Перейти к основному содержанию

2078 просмотров

Кайрат Саурбаев: «Мы нацелены на совершенствование услуг»

АО «КТЖ-Грузовые перевозки» перевозит грузы по всей территории Казахстана и через 16 стыковых пунктов с пятью соседними странами: Россией, Китаем, Узбекистаном, Кыргызстаном и Туркменистаном. Генеральный директор АО «КТЖ - Грузовые перевозки» Кайрат Саурбаев рассказал о том, как обстоят дела у главного перевозчика страны, о планах по развитию и том, для чего нужна дифференциация тарифов. 

– Насколько успешно развиваются грузоперевозки по линии АО «НК «КТЖ»?

- Только за 9 месяцев этого года по сети АО «НК «ҚТЖ» погружено 187,4 млн тонн грузов, план погрузки выполнен на 100%. Тарифный грузооборот составил 163 052 млн т-км нетто, это на 0,4% больше, чем с января по сентябрь прошлого года. 

Вырос объем перевозок в экспортном сообщении, достигнув 645 тысяч тонн. В частности, мы стали перевозить больше угля, железной руды, цветных металлов, химикатов, удобрений.

- Что повлияло на достижение этих результатов?

- Это связано с планомерным улучшением качественных показателей эксплуатационной деятельности – среднесуточной производительности грузового вагона, обороту рабочего вагона, средней участковой и технической скорости движения грузового поезда, производительности локомотива и массы поезда.

- Сейчас, в межсезонье, остро встает вопрос перевозки коммунального угля для нужд населения, на ТЭЦ страны. Как вы регулируете ситуацию?

- АО «КТЖ – Грузовые перевозки», как национальный перевозчик, ставит перевозку социально значимых грузов, таких как уголь, в приоритет, мы стараемся заблаговременно предпринимать меры по бесперебойной доставке твердого бытового топлива населению, в регионы.

Но нужно понимать, что успешное проведение отопительного сезона зависит не только от перевозчика, но и от слаженных усилий всех участников процесса.

С начала года мы призывали грузоотправителей, в том числе крупные угледобывающие предприятия, обеспечить равномерную погрузку в летние месяцы, чтобы не создавать искусственный дефицит вагонов в осенне-зимний период. Для этого мы постоянно проводили встречи с участием представителей местных исполнительных органов, заинтересованных госструктур, где обсуждалась возможность перераспределения бюджетов областей и районов на закуп угля с четвертого квартала на второй и третий.

Кроме того, в компании создан и успешно работает специальный оперативный штаб по перевозке угля, который контролирует обеспечение заявок грузоотправителей, выполнение оборота вагонов, а также мониторит остатки запаса твердого топлива на складах ТЭЦ и ГРЭС.

- Хватает ли вагонов для этих целей?

- Да, АО «НК «ҚТЖ» располагает достаточным количеством полувагонов. На территории Казахстана их зарегистрировано более 59 тысяч и 55% из них задействованы в перевозке твердого бытового топлива.

Отмечу, что за пять месяцев отопительного сезона этого года для казахстанских потребителей погружено 27 млн. тонн угля, что превышает план на 2%. 23,3 млн тонн из них – для ТЭЦ, 3,9 млн тонн - для нужд населения.

- Как обстоят дела с перевозкой казахстанского зерна и продуктов перемола в этом году?

- Здесь мы наблюдаем снижение погрузки. Так, за 9 месяцев текущего года погружено 7,1 млн тонн зерна, что ниже, чем в аналогичный период прошлого года на 9%. Погрузка муки и продуктов перемола уменьшилась на 23% к уровню 2018 года и составила 1,8 млн тонн.

Ситуация обусловлена низким урожаем по основным зерносеющим областям страны. Есть и другие объективные причины. Это переход Турции и Италии на российское зерно, а Афганистана - на пакистанское из-за невысоких цен за счет меньшего расстояния транспортировки. Сказывается также снижение спроса в странах Центральной Азии на отечественные продукты перемола из-за увеличения таможенных пошлин на транзит и ввоз по территории Узбекистана. Кроме того, в Узбекистане были открыты свои мукомольные предприятия. Но между тем, мы располагаем достаточным парком зерновозов и крытых вагонов и готовы к перевозке заявленных объемов казахстанского зерна и продуктов перемола.

- АО «НК «ҚТЖ» предлагает пересмотреть действующую дифференциацию железнодорожных тарифов по родам грузов и ввести дифференциацию тарифов по видам локомотивной тяги. С чем это связано?

- В соответствии с действующим законодательством РК железнодорожные тарифы на перевозку грузов во внутриреспубликанском и экспортно-импортном сообщениях по территории Казахстана подлежат государственному ценовому регулированию.

Сдерживание уровня железнодорожных тарифов на протяжении многих лет на перевозки массовых грузов ниже их фактической себестоимости и сегодня негативно отражается на производственно-финансовой деятельности Компании. 

Регулируемая тарифная политика является дискриминационной по отношению к перевозчику, так как основана на дифференциации железнодорожных тарифов по родам грузов.

Введение дифференциации тарифов по родам грузов позволит субсидировать возникающие убытки АО «НК «ҚТЖ» от перевозок массовых грузов (угля, железной руды, зерна, строительных материалов, химикатов, удобрения и других грузов) за счет перевозок дорогостоящих грузов (нефтяных грузов, черных и цветных металлов). Соотношение между тарифами до 4 раз, создает зависимость АО «НК «ҚТЖ» от объемов перевозок высокодоходных грузов (черные и цветные металлы, нефтепродукты и т.д.).

Формирование цен в промышленности на рыночной основе и сохранение государственного регулирования тарифов на железнодорожном транспорте поставило его, как отрасль экономики, в неравные условия в сравнении с другими отраслями промышленности.

Снижение доходной базы продолжается до сих пор, в том числе за счет изменения структуры грузооборота, где доля грузооборота высокодоходных грузов с 2010 года по 2018 год снизилась с 23% до 12%.

Сохраняется на сегодняшний день и перекрестное субсидирование пассажирских перевозок за счет грузовых, поскольку дотации на пассажирские перевозки, выделяемые из республиканского и местного бюджетов, не покрывают затрат на их осуществление.

Нужно учитывать, что сегодня на отечественном рынке помимо АО «НК «ҚТЖ» также присутствуют в режиме пилотного проекта два частных грузовых перевозчика, а еще более 30 компаний имеют лицензии на оказание услуг по перевозке грузов железнодорожным транспортом. При этом частные перевозчики грузов свободны в выборе перевозимых грузов и маршрутов перевозок. Так, один частный перевозчик перевозит дорогостоящие грузы – нефтепродукты, второй частный перевозчик осуществляет перевозки только на высоко маржинальных электрифицированных маршрутах и при этом оба не несут нагрузку по кросс-субсидированию пассажирских перевозок.

Решение проблемы мы видим в проведении большой совместной работы с госорганами, с участием всех заинтересованных сторон – грузоотправителей, экспедиторов, грузополучателей – по введению дифференциации тарифов на электро- и теплотягу, по родам грузов, установке равных рыночных условий ведения бизнеса для всех перевозчиков, что в целом будет способствовать стимулированию повышения операционной эффективности и развитию транспортной отрасли страны. 

-  Сейчас много говорится о клиентоориентированности, развитии новых сервисов для грузоотправителей, экспедиторов и так далее. Какие шаги предпринимает компания в этом направлении?

- В первую очередь - это внедрение в процессы компании всех компонентов автоматизированной системы управления договорной и коммерческой работы, которая охватила все 456 станций Казахстана. На сегодняшний день по безбумажной технологии оформления перевозочных документов успешно работают порядка 37 тысяч клиентов.

Внедрение системы позволило существенно упростить процесс и оптимизировать время работы. Планирование, к примеру, сократилось с 11 часов до 5 минут во внутриреспубликанских отправках и с 2 дней до 1 часа в экспортных отправках, а переадресовка -  с 2 дней до 1 часа.

Отмечу, что за 9 месяцев 2019 года через систему обработано более 200 тысяч заявок на перевозку грузов. Мы также внедрили сервис отслеживания грузов, который предоставляет возможность клиентам получать информацию о месте нахождения вагонов и контейнеров в режиме реального времени.

В компании также действует Call-центр, где клиенты могут получить всю необходимую справочную информацию, консультации специалистов и ответы на вопросы, касающиеся услуг транспортировки грузов.

Мы планируем совершенствовать наши услуги для всех участников перевозочного процесса и дальше.

632 просмотра

К каким целям устойчивого развития идут компании в мире

И на что они делают ставки сейчас

Фото: Shutterstock.com

Исследование компании PwC показало, что бизнес связывает устойчивое развитие в первую очередь с целью «Достойная работа и экономический рост». Цели, касающиеся природных ресурсов или благосостояния, представляются бизнесу менее важными.

Компания PwC проанализировала 1 141 отчет публичных и частных компаний, а также организаций госсектора из 31 страны и оценила, как бизнес следует целям устойчивого развития (ЦУР). Оценивались уровень интеграции целей в корпоративное управление, бизнес-стратегии и отчетность. 

Почему ЦУР – это важно? 

Четыре года назад ООН утвердила цели устойчивого развития как универсальную основу для более устойчивых условий жизни и функционирования. Всего целей 17. Среди них искоренение нищеты и неравенства, ликвидация голода, рациональное использование ресурсов и т. д. Это повестка устойчивого развития до 2030 года, то есть ближайшее десятилетие как раз должно стать декадой достижения ЦУР. 

В исследовании PwC отмечается, что 2019 год можно назвать годом, когда глобальный бизнес «проснулся» в вопросах устойчивости. Хотя и до этого многие лидеры бизнеса уже начали изменять свою практику с учетом ЦУР, но именно прошлый год стал переломным для большинства. В 2019 году миллионы людей по всему миру вышли на улицы, протестуя против социального и экономического неравенства, политической коррупции и провалов в борьбе с изменением климата. Общественное мнение подталкивает правительства к тому, чтобы интегрировать устойчивость в государственную политику, а бизнес – к разработке большего, чем прежде, числа устойчивых продуктов – например, растительного мяса, одежды из переработанных материалов. Бизнес также переходит на низкоуглеродистые источники энергии и все больше использует электрокары. Ключевую ответственность за достижение целей несут правительства, но очевидно, что выполнение ЦУР без поддержки бизнеса невозможно, и поэтому PwC уже третий год исследует, как глобальные компании воплощают в жизнь ЦУР.

ЦУР – в стратегию

Компании в глобальном масштабе осознали, что устойчивость бизнеса становится конкурентным преимуществом. Большей ответственности требуют как инвесторы, так и потребители. Исследование PwC показывает, что около трех четвертей (72%) исследуемых компаний упоминают ЦУР в своей публичной отчетности. Из тех компаний, которые включают ЦУР в свою отчетность, 59% сообщили информацию в своем отчете по устойчивому развитию, 51% – упомянули ЦУР в своем годовом отчете. В то же время только 34% компаний, указывающих в отчетности ЦУР (25% всех исследованных компаний), представляли их в разделах, в которых описывается бизнес-стратегия. Каждый пятый руководитель упомянул ЦУР в своих прогнозах на год, демонстрируя переход целей в стратегию руководства. 

Упоминая в своей отчетности цели устойчивого развития, 65% компаний отметили конкретные цели. «Достойная работа и экономический рост» (цель №8) является наиболее популярной у бизнеса, на практике это значит, что большинство компаний рассматривает в качестве приоритета создание и сохранение рабочих мест. Среди других целей, которые чаще всего выбирает бизнес – «Борьба с изменением климата» (цель №13) и «Ответственное потребление и производство» (цель №12). Цель №14, «Сохранение морских экосистем», не вошла в топ-3 ни в одной из стран, другие цели, которым бизнес уделяет меньше всего внимания – это «Ликвидация нищеты» (цель №1), «Нулевой голод» (цель №2) и «Сохранение экосистем суши» (цель №15). 

Выбор отдельных ЦУР становится более показательным, если посмотреть на него в отраслевом разрезе – каждый сектор выбирает цели, которые имеют самое прямое влияние на его деятельность. Исследование PwC анализировало компании из семи индустрий, и показатели упоминания ЦУР во всех из них были примерно одинаковыми. Незначительно лидировал сегмент финансовых услуг (74%), реже всего ЦУР упоминали компании сектора здравоохранения.

Как показали результаты исследования, в 2019 году только 14% компаний (157) указали конкретные цели по достижению ЦУР и только 1% компаний включили в отчет количественные показатели, чтобы продемонстрировать прогресс в достижении целей. 

Что тормозит прогресс

Исследование PwC показывает, что, учитывая десятилетний срок, оставшийся для достижения целей устойчивого развития, сохраняется большой объем работы, который необходимо выполнить, а это невозможно без значительного вклада бизнеса в государственные усилия в этом направлении. Аналитики PwC отмечают: несмотря на хорошую осведомленность о данном вопросе в целом, прогресс в области достижения ЦУР может быть дестабилизирован отсутствием конкретных задач, методов оценки и расширенной бизнес-интеграции. Процесс составления и представления отчетности по результатам выполнения задач, необходимых для достижения поставленных целей, является непродуманным и несовершенным, хотя цели определены с использованием единой основы и языка для формирования более прозрачного видения проблемных вопросов, прогресса и масштабов необходимых изменений. 

Компании из Казахстана не попали в число участников исследования, но, по оценке специалистов PwC, ситуация в республике не отличается от общемировой.

«Процесс интеграции ЦУР в управление бизнесом казахстанских компаний происходит очень медленными темпами, и здесь мы, к сожалению, поддерживаем всеобщий мировой тренд. Основными драйверами в Казахстане в сфере реализации культуры устойчивого развития являются крупные публичные компании и квазигосударственный сектор. Для частных компаний интеграция ЦУР все еще носит статус добровольной социальной нагрузки и не воспринимается как один из обязательных элементов управления бизнесом. Другими словами, бизнес не видит для себя возможности получения дополнительной прибыли и других бонусов от интеграции ЦУР в свои бизнес-процессы. Происходит это от того, что повестка ЦУР обсуждается только на уровне правительства и без активного вовлечения бизнеса и гражданского общества в целом», – прокомментировала Екатерина Мищенко, эксперт по устойчивому развитию PwC Kazakhstan.

k-kakim-celyam-ustojchivogo-razvitiya-idut-kompanii-v-mire.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance