Перейти к основному содержанию
2503 просмотра

Почему с интернетом в Казахстане все в порядке

Несмотря на 20% увеличение трафика

Фото: АО «Казахтелеком»

С начала действия режима чрезвычайного положения в стране трафик передачи данных в сети группы компаний АО «Казахтелеком» вырос на 20%, однако на качестве услуг, предоставляемых казахстанским пользователям сети интернет это никак не сказалось: по словам главного директора по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлана Мейрманова, оператор оперативно сумел подготовиться к резкому увеличению трафика.
 
Разговоры о проблемах с интернетом в Казахстане муссируются с конца прошлой недели, причем поразительнее всего то, что они муссируются в социальных сетях, мессенджерах и в разделах «Комментарии» различных интернет-ресурсов. И то, и другое, и третье завязано на широкополосном доступе к сети – и если бы в стране были реальные проблемы с интернетом, то авторы сообщений о проблемах просто не смогли бы отправлять свои сообщения и оставлять свои комментарии. Равно как население страны просто не смогло бы свободно заходить на интернет-ресурсы – например, в YouTube, Facebook, Gmail, Mail.ru, Яндекс и в новостные ленты.
 
Однако перебоев с заходами на подавляющее большинство ресурсов у казахстанцев нет, а потому очевидно, что слухи о «нетянущем» одновременное пребывание в нем практически всего населения страны казнете, как сказал бы Марк Твен, сильно преувеличены. О том, как в реальности обстоят дела с обеспечением страны широкополосным доступом kursiv.kz поинтересовался у главного директора по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлана Мейрманова. По словам последнего, нагрузка на сети в настоящее время действительно беспрецедентная, но операторы страны готовились к ней заранее – а потому каких-то глобальных проблем и не возникает.
 
В частности, рост трафика с начала марта по группе компаний АО «Казахтелеком» начал расти еще с первой декады марта – к 10 марта увеличение потребления составляло 5%, к нынешнему времени трафик вырос в среднем более чем на 20% с начала объявленного в стране карантина. Причины роста очевидны: повышенная активность существующих абонентов и резкий рост числа подключений новых абонентов к услугам компании. Причем этот резкий рост также является косвенным показателем того, что «Казахтелеком» со своими обязанностями справляется. И будет справляться, несмотря на то, что рост нагрузки в 20% - отнюдь не конечная величина.

к статье телеком.jpg

«Среди главных причин возросшего трафика можем назвать такие, как феномен «Все одновременно в сети» - когда растет количество активных пользовательских сессий, а также рост количества новых подключений к сети, - говорит Мейрманов. – Но это еще не все: дело в том, что каждый абонент одновременно может активно использовать видеоконтент на нескольких доступных устройствах: на телевизорах, на планшетах, на телефонах», - добавляет он.

Грубо говоря, пока один член семьи просматривает образовательную программу на телевизоре или на персональном компьютере, сидящие в соседней комнате могут просматривать фильм или запись футбольного матча, или концерта на другом гаджете – а сигнал при этом идет с одного модема. Причем увеличение потребления трафика идет не по относительно «легким» текстовым или звуковым файлам, а по самому тяжеловесному сегменту инета – видеоконтенту. Ну, и, наконец, резко увеличилось количество видеоконференций – дистанционная работа приводит к тому, что все организационные и рабочие вопросы, которые в офисах решались в устном порядке, теперь решаются через интернет. Потому что месседжеры «запитаны» на тот же самый широкополосный доступ.
 
И если мессенджер передает сообщения практически мгновенно, а параллельно просматриваемый в YouTube фильм не виснет, это означает только одно: с интернетом в стране все в порядке. Во многом благодаря превентивным мерам со стороны оператора: тот же «Казахтелеком» еще в начале марта нарастил пропускные способности канала доступа к сети интернет для провайдера «Сеть Казахстан» на ожидаемые 30% сверхнагрузки. Ожидаемые, потому что, по словам Мейрманова, именно такое увеличение на сети в среднем наблюдалось в странах, раньше Казахстана севших на карантин. Более того, во второй декаде марта «Казахтелекомом» был организован канал доступа к сети интернет для спутникового оператора АО «Астел», что позволило увеличить мощность сети.
 
«Сейчас сетевой трафик в Казахстане растет как на международных каналах связи, которые используются для доставки внешнего для нашей страны трафика, так и на  локальных ресурсах, в частности, на кеширующих серверах глобальных поставщиков контента, - говорит представитель компании. – И мы продолжаем увеличивать наши возможности за счет внутренних ресурсов: так, в настоящее время объем локальных кеширующих серверов группы компаний «Казахтелеком» составляет 92% к объему внешних каналов Интернет. Другими словами, половина трафика Интернет, который мог бы загружать наши внешние каналы связи, локализована в Казахстане. Это значительно улучшает качество доступа к контенту многих ресурсов для абонентов «Казахтелеком», - поясняет он.
 
Более того, группой компаний АО «Казахтелеком» уже сейчас достигнута договоренность с ведущими контент-провайдерами о расширении объема локальных кеширующих серверов оператора для топ-контента на 52% до конца текущего года. Таким образом, дополнительно повысится качество доступа в интернет для абонентов компании, которая даже в нынешние тяжелые времена не просто думает о бесперебойном обеспечении своих клиентов, но и продолжает изыскивать возможности качественного улучшения этих услуг, обладая изрядным запасом прочности.

banner_wsj.gif

На чем зарабатывает крупнейший речной порт Казахстана

Основной доход предприятию приносит добыча и продажа песка

Фото: Наталья Зинченко

Павлодарский речной порт сконцентрировался на добыче и продаже песка. Добыча песка не прекращается даже ночью – люди работают посменно. Именно этот вид деятельности, а не грузоперевозки, приносит предприятию основной доход, хотя трансграничный Иртыш позволяет отправлять на большой воде грузы в Россию дешевле, чем другими видами транспорта. 

Золотое дно

Песок добывают со дна Иртыша с помощью плавучего крана грузоподъемностью 5 т. Поднятый со дна реки песок грузят на баржи. Баржи с песком доставляет к берегу буксирный теплоход. Такие суда проекта 1741 когда-то разрабатывались специально для работы на реках Иртыш, Обь, Енисей и Лена в условиях сильного течения. Когда песок доставлен к берегу, в работу вступают огромные портальные краны грузоподъемностью 12,5 т каждый. Песок выгружают, и все повторяется снова. «Первый плавкран встал на добычу песка 1 мая, второй – 18 мая. За месяц мы добыли 100 тыс. т песка. Если все пойдет хорошо, планируем до конца навигации добыть 700 тыс. т», – комментирует заместитель председателя правления АО «Павлодарский речной порт» Толеген Кульжанов.

Плавучие краны павлодарского порта добывают песок на четырех месторождениях. Исчерпать такой своеобразный карьер полностью невозможно – песок снова намывается течением. Но времени на загрузку баржи, по сравнению с прошлым годом, уходит больше. Если раньше кран наполнял одну тысячетонную баржу за шесть часов, теперь – за восемь или девять. За сутки один кран успевает загрузить только три баржи. Павлодарский песок закупают дорожники и строители, его используют на кирпичных заводах. «Пандемия нарушила планы не только нам, но и покупателям, которым необходим речной песок. Были ограничения по работе, поэтому сейчас потребность выросла. Раньше у нас был запас 50 тыс. т при реализации 5 тыс. т в день. Сейчас запасы в два раза меньше, потому что реализуем в два раза больше», – приводит цифры Кульжанов. 

Крупные заказчики забирают тонны песка на грузовиках, для заказчиков поменьше два года назад на территории порта был запущен цех, где речной песок фасуют в мешки. 

 

порт-02.jpg

Песочная диверсификация

Каждый мешок с фирменным логотипом весит 25 кг – это продукция для строительных магазинов. В 2019 году таких мешков продали больше 6 тыс., с начала этого года – больше 600 штук. Стоимость 25-килограммового мешка – 300 тенге. Для сравнения – одна тонна песка продается за 850 тенге. 

«Это диверсификация нашей деятельности. Мы добываем песок, он всегда есть в запасе, – объяснил Толеген Кульжанов. – Это, скажем так, внутренний стартап. Хотим разнообразить свою деятельность и делать конечный продукт». 

В том же цехе в ближайшее время запустится еще одно небольшое производство, напрямую связанное с добываемым речным песком. Здесь будут производить пескоблоки для строительства промышленных зданий, гаражей, заборов. Производство организовали за счет собственных средств.
Оборудование для производства пескоблоков готово, образцы – тоже. Нет рабочих. Если бы не карантин, их бы уже наняли и запустили производство. 

Туда – щебень, обратно – лес

Павлодарский речной порт уже много лет поставляет щебень в Россию, в основном в Омск и расположенную ниже по течению Татарку. В этом году навигация в Павлодаре открылась 26 апреля. Сразу же в порт зашли два омских судна, загрузились и отправились обратно. Омичи пришли по большой воде и в первый же рейс забрали 4 тыс. т щебня. Следом ушли два павлодарских теплохода. 

За месяц с начала навигации в Омск водным путем было отправлено 48,5 тыс. т щебня. Этот материал нужен дорожникам – для строительства одной дороги в Омской области потребуется около 200 тыс. т. Всего в этом году из павлодарского порта планируют отправить в Российскую Федерацию 245 тыс. т грузов.

Около 15 лет баржи возвращались обратно в павлодарский порт пустыми, но два года назад ситуация изменилась. Казахстанские баржи повезли российский лес, переработка древесины была организована уже в Павлодаре. Но условия поменялись, и в эту навигацию павлодарские суда лес не повезут: это больше не выгодно.

«Пошлина на вывоз леса постоянно растет, усилились санитарные требования к вывозу круглого леса, из-за недавних серьезных пожаров ввели мораторий на вывоз кругляка. Поэтому сейчас нам невыгодно идти за небольшой партией», – объясняет заместитель председателя правления АО «Павлодарский речной порт».

Павлодарцам возить лес стало невыгодно, но древесина в местный порт все равно прибудет. Семипалатинская баржа доставит тысячу кубов леса, а павлодарский порт выступит в качестве перевалочной базы. «Мы их обслуживаем, обеспечиваем весь комплекс услуг: разгрузка, стропильные работы, погрузка в вагоны и машины, предоставляем железнодорожный тупик, наши рабочие чистят баржу после разгрузки. У них только теплоход с командой, и то – пришвартовку осуществляют наши сотрудники. Кроме нас в Павлодаре никто не сможет выполнить все эти работы», – рассказал Кульжанов. 

Возрождение рек и озер

Сегодня в составе павлодарского речного флота четыре современных плавучих крана, пять теплоходов, которые буксируют многотонные баржи, 12 барж – десять из них грузоподъемностью в тысячу тонн и две трехтысячных. На берегу работают восемь портальных кранов. Пять земснарядов Павлодарского речпорта в данный момент заняты на дноуглубительных работах далеко за пределами региона. «Сейчас производим работы по четырем рекам в Актюбинской области. Там расчистка от ила, расширение русла. Еще два проекта – расчистка и берегоукрепление на реках Урал и Кигач, там участки до 8 км. У нас есть конкуренты, но мы соответствуем всем требованиям, у нас своя техника и хорошие специалисты на земснарядах, – сообщил Толеген Кульжанов. – В начале мая мы выиграли конкурс и перекинули два земснаряда из Актюбинской области, где выполнено 80% работ, в Кызыл­ординскую – на Сырдарью. Там будем вести дноуглубительные работы, расчистку и расширение русла». 

Две тысячетонных баржи и два теплохода в Павлодаре работают на потравке гнуса. На трехтысячных баржах в Россию перевозят щебень. Еще несколько тысячных барж заняты на добыче песка. Один теплоход и плавкран в резерве – готовы в любой момент приступить к проектам по расчистке русла или к берегоукреплению внутри области. 

Перспективы Иртыша

Песок, а не грузоперевозки, приносит самый большой доход Павлодарскому речному порту еще и потому, что полностью загруженными баржи ходят только в начале навигации, по большой воде. Остальную часть судоходного сезона из-за небольших глубин казахстанские баржи проводят в Российской Федерации и обратно возвращаются полупустыми. Протяженность проблемного участка – 200 км: от приграничного Урлютобе до Омска. Летом уровень воды там спадает до 135 см, а для нормальной работы нужно хотя бы 260 см.

Нарастить оборот грузов между Казахстаном и Омской областью за счет Иртыша удастся только в том случае, если будут проведены дноуглубительные работы – этот вопрос уже несколько лет обсуждается на межгосударственном уровне. 

Сотрудничеством с Россией потенциальные возможности павлодарского порта не ограничиваются. В последние годы интерес проявляет бизнес из азиатских стран. Павлодарцы планировали заключить договор с Китаем о перевозке по Иртышу нефтяного кокса. Представители корейских компаний были заинтересованы в возобновлении поставок товаров из стран Юго-Восточной Азии по сибирским рекам. Речь шла о контейнерных перевозках и крубногабаритных грузах. Обратным ходом можно было бы отправлять соль и уголь.

перевалка соли (3).JPG
 
«Сейчас Иртыш работает всего на 30%, уверен заместитель председателя правления АО «Павлодарский речной порт» Толеген Кульжанов. – Если наладить работу с дальним зарубежьем, открывается достаточно много перспектив. Но команда будет в пути намного дольше. Остановки, границы – все нужно предусмотреть. Невозможно просто договориться с партнерами из-за рубежа. Нужна серьезная подготовка: техника должна быть отремонтирована от и до, должны быть запасные узлы, ремни, масла, горючее, нужно проработать партнеров, которые будут заправлять по пути теплоход. Но если все это наладить, если сотрудничать с дальним зарубежьем, то это станет большим скачком в развитии судоходства».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png