Перейти к основному содержанию

1314 просмотров

Почему бизнесмены не заинтересованы в индустриальном парке «Мангистау»

В его развитие было привлечено 1,2 млрд тенге

Фото: caspiy.kz

За два года индустриальный парк «Мангистау» привлек всего семь проектов. Сейчас здесь ждут инвесторов, хотя предложить индустриальная зона бизнесменам может немного: старые коммуникации, неотремонтированные здания и отсутствие условий для работы.

Территория индустриального парка «Мангистау» в этом году занята всего на 40%. Инфраструктура: здания и коммуникации здесь сохранились еще со времен Советского Союза.

«Для того, чтобы сдать в аренду инвестору здание, необходимо его подготовить – отремонтировать, подвести коммуникации. То есть задумка такая: инвестор приходит на все готовое – заходи и работай. А у нас таких готовых помещений очень мало. Всего 2,5 тысячи квадратных метров готовы и отремонтированы, остальные нуждаются в ремонте», – сказал в интервью «Курсиву» руководитель ТОО «Индустриальный парк «Мангистау» Ерлан Аубакиров.

Сейчас в индустриальном парке двадцать зданий и помещений, на которые могли бы прийти инвесторы, но они не отремонтированы.

«Для привлечения инвесторов и ремонта этих зданий и нужны деньги, чтобы развивать индустриальный парк дальше. Всего необходимо около 200 миллионов тенге. Мы просили на это средства из бюджета в прошлом году, но нам их не дали. В этом году снова обратились в акимат с предложением поддержать нас, нам обещали, что рассмотрят этот вопрос», – отметил Ерлан Аубакиров.

В данный момент в индустриальном парке работают всего семь предприятий, всего же эта зона может разместить до 28 производств. Среди действующих компаний – предприятие по ремонту и изготовлению нефтяного оборудования, строительных и отделочных материалов, токарный цех. Владелица последнего – предприниматель Наталья Шерстяная. Ее компания зашла в индустриальный парк одной из первых. Здесь занимаются ремонтом токарного оборудования.

«Мы зашли в парк, потому что здесь уже было готовое помещение и станки. Да, пришлось подремонтировать некоторые, но нас все устраивало. Я считаю, что сюда не идут предприниматели, так как нет условий: воды, отопления, газа. Воду мы сами привозим, отапливаемся, как можем, своими силами», - рассказывает бизнесвумен.

Изначально парк создавался для размещения там новых производств, но государство выделило лишь землю, все остальное: поддержание старых инженерных сетей в рабочем состоянии, ремонт помещений – за счет средств парка.

«Но предприятие не доходное, до прошлого года оно и вовсе было убыточным, сейчас постепенно выходим на самоокупаемость. Никаких субсидий, никакого финансирования мы из бюджета не получаем», - говорит Ерлан Аубакиров.

Сейчас предприниматели, чьи производства размещены в индустриальном парке, платят только за аренду помещений и коммунальные услуги. Преференций или льгот, как, к примеру, у инвесторов в свободной экономической зоне, здесь нет.

«Мы вышли с письмом в Нур-Султан, чтобы нам присвоили статус индустриальной зоны. Как таковой статус есть, но в государственном реестре мы не состоим. Так как законом предусмотрено включение в реестр только тех предприятий, у которых нет долгов», - отметил Ерлан Аубакиров.

О сумме долгов в индустриальном парке умалчивают. В интервью руководитель предприятия рассказал лишь о том, что это долги компании, которая размещалась на этой территории ранее. Сейчас ее уже не существует, а так как индустриальная зона стала ее правопреемником, то и долги перешли к ней.

Привлечь или завлечь инвесторов для размещения производств в индустриальном парке поручено РПП «Атамекен».

«В прошлом году мы направили туда 22 проекта, но только с четырьмя бизнесменами заключили договоры. В основном это были проекты в пищевой промышленности и строительной сфере. Причины незаключения договоров разные – не договаривались по аренде, по земельным участкам, по цехам», - отметил руководитель РПП «Атамекен» Мангистауской области Нурбек Карасаев.

На перспективу у парка есть три проекта, которые, возможно, разместятся на этой территории – два комбикормовых завода для птицефабрик и цех по производству моторных масел. Сейчас бизнесмены готовят рабочие проекты, поэтому о сумме инвестиций пока не говорят. В данный момент в индустриальном парке решили пойти навстречу новым инвесторам и предоставить арендные каникулы. Бизнесмены могут не платить за аренду либо – в течение трех месяцев, либо – платить половину стоимости в течение шести месяцев.

Вопреки словам акима

Если оглянуться назад, то в 2015 году на одном из совещаний в акимате Алик Айдарбаев, будучи в то время акимом Мангистауской области, говорил, что индустриальная зона не появится в Актау до тех пор, пока не найдутся бизнесмены, готовые ее наполнить.

«Мы должны знать инвесторов в лицо. И когда будет конкретный проект, будет и конкретная помощь. Но под один проект мы не будем тянуть инфраструктуру, а под десять – будем. Индустриальные зоны нужны, но пока мы не увидим их наполнение, мы ни копейки не выделим», – заявил тогда Айдарбаев.

Индустриальную зону в Мангистауской области создали в 2017 году. Территория составляет 213 га. Сейчас из 60 тыс. кв. м рабочих помещений заняты 28 тыс кв. м. За два года ее существования было привлечено 1,2 млрд тенге, а товаров и услуг произведено на 520 млн тенге.

643 просмотра

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций