Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как в Казахстане устроен бизнес по производству быстрой лапши

Непальская компания выкупила отечественное предприятие

Фото: Shutterstock.com

Казахстанская фабрика по производству лапши быстрого приготовления Lotus Food (Казыгуртский район Туркестанской, ранее – Южно-Казахстанской области) разорилась и сменила собственника.

Предприятие выкупила непальская компания CG Global. Ее владелец, миллиардер Бинод Чаудхари, контролирует 2% мирового рынка быстрой лапши. Производство получило новое имя – теперь это CG Foods Central Asia. Здесь будут выпускать лапшу Wai-Wai, хорошо известную на рынке Юго-Восточной Азии.

Это не единственный пример того, как бизнесмены, не оценив всех рисков, запускают проекты производства быстрой лапши в Казахстане – и разоряются. В одной только Алматинской области было две подобных истории. Основные ошибки компаний связаны с небрежным отношением к деталям технологического процесса и промахами в маркетинговой политике. 

Лапша быстрого приготовления – очень обманчивый продукт. Простота использования маскирует серьезную технологию производства. А из-за доступной цены за упаковкой лапши быстрого приготовления закрепилось прозвище «бич-пакет» и репутация недостойного и даже вредного продукта.

При этом, по данным российской маркетинговой компании Discovery Research Group (DRG), рынок лапши быстрого приготовления в Казахстане более чем в шесть раз объемнее рынка лапши традиционной. В 2017 году, когда DRG проводила исследование, объем рынка лапши классической составлял 2,61 млрд тенге, тогда как рынок быстрой лапши – 16,35 млрд.

«Курсив» изучил причины, которые сдерживают рост казахстанского производства этого продукта.

Порционный продукт

Рынок лапши быстрого приготовления измеряется порциями. Последние три года потребление лапши быстрого приготовления в Казахстане сокращается. По данным WINA (World Instant Noodles Association), в 2016 году в стране было продано 240 млн порций, в 2017-м – 210 млн, в 2018-м – 170 млн. И этот тренд идет вразрез с общемировым – после просадки на 5% в 2015–2016 годах последние два года мировой рынок быстрорастворимой лапши растет, в 2018 году было продано 103,6 млрд порций.

Лапшу быстрого приготовления в привычном для нас виде придумал японец Андо Момофуку – в 1958 году его компания Nissin Food Products вывела на рынок рамен, который просто заливался кипятком и был готов через пару минут. Но самым успешным продуктом компании стал Cup Noodles, лапша в одноразовой чашке – она вышла в продажу в 1971 году. Технологии, которые использовал при приготовлении лапши Андо Момофуку, применяются и поныне. Это обезвоживание лапши с помощью пара или в результате прожарки в растительном масле. Конечную стоимость продукта определяет качество наполнителей и растительных добавок.

Простой продукт быстро завоевал рынок

Быстрая лапша уверенно завоевывала рынки – в 1990 году во всем мире было продано 15 млрд порций, в 2001-м – 50 млрд, рубеж в 100 млрд был преодолен в 2012 году. Больше всех в мире лапшу едят в Китае (в 2018 году – 40,25 млрд порций). На втором месте Индонезия – 12,5 млрд порций. Третье место за Индией – 6,06 млрд. Среди стран за пределами Юго-Восточной Азии первенство за США: 4,4 млрд порций в 2018 году. Россия занимает 11-е место – 1,85 млрд порций. Казахстан в этом рейтинге на 31-й позиции.

В 1964 году крупнейшие производители быстрой лапши объединились в ассоциацию IRMA (International Ramen Manufacturers Association), призванную следить за соблюдением стандартов качества продукта – растущая конкуренция подтолкнула часть предпринимателей к использованию низкокачественных продуктов. В 1997 году ассоциация стала глобальной и сменила название на WINA.

В текущем списке членов ассоциации можно найти представителя казахстанского бизнеса – ТОО «Markof Perfection». Правда, оказалось, что эта компания только собиралась начать выпуск лапши быстрого приготовления, но в итоге от этих планов отказалась. 

Почему Grito нацелилась на экспорт

Первой в Казахстане быструю лапшу стала производить компания Grito из города Рудный (принадлежит торговому дому «Аманат», в прошлом именовался ТД «Акбарс»). Первый выпущенный продукт – лапша «Наша чаша» – по сей день остается самым продаваемым. 

По оценке Виталия Снесаря, маркетолога компании, Grito входит в четверку крупнейших производителей лапши быстрого приготовления в стране. Также в числе лидеров производства он называет ТОО «Raduga» (Петропавловск, визитная карточка производителя – лапша «Паста Мама»), Kaz Brand (Нур-Султан, лапша «Кеспебай») и недавно запущенная фабрика Mareven (Алматинская область, «Роллтон», Big Bon). Данные о долях, занимаемых этими компаниями на рынке, Снесарь назвать затруднился – в отсутствие полноценного мониторинга рынка информация сейчас очень противоречива, и предложил подождать подведения итогов года. 

Уже сейчас можно уверенно говорить, что запуск в 2018 году производства Mаreven значительно изменил статистику производства лапши внутри страны. Если раньше «Роллтон» и Big Bon, которые занимают до 50% рынка, завозились, то теперь их делают на заводе под Капшагаем. Mareven Food Holdings Ltd., владелец упомянутых брендов быстрой лапши, инвестировал в строительство предприятия около $50 млн.

По мнению Виталия Снесаря, сейчас расклад на рынок быстрой лапши во многом зависит от дистрибьюторов, которые активно поддерживают те бренды, названия которых превратились в имена нарицательные – доширак, бигланч или роллтон. 

Как считает маркетолог компании-производителя быстрой лапши из Рудного, ситуация на внутреннем рынке страны развивается по негативному для производителей сценарию. Исследование, проведенное по заказу Grito, показало, что полностью отказаться от продукта планируют 89% покупателей. По предположению Снесаря, причиной таких настроений стала массированная пропаганда здорового образа жизни в кино и на телевидении. 

Очевидный путь расширения рынка для компаний – наращивание экспорта. Grito сделала шаги в этом направлении, отправив пробные партии товара в Беларусь, Россию и Кыргызстан. Компания уже экспортировала свою продукцию в Россию, но ситуация 2014–2015 годов, когда курс тенге относительно рубля существенно вырос, сделала продукцию Grito слишком дорогой для россиян, и этот рынок для компании был потерян.

Производители зависят от качества рабочей силы

Компания Kaz Brands (производитель быстрой лапши «Кеспебай» из Нур-Султана) также нацелена на иностранные рынки. Генеральный директор компании Алмаз Зарипов сообщил, что сейчас ведется работа по получению соответствующих сертификатов. Он отметил важное конкурентное преимущество отечественного продукта: себестоимость быстрой лапши в Казахстане на 60% ниже, чем в Китае.

Алмаз Зарипов оценивает годовой объем рынка быстрой лапши в Казахстане в 14 млрд тенге. Он уверен, что роста уже не будет, поскольку в стране сильны традиции домашней еды. Второй негативный фактор – низкая репутация лапши быстрого приготовления. Зарипов вспоминает, что в 2008 году, когда он задумался над запуском производства, эту идею критиковали: мол, любая хозяйка на кухне с этой задачей справится. Но бизнесмен, работавший на зерновом рынке, мечтал о более глубоком, чем производство муки, переделе зерна. Он изучил технологии, вложил 1,5 млрд тенге в производственную линейку – и уперся в задачу подбора персонала. Это одна из причин, почему компания не смогла сразу обеспечить должное качество продукта.

Зарипов утверждает, что производство быстрой лапши сложнее и дороже производства макарон. Персоналу необходимо разбираться в автоматике, электронике, инженерной механике. В итоге компании пришлось найти и «купить» на рынке более квалифицированную рабочую силу, что увеличило фонд оплаты труда на 40% и сказалось на себестоимости конечной продукции. Также на себестоимость «давит» желание выпускать экологически чистый продукт и зависимость рынка от дистрибьюторов. Последнюю проблему он планирует решить, создав собственную службу распространения продукта.

kak-v-kazahstane-ustroen-biznes-po-proizvodstvu-bystroj-lapshi1.png

1479 просмотров

Всплеск котировок Tesla похож на рыночные пузыри прошлых лет

С октября прошлого года бумаги компании выросли в стоимости почти в четыре раза

Фото: Fang Zhe/Zuma Press

Такой бурный рост не соответствует относительно скромным показателям Tesla, которые включают в том числе ежегодные убытки.

Однако этот рост сильно напоминает ситуацию с акциями других компаний, превратившихся в опасные пузыри. Например, бумаги Qualcomm Inc и других технологических компаний в эпоху доткомов, нефтяной сектор в 2008 году и биткоин-пузырь в 2017-м.

«Не скажу, что это потолок. Я не определял какую-то целевую цену или позицию относительно того, как сильно эти акции могут вырасти еще. Просто это очень похоже на все другие пузыри», – говорит Питер Чечини, главный стратег по рынкам финансовой компании Cantor Fitzgerald.

По его словам, взлет котировок в прошлый вторник, когда промышленный индекс Доу – Джонса вырос более чем на 400 пунктов, можно сравнить с неким «нереальным миром», где все кажется не таким, каким должно быть. Tesla при этом данный процесс возглавляет. «Рост стоимости акций – весьма символичный показатель для спекулятивного мышления», – отмечает он.

Последний этап ралли произошел сразу после публикации на позапрошлой неделе квартального отчета Tesla, когда компания раскрыла данные о рекордном количестве отгрузок в IV квартале. Суматоха среди аналитиков также способствовала росту акций, поскольку выросли целевые цены.

Похоже, что среди розничных инвесторов Tesla считается фаворитом.

По данным мобильного приложения Robinhood, которое позволяет покупать и продавать акции при помощи смартфона, на долю Tesla пришелся наибольший за последнее время прирост новых покупателей, пользующихся приложением.

У скептиков такой рост вызывает раздражение. По данным финансово-аналитической фирмы S3 Partners, несмотря на короткое покрытие за последние несколько недель, сумма ценных бумаг Tesla, проданных без покрытия, все еще составляет $14 млрд, что делает ее компанией, чьи акции наиболее часто в США торгуются без покрытия. Держатели коротких позиций занимают акции и продают их, получая прибыль в том случае, если могут выкупить их снова по более низкой цене.

«По сути это классическая, будто из учебника, ситуация с коротким сжатием, хотя и в беспрецедентно больших масштабах», – говорит Мэтт Веллер, аналитик компании Gain Capital.

Прошлой осенью продажи акций без покрытия составляли 25%. Когда цена поднялась, трейдеры были вынуждены свои акции продать, что способствовало дальнейшему росту их стоимости. Это вынудило продавать и других, что еще больше взвинтило цену», – отмечает Веллер.

Продажи без покрытия все еще составляют 13%, так что, вероятно, эта динамика сохранится. В последние несколько месяцев акции Tesla напоминают другие активы, также торговавшиеся по завышенным ценам, включая все прошлые прецеденты вплоть до пузыря «Компании Южных морей» в 1720-х годах.

В эпоху доткомов лопнули сотни фондовых пузырей, хотя мало что иллюстрирует одержимость того времени лучше, чем акции Qualcomm.

Эта компания одной из первых уловила тренд бурного роста на рынке мобильных телефонов. На всех углах аналитики кричали о том, что чипы Qualcomm – это «наилучшая технология» для рынка мобильных устройств.

В 1999 году акции компании с $5 выросли до $90 с поправкой на дробление акций.

Казалось, у компании нет конкурентов.

Впрочем, затем пузырь лопнул, экономика начала бурно развиваться и возникла конкуренция. Многие компании этого не пережили, хотя сам Qualcomm выкарабкался.

После резкого падения акции компании сегодня торгуются по цене около $88, что в сравнении с максимумами эпохи доткомов фактически означает отсутствие роста.

В нефтяном секторе в 2008 году также образовался свой собственный пузырь. Подталкиваемые растущей мировой экономикой в середине августа того года цены на нефть резко взлетели вверх. Летом 2008 года они побили рекорд, достигнув цены $145 за баррель. Такая высокая цена на нефть повсюду оказывала давление на компании и пассажиров. И без того слабая экономика обрушилась, а вслед за ней и цены на нефть.

Однако самым ярким продуктом спекуляций, пожалуй, стал биткоин-пузырь в 2017 году.

В том году криптовалюты стали чрезвычайно популярными. Но лишь немногие понимали, как они работают, и еще меньше людей использовали их на практике. Заполучить же их хотели все. С начала года биткоин торговался по цене менее $1 тыс. К декабрю его стоимость подскочила почти до $20 тыс. Впрочем, сохранялся такой расклад не слишком продолжительное время – ни один пузырь не держится долго.

Те, кому нужно рациональное объяснение, говорит Чечини, могут открыть электронную таб­лицу, ввести данные для Tesla или любой другой упомянутой компании, применить функцию, предназначенную для расчета экспоненциального роста, и построить диаграмму. А можно просто сразу увидеть спекулятивную активность.

«Конечно, все это можно объяснить при помощи математики. Но чтобы понять, насколько все это неправильно, математика не нужна», – отмечает он.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов.

WSJ-4-1_page-0001.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif