Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2916 просмотров

Как в Казахстане устроен бизнес по производству быстрой лапши

Непальская компания выкупила отечественное предприятие

Фото: Shutterstock.com

Казахстанская фабрика по производству лапши быстрого приготовления Lotus Food (Казыгуртский район Туркестанской, ранее – Южно-Казахстанской области) разорилась и сменила собственника.

Предприятие выкупила непальская компания CG Global. Ее владелец, миллиардер Бинод Чаудхари, контролирует 2% мирового рынка быстрой лапши. Производство получило новое имя – теперь это CG Foods Central Asia. Здесь будут выпускать лапшу Wai-Wai, хорошо известную на рынке Юго-Восточной Азии.

Это не единственный пример того, как бизнесмены, не оценив всех рисков, запускают проекты производства быстрой лапши в Казахстане – и разоряются. В одной только Алматинской области было две подобных истории. Основные ошибки компаний связаны с небрежным отношением к деталям технологического процесса и промахами в маркетинговой политике. 

Лапша быстрого приготовления – очень обманчивый продукт. Простота использования маскирует серьезную технологию производства. А из-за доступной цены за упаковкой лапши быстрого приготовления закрепилось прозвище «бич-пакет» и репутация недостойного и даже вредного продукта.

При этом, по данным российской маркетинговой компании Discovery Research Group (DRG), рынок лапши быстрого приготовления в Казахстане более чем в шесть раз объемнее рынка лапши традиционной. В 2017 году, когда DRG проводила исследование, объем рынка лапши классической составлял 2,61 млрд тенге, тогда как рынок быстрой лапши – 16,35 млрд.

«Курсив» изучил причины, которые сдерживают рост казахстанского производства этого продукта.

Порционный продукт

Рынок лапши быстрого приготовления измеряется порциями. Последние три года потребление лапши быстрого приготовления в Казахстане сокращается. По данным WINA (World Instant Noodles Association), в 2016 году в стране было продано 240 млн порций, в 2017-м – 210 млн, в 2018-м – 170 млн. И этот тренд идет вразрез с общемировым – после просадки на 5% в 2015–2016 годах последние два года мировой рынок быстрорастворимой лапши растет, в 2018 году было продано 103,6 млрд порций.

Лапшу быстрого приготовления в привычном для нас виде придумал японец Андо Момофуку – в 1958 году его компания Nissin Food Products вывела на рынок рамен, который просто заливался кипятком и был готов через пару минут. Но самым успешным продуктом компании стал Cup Noodles, лапша в одноразовой чашке – она вышла в продажу в 1971 году. Технологии, которые использовал при приготовлении лапши Андо Момофуку, применяются и поныне. Это обезвоживание лапши с помощью пара или в результате прожарки в растительном масле. Конечную стоимость продукта определяет качество наполнителей и растительных добавок.

Простой продукт быстро завоевал рынок

Быстрая лапша уверенно завоевывала рынки – в 1990 году во всем мире было продано 15 млрд порций, в 2001-м – 50 млрд, рубеж в 100 млрд был преодолен в 2012 году. Больше всех в мире лапшу едят в Китае (в 2018 году – 40,25 млрд порций). На втором месте Индонезия – 12,5 млрд порций. Третье место за Индией – 6,06 млрд. Среди стран за пределами Юго-Восточной Азии первенство за США: 4,4 млрд порций в 2018 году. Россия занимает 11-е место – 1,85 млрд порций. Казахстан в этом рейтинге на 31-й позиции.

В 1964 году крупнейшие производители быстрой лапши объединились в ассоциацию IRMA (International Ramen Manufacturers Association), призванную следить за соблюдением стандартов качества продукта – растущая конкуренция подтолкнула часть предпринимателей к использованию низкокачественных продуктов. В 1997 году ассоциация стала глобальной и сменила название на WINA.

В текущем списке членов ассоциации можно найти представителя казахстанского бизнеса – ТОО «Markof Perfection». Правда, оказалось, что эта компания только собиралась начать выпуск лапши быстрого приготовления, но в итоге от этих планов отказалась. 

Почему Grito нацелилась на экспорт

Первой в Казахстане быструю лапшу стала производить компания Grito из города Рудный (принадлежит торговому дому «Аманат», в прошлом именовался ТД «Акбарс»). Первый выпущенный продукт – лапша «Наша чаша» – по сей день остается самым продаваемым. 

По оценке Виталия Снесаря, маркетолога компании, Grito входит в четверку крупнейших производителей лапши быстрого приготовления в стране. Также в числе лидеров производства он называет ТОО «Raduga» (Петропавловск, визитная карточка производителя – лапша «Паста Мама»), Kaz Brand (Нур-Султан, лапша «Кеспебай») и недавно запущенная фабрика Mareven (Алматинская область, «Роллтон», Big Bon). Данные о долях, занимаемых этими компаниями на рынке, Снесарь назвать затруднился – в отсутствие полноценного мониторинга рынка информация сейчас очень противоречива, и предложил подождать подведения итогов года. 

Уже сейчас можно уверенно говорить, что запуск в 2018 году производства Mаreven значительно изменил статистику производства лапши внутри страны. Если раньше «Роллтон» и Big Bon, которые занимают до 50% рынка, завозились, то теперь их делают на заводе под Капшагаем. Mareven Food Holdings Ltd., владелец упомянутых брендов быстрой лапши, инвестировал в строительство предприятия около $50 млн.

По мнению Виталия Снесаря, сейчас расклад на рынок быстрой лапши во многом зависит от дистрибьюторов, которые активно поддерживают те бренды, названия которых превратились в имена нарицательные – доширак, бигланч или роллтон. 

Как считает маркетолог компании-производителя быстрой лапши из Рудного, ситуация на внутреннем рынке страны развивается по негативному для производителей сценарию. Исследование, проведенное по заказу Grito, показало, что полностью отказаться от продукта планируют 89% покупателей. По предположению Снесаря, причиной таких настроений стала массированная пропаганда здорового образа жизни в кино и на телевидении. 

Очевидный путь расширения рынка для компаний – наращивание экспорта. Grito сделала шаги в этом направлении, отправив пробные партии товара в Беларусь, Россию и Кыргызстан. Компания уже экспортировала свою продукцию в Россию, но ситуация 2014–2015 годов, когда курс тенге относительно рубля существенно вырос, сделала продукцию Grito слишком дорогой для россиян, и этот рынок для компании был потерян.

Производители зависят от качества рабочей силы

Компания Kaz Brands (производитель быстрой лапши «Кеспебай» из Нур-Султана) также нацелена на иностранные рынки. Генеральный директор компании Алмаз Зарипов сообщил, что сейчас ведется работа по получению соответствующих сертификатов. Он отметил важное конкурентное преимущество отечественного продукта: себестоимость быстрой лапши в Казахстане на 60% ниже, чем в Китае.

Алмаз Зарипов оценивает годовой объем рынка быстрой лапши в Казахстане в 14 млрд тенге. Он уверен, что роста уже не будет, поскольку в стране сильны традиции домашней еды. Второй негативный фактор – низкая репутация лапши быстрого приготовления. Зарипов вспоминает, что в 2008 году, когда он задумался над запуском производства, эту идею критиковали: мол, любая хозяйка на кухне с этой задачей справится. Но бизнесмен, работавший на зерновом рынке, мечтал о более глубоком, чем производство муки, переделе зерна. Он изучил технологии, вложил 1,5 млрд тенге в производственную линейку – и уперся в задачу подбора персонала. Это одна из причин, почему компания не смогла сразу обеспечить должное качество продукта.

Зарипов утверждает, что производство быстрой лапши сложнее и дороже производства макарон. Персоналу необходимо разбираться в автоматике, электронике, инженерной механике. В итоге компании пришлось найти и «купить» на рынке более квалифицированную рабочую силу, что увеличило фонд оплаты труда на 40% и сказалось на себестоимости конечной продукции. Также на себестоимость «давит» желание выпускать экологически чистый продукт и зависимость рынка от дистрибьюторов. Последнюю проблему он планирует решить, создав собственную службу распространения продукта.

kak-v-kazahstane-ustroen-biznes-po-proizvodstvu-bystroj-lapshi1.png


620 просмотров

Отраслевые гиганты хотят зарабатывать на IТ

Даже нетехнологические компании вполне способны сделать из разработанного для внутренних нужд ПО жизнеспособный бизнес

Фото: Joyseulay

Компании, работающие за пределами технологического сектора, выходят на рынок программного обеспечения – они предлагают другим фирмам цифровые инструменты, разработанные их собственными IТ-специалистами. Некоторые компании даже создали для этого самостоятельные технические подразделения.

По словам IТ-менеджеров и отраслевых аналитиков, данная тенденция отражает процесс изменения роли руководителей информационных служб, которые теперь не только контролируют технологический бэк-офис, но и генерируют доходы.

«Топ-менеджеры компаний испытывают все большее давление из-за необходимости искать новые источники дохода, поэтому на IТ-директоров, которые умеют зарабатывать – повышенный спрос», – говорит Майк Пино, парт­нер PricewaterhouseCoopers LLP.

У юридической фирмы из Торонто Fasken Martineau DuMoulin LLP (известна как Fasken) есть филиалы в Канаде, Великобритании, Южной Африке и Китае. А теперь имеется еще и свой бизнес по продаже платформы на базе искусственного интеллекта.

Эта платформа разрабатывалась фирмой собственными силами в течение последних двух лет, чтобы автоматизировать ряд задач юридического офиса, в числе которых, например, корректура юридических документов и поиск прецедентов.

Проект Meese AI возглавляет Марк Боуман, адвокат по корпоративной, коммерческой практике, а также специалист в области защиты прав на частную жизнь и кибербезопасности. По словам Боумана, Meese AI была создана, чтобы автоматизировать как можно больше задач, которые приходится выполнять юристам. Боуман считает, что в запуске бизнеса по продаже IТ-продуктов Fasken (они предназначены главным образом другим юридическим фирмам) помогла его предыдущая работа в качестве инженера-программиста.

«Изначально у нас был IТ-продукт, который для нас оказался очень эффективным, и мы сразу же увидели возможность его коммерциализации путем продажи за пределами фирмы», – говорит Питер Фельдберг, управляющий партнер Fasken.

Среди других компаний, которые создали самостоятельный бизнес из собственных техотделов – фирма Choice Hotels International Inc., предлагающая облачную систему бронирования для отельеров, а также производитель электроники Celestica Inc., которая продает другим компаниям облачные услуги по управлению цепями поставок.

И хотя в целом подобная стратегия не нова – Amazon.com был обыкновенным книжным интернет-магазином задолго до того, как стал технологическим гигантом – похоже, что сейчас это происходит чаще, считает Найджел Фенвик, вице-президент и главный аналитик Forrester Research. Фенвик как раз курирует сегмент электронного бизнеса и консультирует специалистов по сбыту.

Ключевыми факторами, которые поспособствовали этому процессу, он называет быстрый рост индустрии облачных вычислений и расширение цифровых возможностей в целом. Именно это позволило ритейлерам, компаниям, работающим в области недвижимости, юридическим фирмам и игрокам из других отраслей создавать высококачественное специализированное программное обеспечение.

Но гарантий успеха нет, отмечает Джон Лавлок, вице-президент и аналитик исследовательской компании Gartner Inc.

«Бизнес на технологиях требует определенного подхода к продажам, маркетингу и обороту денежных средств, то есть того, в чем у традиционных компаний может не быть опыта», – говорит он.

Кроме того, Лавлок считает, что фирмам из нетехнологического сектора важно не «не терять голову от того, что они разработали для собственных нужд что-то действительно стоящее», и не поддаваться на соблазн сразу же выпустить этот продукт на рынок. 

По мнению Крейга Стефенсона, управляющего директора подразделения по информационным технологиям Korn Ferry в Северной Америке, самая главная ошибка, которую здесь допускают компании, – это недооценка уровня конкуренции со стороны таких гигантов, как Microsoft Corp., Oracle Corp. и т. д.

Тем не менее на сформировавшемся рынке крупные игроки в своих отраслях имеют преимущество, продавая технологии собственным клиентам.

Одна из крупнейших в мире компаний в области коммерческой недвижимости, чикагская Jones Lang LaSalle Inc. с годовой выручкой более $16 млрд, еще весной объявила о своих планах по продаже мобильного приложения на базе ИИ, которое позволяет сотрудникам назначать встречи, находить коллег, бронировать конференц-зал, просматривать меню обеда и пользоваться другими офисными услугами.

Приложение, которое должно быть выпущено в этом году, было создано с использованием данных о 500 тыс. сотрудников в офисах, расположенных на 554 млн квадратных футов недвижимости, находящейся под управлением JLL. Впрочем, приложением могут воспользоваться сотрудники совершенно любой компании, а не только тех, кто арендует офисы в зданиях JLL.

«Многие из наших клиентов пытаются создать собственные решения, но они не хотят превращаться в разработчиков программного обеспечения. Разрабатывая продукты, мы опираемся на их опыт, поэтому знаем болевые точки своих клиентов и можем предложить адекватные решения», – говорит Винай Гоель, глава отдела по разработке цифровых продуктов JLL.

По данным самой компании, цифровые услуги и продукты ежегодно приносят JLL около $100 млн прибыли.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций