Перейти к основному содержанию

669 просмотров

Internal Reserve

Are you a Kcell services user and the company knows who you are? Then you might have a chance to buy a new phone by installments

The Kazakhstani telecom market is going through an interesting period. For the first time since the GSM operators appeared in the country in 1999, the industry is experiencing a serious change in the balance of power.
 
When state-owned Kazakhtelecom purchased the mobile operator Kcell, the transaction was accompanied by vivid public debates between operators, public organizations and observers discussing the appropriateness of that deal. However, the deal took place. Beeline, Kcell, and Tele2 are the current leading mobile operators, but there is no absolute leader on the market. At the same time, the deal means a completely new paradigm for all market players. During the interview, Kaspars Kukelis, Chief Executive Officer of Kcell JSC, told Kursiv how the situation has changed for Kcell after it was purchased by Kazakhtelecom.
 
- Kaspars, many had been talking about the benefits from synergy that Kcell might get from Kazakhtelecom even before the deal was closed, but what is the reality? Could you please describe the latest financial results of your company?
- There might be some synergy effect in the future, but now Kazakhtelecom does not greatly affect our performance. Concerning financial results, as you know Kcell is the only mobile operator in Kazakhstan that publishes all financial information. In the latest quarter of this year, the company's net sales grew by 6.1% and amounted to more than 41 billion tenge. Revenue from services increased by 8.4%, to 36.2 billion tenge. Concerning other key financial indicators, Kcell is also in the “green zone”. Voice communication services grew by 2.7%, company revenue in the corporate segment increased by 18.1%, and revenue from data services grew by 18.6% to almost 13.5 billion tenge.
 
In the latest quarterly report, Kcell showed that the number of devices sold by the company continues to grow. However, sales of mobile devices by value decreased by 8.2%, to 4.9 billion tenge. This happened due to the expansion of the company's offers and strengthening of Kcell's position in the mid-price segment, which compensates for a decrease in the premium segment. As a result, the company's net profit grew to 10.9 billion tenge. Over the past few years, Kcell’s revenue fell from 185 billion tenge to less than 150 billion. Today we are on the way to returning to our once strong position.
 
- Were there any cost-cutting measures?
- Marketing expenses decreased by 40% to 500 million tenge, and general and administrative expenses decreased by almost a third to 2.2 billion tenge. The cost of sales also decreased by 4.5% (to 27.4 billion tenge).
 
- What is changed in the subscriber base and what does the dynamic of average revenue per user (ARPU) look like?
- The ARPU indicator is growing: in the period from July through September 2018 ARPU was 1189 tenge. In the same period of this year, it’s already 1415 tenge. However, this is not an increase in the cost of service, and for most subscribers nothing has changed. Now we have 8.44 million subscribers in total.
 
Today we are not interested in attracting subscribers with a predictable short lifespan in the company. I mean, those who spend less than 200 tenge per month for communication services. Previously their share in Kcell was noticeable, but now it's decreasing, which has a positive effect on ARPU growth.
 
Usually, low-margin subscribers arrive and leave with the same frequency. They buy SIM cards because of bonuses or packages for first-time users. In theory, one person can consume as much as 52 SIM cards per year, changing them one by one weekly. Of course, this is an extreme example, but it happens all the time. A lot of this “rotational traffic” takes place when someone sells something large and doesn’t want to show the main number, so they just buy a new SIM card and then easily drop it.

- According to some of the subscribers, the quality of Kcell’s connection is getting worse. Is it some kind of legacy of the past?
- Currently, we are thinking about how to improve the work of our mobile network. You know, it's planning, budgeting, equipment ordering, production, delivery, installation, and testing. In general, these are problems for all mobile operators in Kazakhstan during the last 15 years because people expect much more than networks might give technically. If you take a look at the international statistics of customer satisfaction, it also shows a decrease in loyalty even though physical networks are constantly being built and more new technologies are involved in the industry.
 
- Kcell is actively promoting its new online store where active Kcell subscribers can buy a smartphone in just a few minutes and pay later by installments. How does it work?
- Consumption is growing and the role of mobile devices in people’s lives is growing too. Now gadgets are occupying a prominent place in daily life and sometimes we spend more time with our smartphones than with our loved ones.
 
Also, about 80% of Kazakhstani consumers buy cell phones on credit or by installments. For many buyers, this is one of the main purchases of the year. So, we see serious potential for growth in this direction with very good margins. One trick to sell more phones is an increasing number of physical points of sale. However, it’s too hard to convince people to invest in more shops. Therefore, we went online.
 
I agree that at some point Kcell missed this opportunity, but the company has its own very mature scoring and anti-fraud systems, which might be matched with many Kazakhstani banks. We have almost 8.5 million subscribers and know them very well: how long they have been using the company’s services, their monthly expenses and so on. In other words, we work with the internal potential of our subscriber base. Anyway, specific issues still remain concerning scoring transfer from offline to online.
 
- Can you give some examples?
- No, because this data might be used by scammers.
 
- What does Kcell offer in its online store?
- Contract phones. It means that when you buy a specific device, its price already includes an operator contract as well as additional gadgets, a power bank for example. After the consumer pays for the device he chooses, he can pick it up by himself or wait for delivery. This option is available in 18 major Kazakhstani cities and takes only 90 minutes.
 
- Does Kcell have a new business development strategy?
- I can’t respond right now because Kcell is a public company. Probably in the first quarter of next year, we will share our plans for future growth.

1 просмотр

Bek Air использовала поддельные сертификаты об обучении пилотов

Авиационная администрация Казахстана завершила внеплановую проверку компании

Фото: Shutterstock.com

Авиакомпания Bek Air использовала поддельные сертификаты об обучении пилотов для получения допуска на тип воздушного судна, составляла фиктивные документы о выполнении технического обслуживания самолетов. Об этом сообщили в комитете гражданской авиации МИИР РК.

Также в КГА сообщили, что по итогам проверки дополнительно выявлено множество других существенных нарушений и недостатков, которые являются основанием для приостановления действия сертификатов авиакомпании. 

Bek Air не указала реальную причину авиационного инцидента, произошедшего 25.12.2019 г. с воздушным судном Фоккер-100 UP-F1017.

«После вылета с Международного аэропорта Нур-Султан по направлению города Шымкент командир судна обнаружил отказ гидросистемы №1 в связи с полным вытеканием гидрожидкости, что приводит к отказу выпуска закрылок, управлением передней стойки шасси, руля высоты, элеронов, реверсов и других оборудований в полете. Несмотря на критическую ситуацию, командир судна продолжил полет, используя аварийную гидросистему №2, и после приземления в аэропорту Шымкента диспетчеру управления воздушным движением сообщил недостоверную информацию как отказ управления передней стойки шасси», – говорится в сообщении КГА.

Кроме того, авиакомпания выдавала пилотам формальные сертификаты об окончании курса переподготовки по авиационной безопасности и перевозкам опасных грузов. При проверке выяснилось, что на момент проведения занятий и сдачи тестирования по предмету они находились на полётном задании в других регионах страны.

«Выявлены факты подделки двумя пилотами авиакомпании сертификатов переобучения на тип воздушного судна Фоккер 70/100. При обучении в учебном центре Латвии они не смогли сдать практический экзамен, в связи с чем им выдали лишь сертификат о прослушивании курса, который не дает им право получить допуск на управление указанным типом судна. Для получения соответствующей отметки о допуске в лицензии пилота они предоставили в уполномоченный орган фиктивный сертификат об успешном завершении курса. Учебный центр подтвердил факт фальсификации сертификатов.
В настоящее время решается вопрос об отзыве свидетельства авиационного персонала», – говорится в сообщении.

В КГА отметили, что Bek Air не имеет действующего контракта на поддержку от завода-изготовителя авиационных двигателей Rolls Royce. К тому же в нарушение Руководства по инженерным процедурам эксплуатационные данные авиационных двигателей не отправлялись заводу-изготовителю для их обработки, также они не обрабатывались Bek Air самостоятельно. Таким образом, авиакомпания не проводила мониторинг состояния авиационных двигателей, соответственно, не владела информацией об их надежности и рисках отказа в полете.

Также по итогам проверки стало известно, что авиакомпания самостоятельно, без утверждения уполномоченным органом, присваивала инженерам категории допуска, а также инженерам, не имеющим соответствующего допуска, позволяла проводить технические и эксплуатационные работы на воздушных судах.

«Выявлен факт фиктивного составления документа о техническом обслуживании самолета Фоккер-100 UP-F1014 двумя инженерами авиакомпании в аэропорту города Алматы. На день выполнения этих работ борт выполнял полеты на территории Афганистана. Результаты внеплановой проверки деятельности АО «Бек Эйр» Авиационной администрацией Казахстана направлены в авиакомпанию», – говорится в сообщении.

В КГА добавили, что авиакомпания в течение 10 дней должна будет предоставить в Авиационную администрацию Казахстана план корректирующих действий по устранению всех нарушений. В случае если нарушения не будут устранены в течение шести месяцев, сертификат эксплуатанта и сертификаты летной годности будут отозваны.

Напомним, пассажирский самолет Fokker-100 авиакомпании «Бек Эйр» потерпел крушение 27 декабря 2019 года (07.22, рейс №Z2100 по направлению Нур-Султан – Алматы) близ Алматы сразу после взлета. В результате крушения погибли 12 человек, в том числе командир экипажа, пострадали 49 человек. На борту воздушного судна находились 93 пассажира и пять членов экипажа. 28 декабря в Казахстане был объявлен общенациональный траур. В МВД Казахстана сообщили, что в качестве трех основных причин авиакатастрофы рассматривались техническая неисправность самолета, возможные ошибки при пилотировании и работа навигационных служб. Потерпевший крушение самолет был выпущен в Нидерландах 9 апреля 1996 года. Авиакомпания имеет десять самолетов Fokker-100 в конфигурации до 108 кресел, в том числе девять с действующим сертификатом летной годности.

Комиссия, расследующая причины крушения самолета Fokker-100 авиакомпании «Бек Эйр», оставила одну причину – обледенение воздушного судна.

27 декабря 2019 года сертификаты эксплуатанта и летной годности авиакомпании «Бек Эйр» были приостановлены Авиационной администрацией Казахстана. Согласно ААК, у Bek Air выявили две основные проблемы, касающиеся летной годности авиакомпании. Установлено, что Bek Air не смогла контролировать поддержание летной годности воздушного флота путем полного и надлежащего ведения учета.

Компания Bek Air снимала компоненты с одного воздушного судна на другое, из-за чего возникали проблемы с регистрацией часов эксплуатации.

Согласно сведениям Национального реестра бизнес-идентификационных номеров, ТОО «BEK AIR» зарегистрировано 12 мая 2011 года. Руководителем являлся Монахов Владимир Михайлович, учредителем – Жаркимбаев Сакен Токпаевич. 18 апреля 2017 года произведена перерегистрация в связи со сменой учредителя (Шуленбаев Дамир Маратович). С начала деятельности трижды произведена смена руководителя: 29 августа 2013 года – Жумасултанова Айгуль Файзуллаевна, 18 июля 2016 года – Жумасултанова Дина Нурлановна, 25 апреля 2019 года – Бияхметов Рустам Ильясович.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif