т глинозема. Сейчас остается как минимум в два раза меньше. 

В прошлом году две крупные компании – одна китайская и одна арабская – начали разработку предТЭО третьей линии КЭЗ для ERG. Завершить разработку технико-экономического обоснования планировалось до конца 2019 года. Коронавирус внес некоторые коррективы в эти планы, отодвинув реализацию проекта на неопределенный срок.

Кластер начинается 

Развитие алюминиевого кластера возложили на СЭЗ «Павлодар», определив металлургию одним из основных направлений ее развития. 

Первым в казахстанской алюминиевой цепочке стал выпуск легированного жидкого алюминия. Инвестор – ТОО «Giessenhaus», дочерняя компания немецкой корпорации Euro-Energie-GmbH и российской «СибИнвестГрупп». Запуск производства мощностью 52 тыс. т легированного алюминия в год состоялся в декабре 2017 года на территории экономической зоны «Павлодар». Общая стоимость проекта составила 4,9 млрд тенге. Сырье ТОО «Giessenhaus» получает от Казахстанского электролизного завода, только не в чушках, как его обычно экспортируют, а в жидком виде. Для этого используются специальные сосуды, так называемые тигели, поддерживающие температуру в пределах 750–800 градусов, что предотвращает застывание металла. Заместитель директора по производству ТОО «Giessenhaus» Руслан Ибраев рассказал о части производственных процессов. Например, после доставки металл с тигеля переливается в печи, затем производится легирование сплава. Если металл холодный, он подогревается, если же нормальной, заданной температуры, в него производится загрузка легирующих компонентов – это кремний, магний, титан, марганец.

Заключительная стадия – химический анализ. Если все показатели в норме, продукция Giessenhaus передается в ТОО «Вектор-Павлодар». Это сосед Giessenhaus, они находятся в одном здании и прекрасно дополняют друг друга. 

Вектор на Павлодар 

«Вектор-Павлодар», используя алюминиевый сплав Giessenhaus, выпускает автомобильные диски. Общий объем инвестиций этого проекта – 6,7 млрд тенге. Проектная мощность – миллион автомобильных дисков в год. Компания заходила в СЭЗ как дочка известной российской компании K&K, которая занимает едва ли не большую часть российского рынка дисков. На ее долю приходится 3 млн дисков в год, половину из которых компания экспортирует. В экспортном списке Красноярского завода автомобильных дисков до недавних пор значился и Казахстан – сюда из Красноярска поставлялось 200 тыс. автомобильных дисков в год. 
 
Причины, по которым красноярская компания открыла производственный филиал в Казахстане, в 2017 году на тот момент генеральный директор группы компаний  K&K Сергей Куклин назвал такие: «В Павлодаре для нас большой плюс в том, что здесь уже есть предприятие, которое будет производить легированный алюминий, – это ТОО «Giessenhaus» (70 процентов стоимости автомобильных дисков – это стоимость металла, еще и поэтому россиянам оказалось гораздо выгоднее выпускать свою продукцию там, где они могут получить сырье. – «Курсив»)». 

kak-alyuminievyj-klaster-pavlodarskoj-oblasti-privlekaet-investicii-2.JPG

Фото: Валерий Бугаев

По словам инвестора, в специальной экономической зоне «Павлодар» ему предложили такие преференции, которых нет в Красноярске, где расположена основная база К&К. В 2018 году году К&К купил РУСАЛ, а Куклин возглавил ТОО «Вектор-Павлодар». В нынешнем году это предприятие уже вышло на проектную мощность в один миллион автомобильных дисков в год, отправляя свою продукцию преимущественно в Россию. Сейчас, по информации председателя правления СЭЗ «Павлодар» Альбека Несипбекова, «Вектор-Павлодар» заключает договор на поставку своей продукции для нужд «СарыаркаАвтоПром» и «АзияАвто». «С 2017 года, когда ТОО «Вектор-Павлодар» вошло в состав СЭЗ «Павлодар», они вложили в алюминиевый кластер уже 3,241 миллиарда тенге и на 3,65 миллиарда отправили на экспорт своей продукции. 

Также ТОО «Вектор-Павлодар» – один из самых крупных наших налогоплательщиков. По сумме уплаченных за три года налогов (369 миллионов тенге) они находятся на третьем месте после «Каустика» и ТОО «УПНК-ПВ», – рассказал Несипбеков. 

Процесс изготовления автомобильных дисков не менее интересен, чем выпуск легированного алюминия. Если вкратце, то он выглядит так: металл с ТОО «Giessenhaus» обязательно обрабатывается аргоном. После очистки в него добавляются стронций, титан и другие легирующие элементы. Диски производятся на литейных машинах, а затем отправляются на рентген, чтобы проконтролировать их внутреннюю структуру. Следующий этап – механическая обработка: из отливки делается колесо – сверлится, протачивается, опиливается, чтобы потребитель получил продукцию качественную, без всяких шероховатостей и неровностей. «Если у контролера нет претензий к качеству, диск отправляется на участок маркировки, где мы обязательно указываем код колеса, день, цвет. Каждое колесо получается уникальным, – рассказал Kursiv.kz менеджер производства ТОО «Вектор-Павлодар» Андрей Назаренко. До недавних пор готовые автомобильные диски в поддонах или коробках в зависимости от дизайна колеса фурами отправлялись в Тольятти, где их красили. С этого года ТОО «Вектор-Павлодар» красить свои диски тоже будет в Павлодаре. 

 

Индустрия алюминий копия-1.jpg

«Сегодня уже ведутся строительно-монтажные работы во втором цехе ТОО «Вектор-Павлодар». Скоро на территории СЭЗ «Павлодар» диски будут не только производиться, но еще и краситься. В том же количестве, что и выпускаются, – один миллион штук продукции в год. Стоимость проекта – 5 миллиардов тенге», – сообщил председатель правления специальной экономической зоны «Павлодар». 

Ввод в эксплуатацию нового производства запланирован на этот год. 

Ходовой товар 

В 2020 году начнет свою работу и завод по производству полиоксихлорида алюминия максимальной мощностью 13 тыс. т в год. Это вещество – коагулянт, использующийся для очистки питьевой воды. Сейчас его импортируют из соседних России и Китая. Местные бизнесмены, выигравшие грант Национального агентства по технологическому развитию, намерены заменить продукт более дешевым отечественным аналогом. Размер гранта составил почти половину стоимости будущего предприятия, которое обойдется в 943 млн тенге.
 
Дополнительные проекты в рамках казахстанского алюминиевого кластера принесут в Казахстан почти 24 млрд тенге инвестиций. 

В прошлом году специальная экономическая зона «Павлодар» стала выступать своего рода генератором алюминиевых идей и предлагает заинтересованным предпринимателям уже готовые бизнес-планы в рамках дальнейшего развития кластера. 

«Мы не сидим и не ждем, когда к нам в дверь зайдет инвестор. Мы сами знаем, что будем развивать. Алюминиевый кластер – это главный наш приоритет, потому что мы видим здесь хорошую перспективу. На семь миллионов тенге мы разработали семь бизнес-планов, по миллиону каждый. Планируем выпускать из алюминия профили, банки, фольгу. Один бизнес-план мы уже продали. На наш миллион, потраченный на разработку идеи, инвестор приносит свои 500 млн тенге. По остальным мы в поиске. И уверен, они принесут свой результат. Потому что алюминий – это тот товар, на который всегда найдется свой купец», – говорит Альбек Несипбеков.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png