Перейти к основному содержанию

647 просмотров

Как заработать на желании сниматься в кино в Казахстане

Сакраментальное желание практически каждого ребенка стало базой для бизнеса

Фото киностудии «Мейрам»

Делать обучение детей главным источником доходов на шымкентской киностудии «Мейрам» изначально не собирались. Ее основатель и директор Мейрамбек Агадилов открыл свое дело в 2014 году, желая создавать собственные произведения. 

Но будучи отцом маленького ребенка, кинематографист не был удовлетворен ассортиментом анимационных и игровых детских фильмов, демонстрируемых на наших экранах. Чтобы не искать кадры для воплощения своих замыслов, решил ковать их сам. 

Ноль вложений

В это время как раз в шымкентской студии «Сак» шла работа над вторым сезоном детского телесериала «Томпақ». Мейрамбек взялся подготовить для него маленьких актеров. Как уверяет Мейрамбек Агадилов, он не вкладывал в свой бизнес ни копейки. 

«Большинство людей думают, что для запуска бизнеса, тем более в сфере кино, нужны огромные финансы. Но на самом деле проблема не в деньгах, а в голове. Я ничего не вкладывал в самом начале. Нашел помещение для проведения кастинга, договорился расплатиться после мероприятия. Привел его в порядок вместе с друзьями, принес из дома мебель, телевизор, компьютер. Сам сделал макет афиши о предстоящем кастинге, попросил распечатать в типографии друга 500 экземпляров, развесил их по городу. Тогда «Томпақ» уже гремел по детскому телеканалу «Балапан», и на кастинг пришли 300 человек. Из них прошли 100, после они снялись в сериале. А из собранных на кастинге денег, полученных за обучение (по 5 тыс. тенге за месяц с каждого), я расплатился за аренду, покрыл все расходы и даже прикупил кое-какую мебель», – рассказал директор студии. 

Безусловно, бизнесом без вложений такой старт можно назвать условно: помимо материальных ресурсов у Мейрамбека Агадилова был, пожалуй, самый ценный капитал – многолетний опыт работы на местных киностудиях. Однако такой подход сработал: «Мейрам» объявила второй набор обучающихся.

Их готовили для работы над первым произведением студии – мультфильмом с элементами игрового кино «Күміс қылыш». После выхода этой работы и начался настоящий бум. Студию одолевали звонками и расспросами дети и их родители. Желающих сняться в кино было очень много.

И Мейрамбек задумал задействовать их в фильмах, которые планировал снимать по заказу для телеканала «Балапан». 

Но от идеи пришлось отказаться. Начинающая студия не подошла по одному из условий – компания должна была работать с телеканалами как минимум пять лет. Тогда в «Мейраме» решили снимать учеников в своих же фильмах и потом размещать ленты на YouTube-канале.

Почему YouTube

Мейрамбек Агадилов пояснил, почему выбор пал именно на такой путь распространения фильмов. Во-первых, дети сегодня предпочитают интернет телевидению и хотят увидеть себя в фильмах как можно скорее, иметь возможность пересматривать их, предлагать посмотреть друзьям, родным, знакомым. Во-вторых, их выход в прокат или демонстрация по телевидению были бы затратными. По словам собеседника, только за один показ фильма на местном канале с них бы взяли не менее 40 тыс. тенге. В-третьих, после показа они бы не могли некоторое время загрузить его на YouTube. Демонстрировать же фильм после интернет-канала телевизионщикам невыгодно. В-четвертых, со временем телепоказы им оказались не нужны. А по количеству просмотров в YouTube (почти 60 млн) и числу подписчиков (411 тыс.) студия «Мейрам» уже давно обошла все местные телеканалы. 

В общем, получилось, что интернет-канал стал самым приемлемым вариантом, в том числе для самих кинематографистов. Платное обучение позволяет им не думать о том, как найти средства на новую картину и где ее показывать. «Если бы мы зарабатывали на самих съемках фильмов, то не выжили бы, – делится режиссер. – Потому что нам никто бы за них не заплатил. А так нас фактически финансируют родители». 

Плюс к тому размещение картин в популярном видеохостинге в открытом доступе – это еще и их реклама. 

О чем фильмы

После «Күміс қылыш» мультфильмы на студии больше не снимали из-за дороговизны анимационной продукции. По словам директора «Мейрама», 100 секунд мультфильма обходятся в 500 тыс. тенге. Поэтому здесь сосредоточились на бюджетном жанре – игровых короткометражках. 

Как заверил Мейрамбек, по самому минимуму их можно сделать даже за 100 тыс. тенге. Для этого не нужно тратиться на аренду, а можно использовать в качестве бесплатного антуража окружающую природу, находящиеся рядом здания и заведения. При этом съемки, например, 20-минутной картины занимают всего два дня. 

Сюжеты короткометражек непритязательные, но поучительные. Например, в одной из последних картин – «Ауылбай болмаймын» («Не хочу быть аулбаем») – рассказывается о том, как родители отправили сына и дочь пожить в ауле у дедушки и бабушки. Городские ребята, сначала не признававшие сельский уклад и нравы, быстро меняют свои представления. Мораль фильма: именно аул является истоком истинных народных ценностей. 

Фильмы разные по жанру, но в основном это наиболее любимые детьми комедии. Сюжеты на студии пишут сами, что-то берут из жизни, что-то придумывают. К слову, сценаристом является и сам Мейрамбек, он также выступает в роли режиссера, актера. Кроме него, есть и другие режиссеры, всего в студии сейчас работают 15 человек.

758 просмотров

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций