Перейти к основному содержанию

Настоящая угроза для Baidu вовсе не COVID-19

Компания восстанавливает бизнес, однако долгосрочные перспективы поисковика по-прежнему туманны

Фото: Tingshu Wang/Reuters

Китайский поисковый гигант Baidu постепенно восстанавливается после того ущерба, который был ему нанесен пандемией COVID-19. Однако пока нет никаких признаков того, что хронические проблемы компании как-то решаются. И пока эта ситуация не изменится, возможности фирмы по привлечению инвестиций могут быть ограничены.

После закрытия торгов в понедельник Baidu объявила о том, что доходы компании от рекламы в прошлом квартале упали на 19% в сравнении с аналогичным периодом предыдущего года. Общий доход компании по сравнению с прошлым годом при этом снизился на 7%. Падение смягчила дочерняя компания – видеохостинг iQiyi, показавшая значительный рост в период, когда люди находились на самоизоляции. Однако iQiyi по-прежнему не приносит прибыли. В таких секторах экономики, как туризм и здравоохранение, бизнес сократил расходы на рекламу, поскольку в условиях карантина не осуществлял какой-либо деятельности. Также Baidu отмечает снижение расходов на рекламу со стороны малого бизнеса, который пострадал от пандемии наиболее сильно. В этом году акции Baidu упали на 15% – сильнее, чем у таких компаний, как Alibaba и Tencent.

Впрочем, инвесторы не обратили особого внимания на не­утешительные итоги за прош­лый квартал, о которых сообщила компания. Торгующиеся на NASDAQ акции Baidu после закрытия торгов в понедельник выросли на 8%, поскольку компания прогнозирует, что на смену спада активности придет рост. По итогам текущего квартала ожидается, что в рамках промежуточного прогноза по прибыли доходы компании останутся на прежнем уровне. Свою роль здесь, вероятно, сыграли невысокие ожидания. По данным S&P Global Market Intelligence, аналитики уже понизили оценки трехмесячной давности по выручке компании за этот квартал на 12%.

Дела у Baidu действительно пойдут лучше. Расходы на рекламу, очевидно, возрастут, поскольку многие предприятия в Китае вновь возобновляют свою деятельность. Однако некоторые отрасли, например туризм и малый бизнес, по-прежнему испытывают трудности.

Кроме того, пандемия обнажила и структурные проблемы Baidu, поскольку компания отстает от своих конкурентов в привлечении рекламодателей из числа интернет-компаний, которые играют все более важную роль в экономике. Например, доходы Tencent от рекламы выросли на 32% в сравнении с прошлым кварталом. Преимущество этой компании в том, что она владеет крупнейшей социальной сетью в Китае – WeChat и является крупнейшей игровой компанией в мире. В последние годы Baidu уступает свою долю рынка конкурентам, в частности Bytedance, которая владеет видеохостингом для создания коротких видео TikTok.

Вероятно, худшая из пандемий для Baidu закончилась, однако теперь перед компанией стоит гораздо более сложная задача – наверстать упущенное и догнать своих соперников.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

3955 просмотров

Падение цен на нефть и девальвация трехкратно сократили прибыль «КазМунайГаза»

Компания вынуждена на ходу сокращать расходы и корректировать ожидаемую прибыль

Фото: пресс служба АО НК «КазМунайГаз»

После нефтяного кризиса 2014–2015 годов «КазМунайГаз» попытался свести к минимуму влияние волатильности на рынке на свою финансовую состоятельность, уменьшив валютные долги и другие обязательства. 

Только в первом квартале выручка национальной компании по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась на 21%, до 1,4 трлн тенге, а чистая прибыль сократилась в три раза – с 309 млрд тенге в прошлом году до 100 млрд в этом. Сильнее всего пострадали доходы от доли в совместных предприятиях, сократившись более чем в четыре раза, до 53 млрд тенге. «В основном это связано со снижением цены на нефть, но также и с изменением курса, особенно на конец квартала. У нас есть валютные обязательства на уровне совместных предприятий, и мы признали по ним отрицательную валютную переоценку, то есть бухгалтерский убыток», – сообщил на брифинге в начале мая заместитель председателя правления и финансовый директор АО «НК «КазМунайГаз» (КМГ) Даурен Карабаев.

То есть падение цен на нефть нанесло по КМГ двойной удар. Сначала в виде сокращения выручки от продажи сырья, а потом еще и в виде девальвации национальной валюты, которая в свою очередь обесценилась из-за снижения стоимости нефти.

С начала года цена на Brent снизилась почти в три раза и достигала минимальных значений за последние 18–20 лет. Если с января по март средняя стоимость эталонной марки составила около $50 за баррель, то уже в апреле она упала до $18,5. Карабаев отметил, что результаты первого квартала еще не отражают в полной мере негативного влияния падения цены на нефть на показатели КМГ.

Реакцией компании на сложившуюся ситуацию стало сокращение затрат. К примеру, операционные и административные расходы на этот год снижены почти на 40 млрд тенге, капитальные затраты в 2020 году уменьшатся на 15%, или на 84,7 млрд тенге, а в течение ближайших пяти лет – на 400 млрд. 

Представитель КМГ признался, что сейчас сложно давать какие-то прогнозы относительно будущего. Но текущая ситуация однозначно окажет негативное влияние на финансовые показатели компании. Он отметил, что ряд дочерних компаний и сов­местных предприятий, а также нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) показали убытки в первом квартале; менее подверженными влиянию цен на нефть оказались блок транспортировки нефти и газовая сфера. 

Кроме того, ожидается значительное снижение дивидендов от совместных предприятий. «И в целом по 2020 году наш свободный денежный поток будет отрицательным. Вероятнее всего, нам придется частично использовать имеющийся запас ликвидности с целью поддержания деятельности наших предприятий», – отметил финдиректор КМГ.

 

ресурсы копия-1.jpg

И швец, и жнец…

Пандемия коронавируса, вспыхнувшая в начале этого года, нанесла серьезный ущерб только восстановившемуся после кризиса 2014–2015 годов глобальному нефтяному рынку. По итогам первого квартала многие мировые производители нефти объявили о значительных потерях. Чистая прибыль Shell за январь – март упала на 46%, ExxonMobil – на 31%, Saudi Aramco – на 25%. И снижение показателей у небольшого по мировым меркам «КазМунайГаза» выглядит неудивительным. Тем не менее некоторые участники рынка все же смогли не только не снизить, но и повысить доходы. К примеру, Chevron за тот же период увеличила чистую прибыль более чем на 35%. В американской компании сумели сбалансировать доходы и расходы так, чтобы иметь возможность быстро реагировать на рыночные изменения и сохранять устойчивость бизнеса. Chevron уже более 25 лет работает и в Казахстане, а также является партнером КМГ по Тенгизскому проекту – именно он обеспечил более трети чистой прибыли национальной компании в 2019 году.

«КазМунайГаз» на сегодня – это вертикально интегрированная нефтегазовая компания, на которую приходится 26% годового производства нефти и конденсата в республике (90,5 млн тонн в 2019 году), 81% – переработки нефти, 15% – добычи газа, 57%  – транспортировки нефти и 79% – газа. Компания имеет свой небольшой флот нефтеналивных танкеров грузоподъемностью 12, 13 и 115 тысяч тонн, предприятия по бурению скважин. У компании было даже свое высшее учебное заведение – Казахстанско-Британский технический университет, который продали в прошлом году за 11,3 млрд тенге. Как и многие крупные компании в Казахстане, особенно сырьевые, КМГ помогает стране в реализации социальных проектов: в прошлом году по поручению правительства выделил 22,8 млрд тенге на строительство стадиона, конгресс-холла и амфитеатра в городе Туркестане.

По итогам прошлого года выручка от продажи нефти при средней цене $64 за баррель составила чуть более 3 трлн тенге, что занимает свыше 45% совокупного дохода компании. На второй строчке – поступления от продажи нефтепродуктов: более 28%, или 1,9 трлн тенге. И только потом идут доходы от реализации газа – около 13%, или свыше 874 млрд тенге.

Результаты последних лет демонстрируют, что наиболее рентабельным сегментом становится реализация и транспортировка газа. В прошлом году доходы от продажи газа выросли на 13,6%, тогда как по двум другим отраслям (нефти и нефтепродуктам), наоборот, произошло снижение. Выручка от газа выросла главным образом благодаря увеличению на 14% средней цены и росту поставок в Китай на 29%, до 7 млрд куб. м.

Увеличились также поступления от транспортировки газа более чем на 49%, до 209,6 млрд тенге. Рост произошел благодаря повышению доходов от международного транзита и транспортировки газа на экспорт за счет роста курса тенге к доллару.

Кругом должен

В КМГ отмечают, что производство товарного газа является одним из перспективных направлений. По прогнозу управления энергетической информации США, в 2018–2050 годах мировое потребление природного газа вырастет более чем на 40%, а в странах, не входящих в ОЭСР, оно увеличится на 70%.

В прошлом году КМГ пересмотрел свою стратегию относительно транспортировки и маркетинга газа. В частности, компания намерена увеличить пропускную способность магистральных газопроводов Бейнеу – Бозой – Шымкент (ББШ) и Казахстан – Китай, чтобы нарастить экспортные поставки товарного газа в КНР до 10 млрд куб. м в год. Кроме того, компания задумалась об экспорте продуктов переработки газа с высокой добавленной стоимостью и, соответственно, строительстве газоперерабатывающих заводов (ГПЗ). А это требует больших финансовых вложений. При том, что при строительстве того же ББШ «КазТрансГаз» (дочернее предприятие КМГ) в 2018 году пришлось брать кредит от синдиката банков в размере свыше 65,8 млрд тенге, или около $200 млн.

Тем временем другое дочернее предприятие – Атырауский НПЗ вынужден выпускать облигации и брать кредит, чтобы закрыть (частично) валютные займы от Банка развития Казахстана и китайского Эксимбанка, полученные на строительство комплекса глубокой переработки нефти. Общий долг самой национальной компании на конец квартала составил $10,6 млрд. Вопрос, найдутся ли в закромах КМГ деньги для инвестиций в газопереработку или ему снова придется влезать в долги, пока остается без ответа.

Национальной компании пришлось сильно потрудиться, чтобы за последние два года снизить общую задолженность на $5,3 млрд, досрочно погашая платежи по еврооблигациям и рефинансируя долларовые займы в тенговые, чтобы снизить нагрузку на дочерние предприятия, не имеющие валютной выручки. Снижение общего долга произошло в том числе и за счет списания займа на общую сумму $290 млн от партнеров по блоку «Жемчужина», отказавшихся от реализации проекта.
В рамках реализации антикризисной стратегии КМГ объявил, что сократит численность персонала центрального аппарата на 34%, с 729 до 480 человек.

При этом программа капитальных вложений за последние годы сузилась в два раза, и сейчас она составляет примерно $1,2 млрд в год. 

Для повышения финансовой устойчивости и сокращения общих затрат в 2017–2019 годах в КМГ были интегрированы субхолдинги «КазМунайГаз – Переработка и Маркетинг» и «Разведка Добыча «КазМунайГаз».

«Эти меры, конечно, нам помогают сейчас, и можно сказать, что КМГ с финансовой точки зрения сейчас находится в сравнительно лучшем положении, чем в предыдущие периоды падения цен на нефть», – говорит Даурен Карабаев, но с сожалением признает, что в этот раз падение цен на нефть оказалось более глубоким, чем в 2014–2015 годах.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png