Перейти к основному содержанию

559 просмотров

Internal Reserve

Are you a Kcell services user and the company knows who you are? Then you might have a chance to buy a new phone by installments

The Kazakhstani telecom market is going through an interesting period. For the first time since the GSM operators appeared in the country in 1999, the industry is experiencing a serious change in the balance of power.
 
When state-owned Kazakhtelecom purchased the mobile operator Kcell, the transaction was accompanied by vivid public debates between operators, public organizations and observers discussing the appropriateness of that deal. However, the deal took place. Beeline, Kcell, and Tele2 are the current leading mobile operators, but there is no absolute leader on the market. At the same time, the deal means a completely new paradigm for all market players. During the interview, Kaspars Kukelis, Chief Executive Officer of Kcell JSC, told Kursiv how the situation has changed for Kcell after it was purchased by Kazakhtelecom.
 
- Kaspars, many had been talking about the benefits from synergy that Kcell might get from Kazakhtelecom even before the deal was closed, but what is the reality? Could you please describe the latest financial results of your company?
- There might be some synergy effect in the future, but now Kazakhtelecom does not greatly affect our performance. Concerning financial results, as you know Kcell is the only mobile operator in Kazakhstan that publishes all financial information. In the latest quarter of this year, the company's net sales grew by 6.1% and amounted to more than 41 billion tenge. Revenue from services increased by 8.4%, to 36.2 billion tenge. Concerning other key financial indicators, Kcell is also in the “green zone”. Voice communication services grew by 2.7%, company revenue in the corporate segment increased by 18.1%, and revenue from data services grew by 18.6% to almost 13.5 billion tenge.
 
In the latest quarterly report, Kcell showed that the number of devices sold by the company continues to grow. However, sales of mobile devices by value decreased by 8.2%, to 4.9 billion tenge. This happened due to the expansion of the company's offers and strengthening of Kcell's position in the mid-price segment, which compensates for a decrease in the premium segment. As a result, the company's net profit grew to 10.9 billion tenge. Over the past few years, Kcell’s revenue fell from 185 billion tenge to less than 150 billion. Today we are on the way to returning to our once strong position.
 
- Were there any cost-cutting measures?
- Marketing expenses decreased by 40% to 500 million tenge, and general and administrative expenses decreased by almost a third to 2.2 billion tenge. The cost of sales also decreased by 4.5% (to 27.4 billion tenge).
 
- What is changed in the subscriber base and what does the dynamic of average revenue per user (ARPU) look like?
- The ARPU indicator is growing: in the period from July through September 2018 ARPU was 1189 tenge. In the same period of this year, it’s already 1415 tenge. However, this is not an increase in the cost of service, and for most subscribers nothing has changed. Now we have 8.44 million subscribers in total.
 
Today we are not interested in attracting subscribers with a predictable short lifespan in the company. I mean, those who spend less than 200 tenge per month for communication services. Previously their share in Kcell was noticeable, but now it's decreasing, which has a positive effect on ARPU growth.
 
Usually, low-margin subscribers arrive and leave with the same frequency. They buy SIM cards because of bonuses or packages for first-time users. In theory, one person can consume as much as 52 SIM cards per year, changing them one by one weekly. Of course, this is an extreme example, but it happens all the time. A lot of this “rotational traffic” takes place when someone sells something large and doesn’t want to show the main number, so they just buy a new SIM card and then easily drop it.

- According to some of the subscribers, the quality of Kcell’s connection is getting worse. Is it some kind of legacy of the past?
- Currently, we are thinking about how to improve the work of our mobile network. You know, it's planning, budgeting, equipment ordering, production, delivery, installation, and testing. In general, these are problems for all mobile operators in Kazakhstan during the last 15 years because people expect much more than networks might give technically. If you take a look at the international statistics of customer satisfaction, it also shows a decrease in loyalty even though physical networks are constantly being built and more new technologies are involved in the industry.
 
- Kcell is actively promoting its new online store where active Kcell subscribers can buy a smartphone in just a few minutes and pay later by installments. How does it work?
- Consumption is growing and the role of mobile devices in people’s lives is growing too. Now gadgets are occupying a prominent place in daily life and sometimes we spend more time with our smartphones than with our loved ones.
 
Also, about 80% of Kazakhstani consumers buy cell phones on credit or by installments. For many buyers, this is one of the main purchases of the year. So, we see serious potential for growth in this direction with very good margins. One trick to sell more phones is an increasing number of physical points of sale. However, it’s too hard to convince people to invest in more shops. Therefore, we went online.
 
I agree that at some point Kcell missed this opportunity, but the company has its own very mature scoring and anti-fraud systems, which might be matched with many Kazakhstani banks. We have almost 8.5 million subscribers and know them very well: how long they have been using the company’s services, their monthly expenses and so on. In other words, we work with the internal potential of our subscriber base. Anyway, specific issues still remain concerning scoring transfer from offline to online.
 
- Can you give some examples?
- No, because this data might be used by scammers.
 
- What does Kcell offer in its online store?
- Contract phones. It means that when you buy a specific device, its price already includes an operator contract as well as additional gadgets, a power bank for example. After the consumer pays for the device he chooses, he can pick it up by himself or wait for delivery. This option is available in 18 major Kazakhstani cities and takes only 90 minutes.
 
- Does Kcell have a new business development strategy?
- I can’t respond right now because Kcell is a public company. Probably in the first quarter of next year, we will share our plans for future growth.

764 просмотра

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций