2400 просмотров

Как заработать на желании сниматься в кино в Казахстане

Сакраментальное желание практически каждого ребенка стало базой для бизнеса

Фото киностудии «Мейрам»

Делать обучение детей главным источником доходов на шымкентской киностудии «Мейрам» изначально не собирались. Ее основатель и директор Мейрамбек Агадилов открыл свое дело в 2014 году, желая создавать собственные произведения. 

Но будучи отцом маленького ребенка, кинематографист не был удовлетворен ассортиментом анимационных и игровых детских фильмов, демонстрируемых на наших экранах. Чтобы не искать кадры для воплощения своих замыслов, решил ковать их сам. 

Ноль вложений

В это время как раз в шымкентской студии «Сак» шла работа над вторым сезоном детского телесериала «Томпақ». Мейрамбек взялся подготовить для него маленьких актеров. Как уверяет Мейрамбек Агадилов, он не вкладывал в свой бизнес ни копейки. 

«Большинство людей думают, что для запуска бизнеса, тем более в сфере кино, нужны огромные финансы. Но на самом деле проблема не в деньгах, а в голове. Я ничего не вкладывал в самом начале. Нашел помещение для проведения кастинга, договорился расплатиться после мероприятия. Привел его в порядок вместе с друзьями, принес из дома мебель, телевизор, компьютер. Сам сделал макет афиши о предстоящем кастинге, попросил распечатать в типографии друга 500 экземпляров, развесил их по городу. Тогда «Томпақ» уже гремел по детскому телеканалу «Балапан», и на кастинг пришли 300 человек. Из них прошли 100, после они снялись в сериале. А из собранных на кастинге денег, полученных за обучение (по 5 тыс. тенге за месяц с каждого), я расплатился за аренду, покрыл все расходы и даже прикупил кое-какую мебель», – рассказал директор студии. 

Безусловно, бизнесом без вложений такой старт можно назвать условно: помимо материальных ресурсов у Мейрамбека Агадилова был, пожалуй, самый ценный капитал – многолетний опыт работы на местных киностудиях. Однако такой подход сработал: «Мейрам» объявила второй набор обучающихся.

Их готовили для работы над первым произведением студии – мультфильмом с элементами игрового кино «Күміс қылыш». После выхода этой работы и начался настоящий бум. Студию одолевали звонками и расспросами дети и их родители. Желающих сняться в кино было очень много.

И Мейрамбек задумал задействовать их в фильмах, которые планировал снимать по заказу для телеканала «Балапан». 

Но от идеи пришлось отказаться. Начинающая студия не подошла по одному из условий – компания должна была работать с телеканалами как минимум пять лет. Тогда в «Мейраме» решили снимать учеников в своих же фильмах и потом размещать ленты на YouTube-канале.

Почему YouTube

Мейрамбек Агадилов пояснил, почему выбор пал именно на такой путь распространения фильмов. Во-первых, дети сегодня предпочитают интернет телевидению и хотят увидеть себя в фильмах как можно скорее, иметь возможность пересматривать их, предлагать посмотреть друзьям, родным, знакомым. Во-вторых, их выход в прокат или демонстрация по телевидению были бы затратными. По словам собеседника, только за один показ фильма на местном канале с них бы взяли не менее 40 тыс. тенге. В-третьих, после показа они бы не могли некоторое время загрузить его на YouTube. Демонстрировать же фильм после интернет-канала телевизионщикам невыгодно. В-четвертых, со временем телепоказы им оказались не нужны. А по количеству просмотров в YouTube (почти 60 млн) и числу подписчиков (411 тыс.) студия «Мейрам» уже давно обошла все местные телеканалы. 

В общем, получилось, что интернет-канал стал самым приемлемым вариантом, в том числе для самих кинематографистов. Платное обучение позволяет им не думать о том, как найти средства на новую картину и где ее показывать. «Если бы мы зарабатывали на самих съемках фильмов, то не выжили бы, – делится режиссер. – Потому что нам никто бы за них не заплатил. А так нас фактически финансируют родители». 

Плюс к тому размещение картин в популярном видеохостинге в открытом доступе – это еще и их реклама. 

О чем фильмы

После «Күміс қылыш» мультфильмы на студии больше не снимали из-за дороговизны анимационной продукции. По словам директора «Мейрама», 100 секунд мультфильма обходятся в 500 тыс. тенге. Поэтому здесь сосредоточились на бюджетном жанре – игровых короткометражках. 

Как заверил Мейрамбек, по самому минимуму их можно сделать даже за 100 тыс. тенге. Для этого не нужно тратиться на аренду, а можно использовать в качестве бесплатного антуража окружающую природу, находящиеся рядом здания и заведения. При этом съемки, например, 20-минутной картины занимают всего два дня. 

Сюжеты короткометражек непритязательные, но поучительные. Например, в одной из последних картин – «Ауылбай болмаймын» («Не хочу быть аулбаем») – рассказывается о том, как родители отправили сына и дочь пожить в ауле у дедушки и бабушки. Городские ребята, сначала не признававшие сельский уклад и нравы, быстро меняют свои представления. Мораль фильма: именно аул является истоком истинных народных ценностей. 

Фильмы разные по жанру, но в основном это наиболее любимые детьми комедии. Сюжеты на студии пишут сами, что-то берут из жизни, что-то придумывают. К слову, сценаристом является и сам Мейрамбек, он также выступает в роли режиссера, актера. Кроме него, есть и другие режиссеры, всего в студии сейчас работают 15 человек.

banner_wsj.gif

117 просмотров

Как казахстанские авиакомпании ищут способы заработать во время пандемии

Аэропортам тоже приходится несладко

Фото: Depositphotos/pierivb

Пока большинство международных маршрутов остаются закрытыми, отечественные авиакомпании сконцентрировались на грузоперевозках. Грузовой сегмент позволяет зарабатывать и казахстанским аэропортам. Но и тем, и другим этого мало. 

Авиакомпании Air Astana, SCAT, China Southern Airlines и Air China до начала февраля совокупно совершали 34 рейса в неделю между Нур-Султаном, Алматы и китайскими Пекином, Урумчи, Гонконгом, Сианем, Саньей и Хайкоу (22 рейса – казахстанские авиакомпании и 12 рейсов – китайские). Авиасообщение из Казахстана в Китай было при­остановлено с 3 февраля: это была первая страна, с которой наша республика ограничила авиасообщение из-за коронавируса. К началу апреля в стране были прекращены все регулярные рейсы – как международные, так и местные. Внутренние перелеты, стартовавшие с 1 мая, уже полностью восстановлены.

А вот с 99 международными маршрутами пока не все так гладко.

Нелетная пора

Первым для Казахстана открылся Китай – КНР готова была принять рейсы из Казахстана еще месяц назад. Начать полеты могла хоть казахстанская, хоть китайская авиакомпания, но не более одного рейса в неделю. По итогам полетов принимающая сторона планировала либо разрешить увеличить частоту рейсов, либо прекратить их. Открывшейся возможностью ни одна авиакомпания не воспользовалась. 

С 20 июня долгожданных казахстанских туристов поспешила принять Турция (Стамбул и Анталия). Вместе с деньгами наши туристы привезли в Турцию и коронавирус, поэтому некоторым вместо отелей по системе «все включено» пришлось отдыхать в медицинских учреждениях с последующей оплатой чеков. Турецкая сторона воспользовалась усилением карантина в Казахстане с 5 июля и приостановила полеты.

Сейчас единственное открытое для полетов международное направление – Южная Корея. Однако власти этой страны сообщают, что именно из Казахстана туда приезжает больше всего больных коронавирусом.

Для примера: 6 июля в Южную Корею прилетели 24 человека, у которых была обнаружена коронавирусная инфекция. Из них 13 пассажиров (54%) приехали из Казахстана. И хотя всех прибывших в Сеул помещают на 14-дневный карантин за счет туриста, возможность продолжения полетов между Алматы и Сеулом тоже может оказаться под вопросом. 

Еще одной страной, куда с 1 июля собирались полететь казахстанцы, была Грузия. Но по предложению грузинской стороны рейсы по этому направлению отложены на месяц. Таким же образом откладываются пока полеты в Украину, Азербайджан и Таиланд.

Все ниже и ниже

Сокращение, а потом и вовсе прекращение полетов не могло не отразиться на статистике. В январе – мае было перевезено 1,9 млн авиапассажиров (–34% к аналогичному периоду 2019 года). В этой ситуации авиакомпании постарались переоборудовать часть судов под перевозку грузов.

В Air Astana переоборудовали два широкофюзеляжных самолета Boeing 767 под перевозку грузов и готовы были трансформировать третий Boeing 767 под грузо-пассажирский. В компании не ожидают восстановления пассажирских перевозок в ближайшие год-полтора, поэтому частичное перепрофилирование на перевозку грузов, в том числе из Китая в Европу, – это вынужденный шаг. Представители Air Astana отмечают возросшую среди авиакомпаний конкуренцию за грузоперевозки. В январе – мае авиатранспортом было перевезено 7,69 тыс. тонн грузов (–23,9% к аналогичному периоду 2019 года). 

Комитет гражданской авиации МИИР РК (КГА) еще в разгар запретов на регулярные рейсы оценил потери отечественных авиакомпаний от ограничения полетов в 235 млрд тенге, аэропортов – в 24,5 млрд тенге, РГП «Казаэронавигация» – в 28 млрд тенге.

Убытки, скорее всего, ожидают авиасектор не только в этом году, но и в следующем. Председатель Комитета гражданской авиации Талгат Ластаев заявил «Курсиву», что восстановление всех международных маршрутов из Казахстана произойдет не ранее 2022–2023 годов. В Международной ассоциации воздушного транспорта прогнозируют, что в 2021 году объем пассажирских перевозок в мире будет на 24% ниже уровня 2019 года, а превысить показатели прошлого года удастся лишь в 2023-м. 

За тех, кто на земле

Управляющий директор по развитию АО «Международный аэропорт Алматы» Абдул Кусаев сообщил на июньском заседании подкомитета НПП «Атамекен», что показатели работы крупнейшего аэропорта заметно ухудшились.

«У нас на 97% просели пассажирские рейсы. В апреле мы достигли дна, ударились об него, немножко отпрыгнули за счет грузовых рейсов. Это нам немножко смягчило удар. Тем не менее апрель прошел, май прошел, а общие показатели очень сильно просели: за пять месяцев самолето-вылеты снизились на 70%», – сказал он.

Число обслуженных за январь – май грузовых рейсов выросло в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но это не поможет выправить общую картину по текущему году. Кусаев прогнозирует, что пассажиропоток Алматинского аэропорта по итогам 2020 года составит 3–3,5 млн человек, то есть всего лишь 50–60% от прошлогодних показателей. В свои прогнозы он не включает возможность второй волны пандемии – в этом случае снижение окажется еще более значительным. 

Исполняющий обязанности председателя правления АО «Аэропорт Сарыарка» (Караганда) Александр Маликов отметил, что в Караганде международные пассажирские авиаперелеты вообще прекратились. А ведь именно на них и зарабатывает основные деньги аэропорт.

«В мае возобновились перевозки по внутренним рейсам, но на них мы фактически ничего не зарабатываем, потому что тарифы для местных авиакомпаний очень низкие и у них свое топливо», – сообщил он.

Обслуживание транзитных самолетов с гуманитарными грузами позволило аэропорту закрыть около 15% постоянных расходов, но и этот финансовый ручеек ослабел. Если в апреле – мае через Караганду летало два-три грузовых самолета в день, то сейчас всего один борт в день. Тем не менее обслуживание грузовых рейсов поможет частично заместить выпавшие от пассажирских перевозок доходы и в целом по текущему году.

«Итоги года мы прогнозируем на 65–70% по финансовым показателям. Единственное, по грузовикам мы выйдем на уровень прошлого года благодаря всплеску активности в период карантина», – сказал Маликов.

Исполнительный директор АО «Международный аэропорт Актау» Ергазы Жолдасов отметил, что там падение объемов составило около 70%, половину персонала аэропорта пришлось отправить в вынужденный отпуск. 

Сокращение объемов перевозок, скорее всего, вынудит аэропорты повысить тарифы. Тем более что в 2020 году истекает период действия утвержденных ранее пятилетних тарифов аэропортов Актау, Атырау и Семея. 

Представитель управления тарифного регулирования КГА Баян Садуова сообщила, что новый тариф для аэропорта Актау должен быть введен с 1 сентября, для аэропорта Семея – с 1 декабря. Аэропорт Актау уже подал соответствующую заявку в антимонопольный орган. Аэропорт Атырау тоже подавал заявку, но она не была принята к рассмотрению из-за отсутствия полного пакета документов.

Авиакомпании выступают против повышения аэропортовых тарифов, настаивая, наоборот, на их снижении. Государству придется выбирать, чьи интересы в такой ситуации поставить в приоритет.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg