Перейти к основному содержанию
13544 просмотра

Нацкомпании не услышали рекомендации президента по выплате дивидендов

Казатомпром собирается выплатить менее 50% от чистого дохода. Токаев рекомендовал до 100%

Фото: kazatomprom.kz

«Казатомпром» планирует направить на выплату дивидендов своим акционерам 99 млрд тенге. Совет директоров нацкомпании рекомендовал направить на эти цели из прибыли компании за 2019 год по 381,72 тенге за одну обыкновенную акцию. Решение о выплате дивидендов должно быть одобрено на собрании акционеров, которое запланировано на 18 мая этого года. В случае согласования выплата дивидендов начнется с 28 мая.

Согласно данным Казахстанской фондовой биржи (KASE), чистая прибыль «Казатомпрома» на 1 января 2020 года составила более 213,7 млрд тенге. По итогам 2018 года «Казатомпром» выплатил дивиденды своим акционерам в 2019 году в сумме более 80 млрд тенге, что составляет 21,04% от чистой прибыли (380,3 млрд тенге).

В своем годовом отчете «Казатомпром» пояснил, что консолидированная выручка компании по итогам прошедшего года увеличилась на 15%, до 502,3 млрд тенге. Чистая прибыль «Казатомпрома» за 2019 год уменьшилась по сравнению с прошлым годом на 50% - до 213,7 млрд тенге (424,7 млрд тенге за 2018 год).

Почти месяц назад, в конце марта, на заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению Касым-Жомарт Токаев рекомендовал нацкомпаниям пустить всю чистую прибыль на дивиденды.

«Считаю, что нацкомпании должны произвести выплату дивидендов государству за прошлый год в размере до 100 процентов от чистого дохода», – сказал президент.

«Курсив» услышал от нескольких экспертов на рынке мнение, что всё дело в двух буквах из речи президента – «до». До 100% от чистого дохода выплатить в виде дивидендов рекомендовал президент. Мол, друзья, у нас тут кризис, помогите государству. Формально 40% - это тоже до 100%. В общем, либеральный подход в режиме ЧП оценили не все.

Напомним, дивиденды выплачиваются обычно раз-два в год акционерам компании из чистой прибыли (или же не выплачиваются – это решается акционерами). А чистая прибыль «Казатомпрома» по итогам 2019 года упала в два раза в сравнении с 2018-м.

«Чистая прибыль за 2019 составила 213,7 млрд тенге, снизившись на 50% по сравнению с 2018 годом, – говорится в финансовых результатах АО «НАК «Казатомпром» за 2019 год. - Значительная доля снижения по сравнению с предыдущим аналогичным периодом в основном связана с разовыми эффектами транзакций в обоих периодах, а именно - включением в состав группы ТОО «СП «Инкай», ТОО «Каратау», АО «Акбастау» и ТОО «Байкен-U» в консолидацию в 2018 году и ТОО «Хорасан-U» в 2019 году. Разовый эффект по данным сделкам увеличил чистую прибыль на 347,5 и 54,6 млрд тенге в 2018 и 2019 году соответственно. Также в 2019 году был получен доход от списания обязательств по совместным операциям на сумму 17 млрд тенге, который был первоначально учтен в итогах 2018 года, что в итоге повлияло на чистую прибыль 2019 года. Данный доход относится к объему невыкупленного урана у совместных операций за 2018 год, который группа не планирует покупать в последующих периодах, в связи с чем данное обязательство было списано в 2019 году. С учетом корректировки на данные разовые эффекты, скорректированная чистая прибыль составила 142,1 млрд тенге, увеличившись на 84% по сравнению с итогом 2018 года».

Напомним, основной пакет акций (81,2%) «Казатомпрома» принадлежит АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», а остальная часть находится в свободном обращении. Они были проданы в 2018-2019 годах на торгах на Международной бирже «Астана» в Казахстане и на Лондонской фондовой бирже в Великобритании. Часть акций была выкуплена Национальным банком РК в портфель ЕНПФ. Также акции атомной компании приобрели международные и казахстанские инвесторы. За 2018 год «Казатомпром» выплатил акционерам 80 млрд тенге ($200 млн) дивидендов.

«Курсив» предложил «Казатомпрому» дать комментарий по поводу своих планов направить на дивиденды в этом году (по итогам 2019) 99 млрд тенге. Мы напомнили про реплику президента про «до 100%». «При нынешних планах ваши выплаты акционерам составят менее 50%. Будет ли КАП как-то объяснять свое решение по размеру дивиденда?». «Казатомпром» пообещал ответить, но на момент публикации ответа не прислал.

Зато в одной из публикаций на своем сайте КАП пообещал: «Казатомпром» сохранит приверженность своей дивидендной политике с выплатой дивидендов на уровне не менее $200 млн в 2020 году. Компания также сохранит стабильные показатели финансовой устойчивости и низкой долговой нагрузки».

«Нефтяной шок и глобальная рецессия в первую очередь отразятся на состоянии сырьевых экономик. Это означает, что бюджету Казахстана в ближайшие годы придется несладко. Выпадающие нефтяные доходы нужно будет компенсировать, - предположил исполнительный директор некоммерческой организации «Казахстанская Ассоциация Миноритарных Акционеров (QAMS)» Данияр Темирбаев. - Национальный фонд не может быть единственной бюджетной подпиткой – неизвестно, сколько мы проживем при таких критически низких ценах на нефть. В этот сложный период как никогда актуален вопрос о том, какие доходы государство как акционер получает от деятельности квазигосударственных компаний».

Темирбаев считает, что способность платить дивиденды становится ключевым критерием эффективности квазигосударственного сектора, а также важным источником бюджетных доходов.

«Непозволительная роскошь в нашей новой реальности – компании с госучастием, которые не могут приносить прибыль и платить дивиденды в пользу акционера, - говорит он. - Неслучайно правительство постановлением от 27 марта обязало квазигосударственные компании обеспечить выплату дивидендов за 2019 год в размере до 100%, а по итогам 2020 и последующих годов – не менее 70% от чистого дохода».

Месяц назад, в конце марта 2020 года, казахстанские финансисты оптимистично высказывались по поводу инициативы президента, отмечая, что это - «первая реальная мера поддержки фондового рынка Казахстана с момента проведения «Народного IPO».

Среди национальных компаний, которым предложено выплатить дивиденды своим акционерам, четыре являются публичными: это АО «НАК «Казатомпром», АО «Казахстанская компания по управлению электрическими сетями» (KEGOС), АО «КазТрансОйл» и АО «Казахтелеком».

К слову, последняя аудированная финотчетность KEGOС датирована 1 января 2020 года; в ней говорится, что чистая прибыль компании за этот период составила 40,7 млрд тенге. В 2019 году компания два раза выплачивала дивиденды. По итогам 2018 года общество выплатило в 2019 году дивиденды акционерам в сумме 14 млрд тенге, что составило 87,7% от чистой прибыли компании за 2018 год. Также KEGOС выплатил в ноябре прошлого года дивиденды своим акционерам за первое полугодие 2019 в сумме 17,46 млрд тенге. На 90% владельцем компании является АО «ФНБ «Самрук-Казына». Оставшиеся 10% акций принадлежат частным инвесторам, которые приобрели ценные бумаги в ходе «Народного IPO» в 2014 году.

Чистая прибыль группы компаний «Казахтелекома» по итогам 2019 года составила 60,3 млрд тенге. «Казахтелеком» заплатил дивиденды в прошлом году в сумме 8,6 млрд тенге при чистой прибыли за 2018 год 42,8 млрд тенге (20,09% от прибыли). Акционерами «Казахтелекома» являются АО «ФНБ «Самрук-Казына» – 45,9%, Skyline Investment Company S.A. (Люксембург) – 22,01%, The Bank of New York Mellon DRS (номинальный держатель) – 8,62%.

«КазТрансОйл», по данным KASE, получил в 2019 году 45,1 млрд тенге чистой прибыли. По итогам 2018 года АО «КазТранс­Ойл» выплатило в качестве дивидендов своим акционерам 100% чистого дохода за 2018 год в размере более 38,4 млрд тенге. Основным акционером компании является АО «НК «КазМунайГаз» (90%), оставшиеся бумаги были проданы частным инвесторам в ходе «Народного IPO» в 2012 году. Кстати, «КазТрансОйл» стала первой компанией в Казахстане, которая продала свои акции казахстанцам в ходе «Народного IPO».

Профессиональные участники фондового рынка страны говорят, что увеличение доходности публичных госкомпаний сделает их акции привлекательными; дальнейший эффект положительно мультиплицируется на финансовых показателях институциональных инвесторов этих ценных бумаг – ЕНПФ, банков, страховых компаний, а также физлиц и иностранных инвесторов. Помимо этого, государство показало акционерам этих компаний, что «их интересы не забыты, ведь акции компаний в том числе покупали обычные казахстанцы в ходе «Народного IPO». Эксперты говорят, что часть средств, которые будут направлены на выплату дивидендов акционерам публичных нацкомпаний, останется на Казахстанской фондовой бирже или на AIX – часть из них будет реинвестирована.

banner_wsj.gif

710 просмотров

Спасение Lufthansa правительством Германии – это палка о двух концах

Берлин хочет сохранить обширную внутреннюю сеть маршрутов авиакомпании, но это отрицательно сказывается на ее прибыльности

Фото: Pixabay

Компания-гигант в области авиа­перевозок Lufthansa получила от правительства Германии почти все, что требовала. У инвесторов эта новость вызвала как облегчение, так и новые опасения.

В понедельник официальный Берлин одобрил €9 млрд ($9,8 млрд) правительственной помощи в адрес крупнейшей по доходности авиакомпании Европы. На данный момент это один из самых крупных пакетов помощи, выделенных из-за пандемии COVID-19. Взамен правительство Германии получит 20%-ную долю в компании и два места в ее наб­людательном совете.

В США авиакомпаниям для получения помощи пришлось передать правительству лишь около 10% доли в виде варрантов. Тем не менее условия, предложенные Lufthansa, инвесторов в целом удовлетворили, поскольку правительство страны сразу сообщило о том, что планирует продать свою долю к 2023 году и не собирается вмешиваться в повседневную деятельность компании. Свой голос в компании оно намерено использовать лишь для того, чтобы заблокировать поглощение Lufthansa. Акции авиаперевозчика на этой неделе выросли примерно на 12%.

инвестиции WSJ-02.jpg

Сделке предшествовало многонедельное обсуждение деталей договора. Однако в реальности стратегия компании и видение правительства Германии всегда совпадали.

Lufthansa уже давно испытывает проблемы с прибыльностью из-за высокой стоимости рабочей силы и перенасыщения сети маршрутов. Хотя в последние годы компания активизировала усилия по решению некоторых из этих проблем, показатели ее рентабельности (рассчитанные до уплаты процентов, налогов, износа и амортизации) в 2018 и 2019 годах снова упали и оказались ниже, чем у конкурентов. Кроме того, кризис, вызванный коронавирусом, Lufthansa встретила с весьма скромным резервным капиталом.

Одна из главных причин, почему европейские авиакомпании менее прибыльны в сравнении с американскими компаниями, заключается в том, что крупные города Европы расположены недалеко друг от друга, из-за чего возникает высокая конкуренция с другими авиаперевозчиками, а также с железнодорожными и автомобильными компаниями. В Германии это проявляется особенно ярко: в отличие от Великобритании и Франции, столицы которых являются безоговорочными центрами, в германской экономике большую роль играют множество городов среднего размера, включая Франкфурт и Мюнхен (где расположены узловые аэропорты Lufthansa, хотя эти города разделяет всего 305 км), а также Гамбург, Кёльн и Штутгарт.

 

инвестиции WSJ-04.jpg

Чтобы заполнить международные авиарейсы в Северную Америку и Азию, Lufthansa приходится поддерживать обширную сеть во всех этих городах и соседних странах, что объясняет приобретение ею других европейских авиакомпаний – Swiss Air Lines и Brussels Airlines. Однако на фоне конкуренции с такими соперниками, как лоукостеры Ryanair и easyJet, эта стратегия обходится крайне дорого. Неоднократно Lufthansa пыталась вывести на прибыль свое бюджетное подразделение Eurowings, но безуспешно.

Даже несмотря на все сложности, авиакомпания могла бы попытаться оптимизировать свой бизнес в Германии, вместо того чтобы агрессивно защищать его всеми возможными способами от новых игроков. При поддержке официального Берлина компания может позволить себе продолжить функционировать как прежде, хотя все другие европейские авиакомпании под влия­нием COVID-19 трансформируются. Например, British Airways может пойти на сокращение до четверти своего персонала, а также покинуть базу в аэропорту Гатвик, чтобы полностью сосредоточиться на лондонских рейсах в Хитроу. Норвежские авиалинии Air Shuttle, вероятно, ограничат свою деятельность скандинавским рынком.

Несомненно, Lufthansa тоже внедрит ряд изменений. Не исключено значительное сокращение расходов, а также то, что все планы использовать авиакомпанию Eurowings на протяженных авиамаршрутах, скорее всего, будут надолго забыты. Руководство Lufthansa уже объявило о том, что другое подразделение компании – лоукостер Germanwings – будет закрыто.

Тем не менее компания по-преж­нему нацелена на обеспечение немецких экспортеров надежным авиасообщением. Как сообщают местные СМИ, правительство страны противится дав­ле­нию со стороны Европейского союза, который требует, чтобы Lufthansa отказалась от слотов в аэропортах Франкфурта и Мюнхена.

Вне зависимости от того, подразумевает акция по спасению Lufthansa контроль со стороны правительства или нет, она преследует цель сохранить текущую сеть авиамаршрутов в Германии. И это совсем не то, что может по-настоящему восхитить инвесторов.

 

инвестиции WSJ-03.jpg

Перевод с английского языка – Танат Кожманов.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png