Перейти к основному содержанию

944 просмотра

БРК оседлает ветер

Первый профинансированный БРК ветропарк уже продает электроэнергию

Фото: БРК

Возобновляемые источники энергии – одна из наиболее привлекательных инвестиционных ниш в Казахстане в последние несколько лет. Ключевым игроком на этом поле является Банк Развития Казахстана (БРК, «дочка» Холдинга «Байтерек»), который расширяет кредитный портфель финансируя «зеленые» проекты казахстанской электроэнергетики. 

В окрестностях села Костомар, в 40 километрах от Нур-Султана, в этом году была запущена первая очередь ветровой электростанции «Астана EXPO-2017» мощностью 50 МВт, реализацию которой осуществляет ТОО «ЦАТЭК Green Energy» (ЦАТЭК Грин Энерджи). Первый пусковой комплекс позволит выработать 170 млн кВт*ч в год. В следующем году планируется запустить вторую очередь аналогичной мощности. Проект позволит сократить выбросы парниковых газов на 230 тыс. тонн в год.

Компания «ЦАТЭК Green Energy» была создана в 2014 году специально для реализации проектов в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Строительным работам и установке ветрогенераторов предшествовал большой объем работ.

Директор компании «ЦАТЭК Green Energy» (ЦАТЭК Грин Энерджи) Едил Сарыев отметил, что сначала в центре полученного в 2015 году земельного участка площадью 1000 га была установлена метеорологическая мачта высотой 100 метров. С её помощью на протяжении более двух лет проводились замеры скорости, направлений ветра, давления, температуры и других климатических показателей. 

Сарыев.jpg

«На основании этого мы поняли, как правильно разместить ветровую станцию, чтобы она вырабатывала максимальный объем электрической энергии. Таким образом, если мы говорим о двух пусковых комплексах общей мощностью 100 МВт, то наша территория составляет порядка 119 га. Что такое 119 га? Это поле, которое никаким образом не огорожено, и мы даем возможность близлежащим населенным пунктам производить выпас скота», - подчеркнул Едиль Сарыев.

Остановка и ввод в работу турбин по отдельности, либо ветропарка в целом а также  управление повышающей подстанцией 220/35/10 кВ производится из здания административно-бытового комплекса. Приборы комплекса позволяют мониторить и контролировать весь технологический процесс по производству электрической энергии ветровой электростанцией.

На территории ветропарка для обеспечения водой производственных объектов  смонтированы две водозаборные скважины. 

Во время строительства станции в разные периоды было задействовано около 300 специалистов, начиная от операторов погрузчиков и заканчивая инженерами по монтажу турбин. 

«На этапе строительства было задействовано порядка 130 единиц тяжелой техники, включая краны для установки турбин на 400 и 750 тонн. После ввода в эксплуатацию первого пускового комплекса нами создано пятнадцать рабочих мест. По мере выхода ветровой электростанции на проектную мощность, мы увеличим штатную численность до 19 человек. Ввод электростанции в эксплуатацию также окажет поддержку местному акимату в виде налоговых отчислений», - отметил Сарыев. 

Помимо этого, на базе административно-бытового комплекса планируется создать центр исследования энергии. «Мы хотели бы привлечь внимание не только экспертов, но также обучить подрастающее поколение бережному отношению к природе, как правильно конвертировать возобновляемые источники энергии и заставить работать окружающую среду на благо человечества», - сказал он. 

Для развития относительно нового для Казахстана направления потребовались люди нового поколения, которые получили образование за рубежом.

«На сегодняшний день у нас в оперативном штабе находится 11 человек. Это и бухгалтеры, и финансисты, и технические специалисты, и другие высококвалифицированные сотрудники. При этом большая часть из них – это выходцы из «Болашака». Мы все обучались по программе «Болашак». Сейчас мы принесли в Казахстан тот опыт, которые получили за границей», - сообщил Сарыев. 

_OLT9220.jpg

Первая очередь ветропарка представлена 15 турбинами производства Vestas – мирового лидера по выпуску ветровых агрегатов. Мощность каждой турбины – 3,3 МВт с режимом мощности 3,45 МВт, высота турбины – 84 метра, диаметр ротора (ветроколеса) – 112 метров. На каждой мачте расположено три лопасти длиной 55 метров. Размеры турбин и неразборность лопастей создали трудности при доставке их из Дании, Германии и Испании в Нур-Султан. До столицы Казахстана их доставили на барже через Турцию и Черное море, Волго-Донский канал и в районе порта Самара перегрузили на наземный транспорт, который под конвоем привез их в пригород Нур-Султана. Доставка растянулась на более чем шесть тысяч километров – проект оказался самым протяженным в мире по протяженности доставки турбин!

«В ближайшее время будем подавать заявку в Книгу рекордов Гиннесса на рекорд по доставке наших турбин», - сказал Сарыев.

Каждая турбина генерирует электроэнергию при скорости ветра от 3 до 25 метров в секунду (среднегодовая скорость ветра в районе ветропарка составляет 7,9 метров в секунду). 

«Наш ветропарк начинает генерировать первые зеленые кВт*ч при скорости ветра три метра в секунду и прекращает выработку при порывах свыше 25 метров в секунду. При этом на номинальный режим станция выходит при скорости ветра 12 метров в секунду», - отметил Сарыев.

Сразу после запуска первой очереди рядом с ней было начато строительство второй очереди. При этом на турбинах второй очереди лопасти будут длиннее, диаметр ротора составит 117 метров. Компания планирует ввести в строй второй пусковой комплекс на 50 МВт во второй половине следующего года, что позволит довести общую мощность до 100 МВт. 100 МВт, к примеру, достаточно для покрытия потребности в электроэнергии трех Аршалынских районов Акмолинской области, или более 10 тыс. домов. 

Напомним, в настоящее время доля ВИЭ в энергосистеме страны составляет около 1,3%, но Казахстан планирует довести этот показатель до 3% в 2020 году, 10% - в 2030 году и 50% - в 2050 году.

Гарантия на поставленное для электростанции оборудование составляет два года. Благодаря заключенному долгосрочному контракту помимо поставки оборудования Vestas обеспечивает выполнение сервисных работ на станции, как промежуточных по техническому обслуживанию, так и аварийных. Для этого на территории ветропарка находится 2 иностранных специалиста и 4 специалиста из РК, прошедших специальное обучение на базе Vestas за рубежом. 

На начало октября станция выработала более 20 млн кВт*ч. Ветропарк подключен к сетям системного оператора АО «KEGOC», куда сразу и поступает вся вырабатываемая энергия. Единственным покупателем электрической энергии является  ТОО «Расчетно-финансовый центр по поддержке возобновляемых источников энергии» . 

Что касается финансирования, то стоимость первой очереди электростанции составила 45 млрд тенге. «ЦАТЭК Green Energy» вложила менее 30% этой суммы, остальное было привлечено у АО «Банк Развития Казахстана» (БРК) и его дочерних структур. 

Старший банкир Дирекции по работе с клиентами Банка Развития Казахстана Айжан Битебаева отметила, что энергетика, включая возобновляемые источники энергии, является одним из приоритетных направлений финансирования для банка. 

Айжан Битебаева_1.jpg

«Финансирование по данному проекту было открыто в декабре 2017 года. Стоимость проекта составляет 45 млрд тенге, при этом банком предоставлена кредитная линия на сумму 30,5 млрд тенге. Срок финансирования составляет 10,5 лет, ставка вознаграждения 12,58% годовых. Мы профинансировали пока первый пусковой комплекс. На сегодняшний день также одобрена вторая очередь данного проекта», - сказала она.

Также в финансировании участвовали дочерние организации банка: АО «БРК-Лизинг» и DBK Equity Fund (дочерняя структура АО «Банк Развития Казахстана» и АО «Казына Капитал Менеджмент»). 

«В рамках реализации проекта предоставлено также лизинговое финансирование от компании «БРК-Лизинг». Финансировалась подстанция этого проекта, также привлечено долевое финансирование от DBK Equity Fund», - сказала Айжан Битебаева. 

Пока БРК реализовал четыре проекта в ВИЭ, но каждый из них находится в разных сегментах – Ветер, вода и солнце.

Партнерский материал

758 просмотров

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций