Перейти к основному содержанию

912 просмотров

Отраслевые гиганты хотят зарабатывать на IТ

Даже нетехнологические компании вполне способны сделать из разработанного для внутренних нужд ПО жизнеспособный бизнес

Фото: Joyseulay

Компании, работающие за пределами технологического сектора, выходят на рынок программного обеспечения – они предлагают другим фирмам цифровые инструменты, разработанные их собственными IТ-специалистами. Некоторые компании даже создали для этого самостоятельные технические подразделения.

По словам IТ-менеджеров и отраслевых аналитиков, данная тенденция отражает процесс изменения роли руководителей информационных служб, которые теперь не только контролируют технологический бэк-офис, но и генерируют доходы.

«Топ-менеджеры компаний испытывают все большее давление из-за необходимости искать новые источники дохода, поэтому на IТ-директоров, которые умеют зарабатывать – повышенный спрос», – говорит Майк Пино, парт­нер PricewaterhouseCoopers LLP.

У юридической фирмы из Торонто Fasken Martineau DuMoulin LLP (известна как Fasken) есть филиалы в Канаде, Великобритании, Южной Африке и Китае. А теперь имеется еще и свой бизнес по продаже платформы на базе искусственного интеллекта.

Эта платформа разрабатывалась фирмой собственными силами в течение последних двух лет, чтобы автоматизировать ряд задач юридического офиса, в числе которых, например, корректура юридических документов и поиск прецедентов.

Проект Meese AI возглавляет Марк Боуман, адвокат по корпоративной, коммерческой практике, а также специалист в области защиты прав на частную жизнь и кибербезопасности. По словам Боумана, Meese AI была создана, чтобы автоматизировать как можно больше задач, которые приходится выполнять юристам. Боуман считает, что в запуске бизнеса по продаже IТ-продуктов Fasken (они предназначены главным образом другим юридическим фирмам) помогла его предыдущая работа в качестве инженера-программиста.

«Изначально у нас был IТ-продукт, который для нас оказался очень эффективным, и мы сразу же увидели возможность его коммерциализации путем продажи за пределами фирмы», – говорит Питер Фельдберг, управляющий партнер Fasken.

Среди других компаний, которые создали самостоятельный бизнес из собственных техотделов – фирма Choice Hotels International Inc., предлагающая облачную систему бронирования для отельеров, а также производитель электроники Celestica Inc., которая продает другим компаниям облачные услуги по управлению цепями поставок.

И хотя в целом подобная стратегия не нова – Amazon.com был обыкновенным книжным интернет-магазином задолго до того, как стал технологическим гигантом – похоже, что сейчас это происходит чаще, считает Найджел Фенвик, вице-президент и главный аналитик Forrester Research. Фенвик как раз курирует сегмент электронного бизнеса и консультирует специалистов по сбыту.

Ключевыми факторами, которые поспособствовали этому процессу, он называет быстрый рост индустрии облачных вычислений и расширение цифровых возможностей в целом. Именно это позволило ритейлерам, компаниям, работающим в области недвижимости, юридическим фирмам и игрокам из других отраслей создавать высококачественное специализированное программное обеспечение.

Но гарантий успеха нет, отмечает Джон Лавлок, вице-президент и аналитик исследовательской компании Gartner Inc.

«Бизнес на технологиях требует определенного подхода к продажам, маркетингу и обороту денежных средств, то есть того, в чем у традиционных компаний может не быть опыта», – говорит он.

Кроме того, Лавлок считает, что фирмам из нетехнологического сектора важно не «не терять голову от того, что они разработали для собственных нужд что-то действительно стоящее», и не поддаваться на соблазн сразу же выпустить этот продукт на рынок. 

По мнению Крейга Стефенсона, управляющего директора подразделения по информационным технологиям Korn Ferry в Северной Америке, самая главная ошибка, которую здесь допускают компании, – это недооценка уровня конкуренции со стороны таких гигантов, как Microsoft Corp., Oracle Corp. и т. д.

Тем не менее на сформировавшемся рынке крупные игроки в своих отраслях имеют преимущество, продавая технологии собственным клиентам.

Одна из крупнейших в мире компаний в области коммерческой недвижимости, чикагская Jones Lang LaSalle Inc. с годовой выручкой более $16 млрд, еще весной объявила о своих планах по продаже мобильного приложения на базе ИИ, которое позволяет сотрудникам назначать встречи, находить коллег, бронировать конференц-зал, просматривать меню обеда и пользоваться другими офисными услугами.

Приложение, которое должно быть выпущено в этом году, было создано с использованием данных о 500 тыс. сотрудников в офисах, расположенных на 554 млн квадратных футов недвижимости, находящейся под управлением JLL. Впрочем, приложением могут воспользоваться сотрудники совершенно любой компании, а не только тех, кто арендует офисы в зданиях JLL.

«Многие из наших клиентов пытаются создать собственные решения, но они не хотят превращаться в разработчиков программного обеспечения. Разрабатывая продукты, мы опираемся на их опыт, поэтому знаем болевые точки своих клиентов и можем предложить адекватные решения», – говорит Винай Гоель, глава отдела по разработке цифровых продуктов JLL.

По данным самой компании, цифровые услуги и продукты ежегодно приносят JLL около $100 млн прибыли.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

716 просмотров

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций