Перейти к основному содержанию

1210 просмотров

Goldman Sachs против Morgan Stanley

Какова цена стабильности?

Фото: Shutterstock/Justin Lane/Epa

Goldman ликвидировал разрыв в оценке с Morgan Stanley. Если банк сумеет избежать наибольших рисков, то он вполне способен вырваться в лидеры.

Крупнейшие инвестиционные банки с Уолл-стрит, хотя и действуют самостоятельно, начинают все больше и больше походить друг на друга. Однако если взглянуть немного глубже, то становится понятно, что своим инвесторам они предлагают разные возможности и уровень риска.

Последние несколько кварталов основные различия в бизнесе Morgan Stanley и Goldman Sachs нивелируются все сильнее. Например, прибыль Morgan Stanley от торговли ценными бумагами с фиксированной доходностью сейчас находится практически на одном уровне с Goldman, который в текущем году приобрел фирму по управлению активами, обслуживающую главным образом богатых клиентов. В настоящее время оба банка стремятся привлечь широкий круг клиентов.

В свое время именно трансформация Morgan Stanley произвела на инвесторов самое сильное впечатление. В течение двух лет подряд, вплоть до начала текущего года, акции банка торговались с премией к Goldman Sachs как на базе мультипликатора «цена/балансовая стоимость», так и по коэффициенту «цена/будущая прибыль».

Однако за последние несколько месяцев ситуация изменилась. Акции Goldman в текущем году выросли в цене на 24%, тогда как у Morgan Stanley рост составил лишь 10%, то есть имевшийся разрыв сократился, и сегодня обе компании торгуются с коэффициентом будущей прибыли на уровне менее 9 пунктов. Для Bank of America, JPMorgan Chase и Wells Fargo аналогичный показатель в среднем составляет 11 пунктов.

Безымянный_84.png

Вероятно, объяснить эту ситуацию лучше удастся политологам, чем биржевым аналитикам, поскольку для обеих компаний сегодня велики регуляторные риски. В частности, над Goldman нависла угроза штрафа, который может быть наложен в связи со скандалом с малайзийской компанией 1MDB. Правда, пока не совсем понятно, о какой сумме идет речь. Этот факт оказывал определенное давление на акции банка, которое снизилось лишь после того, как тот оценил возможные потери в результате различных судебных претензий, помимо инцидента с 1MDB, в $2,9 млрд.

Между тем для Morgan Stanley по-прежнему не решен вопрос о том, как в конечном итоге будут работать новые правила Федеральной резервной системы по формированию банковского капитала на случай стрессовых ситуаций. В соответствии с предложенным ФРС режимом буферного капитала к Morgan Stanley могут быть применены наиболее высокие среди крупных банков требования к минимальному капиталу. В зависимости от того, как именно будет реализован данный план, это может привести или не привести к снижению прибыльности банка.

«Когда мы увидим, чем все это закончится… у нас будет более четкое представление о том, в чем нуждается наш капитал», – заявил аналитикам в прошлый четверг глава банка Джеймс Горман.

Если предположить, что эти политические и регулятивные риски затронут оба банка, то на передний план выйдут другие факторы.

Так, Morgan Stanley находится на завершающей стадии своей трансформации из чувствительного к рынку бизнеса в более диверсифицированную компанию, предоставляющую банковские услуги и услуги по управлению активами. Торговля акциями, инструментами с фиксированной доходностью и инвестиционный банкинг обеспечили в III квартале текущего года 50% от общего дохода банка. Для сравнения: в Goldman Sachs данный показатель составляет 60%.

Все это вовсе не означает, что у Morgan Stanley нет больших планов на будущее. Просто сейчас этот сдвиг обеспечивает банку большую стабильность в получении доходов, что подтверждают результаты III квартала, когда показатели Morgan Stanley в значительной степени соответствовали показателям других крупных банков.

С другой стороны, Goldman Sachs находится в самом начале пути по смене стратегического курса, чему способствуют приход нового генерального директора, запуск совершенно новых видов бизнеса, в частности кредитной карты Apple, а также создание подразделения банка по операционному обслуживанию. Разумеется, пока неясно, как сработают эти нововведения, однако в случае успеха все они имеют огромный потенциал.

Но некоторые вещи остались неизменными: Goldman Sachs по-прежнему апеллирует к тем инвесторам, кто готов немного рискнуть.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

632 просмотра

К каким целям устойчивого развития идут компании в мире

И на что они делают ставки сейчас

Фото: Shutterstock.com

Исследование компании PwC показало, что бизнес связывает устойчивое развитие в первую очередь с целью «Достойная работа и экономический рост». Цели, касающиеся природных ресурсов или благосостояния, представляются бизнесу менее важными.

Компания PwC проанализировала 1 141 отчет публичных и частных компаний, а также организаций госсектора из 31 страны и оценила, как бизнес следует целям устойчивого развития (ЦУР). Оценивались уровень интеграции целей в корпоративное управление, бизнес-стратегии и отчетность. 

Почему ЦУР – это важно? 

Четыре года назад ООН утвердила цели устойчивого развития как универсальную основу для более устойчивых условий жизни и функционирования. Всего целей 17. Среди них искоренение нищеты и неравенства, ликвидация голода, рациональное использование ресурсов и т. д. Это повестка устойчивого развития до 2030 года, то есть ближайшее десятилетие как раз должно стать декадой достижения ЦУР. 

В исследовании PwC отмечается, что 2019 год можно назвать годом, когда глобальный бизнес «проснулся» в вопросах устойчивости. Хотя и до этого многие лидеры бизнеса уже начали изменять свою практику с учетом ЦУР, но именно прошлый год стал переломным для большинства. В 2019 году миллионы людей по всему миру вышли на улицы, протестуя против социального и экономического неравенства, политической коррупции и провалов в борьбе с изменением климата. Общественное мнение подталкивает правительства к тому, чтобы интегрировать устойчивость в государственную политику, а бизнес – к разработке большего, чем прежде, числа устойчивых продуктов – например, растительного мяса, одежды из переработанных материалов. Бизнес также переходит на низкоуглеродистые источники энергии и все больше использует электрокары. Ключевую ответственность за достижение целей несут правительства, но очевидно, что выполнение ЦУР без поддержки бизнеса невозможно, и поэтому PwC уже третий год исследует, как глобальные компании воплощают в жизнь ЦУР.

ЦУР – в стратегию

Компании в глобальном масштабе осознали, что устойчивость бизнеса становится конкурентным преимуществом. Большей ответственности требуют как инвесторы, так и потребители. Исследование PwC показывает, что около трех четвертей (72%) исследуемых компаний упоминают ЦУР в своей публичной отчетности. Из тех компаний, которые включают ЦУР в свою отчетность, 59% сообщили информацию в своем отчете по устойчивому развитию, 51% – упомянули ЦУР в своем годовом отчете. В то же время только 34% компаний, указывающих в отчетности ЦУР (25% всех исследованных компаний), представляли их в разделах, в которых описывается бизнес-стратегия. Каждый пятый руководитель упомянул ЦУР в своих прогнозах на год, демонстрируя переход целей в стратегию руководства. 

Упоминая в своей отчетности цели устойчивого развития, 65% компаний отметили конкретные цели. «Достойная работа и экономический рост» (цель №8) является наиболее популярной у бизнеса, на практике это значит, что большинство компаний рассматривает в качестве приоритета создание и сохранение рабочих мест. Среди других целей, которые чаще всего выбирает бизнес – «Борьба с изменением климата» (цель №13) и «Ответственное потребление и производство» (цель №12). Цель №14, «Сохранение морских экосистем», не вошла в топ-3 ни в одной из стран, другие цели, которым бизнес уделяет меньше всего внимания – это «Ликвидация нищеты» (цель №1), «Нулевой голод» (цель №2) и «Сохранение экосистем суши» (цель №15). 

Выбор отдельных ЦУР становится более показательным, если посмотреть на него в отраслевом разрезе – каждый сектор выбирает цели, которые имеют самое прямое влияние на его деятельность. Исследование PwC анализировало компании из семи индустрий, и показатели упоминания ЦУР во всех из них были примерно одинаковыми. Незначительно лидировал сегмент финансовых услуг (74%), реже всего ЦУР упоминали компании сектора здравоохранения.

Как показали результаты исследования, в 2019 году только 14% компаний (157) указали конкретные цели по достижению ЦУР и только 1% компаний включили в отчет количественные показатели, чтобы продемонстрировать прогресс в достижении целей. 

Что тормозит прогресс

Исследование PwC показывает, что, учитывая десятилетний срок, оставшийся для достижения целей устойчивого развития, сохраняется большой объем работы, который необходимо выполнить, а это невозможно без значительного вклада бизнеса в государственные усилия в этом направлении. Аналитики PwC отмечают: несмотря на хорошую осведомленность о данном вопросе в целом, прогресс в области достижения ЦУР может быть дестабилизирован отсутствием конкретных задач, методов оценки и расширенной бизнес-интеграции. Процесс составления и представления отчетности по результатам выполнения задач, необходимых для достижения поставленных целей, является непродуманным и несовершенным, хотя цели определены с использованием единой основы и языка для формирования более прозрачного видения проблемных вопросов, прогресса и масштабов необходимых изменений. 

Компании из Казахстана не попали в число участников исследования, но, по оценке специалистов PwC, ситуация в республике не отличается от общемировой.

«Процесс интеграции ЦУР в управление бизнесом казахстанских компаний происходит очень медленными темпами, и здесь мы, к сожалению, поддерживаем всеобщий мировой тренд. Основными драйверами в Казахстане в сфере реализации культуры устойчивого развития являются крупные публичные компании и квазигосударственный сектор. Для частных компаний интеграция ЦУР все еще носит статус добровольной социальной нагрузки и не воспринимается как один из обязательных элементов управления бизнесом. Другими словами, бизнес не видит для себя возможности получения дополнительной прибыли и других бонусов от интеграции ЦУР в свои бизнес-процессы. Происходит это от того, что повестка ЦУР обсуждается только на уровне правительства и без активного вовлечения бизнеса и гражданского общества в целом», – прокомментировала Екатерина Мищенко, эксперт по устойчивому развитию PwC Kazakhstan.

k-kakim-celyam-ustojchivogo-razvitiya-idut-kompanii-v-mire.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance