Глава холдинга «Байтерек» ответил на заявления руководителя НПП

Фото предоставлено холдингом «Байтерек»

Председатель правления АО «НУХ «Байтерек» Айдар Арифханов прокомментировал порталу Kursiv.kz заявление руководителя Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Аблая Мырзахметова о реформе квазигосударственного сектора. Редакция публикует комментарий без изменений.

– В первую очередь хотелось бы отметить, что заявление Председателя Правления НПП прозвучало, мягко говоря, не ко времени, учитывая, что холдинг «Байтерек» приступил к активной реализации новых инициатив по поддержке предпринимателей в период действия чрезвычайного положения в Казахстане, озвученных в ходе вчерашнего заседания правительства. Без сомнения, режим ЧП ощутимо ударит по финансовому состоянию предпринимателей, вынужденных принимать тяжелые для себя решения. Мы задействуем все ресурсы холдинга и его дочерних организаций по поддержке микро-, малого, среднего и крупного бизнеса, чтобы оказать всяческую поддержку в этот нелегкий период.

Кроме того, выводы, изложенные главой НПП, являются поверхностными, до конца не изученными. Тем не менее я считаю необходимым ответить на некоторые моменты.

По поводу передачи Фонда «Даму» в управление НПП. Согласно законодательству РК, Фонд «Даму» и НПП осуществляют разные формы поддержки предпринимательства. Фонд наделен правом осуществлять со стороны государства финансовую поддержку предпринимателей, тогда как НПП – являясь некоммерческой организацией, представляет собой союз субъектов предпринимательства по содействию консолидации сообщества, защиты интересов предпринимателей. То есть Фонд «Даму» не дублирует функций Палаты и является единственным оператором правительства РК в рамках финансовых программ по развитию микро-, малого и среднего бизнеса. К слову, в странах ОЭСР аналогичные Фонду «Даму» организации по поддержке предпринимательства также являются подведомственными правительству.

Мы считаем, что передача установленных Предпринимательским кодексом функций АО «Фонд «Даму» к НПП повлечет прямой конфликт интересов и возникновение коррупционных предпосылок, так как решения о финансовой поддержке предпринимателей от лица государства будут приниматься НПП, представляющей союз предпринимателей, которые оплачивают членские взносы этой же палате.

Вместе с тем ЦОПы, о которых говорит Аблай Мырзахметов, были упразднены и переформатированы еще в 2017 году под сопровождение проектов до одобрения в банках второго уровня.

Касательно заявлений о том, что АО «Банк Развития Казахстана» могло бы сейчас стать оператором политики импортозамещения, работать с большими инфраструктурными проектами и принимать от имени правительства решения по залогам для банков и другим вопросам.

О том, какая роль БРК в импортозамещении, вы можете узнать, заглянув в список проектов, поддержанных нашим банком. В портфель банка входят 55 инвестиционных проектов и 15 экспортных операций на 6,3 трлн тенге. 

Проекты, профинансированные БРК, уже вносят огромную лепту по импортозамещению, и продукция которых также активно экспортируется на рынки ближнего и дальнего зарубежья: это модернизированные три НПЗ Казахстана – Павлодарский, Шымкентский и Атырауский – это крупнейшие проекты в казахстанской нефтехимии, которые решили проблему дефицита на локальном рынке ГСМ, это Макинская птицефабрика по выращиванию бройлеров, которая уже удовлетворяет внутренний спрос на охлажденное мясо птицы, новый современный завод  Asia Trafo по производству силовых трансформаторов в Шымкенте, завод по производству длинномерных рельсов ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод» и многие другие.

Говоря о больших инфраструктурных проектах, я предлагаю вспомнить о строительстве магистрального газопровода «Сарыарка», Мойнакской ГЭС или обеспечение широкополосным доступом почти 2,5 тыс. госорганов и бюджетных организаций в 828 сельских населенных пунктах страны путем построения волоконно-оптических линий связи, в финансировании которых БРК принял прямое участие.

Поэтому БРК в составе холдинга «Байтерек» уже давно реализует политику импортозамещения и поддерживает крупнейшие инфраструктурные проекты. И смею заверить, очень успешно.

Что касается предложения в части принятия от имени правительства решения по залогам для банков и другим вопросам, то БРК на законодательном уровне не имеет таких полномочий. Банк занимает особую нишу на рынке кредитования, деятельность которого строго регламентирована Законом «О БРК» и Меморандумом о кредитной политике.  

Также хотелось бы объяснить, почему нецелесообразно передавать нашу дочернюю организацию АО «Жилстройсбербанк» Министерству индустрии и инфраструктурного развития РК, которое итак является акционером холдинга «Байтерек».  

Во-первых, и без смены акционера Жилстройсбербанк в полной мере и успешно выполняет свои функции, реализуя систему жилищных строительных сбережений в стране. Из 16 лет своей деятельности семь лет Жилстройсбербанк находится под руководством холдинга «Байтерек». И основной рост всех показателей банка пришелся на этот период. Благодаря нашему банку более 220 тысяч казахстанцев приобрели жилье по доступным условиям. Сегодня банку доверяют 1,5 млн казахстанцев. Только за последние три года количество депозитов увеличилось на 731 тысячу. Жилстройсбербанк занимает первое место на рынке долгосрочных вкладов. Также растет и ежегодный объем займов. За прошедший год банком выдано 50 323 займа. И важно, что при растущих темпах деятельности банк нивелирует операционные нагрузки не за счет «раздувания» штата, а с помощью внедрения современных технологий и перехода бизнес-процессов в онлайн-режим.

Во-вторых, глава НПП оказывает «медвежью услугу», предлагая то, о чем его не просит МИИР. Отмечу, что банк со штатной численностью более 1300 человек, развитой филиальной и агентской сетью во всех регионах Казахстана должен использовать в своей деятельности передовые технологии, быть оперативным в принятии стратегических решений, вопросах управления ликвидностью и иметь сильного акционера с высокими кредитными рейтингами для фондирования своей деятельности. Переход в МИИР ограничит мобильность банка, так как Министерство не занимается управлениями банков, взаимоотношениями на финансовом рынке, как национальном, так и международном.

В целом очень странно, что Председатель Правления НПП не видит смысла в холдинге «Байтерек», ведь он создан в соответствии с Указом Президента в 2013 году. В тот год мы получили под управление 10 организаций, которые управлялись различными министерствами и функционировали при профильных госорганах.

Во-первых, в том же году мы приняли некоторые дочерние организации в убыточном состоянии и за семь лет своей деятельности смогли вывести их на безубыточное. Так, например, займы с просроченными платежами свыше 90 дней БРК, накопленные с начала деятельности в результате отсутствия механизма очистки, составили 42% от активов банка (по состоянию на 1 июля 2013 год), и накопленный убыток (по состоянию на конец 2013 года) составил 51,12 млрд тенге.

Во-вторых, профессиональное управление способствовало улучшению основных стратегических и финансовых показателей переданных дочерних организаций. В сравнении с 2013 годом в 2016 году на 40% вырос капитал холдинга, в 2,2 раза – активы, почти втрое – кредитный портфель, на 22% – доходность собственного капитала, в 1,5 раза – прибыль.

Могу конкретизировать данные по организациям, которые заинтересовали главу НПП. Активы Жилстройсбербанка с 2013 года выросли на 382% (с 354,4 млрд тенге до 1 353,28 млрд тенге), а собственный капитал достиг показателя 253% (с 96,68 млрд тенге до 244,86 млрд тенге). И при этом основной динамичный рост портфеля Жилстройсбербанка приходится на последние 4 года. 

Фонд «Даму» в составе холдинга «Байтерек» показал рост активов на 199% (с 169,3 млрд тенге до 337,5 млрд тенге), собственный капитал достиг показателя 107% (с 80 млрд тенге до 85,9 млрд тенге).

И, конечно, БРК, активы которого с 2013 года выросли на 256% (с 1014 млрд тенге до 2 593 млрд тенге), собственный капитал достиг показателя 168% (с 252 млрд тенге до 423 млрд тенге), а размер ссудного портфеля вырос на 508% (с 407 млрд тенге до 2 066 млрд тенге). Тренд к росту набран с 2015 года. БРК смог набрать курс на рост с передачей стрессовых активов в Инвестиционный фонд Казахстана в 2015 году, а также значительному снижению валютных рисков в инвестиционных проектах и в заемном портфеле.  

Хотелось бы подчеркнуть еще один момент: с 2015 по 2019 год из государственных источников холдингом «Байтерек» получено около 1,2 трлн тенге. Но вместе с тем обеспечено и привлечение средств с рынков капитала в объеме 2 трлн тенге. Смешивая дешевые государственные источники с более дорогими с рынка, все указанные средства холдингом направлены на инвестирование в экономику республики путем предоставления кредитов и прямых инвестиций предпринимателям нашей страны по относительно низкой ставке вознаграждения. Указанное смешивание источников финансирования позволяет увеличить объем поддержки со стороны государства участников экономики в 2-3 раза.

У НПП «Атамекен» проблема с пониманием своей первоначальной миссии и стратегии деятельности. Вместо того, чтобы защищать интересы предпринимателей, палата увлеклась критикой и завлечением на себя всех государственных и квазигосударственных функций, пытаясь тем самым как можно больше исполнить государственные заказы и заработать на этом. 

А между тем у предпринимателей сейчас возникает множество вопросов по собираемым взносам с них, которые по сути для тех же предпринимателей являются дополнительным налогом. Все указанные взносы расходуются на деятельность и функционирование самой палаты со штатной численностью 1000 сотрудников. За последние 3 года расходы этой организации увеличились практически вдвое и достигли почти 19 млрд тенге в год.

Если сравнивать это с холдингом «Байтерек», то 54 млрд тенге расходов приходится на 2800 сотрудников всего холдинга с его филиальной сетью, в том числе Жилстройсбербанком, на которого приходится половина всех сотрудников и 35% всех расходов, а это 2/3 всей ипотеки, выдаваемой в стране, и реализация всех ключевых жилищных программ.

Вместе с тем, как известно, по поручению главы государства Касым-Жомарта Токаева, холдинг «Байтерек» уже проводит планомерную работу по оптимизации своих «дочерних» компаний, о чем не раз мы рассказывали.

У нас нет сомнений в необходимости профессионального управления институтами развития страны. А вышеуказанные доводы, я думаю, показывают, что с этой задачей холдинг «Байтерек» успешно справляется. Нам бы не хотелось вступать в словесные дискуссии с НПП «Атамекен» именно в это нелегкое для всех нас время. Сейчас холдинг «Байтерек» активно готовится к тому, чтобы простимулировать бизнес, пострадавший от вынужденного введения режима ЧП. 

Как показывает международный опыт, именно институты развития в первую очередь привлекаются в антикризисных мероприятиях, проводимых правительствами стран.  

Мы привержены к тому, чтобы усилить сотрудничество и партнерство бизнеса, квазигоссектора и государства, чтобы безболезненно выйти из сложившейся ситуации.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Тенгизшевройл разместила евробонды на $1,25 млрд

В Moody's считают, что компания будет наращивать долги в рамках проектов будущего расширения

Фото: Tengizchevroil

Для финансирования реализации проекта будущего расширения (ПБР) ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО) 15 июля разместило два выпуска евробондов на $500 миллионов и $750 миллионов со ставкой вознаграждения 2,6% и 3,2% годовых. Датой погашения обозначены 15 августа 2025 и 2030 годов. Организаторами размещения выступили Bank of China, HSBC, IMI – Intesa Sanpaolo и J.P. Morgan.

Двумя днями ранее агентство Moody’s Investors Service (Moody’s) подтвердило рейтинг Baa2 в отношении облигаций, выпущенных Tengizchevroil Finance Company International Ltd (TFCI). «Эмитент является компанией специального назначения, полностью принадлежащей ТОО «Тенгизшевройл», созданному для привлечения долга и передачи в долг поступлений ТШО», – сообщило Moody’s.

Выпуск ценных бумаг соответствует ожиданиям агентства о том, что ТШО будет регулярно наращивать долги в рамках проектов будущего расширения и управления устьевым давлением (ПБР/ПУУД), реализуемых на месторождении Тенгиз.

Есть риски

В Moody’s считают, что дополнительный долг существенно не изменит кредитный профиль Тенгизшевройл, и что ее операционные показатели остаются высокими, несмотря на проблемы, связанные с коронавирусом.

В качестве положительных моментов агентство отмечает то, что ТШО имеет лицензионное соглашение с правительством Казахстана, предоставляющее ей исключительные права на добычу углеводородного сырья на Тенгизском и Королевском месторождениях до 2033 года. Кроме того, предприятие является важным источником денежных средств для его акционеров, в частности корпорации Chevron, имеющей рейтинг Aa2 стабильный, и правительства Казахстана, способных поддержать компанию.

Но и риски тоже есть. В Moody’s полагают, что в 2020 году из-за снижения цен на нефть и сокращения добычи в рамках соглашения ОПЕК+ доход ТШО будет существенно ниже, чем в прошлом году. Казахстан взял на себя обязательства сократить производство нефти на 390 тыс. баррелей в день в течение мая-июля этого года. По некоторым данным, ТШО согласилось снизить суточную добычу более чем на 100 тыс. баррелей. 

Помимо этого, еще не определены сроки возобновления строительных работ на ПБР. С начала вспышки коронавируса в марте этого года ТШО значительно сократила персонал на площадке, отмечает агентство. Многие некритические работы на проекте были приостановлены. Компания рассчитывает завершить ПБР к середине 2023 года, а ПУУД – к концу 2022-го. Поэтому повторный запуск строительства на Тенгизе планируется в течение этого года. Однако сроки обратной мобилизации зависят от ситуации с коронавирусом в республике и являются неопределенными. Длительные задержки с ремобилизацией сделают достижение целевой даты завершения в середине 2023 года более сложной задачей, констатируют эксперты.

Также в качестве рисков отмечается возможный рост стоимости транспортировки нефти по системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). При этом Moody’s считает, что ТШО обладает достаточной ликвидностью, чтобы выдержать задержки с проектом расширения, и ожидает ограниченного влияния коронавируса на текущую добычу нефти.

Базовый сценарий Moody’s предполагает, что в 2020 году цены на нефть марки Brent в среднем составят $35 за баррель, а в следующем – вырастут до $45. В прошлом году средняя цена на Brent находилась в пределах $64 за баррель, поэтому агентство ожидает, что в 2020 и 2021 годах доходы компании значительно снизятся. «В настоящее время ТШО имеет непогашенный долг в размере около $7,5 млрд, в то время как верхний предел задолженности составляет $21,5 млрд, как указано в финансовых документах ТШО», – отмечает агентство. Аналитики агентства полагают, что даже при более низких доходах в этом и следующем годах компания сможет профинансировать оставшиеся капитальные затраты в размере $14 млрд за счет сочетания долговых и операционных денежных потоков без привлечения помощи акционеров.

Moody’s может понизить рейтинг облигаций, если капитальные затраты на проект расширения существенно возрастут или произойдет задержка в завершении ПБР – такое развитие ситуации намного снижает способность ТШО погасить долги в течение периода концессии. Также на рейтинг могут повлиять снижение поддержки со стороны Chevron или правительства Казахстана, низкие цены на нефть и плохие операционные показатели.

8-полоса_ТШО_карта-Казахстана.jpg

Пособия вместо зарплаты

В самой компании «Курсиву» ответили, что на сегодняшний день проект расширения завершен на 77% и что «ТШО предпринимает действия для безопасного выполнения ключевых мероприятий». Данные отчета компании о прошлогодних итогах показывают, что на конец 2019 года проект был завершен на 74%, и это значит, что за последние полгода реализация проекта продвинулась всего лишь на 3%.

Первый случай заболевания коронавирусом на Тенгизе был зарегистрирован 8 апреля. Через неделю компания приступила к эвакуации персонала с месторождения. Из-за приостановки работ сотни казахстанских и иностранных нефтесервисных компаний, около 25 тыс. работников, участвовавших в реализации проекта, были отправлены в вынужденный отпуск. «Сейчас все находятся в процессе ожидания. ТШО надеется в сентябре возобновить критические работы на ПБР», – рассказал Нурлан Жумагулов, генеральный директор «Союза нефтесервисных компаний Казахстана».
 
По его словам, до 23 июня «Тенгизшевройл» оплачивала компенсацию в размере среднемесячной заработной платы всем рабочим, находящимся на простое. Позже она предложила подрядчикам равномерно разделить оплату половины зарплаты работников, то есть 25% платит ТШО, 25% – работодатели. Но подрядчики отказались, сославшись на отсутствие денег. Тем не менее ТШО решила не оставлять рабочих совсем без денег и согласилась до сентября (до возобновления работ) платить им ежемесячные пособия в размере 42,5 тыс. тенге на человека.

Сейчас на Тенгизе трудятся 13,7 тыс. человек, включая персонал основного производства и работников ПБР и ПУУД.
С момента обнаружения первого больного по сегодняшний день среди работников месторождения зарегистрировано 3650 случаев заражения коронавирусом, из них 333 – среди работников ТШО. 2444 человека излечились от болезни. На месторождении на данный момент проходят лечение около 260 работников. Проведено более 49 тыс. тестов на наличие коронавируса. «Основное количество выявляемых на сегодняшний день случаев приходится на работников, которые проходят скрининг перед своей вахтой», – отметили в ТШО.

8-полоса_ТШО.jpg

В долг и на свои деньги

По данным КТК, за первое полугодие по трубопроводной системе было перекачано свыше 14,1 млн тонн тенгизской нефти, это на 5,7% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Нефтепровод является основным экспортным маршрутом ТШО и по нему транспортируется практически все добытое на Тенгизе сырье. Если учесть, что нынешние цены на нефть намного ниже прошлогодних, то прогноз Moody’s относительно прибыли компании по итогам 2020 года может подтвердиться.

Согласно данным консолидированной финансовой отчетности ТШО за 2019 год, опубликованной на сайте Комиссии США по ценным бумагам и биржам, чистая прибыль компании в прошлом году по сравнению с предыдущим сократилась почти на 17%, до $5,9 млрд, а общая выручка на 5,8%, до $16,3 млрд. При этом капитальные затраты превысили $10,2 млрд, увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 3%, и на 38,8% по сравнению с 2017 годом. То есть за последние три года «капексы» ТШО превысили $27,5 млрд.

Напомним, о принятии окончательного решения по финансированию ПБР и ПУУД акционеры компании объявили летом 2016 года. Тогда же стало известно, что стоимость проекта, реализация которой позволит увеличить годовую добычу нефти на 12 млн тонн (с 27 до 39 млн тонн), составит $36,8 млрд. Однако осенью прошлого года ТШО объявило об удорожании проекта более чем на 22%, до $45,2 млрд. Оператор месторождения объяснил это повышением стоимости инженерных и строительных работ. Но и эта цифра, скорее всего, не является финальной. Нурлан Жумагулов говорит, что окончательного бюджета по ПБР все еще нет.

В ТШО ответили изданию, что компания продолжает финансировать проект за счет операционного денежного потока и внешнего долга, но отказались уточнять подробности операции.

Согласно консолидированной финансовой отчетности компании, на начало 2020 года общая долгосрочная задолженность ТШО составляла $6,7 млрд, что на 67,5% больше, чем годом ранее. Из них самый большой долг у компании перед корпорацией Chevron – свыше $3,35 млрд.

Дело в том, что 27 июля 2016 год в целях привлечения средств для финансирования проекта будущего расширения TFCI выпустила облигации для институ­циональных инвесторов на $1 млрд и взяла кредит под залог в размере $2 млрд и $1 млрд у Chevron и ExxonMobil соответственно. Облигации и займы, имеющие процентную ставку 4% годовых, должны быть погашены в августе 2026 года.

Ранее в том же месяце TFCI открыла кредитную линию на $3 млрд от синдиката коммерческих банков, на $6 млрд – от Chevron, и $3 млрд – от ExxonMobil. Срок действия кредитной линии истекает в июле 2021 года, но по усмотрению товарищества может быть продлен еще на два года.

Как видно, финансирование проекта происходит за счет заемных средств, хоть и получены они в основном от двух основных акционеров. Казахстан, владеющий 20% предприятия, принимает участие в финансировании ПБР только через реинвестицию своей доли прибыли. Если в 2017–2018 годах ТШО перечислила своим акционерам в качестве дивидендов 1,4 млрд и 1,1 млрд соответственно, то в прошлом году не выплатила ничего.

Напомним, Chevron принадлежит 50% доли участия в ТШО, ExxonMobil – 25%, «КазМунайГаз» – 20%, российско-американскому СП «Lukarco» – 5%.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg