Перейти к основному содержанию

662 просмотра

Aramco понизила оценку для IPO

Целевая цена IPO находится в диапазоне 30–32 саудовских рияла ($8–8,52) за акцию

Фото: MAXIM SHEMETOV / REUTERS

Национальная нефтяная компания Саудовской Аравии заявила о том, что в преддверии запланированного IPO рассчитывает на оценку в пределах $1,6–1,7 трлн. Это меньше первоначальной оценки в $2 трлн, которая была обозначена саудовским наследным принцем Мухаммедом бен Салманом, однако даже в этом случае IPO Aramco все еще может стать крупнейшим в истории.

В опубликованном в воскресенье заявлении Aramco говорится, что целевая цена IPO находится в диапазоне 30–32 саудовских рияла ($8–8,52) за акцию и всего компания намерена продать 3 млрд акций, то есть долю в 1,5%. При средней величине этого ценового диапазона Aramco в ходе IPO может привлечь почти $25 млрд. В 2014 году по итогам IPO компания Alibaba Group Holding Ltd. также привлекла $25 млрд.

Вероятно, на IPO Aramco получит общую оценку в $1,65 трлн, то есть это также будет означать отказ от первоначальной цели продать 5% акций на сумму $100 млрд при оценке компании в $2 трлн.

Процесс уточнения оценки сопровождала агрессивная маркетинговая кампания Saudi Arabian Oil Co. (Saudi Aramco) на международном и национальном уровнях, организованная, чтобы привлечь инвесторов к участию в IPO. Состоялось множество встреч с представителями государственных фондов и других управляющих компаний в США, странах Ближнего Востока, Азии и Европы. На национальном уровне средний класс саудовского населения также стал объектом целенаправленной маркетинговой кампании, побуждающей людей инвестировать в Aramco.

Установка целевой цены ниже уровня, о котором первоначально говорил наследный принц, учитывает операционные, геополитические и управленческие риски, с которыми придется иметь дело инвесторам, решившим участвовать в этом IPO.

Имея возможность добывать нефть с минимальными издержками и являясь крупнейшим экспортером черного золота, Aramco генерирует достаточную прибыль. За девять месяцев этого года компания получила прибыль в размере $68 млрд. Для сравнения: это больше, чем в 2018 году заработала Apple Inc. – самая прибыльная публичная компания в мире. Тем не менее на фоне снижения цен на нефть показатели Aramco уменьшились на 18% по сравнению с прошлым годом.

Сентябрьские атаки на нефтяные объекты Aramco, из-за которых добыча нефти на некоторое время сократилась вдвое, также показывают, насколько сильно террористическая угроза влияет на будущие доходы компании. В связи с необходимостью закупать новое оборудование и с другими расходами прибыль Aramco в III квартале 2019 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года упала на 30%, до $21,2 млрд. И это более быстрое падение, чем снижение цен на нефть за тот же период, – оно составило чуть более 17%.

Уменьшение показателей в очередной раз подчеркивает те проблемные точки, с которыми Aramco и ее советники столкнулись, пытаясь привлечь иностранных инвесторов к участию в IPO.

В свою очередь, со стороны международных инвесторов поступали сигналы о том, что для них наиболее приемлемой была бы оценка от $1 трлн до 1,5 трлн, и тогда они могли бы рассмотреть возможность таких вложений, утверждают инвесторы, встречавшиеся с представителям банков-андеррайтеров.

Aramco намерена продать частным инвесторам от 0,5 до 1,5% своих акций. Заинтересованность в ценовых и оценочных показателях Aramco проявляет и ряд институциональных инвесторов. Например, инвестиционная компания Dalma Capital из Дубая собирается участвовать в IPO, поскольку ожидает, что запланированное включение Aramco в индекс MSCI Emerging Markets после листинга на саудовской фондовой бирже Tadawul заинтересует пассивные фонды, ориентированные на развивающиеся рынки. В свою очередь, этот спрос поддержит стоимость акций Aramco, считает Захари Чефаратти, исполнительный директор Dalma.

Ожидается, что компания определится с окончательной ценой IPO и долей, которая будет продана, по завершении процесса букбилдинга 4 декабря, после чего акции должны быть размещены на саудовской бирже.

Королевство рассчитывает на доходы от IPO как на источник финансирования для развития индустрии развлечений и других отраслей, стремясь таким образом диверсифицировать экономику страны и снизить ее зависимость от нефти. 

Однако Aramco все еще может отказаться от IPO, если ожидания компании в отношении оценки не оправдаются. Ранее намеченное на 2018 год IPO уже переносилось из-за вопросов, связанных с оценкой и местом проведения международного листинга.

В условиях низких процентных ставок привлекательность Aramco для многих инвесторов заключается в стабильном денежном потоке, который компания способна генерировать в виде дивидендов для инвесторов и который со временем может вырасти. Исходя из суммы $75 млрд, которая ежегодно распределяется на выплату дивидендов, в середине целевого диапазона оценки перед IPO Aramco способна обеспечить дивидендную доходность на уровне 4,5%. По данным исследовательской компании FactSet, это сопоставимо с уровнем дивидендной доходности Chevron (3,9%) и Royal Dutch Shell PLC (6,4%).

Примечательно, что чем выше оценка компании, тем ниже дивидендная доходность. Определив целевую оценку ниже $2 трлн и, следовательно, повысив дивидендную доходность, Aramco пытается компенсировать риск инвестирования в компанию, которая останется государственной даже после ее выхода на биржу. Это связано с тем, что правительство Саудовской Аравии по-прежнему будет владеть большей частью компании, сводя к минимуму влияние миноритарных акционеров.

В проспекте эмиссии Aramco этот риск признает.

«Правительство может поручить компании осуществлять проекты или оказывать содействие инициативам, выходящим за рамки основного бизнеса [Aramco], что может не соответствовать непосредственным коммерческим целям компании или максимизации прибыли», – говорится в документе.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

764 просмотра

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций