9465 просмотров
9465 просмотров

Как «Шымбулак» попал в портфель Фонда проблемных кредитов

Нереализованный проект застройки стал причиной большого долга у горнолыжного курорта

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Отель Radisson и «альпийская деревня» с ресторанами и кафе на Медеу, новая восьмиэтажная гостиница и апартаменты с обслуживанием на Шымбулаке – это ожидания начала XXI века, благодаря которым алматинский горнолыжный курорт должен был войти в число лучших в мире. Реальность ограничилась строительством гондольной дороги от Медео до Шымбулака, установкой новых канатных дорог на самом курорте и перепрофилированием склонов. «Шымбулак» успешно принял соревнования Азиады-2011, но одни только новые канатки не позволяют курорту генерировать такой денежный поток, который закроет обслуживание кредита, взятого на реконструкцию.

Какими должны были стать «Медеу» и «Шымбулак»

Проект реконструкции курор­тов «Медеу» и «Шымбулак» в преддверии Азиады 2011 года инициировал владелец курорта –компания Capital Partners. Спортивная составляющая не была главной – речь шла об амбициозном бизнес-проекте, нацеленном на создание в республике первого курорта международного уровня.

Проект предусматривал со­оружение скоростной канатной дороги от Медеу до Шымбулака и многоуровневой подземной автостоянки на «Медеу» на 4 тыс. машиномест – на практике там теперь двухуровневый крытый паркинг под зданием канатной дороги и несколько обширных открытых парковок. Последние частично занимают место предполагаемой застройки – основное строительство на Медеу планировалось сосредоточить вокруг базовой станции новой канатной дороги. Если судить по имеющимся в открытом доступе документам (исполнительское резюме ОВОС, оценки воздействия проекта на окружающую среду от ТОО «Каспи Эколоджи Инвайроментал Сервисез»), общая площадь застройки должна была составить 225,5 тыс. кв. м.

Реконструкция и благоустройство территории «Медеу» предусматривали создание парковой зоны на берегу Малой Алматинки, строительство так называемой альпийской деревни – жилых, гостиничных и коммерческих объектов – ресторанов, баров, кафе, ТРЦ, спорт-центра с открытым бассейном. Иногородние (в первую очередь – иностранные) лыжники и сноубордисты не должны тратить время и деньги на городские места размещений и развлечений – все будет тут же, в горах. «Звездный» Radisson заявлялся на месте снесенной гостиницы «Медео» – шестиэтажный отель со SPA-центром и площадью 19 тыс. кв. м и роскошные обслуживаемые апартаменты в семи отдельно стоящих зданиях – еще 24 тыс. кв. м. На Шымбулаке должна была появиться новая восьмиэтажная гостиница со 120 номерами на 240 человек и 77 апартаментов квартирного типа с обслуживанием на 150 человек. Для сравнения – номерной фонд существующей сейчас на Шымбулаке гостиницы – 50 номеров. «Дополнительно в горной части будут построены трехэтажные лесные коттеджи (135 единиц на площади 5,3 га)» – это цитата из исполнительского резюме ОВОС.

Инвестиции в проект реконструкции курортов «Медеу» и «Шымбулак» ожидались в размере $1,37 млрд, период строительства рассчитывался на четыре года (2007–2010). На декабрь 2007 года планировались запуск канатной дороги и открытие первой очереди подземного паркинга, 2008 год отводился на реконструкцию и модернизацию инфраструктуры и систем коммунальных служб, до 2010 года должно было завершиться капитальное строительство жилых и коммерческих объектов. О серьезности намерений инвестора говорит хотя бы тот факт, что к планируемым срокам начала строительства компания Medeu Development («дочка» Capital Partners) выкупила едва ли не половину квартир в четырех трехэтажках в районе Медеу (дома №550, 554, 558 и 564 по ул. Керей-Жаныбек Хандар), на месте которых должна была расположиться часть «альпийской деревни».

Что пошло не так

Гондольную дорогу от комплекса «Медеу» до горнолыжного курорта «Шымбулак» компания Chimbulak Development (еще одна «дочка» Capital Partners) запустила только в ноябре 2010 года. Опоры этой канатки установили значительно раньше, но работы были приостановлены из-за проблем с финансированием. Кредитором проекта выступал Казкоммерцбанк, и он успел частично (около $100 млн) профинансировать первый этап работ. Кризис 2008 года внес коррективы в планы – получить дальнейшее финансирование девелопер не смог, банки тогда практически перестали кредитовать строительство. 

11-Курорт-на-триллион.png

Закончить возведение гондольной дороги было необходимо – у Chimbulak Development были связанные с Азиадой обязательства перед государством. Ахметжан Есимов, на тот момент аким Алматы, даже угрожал процедурой банкротства и возвращением «Шымбулака» в госсобственность, если компания не активизирует работы на своем объекте. Кредит еще на $100 млн Chimbulak Development предоставил Банк развития Казахстана. В результате объем инвестиций составил немногим более $200 млн, а проект реализован частично, коммерческая и жилая недвижимость построены не были. И все же «Шымбулак» получил гондольную дорогу, которая быстро доставляла посетителей от «Медеу» до горнолыжного курорта, новые современные подъемники на склоне, расширенные трассы (не обошлось без нюансов – травяной покров на перепрофилированных склонах только начал восстанавливаться). На территории курорта было построено здание проката с камерами хранения, открылись новые кафе и рестораны. Но с масштабами первоначального замысла все это было несравнимо.

Долговая нагрузка

Число посещений «Шымбулака» растет – если в зимнем сезоне 2017/2018 на курорте побывали более 377 тыс. гостей, то показатель прошлого сезона – более 430 тыс. зимних визитеров. В полугодовой давности разговоре с «Курсивом» Ержан Еркинбаев, сейчас предправления национальной компании Kazakh Tourism, а до октября прошлого года – генеральный директор ТОО «Chimbulak Development», посетовал на неравномерную загрузку курорта. 

«Происходит что у нас: в выходные дни мы перезаполнены, принимаем больше людей, чем можем это сделать. В этом мало хорошего – страдает сервис, перенасыщен склон, травматизм. Естественно, большие очереди на подъемник. А в будние дни, даже если даешь большие скидки, кому на работу – тот идет на работу, кому в школу – тот в школу. Мы должны ждать только иностранного туриста, а иностранный турист сюда не едет, потому что гостиница всего лишь на 50 номеров», – объяснял Еркинбаев.

Он считает, что построенные по первоначальному проекту деревни Медео и Шымбулак позволили бы – и за счет продажи жилой недвижимости, и за счет запуска новых отелей – обеспечить поток средств для погашения кредита. Сейчас же получается, что очень дорогостоящая в обслуживании инфраструктура готова, но физически курорт не может принять достаточное количество посетителей (в гостинице нет мест), а долг в долларах только растет.

Сегодняшний кредитор «Шымбулака» – Фонд проблемных кредитов (ФПК), который выкупил кредит у БВУ. На вопрос «Курсива» о займе, выданном Chimbulak Development, в ФПК ответили, что эти данные являются информацией с ограниченным доступом и не могут быть предоставлены. Ержан Еркинбаев в августе 2019 года назвал размер долга «Шымбулака»: «На сегодняшний день мы должны Фонду проблемных кредитов больше триллиона тенге» и объяснил, откуда такая астрономическая сумма. «Девальвация, и процентная ставка была коммерческая – в то время деньги раздавались по коммерческой ставке 15% годовых в долларах». Закрыть такой долг из операционных доходов «Шымбулака» нереально. 

«Фонд и Минфин пытаются что-то сделать – зафиксировать долг, не начислять (проценты – «Курсив»). Мы по мере возможности тоже пытаемся обслуживать микрочасть долга, но это капля в море», – констатировал Ержан Еркинбаев.

ФПК продолжает поиск инвестора, который займется развитием горнолыжного курорта «Шымбулак» так, как это предполагалось в начале 2000-х – построит отели и жилую недвижимость.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер