13699 просмотров

Нацкомпании не услышали рекомендации президента по выплате дивидендов

Казатомпром собирается выплатить менее 50% от чистого дохода. Токаев рекомендовал до 100%

Фото: kazatomprom.kz

«Казатомпром» планирует направить на выплату дивидендов своим акционерам 99 млрд тенге. Совет директоров нацкомпании рекомендовал направить на эти цели из прибыли компании за 2019 год по 381,72 тенге за одну обыкновенную акцию. Решение о выплате дивидендов должно быть одобрено на собрании акционеров, которое запланировано на 18 мая этого года. В случае согласования выплата дивидендов начнется с 28 мая.

Согласно данным Казахстанской фондовой биржи (KASE), чистая прибыль «Казатомпрома» на 1 января 2020 года составила более 213,7 млрд тенге. По итогам 2018 года «Казатомпром» выплатил дивиденды своим акционерам в 2019 году в сумме более 80 млрд тенге, что составляет 21,04% от чистой прибыли (380,3 млрд тенге).

В своем годовом отчете «Казатомпром» пояснил, что консолидированная выручка компании по итогам прошедшего года увеличилась на 15%, до 502,3 млрд тенге. Чистая прибыль «Казатомпрома» за 2019 год уменьшилась по сравнению с прошлым годом на 50% - до 213,7 млрд тенге (424,7 млрд тенге за 2018 год).

Почти месяц назад, в конце марта, на заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению Касым-Жомарт Токаев рекомендовал нацкомпаниям пустить всю чистую прибыль на дивиденды.

«Считаю, что нацкомпании должны произвести выплату дивидендов государству за прошлый год в размере до 100 процентов от чистого дохода», – сказал президент.

«Курсив» услышал от нескольких экспертов на рынке мнение, что всё дело в двух буквах из речи президента – «до». До 100% от чистого дохода выплатить в виде дивидендов рекомендовал президент. Мол, друзья, у нас тут кризис, помогите государству. Формально 40% - это тоже до 100%. В общем, либеральный подход в режиме ЧП оценили не все.

Напомним, дивиденды выплачиваются обычно раз-два в год акционерам компании из чистой прибыли (или же не выплачиваются – это решается акционерами). А чистая прибыль «Казатомпрома» по итогам 2019 года упала в два раза в сравнении с 2018-м.

«Чистая прибыль за 2019 составила 213,7 млрд тенге, снизившись на 50% по сравнению с 2018 годом, – говорится в финансовых результатах АО «НАК «Казатомпром» за 2019 год. - Значительная доля снижения по сравнению с предыдущим аналогичным периодом в основном связана с разовыми эффектами транзакций в обоих периодах, а именно - включением в состав группы ТОО «СП «Инкай», ТОО «Каратау», АО «Акбастау» и ТОО «Байкен-U» в консолидацию в 2018 году и ТОО «Хорасан-U» в 2019 году. Разовый эффект по данным сделкам увеличил чистую прибыль на 347,5 и 54,6 млрд тенге в 2018 и 2019 году соответственно. Также в 2019 году был получен доход от списания обязательств по совместным операциям на сумму 17 млрд тенге, который был первоначально учтен в итогах 2018 года, что в итоге повлияло на чистую прибыль 2019 года. Данный доход относится к объему невыкупленного урана у совместных операций за 2018 год, который группа не планирует покупать в последующих периодах, в связи с чем данное обязательство было списано в 2019 году. С учетом корректировки на данные разовые эффекты, скорректированная чистая прибыль составила 142,1 млрд тенге, увеличившись на 84% по сравнению с итогом 2018 года».

Напомним, основной пакет акций (81,2%) «Казатомпрома» принадлежит АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», а остальная часть находится в свободном обращении. Они были проданы в 2018-2019 годах на торгах на Международной бирже «Астана» в Казахстане и на Лондонской фондовой бирже в Великобритании. Часть акций была выкуплена Национальным банком РК в портфель ЕНПФ. Также акции атомной компании приобрели международные и казахстанские инвесторы. За 2018 год «Казатомпром» выплатил акционерам 80 млрд тенге ($200 млн) дивидендов.

«Курсив» предложил «Казатомпрому» дать комментарий по поводу своих планов направить на дивиденды в этом году (по итогам 2019) 99 млрд тенге. Мы напомнили про реплику президента про «до 100%». «При нынешних планах ваши выплаты акционерам составят менее 50%. Будет ли КАП как-то объяснять свое решение по размеру дивиденда?». «Казатомпром» пообещал ответить, но на момент публикации ответа не прислал.

Зато в одной из публикаций на своем сайте КАП пообещал: «Казатомпром» сохранит приверженность своей дивидендной политике с выплатой дивидендов на уровне не менее $200 млн в 2020 году. Компания также сохранит стабильные показатели финансовой устойчивости и низкой долговой нагрузки».

«Нефтяной шок и глобальная рецессия в первую очередь отразятся на состоянии сырьевых экономик. Это означает, что бюджету Казахстана в ближайшие годы придется несладко. Выпадающие нефтяные доходы нужно будет компенсировать, - предположил исполнительный директор некоммерческой организации «Казахстанская Ассоциация Миноритарных Акционеров (QAMS)» Данияр Темирбаев. - Национальный фонд не может быть единственной бюджетной подпиткой – неизвестно, сколько мы проживем при таких критически низких ценах на нефть. В этот сложный период как никогда актуален вопрос о том, какие доходы государство как акционер получает от деятельности квазигосударственных компаний».

Темирбаев считает, что способность платить дивиденды становится ключевым критерием эффективности квазигосударственного сектора, а также важным источником бюджетных доходов.

«Непозволительная роскошь в нашей новой реальности – компании с госучастием, которые не могут приносить прибыль и платить дивиденды в пользу акционера, - говорит он. - Неслучайно правительство постановлением от 27 марта обязало квазигосударственные компании обеспечить выплату дивидендов за 2019 год в размере до 100%, а по итогам 2020 и последующих годов – не менее 70% от чистого дохода».

Месяц назад, в конце марта 2020 года, казахстанские финансисты оптимистично высказывались по поводу инициативы президента, отмечая, что это - «первая реальная мера поддержки фондового рынка Казахстана с момента проведения «Народного IPO».

Среди национальных компаний, которым предложено выплатить дивиденды своим акционерам, четыре являются публичными: это АО «НАК «Казатомпром», АО «Казахстанская компания по управлению электрическими сетями» (KEGOС), АО «КазТрансОйл» и АО «Казахтелеком».

К слову, последняя аудированная финотчетность KEGOС датирована 1 января 2020 года; в ней говорится, что чистая прибыль компании за этот период составила 40,7 млрд тенге. В 2019 году компания два раза выплачивала дивиденды. По итогам 2018 года общество выплатило в 2019 году дивиденды акционерам в сумме 14 млрд тенге, что составило 87,7% от чистой прибыли компании за 2018 год. Также KEGOС выплатил в ноябре прошлого года дивиденды своим акционерам за первое полугодие 2019 в сумме 17,46 млрд тенге. На 90% владельцем компании является АО «ФНБ «Самрук-Казына». Оставшиеся 10% акций принадлежат частным инвесторам, которые приобрели ценные бумаги в ходе «Народного IPO» в 2014 году.

Чистая прибыль группы компаний «Казахтелекома» по итогам 2019 года составила 60,3 млрд тенге. «Казахтелеком» заплатил дивиденды в прошлом году в сумме 8,6 млрд тенге при чистой прибыли за 2018 год 42,8 млрд тенге (20,09% от прибыли). Акционерами «Казахтелекома» являются АО «ФНБ «Самрук-Казына» – 45,9%, Skyline Investment Company S.A. (Люксембург) – 22,01%, The Bank of New York Mellon DRS (номинальный держатель) – 8,62%.

«КазТрансОйл», по данным KASE, получил в 2019 году 45,1 млрд тенге чистой прибыли. По итогам 2018 года АО «КазТранс­Ойл» выплатило в качестве дивидендов своим акционерам 100% чистого дохода за 2018 год в размере более 38,4 млрд тенге. Основным акционером компании является АО «НК «КазМунайГаз» (90%), оставшиеся бумаги были проданы частным инвесторам в ходе «Народного IPO» в 2012 году. Кстати, «КазТрансОйл» стала первой компанией в Казахстане, которая продала свои акции казахстанцам в ходе «Народного IPO».

Профессиональные участники фондового рынка страны говорят, что увеличение доходности публичных госкомпаний сделает их акции привлекательными; дальнейший эффект положительно мультиплицируется на финансовых показателях институциональных инвесторов этих ценных бумаг – ЕНПФ, банков, страховых компаний, а также физлиц и иностранных инвесторов. Помимо этого, государство показало акционерам этих компаний, что «их интересы не забыты, ведь акции компаний в том числе покупали обычные казахстанцы в ходе «Народного IPO». Эксперты говорят, что часть средств, которые будут направлены на выплату дивидендов акционерам публичных нацкомпаний, останется на Казахстанской фондовой бирже или на AIX – часть из них будет реинвестирована.

banner_wsj.gif

194 просмотра

Как казахстанские авиакомпании ищут способы заработать во время пандемии

Аэропортам тоже приходится несладко

Фото: Depositphotos/pierivb

Пока большинство международных маршрутов остаются закрытыми, отечественные авиакомпании сконцентрировались на грузоперевозках. Грузовой сегмент позволяет зарабатывать и казахстанским аэропортам. Но и тем, и другим этого мало. 

Авиакомпании Air Astana, SCAT, China Southern Airlines и Air China до начала февраля совокупно совершали 34 рейса в неделю между Нур-Султаном, Алматы и китайскими Пекином, Урумчи, Гонконгом, Сианем, Саньей и Хайкоу (22 рейса – казахстанские авиакомпании и 12 рейсов – китайские). Авиасообщение из Казахстана в Китай было при­остановлено с 3 февраля: это была первая страна, с которой наша республика ограничила авиасообщение из-за коронавируса. К началу апреля в стране были прекращены все регулярные рейсы – как международные, так и местные. Внутренние перелеты, стартовавшие с 1 мая, уже полностью восстановлены.

А вот с 99 международными маршрутами пока не все так гладко.

Нелетная пора

Первым для Казахстана открылся Китай – КНР готова была принять рейсы из Казахстана еще месяц назад. Начать полеты могла хоть казахстанская, хоть китайская авиакомпания, но не более одного рейса в неделю. По итогам полетов принимающая сторона планировала либо разрешить увеличить частоту рейсов, либо прекратить их. Открывшейся возможностью ни одна авиакомпания не воспользовалась. 

С 20 июня долгожданных казахстанских туристов поспешила принять Турция (Стамбул и Анталия). Вместе с деньгами наши туристы привезли в Турцию и коронавирус, поэтому некоторым вместо отелей по системе «все включено» пришлось отдыхать в медицинских учреждениях с последующей оплатой чеков. Турецкая сторона воспользовалась усилением карантина в Казахстане с 5 июля и приостановила полеты.

Сейчас единственное открытое для полетов международное направление – Южная Корея. Однако власти этой страны сообщают, что именно из Казахстана туда приезжает больше всего больных коронавирусом.

Для примера: 6 июля в Южную Корею прилетели 24 человека, у которых была обнаружена коронавирусная инфекция. Из них 13 пассажиров (54%) приехали из Казахстана. И хотя всех прибывших в Сеул помещают на 14-дневный карантин за счет туриста, возможность продолжения полетов между Алматы и Сеулом тоже может оказаться под вопросом. 

Еще одной страной, куда с 1 июля собирались полететь казахстанцы, была Грузия. Но по предложению грузинской стороны рейсы по этому направлению отложены на месяц. Таким же образом откладываются пока полеты в Украину, Азербайджан и Таиланд.

Все ниже и ниже

Сокращение, а потом и вовсе прекращение полетов не могло не отразиться на статистике. В январе – мае было перевезено 1,9 млн авиапассажиров (–34% к аналогичному периоду 2019 года). В этой ситуации авиакомпании постарались переоборудовать часть судов под перевозку грузов.

В Air Astana переоборудовали два широкофюзеляжных самолета Boeing 767 под перевозку грузов и готовы были трансформировать третий Boeing 767 под грузо-пассажирский. В компании не ожидают восстановления пассажирских перевозок в ближайшие год-полтора, поэтому частичное перепрофилирование на перевозку грузов, в том числе из Китая в Европу, – это вынужденный шаг. Представители Air Astana отмечают возросшую среди авиакомпаний конкуренцию за грузоперевозки. В январе – мае авиатранспортом было перевезено 7,69 тыс. тонн грузов (–23,9% к аналогичному периоду 2019 года). 

Комитет гражданской авиации МИИР РК (КГА) еще в разгар запретов на регулярные рейсы оценил потери отечественных авиакомпаний от ограничения полетов в 235 млрд тенге, аэропортов – в 24,5 млрд тенге, РГП «Казаэронавигация» – в 28 млрд тенге.

Убытки, скорее всего, ожидают авиасектор не только в этом году, но и в следующем. Председатель Комитета гражданской авиации Талгат Ластаев заявил «Курсиву», что восстановление всех международных маршрутов из Казахстана произойдет не ранее 2022–2023 годов. В Международной ассоциации воздушного транспорта прогнозируют, что в 2021 году объем пассажирских перевозок в мире будет на 24% ниже уровня 2019 года, а превысить показатели прошлого года удастся лишь в 2023-м. 

За тех, кто на земле

Управляющий директор по развитию АО «Международный аэропорт Алматы» Абдул Кусаев сообщил на июньском заседании подкомитета НПП «Атамекен», что показатели работы крупнейшего аэропорта заметно ухудшились.

«У нас на 97% просели пассажирские рейсы. В апреле мы достигли дна, ударились об него, немножко отпрыгнули за счет грузовых рейсов. Это нам немножко смягчило удар. Тем не менее апрель прошел, май прошел, а общие показатели очень сильно просели: за пять месяцев самолето-вылеты снизились на 70%», – сказал он.

Число обслуженных за январь – май грузовых рейсов выросло в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но это не поможет выправить общую картину по текущему году. Кусаев прогнозирует, что пассажиропоток Алматинского аэропорта по итогам 2020 года составит 3–3,5 млн человек, то есть всего лишь 50–60% от прошлогодних показателей. В свои прогнозы он не включает возможность второй волны пандемии – в этом случае снижение окажется еще более значительным. 

Исполняющий обязанности председателя правления АО «Аэропорт Сарыарка» (Караганда) Александр Маликов отметил, что в Караганде международные пассажирские авиаперелеты вообще прекратились. А ведь именно на них и зарабатывает основные деньги аэропорт.

«В мае возобновились перевозки по внутренним рейсам, но на них мы фактически ничего не зарабатываем, потому что тарифы для местных авиакомпаний очень низкие и у них свое топливо», – сообщил он.

Обслуживание транзитных самолетов с гуманитарными грузами позволило аэропорту закрыть около 15% постоянных расходов, но и этот финансовый ручеек ослабел. Если в апреле – мае через Караганду летало два-три грузовых самолета в день, то сейчас всего один борт в день. Тем не менее обслуживание грузовых рейсов поможет частично заместить выпавшие от пассажирских перевозок доходы и в целом по текущему году.

«Итоги года мы прогнозируем на 65–70% по финансовым показателям. Единственное, по грузовикам мы выйдем на уровень прошлого года благодаря всплеску активности в период карантина», – сказал Маликов.

Исполнительный директор АО «Международный аэропорт Актау» Ергазы Жолдасов отметил, что там падение объемов составило около 70%, половину персонала аэропорта пришлось отправить в вынужденный отпуск. 

Сокращение объемов перевозок, скорее всего, вынудит аэропорты повысить тарифы. Тем более что в 2020 году истекает период действия утвержденных ранее пятилетних тарифов аэропортов Актау, Атырау и Семея. 

Представитель управления тарифного регулирования КГА Баян Садуова сообщила, что новый тариф для аэропорта Актау должен быть введен с 1 сентября, для аэропорта Семея – с 1 декабря. Аэропорт Актау уже подал соответствующую заявку в антимонопольный орган. Аэропорт Атырау тоже подавал заявку, но она не была принята к рассмотрению из-за отсутствия полного пакета документов.

Авиакомпании выступают против повышения аэропортовых тарифов, настаивая, наоборот, на их снижении. Государству придется выбирать, чьи интересы в такой ситуации поставить в приоритет.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg