Акции Berkshire не дотянули до индекса S&P

Уоррен Баффет стремится успокоить инвесторов

Фото: Scott Morgan/Reuters

89-летний Баффет – председатель и главный исполнительный директор Berkshire – широко известен благодаря своему продолжительному успеху в качестве инвестора и активного участника фондового рынка. Однако в последние годы по динамике доходности акции Berkshire рынок превзойти не сумели.

В 2019 году суммарная доходность S&P 500, включая дивиденды, составила 31,5%, акции же Berkshire выросли лишь на 11%, что стало наихудшим показателем для Berkshire с 2009 года. 

Впрочем, сам Баффет всегда говорил, что инвесторы должны фокусироваться на долгосрочной динамике доходности компаний, игнорируя краткосрочные колебания на фондовом рынке.

Ряд инвесторов призывали Berkshire использовать свои значительные запасы наличности для обратного выкупа акций или выплаты дивидендов. Также они просили больше прислушиваться к тому, что говорят Аджит Джейн и Грег Абель, вице-президенты Berkshire, являющиеся основными претендентами на пост руководителя компании после того, как его покинет Баффет.

В своем ежегодном послании акцио­нерам, опубликованном в прошлую субботу, Баффет постарался обойти тему невпечатляющей динамики доходности Berkshire в сравнении с остальным рынком. Однако он заявил, что акционерам не стоит беспокоиться о будущем Berkshire после того, как он или Чарли Мангер, его 96-летний деловой партнер, вице-президент Berkshire, уйдут на вечный покой.

«Ваша компания на 100% готова к нашему отбытию», – заявил Баффет.

Он также сообщил, что на ежегодном собрании акционеров Berkshire в мае желающие смогут задать вопросы как Джейну, так и Абелю. Это будет отличать данное мероприятие от предыдущих собраний, когда комментарии от лица Berkshire, как правило, давали Баффет и Мангер.

«Меня это по-настоящему будоражит. Думаю, это потрясающая идея», – говорит Томас Руссо, партнер фирмы Gardner Russo & Gardner, который уже давно владеет акциями Berkshire. По его мнению, было бы полезно, чтобы акционеры получили информацию о контроле за деятельностью компаний из портфеля Berkshire непосредственно от Джейна и Абеля.

Согласно данным Berkshire, в IV квартале прошлого года компания увеличила объемы обратного выкупа акций до $2,2 млрд, доведя общий объем выкупа за год до $5 млрд. Однако это не сильно повлияло на огромные запасы наличных денег Berkshire, которые по состоянию на 31 декабря 2019 года составили $128 млрд, что несколько ниже рекордных $128,2 млрд на конец III квартала прошлого года, сообщает компания.

Безымянный_122.png

В своем письме Баффет посетовал на сложности в поиске привлекательных по стоимости объектов для приобретения, достаточно больших, чтобы это имело положительные последствия для Berkshire.

«Возможность сделать крупное приобретение по тем критериям, которые мы предъявляем, предоставляется довольно редко», – говорит он.

Крупнейшей сделкой Berkshire в 2019 году стало инвестирование $10 млрд в слияние компании Occidental Petroleum Corp. с Anadarko Petroleum Corp.

Некоторые из 60 с лишним дочерних компаний Berkshire также делали приобретения, но эти сделки, как правило, были невелики. В 2019 году, сообщает Berkshire, на приобретение новых активов компания потратила $1,7 млрд. В предыдущем году за эти цели был затрачен лишь $1 млрд.

«Полагаю, сейчас есть хорошие возможности для обратного выкупа акций», – говорит Джеймс Шанахан, старший аналитик фондового рынка инвестиционной компании Edward Jones. «Нет никаких сомнений в том, что значительные запасы денежных средств стали неординарным препятствием для получения прибыли», – отмечает он.

По данным конгломерата из Омахи (штат Небраска), его чистая прибыль составила $29,2 млрд, или $17 909 на акцию класса А. Для сравнения: годом ранее был зафиксирован убыток в $25,4 млрд, или $15 457 на акцию. Доходность Berkshire главным образом была обеспечена за счет нереализованного прироста инвестиций, тогда как результаты за предыдущий год оказались подорваны неожиданным списанием убытков в Kraft Heinz Co.

Операционная прибыль Berkshire составила $4,4 млрд, что меньше аналогичного показателя в $5,7 млрд годом ранее ввиду более низких показателей в страховом бизнесе и ряде других, менее крупных компаний Berkshire. Операционная прибыль при этом не включает некоторые инвестиционные результаты, и, по словам Баффета, она в большей степени отражает результаты Berkshire в целом, чем чистую прибыль, которая из-за нереализованной прибыли или убытков может колебаться в довольно широких пределах.

При закрытии торгов в прошлую пятницу стоимость акций Berkshire класса А составила $343 499, что по итогам года выше на 1,1%. Впрочем, индекс S&P 500 за этот же период вырос на 3,3%.

По мнению Кэти Сейферт, аналитика фондового рынка компании CFRA Research, Уоррен Баффет должен был более детально затронуть тему результатов Berkshire в сравнении с индексом.

«Легко сказать, что вы не обеспокоены краткосрочными показателями, однако такое краткосрочное отставание вполне может превратиться в долгосрочное», – говорит она. 

В своем письме Баффет также затронул тему советов директоров корпораций, которые, по его словам, зачастую плохо подготовлены для надзора за компаниями и не мотивированы ставить серьезные задачи перед их руководством. Отметив, что лично он побывал директором в 21 публичной компании в течение последних 62 лет, Баффет пожаловался, что члены совета директоров зачастую слишком сильно привязаны к своему доходу, чтобы выступать в роли независимых кураторов по-настоящему.

Кроме того, по его словам, многие члены совета директоров не являются экспертами в области финансов или инвестиций. 

«Почти все директора, с которыми я встречался на протяжении многих лет, были порядочными, симпатичными и умными, – говорит Баффет. – Тем не менее многие из этих добрых душ – это люди, которым я бы никогда не доверил решение вопросов, связанных с деньгами или бизнесом. Это просто не их игра».

Сегодня Berkshire управляет крупным страховым бизнесом, а также железными дорогами, коммунальными службами, промышленными производствами и ретейлерами. Так, в состав холдинга входят такие узнаваемые бренды, как Dairy Queen, Duracell, Fruit of the Loom, Geico и See’s Candies.

Однако в основе «машины по производству денег» Berkshire лежит страховой бизнес. Страхование приносит миллиарды долларов, получаемые в виде авансовых выплат со стороны клиентов, и Berkshire инвестирует эти деньги с выгодой для себя.

Также Berkshire владеет крупными пакетами акций различных компаний, в том числе Apple Inc. и Wells Fargo & Co.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

123 просмотра

Как телеком-операторы завоевывают доверие клиентов

Авторская колонка председателя правления АО «Казахтелеком»

Фото: Pixabay

Любой телекоммуникационный оператор мечтает о том, чтобы его абонентская база стабильно прирастала в объеме за счет превышения прихода новых абонентов над оттоком действующих. При этом снизить отток до абсолютного ноля – это утопия, а вот сократить этот отток в разы на казахстанском рынке оказалось вполне возможно. Для этого было достаточно всего лишь гарантировать потребителю услуг стабильность.

Начиная с 2019 года в базе нашей компании наблюдается постепенное и стабильное снижение объемов оттока абонентов. При этом ранее АО «Казахтелеком» ежегодно наблюдало сезонный тренд по росту оттока абонентов – физических лиц в январе-феврале, однако в текущем году впервые за последние 10 лет в этот период не было зафиксировано всплеска оттока абонентов. Более того, по итогам первого полугодия мы ожидаем снижения суммарного оттока пользователей наших основных услуг на 39%.

Причины сезонного оттока

Прежде чем аргументировать наши ожидания, сначала поясним, с чем связана традиционная сезонность оттока. Дело, на мой взгляд, даже не в снижении платежеспособности населения, изрядно потратившегося на новогодние праздники. Люди просто привыкли к тому, что именно в постновогодний период в стране происходит повышение тарифов – и массированный отток абонентов, наблюдавшийся в эти два месяца, являлся отчасти ответной реакцией потребителя на поведение рынка.

Форма этой протестной реакции была проста: она выражалась в принципиальном отказе от покупок или от дальнейшего сотрудничества с поставщиком тех или иных услуг. При этом зачастую под раздачу попадали и те поставщики товаров и услуг, которые свои тарифы не повышали, – потребитель просто демонстративно затягивал пояс в отношении всего рынка. И, надо признать, такая потребительская позиция отчасти способствовала дальнейшему снижению цен за счет падения спроса.

Другой вопрос, что с этим делать тем производителям и компаниям, тарифы на товары и услуги которых в постновогодний период не повышаются, но которые страдают от затягивания потребительских поясов не меньше, чем конкуренты, поднявшие цены? Очевидно, что нужно было выходить на рынок с каким-то внятным и взаимовыгодным для компании и ее клиента предложением, ценность которого перевешивала бы январские абонентские настроения «отморозить уши назло маме», то есть отказаться от выгодного предложения просто из принципа «экономлю на всем».

Чего хотят клиенты 

Первоначально нужно было понять, чего хочет клиент телеком-сектора от своего оператора в плане тарифной составляющей. И здесь нам пригодилось живое общение с нашей клиентурой, в ходе которого мы пришли к неожиданному для себя выводу: абонента интересует не столько то, какую сумму он будет платить ежемесячно, сколько то, что он получит за свои деньги и на какой гарантированный (понятие «гарантированный» здесь, пожалуй, ключевое) срок.

К этому выводу нас подтолкнула работа с клиентами в офисах: сотрудники утверждали, что при подборе тарифных планов для абонентов наиболее выгодными предложениями они считают не более низкие по абсолютной цене, а содержащие в себе целый набор услуг – и за счет этого «опта» позволяющие снижать стоимость каждой услуги отдельно. То есть абонент в принципе готов платить за пакет больше, чем за отдельную наиболее востребованную им услугу, в том случае, если он уверен в оптимальном и справедливом сочетании параметров пакета услуг и тарифов на него.

Однако и это еще не все поведенческие особенности наших клиентов, которые удалось установить в ходе живого общения. Мы обратили внимание на то, что абсолютно все заключающие с нами пакетные предложения люди в обязательном порядке интересуются стабильностью этих пакетов. Поскольку с их стороны в обязательном порядке звучали вопросы типа: «Как долго будут действовать эти условия?», «Не отменят ли данную акцию?», «Не поднимутся ли тарифы в скором времени?». Вывод лежит на поверхности: клиенты ждали – и ждут – от поставщиков товаров, работ и услуг стабильности, причем стабильности не только ценовой.

Дело в том, что потребитель, на наш взгляд, просто устал от постоянного поиска более выгодных предложений на рынке: мониторинг акционных предложений в поисках самого выгодного «съедает» много времени, которое все научились ценить. Проблема в том, что акции, как правило, краткосрочны, и потребителя раздражает даже не то, что спустя неделю – месяц – полгода он должен платить за услугу больше, чем во время действия акции, а то, что ему снова надо приспосабливаться к изменившимся правилам игры. Дело в том, что попытки заключать контракты на срок до года на рынке уже были, но они не гарантировали сохранения тарифа. Соответственно, эти правила игры надо было сделать более долгосрочными – на год, на два года, на три, и одновременно решить – а вытянет ли сама компания свои долгосрочные скидки и если да, то при каких условиях.

В связи с этим важно было понять, что получаем мы в результате введения новой модели долгосрочных отношений с клиентами. Понятно, что любой поставщик услуг, удовлетворив данные запросы клиентов первым, получит значимое конкурентное преимущество на рынке, сопровождающееся ростом продаж и, самое главное, гарантированной долгосрочной лояльностью абонентов. Лояльность же клиентов означает снижение расходов на поддержание и на рост абонентской базы. Если отток снижается, не надо тратить много средств на продвижение, продажи и организацию новой клиентской базы. Снижаются расходы на материалы для подключения услуг – кабель, грубо говоря, уже проложен, снижаются расходы на заработную плату инсталляторов и монтеров – и компании остается следить за тем, чтобы величина этих накладных расходов, которых удалось избежать, покрывала объемы скидок, предоставляемых ее клиентам.

Чем дольше – тем выгоднее

В итоге баланс между интересами компании и клиентов был найден в виде вывода на рынок системы долгосрочных тарифных планов с более высоким средним чеком и маржинальностью – и с гарантией неповышения цены. Проблема была в том, что относительно высокий чек по сравнению с альтернативными предложениями конкурентов снижал привлекательность новых планов в части уровня тарифов. Но мы решили и эту задачу, включив в пакеты услуг в рамках новой тарифной линейки такой перечень и такие параметры услуг, которые являются либо трудно копируемыми, либо вообще недостижимыми для конкурентов. В частности, речь идет о наличии технической возможности ухода в недосягаемый для крупных альтернативных операторов уровень скоростей доступа в интернет и передачи данных в диапазоне от 200 до 500 Мбит/с.

Также в рамках создания уникального продукта были предложены премиальные пакеты с труднокопируемым набором каналов и видеоконтентом в услугах цифрового ТВ (с партнерами по организации совместной услуги IP TV) и возможности по созданию конкурентоспособных параметров мобильных услуг в новой линейке тарифов.

В результате у нас получилось не только дать клиентам гарантию неповышения тарифов на срок один, два или три года, но и ввести новую линейку пакетов, тарифы на которые снижаются в зависимости от увеличения срока контракта, а набор услуг и их параметры улучшаются. При этом чем больше срок контракта, выбранный клиентом, тем больше скидка на тарифы и выше скорость доступа в интернет, тем лучше параметры других услуг, шире набор каналов ТВ и каналов в формате HD.

Первые тарифные планы данной линейки были введены в октябре 2018 года, а ее реальные массовые продажи достигнуты только к середине 2019 года. Зато уже к концу 2019 года каждый пятый абонент АО «Казахтелеком» (это более 0,5 млн человек) имел долгосрочный контракт на получение услуг со скидкой на базовый тариф и гарантией неповышения цены, причем 71% долгосрочных контрактов в 2019 году был заключен сроком на три года. Отсюда и нынешнее январское снижение оттока абонентов, ведь доля клиентов, подключившихся во втором полугодии 2019 года без заключения контракта с гарантией неповышения цены, составляла только 2%.

Как это будет действовать дальше? Цель компании на 2020 год – перевести на долгосрочные контракты минимум 40% абонентов, и к середине 2021 года – более 80% клиентов. При этом нам уже не приходится заморачиваться с рекламой данного пакетного предложения, за нас на рынке работает «сарафанное радио»: наши клиенты уже без особых усилий с нашей стороны по продвижению линейки сами обращаются к нам с просьбой переключить их на новые условия с долгосрочными контрактами. Первоначальным источником сведений для них служат их родственники, друзья, знакомые и сослуживцы, так что практическая реализация новой линейки продемонстрировала возможность экономить еще и на рекламе. И показала способ обеспечения качественного роста на рынке, где вроде бы все уже открыто и известно: как выяснилось, иногда для этого достаточно прислушаться к потребителю.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg