Казахстанский производитель «нанял» героев Disney

За счет этого он надеется расширить сбыт своей продукции

Фото: Олег Спивак

Казахстанский бренд детской одежды Mimioriki приобрел лицензию The Walt Disney Company на использование торговых знаков этой компании в своей продукции. Речь идет о символике и героях вселенных Disney, Iron Man и Star Wars. 

По ожиданиям генерального директора Mimioriki Инны Апенко, это сделает казахстанский бренд более узнаваемым и увеличит продажи на 30%. Сейчас компания ежегодно продает около 450 тыс. своих изделий. Новая линия одежды поступит в продажу 1 апреля.

Микки Маус осваивает казахский язык

Mimioriki стала первой компанией из Казахстана, купившей лицензию Disney. Переговоры об этом велись два года. За это время казахстанский бренд и фабрики, на которых он размещает свои заказы, прошли серию международных аудитов по заказу Disney. 

Mimioriki – дочерний бренд созданной в 1997 году компании Textiline. Компании принадлежат три швейных цеха в Алматы, Талгаре и Текели. Производство одежды бренда Mimioriki запущено в 2009 году.  

Инна Апенко не раскрывает деталей соглашения с Disney, отмечая, что оно включает в себя оплату франшизы и роялти. Договор заключен на стандартный двухлетний срок. Казахстанский бренд может использовать в дизайне выпускаемой одежды около 1500 изображений, в том числе героев Микки Мауса, Винни Пуха и «Звездных войн» – они входят в пятерку наиболее успешных в коммерческом плане торговых знаков. 

Арт-директор и главный дизайнер Mimioriki Майя Жумабекова подчеркивает особые условия подписанного контракта. По ее словам, под разными торговыми марками Disney во всем мире выпускается 80% детской продукции. Приобретая лицензию, производители не получают права вносить изменения в утвержденные графические символы. Но Mimioriki добилась разрешения на собственное осмысление и творческий поиск. 

К примеру, компания получила право, не изменяя утвержденные фигуры главных персонажей, сопровождать рисунки надписями на казахском и русском языках помимо английского.

«Микки Маус впервые заговорит на казахском языке», – говорит Жумабекова.  

Первая партия новой линии одежды будет выпущена с надпи­сями на казахском языке. Это необязательно будет прямой перевод оригинального текста, предложенного Disney. Но любое изменение позволяется только после тщательного изучения предложенных вариантов в головной компании лицензиара. 

Инна Апенко признает: такой подход сильно усложнил производственный процесс – каждое решение сопровождается долгим согласованием.

Звезды поп-культуры как оружие в борьбе за потребителя

Торговая сеть Mimioriki включает 15 магазинов: 4 принадлежат бренду, 11 приобрели франшизу. Также одежда казахстанского производителя продается через интернет-магазины, в том числе и в российские. Но лицензированная Disney одежда Mimioriki будет продаваться только в Казахстане. 

По словам Апенко, торговые знаки Disney не сделают одежду Mimioriki дороже для потребителя. Расчет на то, что казахстанская компания получит увеличение продаж: мировая статистика констатирует, что символика Disney в среднем увеличивает сбыт на 30%. 

Сейчас Mimioriki продает примерно 450 тыс. предметов ежегодно. Из них 200 тыс. спортивная одежда, столько же – одежда для младенцев и около 50 тыс. – сезонные линии. Приобретение лицензии будет оправданно, если компания сможет за два года продать 200 тыс. предметов с символикой Disney. 

Рынок детской одежды Казахстана Инна Апенко оценивает в $5 млрд. 80% относится к «серому» сегменту, и лишь пятая часть развивается в рамках официального ретейла. 

Главные конкуренты Mimioriki – Zara Kids, H&M Kids, Mothercare и LC Waikiki. Это крупные бренды, конкурировать с которыми казахстанская компания может только за счет относительно низкой цены, высокого качества продукта и обслуживания клиентов. 

Базовая маржинальность Mimioriki относительно, например, Zara Kids в пять раз ниже. Более подробно раскрывать основные финансовые показатели компании Инна Апенко отказалась. 

Принимая решение о приобретении лицензии Disney, Mimioriki учитывали, что конкуренты – также лицензиары этой компании.

«Мы решили, что если рынок хочет покупать Микки Мауса, а Mimioriki его не дает, то выиграть борьбу за клиента будет сложнее», – говорит Апенко.

14-казахстанский-производитель-01.png

banner_wsj.gif

Как казахстанские авиакомпании ищут способы заработать во время пандемии

Аэропортам тоже приходится несладко

Фото: Depositphotos/pierivb

Пока большинство международных маршрутов остаются закрытыми, отечественные авиакомпании сконцентрировались на грузоперевозках. Грузовой сегмент позволяет зарабатывать и казахстанским аэропортам. Но и тем, и другим этого мало. 

Авиакомпании Air Astana, SCAT, China Southern Airlines и Air China до начала февраля совокупно совершали 34 рейса в неделю между Нур-Султаном, Алматы и китайскими Пекином, Урумчи, Гонконгом, Сианем, Саньей и Хайкоу (22 рейса – казахстанские авиакомпании и 12 рейсов – китайские). Авиасообщение из Казахстана в Китай было при­остановлено с 3 февраля: это была первая страна, с которой наша республика ограничила авиасообщение из-за коронавируса. К началу апреля в стране были прекращены все регулярные рейсы – как международные, так и местные. Внутренние перелеты, стартовавшие с 1 мая, уже полностью восстановлены.

А вот с 99 международными маршрутами пока не все так гладко.

Нелетная пора

Первым для Казахстана открылся Китай – КНР готова была принять рейсы из Казахстана еще месяц назад. Начать полеты могла хоть казахстанская, хоть китайская авиакомпания, но не более одного рейса в неделю. По итогам полетов принимающая сторона планировала либо разрешить увеличить частоту рейсов, либо прекратить их. Открывшейся возможностью ни одна авиакомпания не воспользовалась. 

С 20 июня долгожданных казахстанских туристов поспешила принять Турция (Стамбул и Анталия). Вместе с деньгами наши туристы привезли в Турцию и коронавирус, поэтому некоторым вместо отелей по системе «все включено» пришлось отдыхать в медицинских учреждениях с последующей оплатой чеков. Турецкая сторона воспользовалась усилением карантина в Казахстане с 5 июля и приостановила полеты.

Сейчас единственное открытое для полетов международное направление – Южная Корея. Однако власти этой страны сообщают, что именно из Казахстана туда приезжает больше всего больных коронавирусом.

Для примера: 6 июля в Южную Корею прилетели 24 человека, у которых была обнаружена коронавирусная инфекция. Из них 13 пассажиров (54%) приехали из Казахстана. И хотя всех прибывших в Сеул помещают на 14-дневный карантин за счет туриста, возможность продолжения полетов между Алматы и Сеулом тоже может оказаться под вопросом. 

Еще одной страной, куда с 1 июля собирались полететь казахстанцы, была Грузия. Но по предложению грузинской стороны рейсы по этому направлению отложены на месяц. Таким же образом откладываются пока полеты в Украину, Азербайджан и Таиланд.

Все ниже и ниже

Сокращение, а потом и вовсе прекращение полетов не могло не отразиться на статистике. В январе – мае было перевезено 1,9 млн авиапассажиров (–34% к аналогичному периоду 2019 года). В этой ситуации авиакомпании постарались переоборудовать часть судов под перевозку грузов.

В Air Astana переоборудовали два широкофюзеляжных самолета Boeing 767 под перевозку грузов и готовы были трансформировать третий Boeing 767 под грузо-пассажирский. В компании не ожидают восстановления пассажирских перевозок в ближайшие год-полтора, поэтому частичное перепрофилирование на перевозку грузов, в том числе из Китая в Европу, – это вынужденный шаг. Представители Air Astana отмечают возросшую среди авиакомпаний конкуренцию за грузоперевозки. В январе – мае авиатранспортом было перевезено 7,69 тыс. тонн грузов (–23,9% к аналогичному периоду 2019 года). 

Комитет гражданской авиации МИИР РК (КГА) еще в разгар запретов на регулярные рейсы оценил потери отечественных авиакомпаний от ограничения полетов в 235 млрд тенге, аэропортов – в 24,5 млрд тенге, РГП «Казаэронавигация» – в 28 млрд тенге.

Убытки, скорее всего, ожидают авиасектор не только в этом году, но и в следующем. Председатель Комитета гражданской авиации Талгат Ластаев заявил «Курсиву», что восстановление всех международных маршрутов из Казахстана произойдет не ранее 2022–2023 годов. В Международной ассоциации воздушного транспорта прогнозируют, что в 2021 году объем пассажирских перевозок в мире будет на 24% ниже уровня 2019 года, а превысить показатели прошлого года удастся лишь в 2023-м. 

За тех, кто на земле

Управляющий директор по развитию АО «Международный аэропорт Алматы» Абдул Кусаев сообщил на июньском заседании подкомитета НПП «Атамекен», что показатели работы крупнейшего аэропорта заметно ухудшились.

«У нас на 97% просели пассажирские рейсы. В апреле мы достигли дна, ударились об него, немножко отпрыгнули за счет грузовых рейсов. Это нам немножко смягчило удар. Тем не менее апрель прошел, май прошел, а общие показатели очень сильно просели: за пять месяцев самолето-вылеты снизились на 70%», – сказал он.

Число обслуженных за январь – май грузовых рейсов выросло в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но это не поможет выправить общую картину по текущему году. Кусаев прогнозирует, что пассажиропоток Алматинского аэропорта по итогам 2020 года составит 3–3,5 млн человек, то есть всего лишь 50–60% от прошлогодних показателей. В свои прогнозы он не включает возможность второй волны пандемии – в этом случае снижение окажется еще более значительным. 

Исполняющий обязанности председателя правления АО «Аэропорт Сарыарка» (Караганда) Александр Маликов отметил, что в Караганде международные пассажирские авиаперелеты вообще прекратились. А ведь именно на них и зарабатывает основные деньги аэропорт.

«В мае возобновились перевозки по внутренним рейсам, но на них мы фактически ничего не зарабатываем, потому что тарифы для местных авиакомпаний очень низкие и у них свое топливо», – сообщил он.

Обслуживание транзитных самолетов с гуманитарными грузами позволило аэропорту закрыть около 15% постоянных расходов, но и этот финансовый ручеек ослабел. Если в апреле – мае через Караганду летало два-три грузовых самолета в день, то сейчас всего один борт в день. Тем не менее обслуживание грузовых рейсов поможет частично заместить выпавшие от пассажирских перевозок доходы и в целом по текущему году.

«Итоги года мы прогнозируем на 65–70% по финансовым показателям. Единственное, по грузовикам мы выйдем на уровень прошлого года благодаря всплеску активности в период карантина», – сказал Маликов.

Исполнительный директор АО «Международный аэропорт Актау» Ергазы Жолдасов отметил, что там падение объемов составило около 70%, половину персонала аэропорта пришлось отправить в вынужденный отпуск. 

Сокращение объемов перевозок, скорее всего, вынудит аэропорты повысить тарифы. Тем более что в 2020 году истекает период действия утвержденных ранее пятилетних тарифов аэропортов Актау, Атырау и Семея. 

Представитель управления тарифного регулирования КГА Баян Садуова сообщила, что новый тариф для аэропорта Актау должен быть введен с 1 сентября, для аэропорта Семея – с 1 декабря. Аэропорт Актау уже подал соответствующую заявку в антимонопольный орган. Аэропорт Атырау тоже подавал заявку, но она не была принята к рассмотрению из-за отсутствия полного пакета документов.

Авиакомпании выступают против повышения аэропортовых тарифов, настаивая, наоборот, на их снижении. Государству придется выбирать, чьи интересы в такой ситуации поставить в приоритет.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg