3329 просмотров

В чем уникальность проекта ВОЛС в Казахстане

Волоконно-оптические линии связи снизят цифровое неравенство

Проект по строительству волоконно-оптических линий связи, реализуемый АО «Казахтелеком», в отличие от аналогов в других странах не является чисто коммерческим проектом, хотя и позволит компании извлечь выгоду из создания базовой инфраструктуры для полного охвата территории страны доступом к широкополосному интернету. 

Согласно программе «Цифровой Казахстан» до конца 2021 года планируется подвести волоконно-оптические линии связи (ВОЛС) к более чем 2 тыс. сельским населенным пунктам. Волоконно-оптические кабели по своей пропускной способности многократно превышают аналогичные показатели остальных систем связи, их физические особенности позволяют применять их для качественной передачи сигнала на значительных расстояниях без использования усилителей. 

волс снп 6.jpg

Эти свойства становятся критически важными, когда речь заходит об обеспечении широкополосного доступа в интернет (ШПД) – не секрет, что в сельской местности в Казахстане сейчас существует значительное отставание от городов в части разворачивания инфраструктуры для ШПД. И эта проблема актуальна не только для Казахстана – цифровое неравенство города и сельской местности существует практически во всех странах постсоветского пространства, вот только решать масштабно ее взялся пока только Казахстан. 

Стоит отметить, что в соседней России попытки выстроить ВОЛС предпринимались с начала 90-х годов, но там целью разрозненных проектов, реализуемых разными операторами в разных концах страны, было создание качественной международной и межрегиональной коммерческой линии связи. Социальный аспект, связанный с обеспечением широкополосного доступа сельской местности при выстраивании такой линии отходил на второй план, в Казахстане же главной целью проекта строительства ВОЛС станет обеспечение качественной связью регионов. 

Отметим, что для «Казахтелекома» нынешний проект, благодаря которому до конца 2020 года будет суммарно проложено 16 тыс. километров линий, не является пилотным в качестве строительства ВОЛС: к настоящему времени телекоммуникационный оператор подвел волокно к 1 тыс. 200 крупным селам республики. Нынешний проект охватит еще 828 населенных пункта, после чего треть казахстанских сел (всего в стране около 6 тыс. сел) окажется «завязано» на волокно. После чего жители этих сел смогут пользоваться всеми преимуществами высокоскоростного интернета, от дистанционного обучения в школах и телемедицины в акушерских пунктах, до получения госуслуг в режиме онлайн. 

Следует отметить, что списки сел, которые будут охвачены проектом, формировались в рамках проекта государственно-частного партнерства государством, «Казахтелеком» же, выстроив эту сеть, получит базу для охвата доступом широкополосным интернетом оставшихся сельских населенных пунктов. Цифровые услуги и качественная мобильная связь станут доступны благодаря подключению к сети станций стандарта LTE800, таким образом, ведущий оператор сформирует со временем единую сеть широкополосного доступа к интернету по всей стране. 

волс снп 9.jpg

По оценке главного технического директора «Казахтелекома» Александра Лезговко, речь идет еще о 3-3,5 тыс. сел, которые смогут получать услуги высокоскоростной связи благодаря радиосигналу от базовых станций ВОЛС. Для самого «Казахтелекома» такой охват интересен не только с точки зрения извлечения коммерческой выгоды (компания на протяжении 14 лет будет обслуживать созданные ею сети ВОЛС под гарантированный государственный заказ), но и для масштабирования новых видов услуг на всем рынке республики, уверен глава агентства стратегических коммуникаций «Khalykbergen», эксперт Нуркен Халыкберген. 

«Будущее всех телекоммуникационных компаний сегодня – это внедрение новых стандартов и услуг, таких, как 5G, IoT, - говорит Халыкберген. – Но тот же интернет вещей требует выстраивания мощной инфраструктурной базы, которая позволит предложить рынку универсальные решения. На мой взгляд, потенциал использования оптоволоконных сетей, использование потенциала в области IT, в области облачного вычисления, в области ЦОДов – центров обработки и хранения информации, все это говорит о том, что у «Казахтелекома» есть достаточно большой потенциал для дальнейшего роста», - отмечает эксперт. 

В частности, проект ВОЛС позволит распространить уникальный для Казахстана опыт компании в построении «умного города»: SmartAqkol. У «Казахтелекома» ушло всего полгода на то, чтобы сосредоточить все важные жизненные процессы городка Акколь – контроль за общественным порядком, безопасностью дорожного движения, противопожарной безопасностью – в ситуационном центре. Этот центр позволяет собирать любой объем информации, анализировать его и выдавать готовые решения для реагирования городских властей и специальных служб в считанные минуты. 

Причем речь идет не только о предотвращении или минимизации последствий ЧС, но и об упрощении многих бытовых процессов. В Акколе благодаря системе «умного города» данные с 10 тыс. счетчиков учета потребления электроэнергии и тепла собираются в автоматическом режиме, системы видеонаблюдения «научились» в автоматическом порядке определять наличие оружия у человека, попавшего в их прицел, и подавать автоматический сигнал органам правопорядка. Более того, система «Смарт сити» может соотносить попавшего на камеру человека с его персональными данными, распознавая людей, находящихся в розыске – вместе с круглосуточным видеонаблюдением, такие способности смарт сити позволяют обеспечить полную безопасность горожан. 

v-chem-unikalnost-proekta-vols-v-kazahstane4.jpg

Ситуационный центр г. Акколь

Результаты проекта налицо – в Акколе постепенно снижается статистика правонарушений и преступлений и повышается успеваемость в школах: смарт сити позволяет аккумулировать данные об успеваемости учеников и своевременно исправлять проблемы в образовательном процессе.

Все это было бы невозможно в маленьком пристоличном городке без инфраструктурной поддержки «Казахтелекома» и подведения к нему волоконно-оптической линии связи, дающей возможность работы всего комплекса жизнеобеспечения этого городка. 

После реализации проекта ВОЛС аналогичные возможности появятся и у других небольших населенных пунктов страны, и вполне возможно, что какие-то решения из опыта проекта «умного города» в Акколе будут внедрены и в сельской местности. Пока же ведущий коммуникационный оператор вкладывает в создание инфраструктуры порядка 48 млрд тенге для того, чтобы стереть цифровую грань между казахстанскими городом и деревней в ближайшие годы. И создать базу для построения цифрового будущего во всей стране. 

волс снп 7_0.jpg

banner_wsj.gif

117 просмотров

Как казахстанские авиакомпании ищут способы заработать во время пандемии

Аэропортам тоже приходится несладко

Фото: Depositphotos/pierivb

Пока большинство международных маршрутов остаются закрытыми, отечественные авиакомпании сконцентрировались на грузоперевозках. Грузовой сегмент позволяет зарабатывать и казахстанским аэропортам. Но и тем, и другим этого мало. 

Авиакомпании Air Astana, SCAT, China Southern Airlines и Air China до начала февраля совокупно совершали 34 рейса в неделю между Нур-Султаном, Алматы и китайскими Пекином, Урумчи, Гонконгом, Сианем, Саньей и Хайкоу (22 рейса – казахстанские авиакомпании и 12 рейсов – китайские). Авиасообщение из Казахстана в Китай было при­остановлено с 3 февраля: это была первая страна, с которой наша республика ограничила авиасообщение из-за коронавируса. К началу апреля в стране были прекращены все регулярные рейсы – как международные, так и местные. Внутренние перелеты, стартовавшие с 1 мая, уже полностью восстановлены.

А вот с 99 международными маршрутами пока не все так гладко.

Нелетная пора

Первым для Казахстана открылся Китай – КНР готова была принять рейсы из Казахстана еще месяц назад. Начать полеты могла хоть казахстанская, хоть китайская авиакомпания, но не более одного рейса в неделю. По итогам полетов принимающая сторона планировала либо разрешить увеличить частоту рейсов, либо прекратить их. Открывшейся возможностью ни одна авиакомпания не воспользовалась. 

С 20 июня долгожданных казахстанских туристов поспешила принять Турция (Стамбул и Анталия). Вместе с деньгами наши туристы привезли в Турцию и коронавирус, поэтому некоторым вместо отелей по системе «все включено» пришлось отдыхать в медицинских учреждениях с последующей оплатой чеков. Турецкая сторона воспользовалась усилением карантина в Казахстане с 5 июля и приостановила полеты.

Сейчас единственное открытое для полетов международное направление – Южная Корея. Однако власти этой страны сообщают, что именно из Казахстана туда приезжает больше всего больных коронавирусом.

Для примера: 6 июля в Южную Корею прилетели 24 человека, у которых была обнаружена коронавирусная инфекция. Из них 13 пассажиров (54%) приехали из Казахстана. И хотя всех прибывших в Сеул помещают на 14-дневный карантин за счет туриста, возможность продолжения полетов между Алматы и Сеулом тоже может оказаться под вопросом. 

Еще одной страной, куда с 1 июля собирались полететь казахстанцы, была Грузия. Но по предложению грузинской стороны рейсы по этому направлению отложены на месяц. Таким же образом откладываются пока полеты в Украину, Азербайджан и Таиланд.

Все ниже и ниже

Сокращение, а потом и вовсе прекращение полетов не могло не отразиться на статистике. В январе – мае было перевезено 1,9 млн авиапассажиров (–34% к аналогичному периоду 2019 года). В этой ситуации авиакомпании постарались переоборудовать часть судов под перевозку грузов.

В Air Astana переоборудовали два широкофюзеляжных самолета Boeing 767 под перевозку грузов и готовы были трансформировать третий Boeing 767 под грузо-пассажирский. В компании не ожидают восстановления пассажирских перевозок в ближайшие год-полтора, поэтому частичное перепрофилирование на перевозку грузов, в том числе из Китая в Европу, – это вынужденный шаг. Представители Air Astana отмечают возросшую среди авиакомпаний конкуренцию за грузоперевозки. В январе – мае авиатранспортом было перевезено 7,69 тыс. тонн грузов (–23,9% к аналогичному периоду 2019 года). 

Комитет гражданской авиации МИИР РК (КГА) еще в разгар запретов на регулярные рейсы оценил потери отечественных авиакомпаний от ограничения полетов в 235 млрд тенге, аэропортов – в 24,5 млрд тенге, РГП «Казаэронавигация» – в 28 млрд тенге.

Убытки, скорее всего, ожидают авиасектор не только в этом году, но и в следующем. Председатель Комитета гражданской авиации Талгат Ластаев заявил «Курсиву», что восстановление всех международных маршрутов из Казахстана произойдет не ранее 2022–2023 годов. В Международной ассоциации воздушного транспорта прогнозируют, что в 2021 году объем пассажирских перевозок в мире будет на 24% ниже уровня 2019 года, а превысить показатели прошлого года удастся лишь в 2023-м. 

За тех, кто на земле

Управляющий директор по развитию АО «Международный аэропорт Алматы» Абдул Кусаев сообщил на июньском заседании подкомитета НПП «Атамекен», что показатели работы крупнейшего аэропорта заметно ухудшились.

«У нас на 97% просели пассажирские рейсы. В апреле мы достигли дна, ударились об него, немножко отпрыгнули за счет грузовых рейсов. Это нам немножко смягчило удар. Тем не менее апрель прошел, май прошел, а общие показатели очень сильно просели: за пять месяцев самолето-вылеты снизились на 70%», – сказал он.

Число обслуженных за январь – май грузовых рейсов выросло в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но это не поможет выправить общую картину по текущему году. Кусаев прогнозирует, что пассажиропоток Алматинского аэропорта по итогам 2020 года составит 3–3,5 млн человек, то есть всего лишь 50–60% от прошлогодних показателей. В свои прогнозы он не включает возможность второй волны пандемии – в этом случае снижение окажется еще более значительным. 

Исполняющий обязанности председателя правления АО «Аэропорт Сарыарка» (Караганда) Александр Маликов отметил, что в Караганде международные пассажирские авиаперелеты вообще прекратились. А ведь именно на них и зарабатывает основные деньги аэропорт.

«В мае возобновились перевозки по внутренним рейсам, но на них мы фактически ничего не зарабатываем, потому что тарифы для местных авиакомпаний очень низкие и у них свое топливо», – сообщил он.

Обслуживание транзитных самолетов с гуманитарными грузами позволило аэропорту закрыть около 15% постоянных расходов, но и этот финансовый ручеек ослабел. Если в апреле – мае через Караганду летало два-три грузовых самолета в день, то сейчас всего один борт в день. Тем не менее обслуживание грузовых рейсов поможет частично заместить выпавшие от пассажирских перевозок доходы и в целом по текущему году.

«Итоги года мы прогнозируем на 65–70% по финансовым показателям. Единственное, по грузовикам мы выйдем на уровень прошлого года благодаря всплеску активности в период карантина», – сказал Маликов.

Исполнительный директор АО «Международный аэропорт Актау» Ергазы Жолдасов отметил, что там падение объемов составило около 70%, половину персонала аэропорта пришлось отправить в вынужденный отпуск. 

Сокращение объемов перевозок, скорее всего, вынудит аэропорты повысить тарифы. Тем более что в 2020 году истекает период действия утвержденных ранее пятилетних тарифов аэропортов Актау, Атырау и Семея. 

Представитель управления тарифного регулирования КГА Баян Садуова сообщила, что новый тариф для аэропорта Актау должен быть введен с 1 сентября, для аэропорта Семея – с 1 декабря. Аэропорт Актау уже подал соответствующую заявку в антимонопольный орган. Аэропорт Атырау тоже подавал заявку, но она не была принята к рассмотрению из-за отсутствия полного пакета документов.

Авиакомпании выступают против повышения аэропортовых тарифов, настаивая, наоборот, на их снижении. Государству придется выбирать, чьи интересы в такой ситуации поставить в приоритет.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg