Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как летать с 90%-ной скидкой

Устраивайтесь в авиакомпанию

Фото: shutterstock

Авиаперевозчики предлагают перелеты на выгодных условиях своим сотрудникам и даже представителям конкурентов.

Слетать в Париж на выходные или провести день на пляже вдали от зимнего холода? А, может быть, вы никогда не были в Черногории, на Таити или в Южной Дакоте? Если так, то вперед!

Все, что требуется, – просто работать в авиакомпании. Большинство из них позволяют своим сотрудникам летать бесплатно, а сотрудникам своих конкурентов – почти бесплатно. Некоторые льготы также распространяются на детей и родителей сотрудников и тех работников авиакомпаний, кто уже вышел на пенсию.

Возможно, эта самая лучшая служебная привилегия (не называйте это дополнительной выплатой – она не облагается налогом). Более того, ни в одной другой отрасли компании не предоставляют столь щедрые льготы сотрудникам своих конкурентов. Это как если бы компания Ford раздавала своим сотрудникам бесплатные автомобили, а работникам General Motors предоставляла скидку до 90%.

Более 200 авиакомпаний по всему миру имеют соглашения, позволяющие сотрудникам конкурентов, начиная от бухгалтеров и заканчивая работниками склада, совершать перелеты без подтвержденного места примерно за 10% от стоимости билета. Возможность получить билет на льготных условиях позволяет сотрудникам авиакомпаний вести совершенно иной образ жизни, если, конечно, они свой шанс используют. Но даже если сотрудники путешествуют изредка, сама мысль о том, что они могут слетать в Лондон просто на выходные, становится действенным бонусом.

«Моя жена не раз мне говорила, что разведется со мной, если я решу уйти из Hawaiian Airlines или если меня оттуда уволят», – рассказывает Дамиан Балиновский, менеджер по внутренним коммуникациям авиакомпании Hawaiian Airlines.

Он часто бывает в Европе, а по выходным летает на остров Мауи.

«То, чем мы оба дорожим, – это гибкость», – отмечает Балиновский.

Путешествующие без подтвержденного места сотрудники авиакомпаний – их называют некоммерческими пассажирами – применяют столь сложные стратегии, что они способны смутить даже самых опытных путешественников. Имея наготове резервные планы B, C, D и E, они регистрируются одновременно на три-четыре рейса, стремясь попасть хотя бы на один из них. Они не бронируют номер в оте­ле и не используют Airbnb до тех пор, пока самолет не начнет выруливать на взлетную полосу, поскольку всегда есть риск потерять место в самую последнюю секунду. И в основном именно из-за них свободное место рядом с вами вдруг оказывается занятым за мгновение до закрытия двери самолета.

В течение своего первого года работы в United Airlines Джасприт Сингх провел дома в Чикаго только четыре выходных из 52. Всего за три года работы в авиакомпании старший аналитик по развлекательным программам на борту совершил 500 авиарейсов, преодолев 700 тыс. миль.

Иногда 25-летний Сингх отправляется в Канзас-Сити, штат Миссури, чтобы покосить газон у своей матери. В другой раз он проводит выходные в Лондоне, Брюсселе или в каком-нибудь городе в Германии. Чтобы избежать зимних холодов, он улетает на западное побережье.

«Я просто появляюсь в аэропорту, смотрю на расписание вылетов и понимаю, где, скорее всего, будут свободные места», – говорит он.

По данным Southwest, с начала года до 15 июля авиакомпания перевезла около двух миллионов некоммерческих пассажиров. Почти 1,5 миллиона из них – это работники авиакомпании и члены их семей, 487 тыс. других пассажиров – представители конкурентов, сообщил Роб Дюссо, старший менеджер Southwest, отвечающий за мотивацию сотрудников и организацию подобных поездок.

Примечательно, что Southwest не имеет с другими авиакомпания ни код-шеринговых соглашений, ни договоренностей по интерлайну, по которым оставшиеся без места пассажиры могут улететь с другим перевозчиком. Однако у компании есть соглашения со 140 авиакомпаниями на поездки сотрудников.

«Это серьезно влияет на жизнь людей», – говорит Дюссо, который уже 20 лет руководит в Southwest подобными поездками и возглавляет ассоциацию путешествующих сотрудников.

Сам он тоже активно летает по миру в свободное время – только в этом году он совершил 46 перелетов, преодолев общее расстояние в 45 451 милю. «Просто я подумал, что у меня должны быть хорошие воспоминания», – признается он.

Существуют разные теории о том, с чего началась эта практика. Исторически в среднем авиакомпании заполняли лишь три четверти имеющихся мест. Поэтому могли позволить себе привлекать на работу (в индустрию, где уровень оплаты труда был не слишком высоким) людей, используя бонусы в виде бесплатных перелетов.

Те, кто работает в отрасли давно, полагают: перевозчики хотят, чтобы офисные работники могли лично проверить продукт компании, и отслеживали при этом деятельность конкурентов. Также считается, что авиакомпании хотели бы убедить сотрудников в том, что на работу можно добираться и на самолете, и это сейчас уже происходит.

Благодаря практике бесплатных перелетов сотрудники авиакомпаний могут позволить себе более гибкий график отдыха, например, продлить свое пребывание где-то еще на несколько дней, что редко бывает доступно обычным коммерческим пассажирам. Как правило, за билеты на международные рейсы сотрудники платят только налоги и государственные сборы. Если полет совершается на борту авиа­компании-конкурента, то оплачивается еще так называемый тариф ZED (зональная скидка для сотрудников), размер которого рассчитывается в зависимости от расстояния. Он может составлять от $15 до $179 в случае, если маршрут пролегает через половину земного шара.

Правда, сегодня, когда авиакомпании продают практически все свободные места, путешествовать с неподтвержденным местом становится все сложнее. По данным авиакомпаний, заплатившие за билет пассажиры, как правило, обладают большим приоритетом, нежели некоммерческие пассажиры из числа сотрудников. Однако в случае, когда речь идет о представителях руководства или членах экипажа, которым необходимо срочно вылететь куда-либо, наивысший приоритет может быть отдан им. Во многих авиакомпаниях позицию в листе ожидания определяет ранг сотрудников. В других все зависит от времени регистрации на рейс. Однако всегда приоритет отдается сотрудникам собственной авиакомпании, тогда как представители конкурентов попадают в конец листа ожидания.

Из-за отсутствия гарантий, что свободное место будет, некоммерческие путешественники заранее просматривают данные по бронированию билетов и отслеживают определенные тенденции, например, какие рейсы обычно заполняются уже непосредственно перед вылетом. Для этого сотрудники используют доступ к данным по бронированию билетов в своей авиакомпании, а также при помощи специального приложения узнают о наличии свободных мест у других перевозчиков. Кроме того, они могут получить прогнозные данные о степени успешности запланированного полета без подтверждения места.

«Путешествие без подтверждения места – это своего рода игра, требующая определенной стратегии, энергии и азарта», – говорит Дюссо из Southwest.

Любой некоммерческий пассажир, кто летает достаточно часто, может рассказать историю о ночи, проведенной на полу в аэропорту, или о сумасшедших маршрутах, которые пришлось построить, чтобы вовремя успеть вернуться на работу. Так, сотруднику Hawaiian Airlines Алексу Да Силва пришлось преодолеть 2700 миль по пути в Лос-Анджелес (минуя Гавайские острова), затем в Лас-Вегас и лишь потом в родной Гонолулу.

В 2017 году сотрудники авиакомпании Jet Blue, увлеченные игрой в путешествия без подтверждения места, организовали собственное соревнование в стиле реалити-шоу Amazing Race, где три команды из трех человек узнают о месте назначения в три часа дня в пятницу в штаб-квартире авиакомпании в Нью-Йорке.

Эрик Таннер, сетевой планировщик Jet Blue и автор идеи конкурса, выиграл уже две таких гонки. Когда в одной из них пунктом назначения был назван испанский Сан-Себастьян, Таннер сразу понял: игру выиграет тот, кто первым попадет в Испанию вообще. Его команда зарегистрировалась на рейсах Нью-Йорк – Мадрид сразу двух авиакомпаний – Iberia и American, после чего члены команды разместились в разных терминалах. Вылет Iberia был в 17:15, все билеты на рейс были проданы, однако игроки не теряли надежды. И действительно, десять человек на рейс не явились, и команда отправилась в путь.

Для некоммерческих пассажиров у Jet Blue есть только одно условие: они должны помочь навести порядок на борту самолета после завершения полета.

«Для меня это интересный опыт и отличный способ помочь коллегам», – говорит Таннер.

Марианна Дао начала понимать, что такое путешествие без подтверждения места, уже в первую неделю работы в Jet Blue, когда в пятницу ее босс появился в офисе с чемоданом, заполненным купальными принадлежностями и свитерами. Она тоже отправилась в аэропорт в поисках свободного места на борту.

Менее чем за четыре года Дао, аналитик по стратегическому сорсингу, путешествуя без подтверждения места, посетила 36 стран. На выходные в День независимости США она отправилась на несколько дней на Бермудские острова, затем вернулась в Нью-Йорк, чтобы вместе с коллегами полететь на черногорские пляжи. Она оставила рюкзак, с которым ездила на Бермуды, в аэропорту, поскольку заранее приготовила чистую одежду для поездки в Европу.

По ее словам, это путешествие было чрезвычайно захватывающим и увлекательным.

«Я буду продолжать делать это до тех пор, пока позволяет здоровье», – говорит Дао.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1259 просмотров

Почему инвесторы выдвигают новые требования к технологическим стартапам

Uber, DoorDash и им подобные должны сосредоточиться на прибыли, а не на привлечении клиентов, считают они

Postmates недавно раздала скидочные купоны в $100 на доставку для новых клиентов. Фото: Heather Somerville / The Wall Street Journal

Многие технологические стартапы пытаются привлечь новых клиентов через скидки и подарки, в числе которых и бесплатная доставка обедов, и косметика за $3, и выгодные поездки на такси. Но этот подход больше не пользуется популярностью у инвесторов – они теряют терпение, ведь компании, предлагающие эти скидки, не добились успехов в получении прибыли.

В последние десять лет на рынке произошел настоящий бум субсидируемых венчурным капиталом продуктов и услуг, так как инвесторы наперегонки пытались найти нового гиганта – производителя потребительских технологий. Предполагалась следующая схема: в лидера рынка компания вырастает за счет аудитории постоянных клиентов, привлеченных выгодными сделками в мобильном приложении. Как только компания станет достаточно крупной, прибыль потечет рекой и субсидии можно сворачивать.

Теперь инвесторы в стартапы переосмысливают такой подход. Этому способствует год негативных результатов технологических компаний, которые в значительной степени субсидировались венчурным капиталом. И теперь инвесторы и члены правления давят на такие компании, требуя, чтобы они нашли более рентабельную бизнес-модель, говорят специалисты по технологическим сделкам и основатели стартапов.

Инвесторы хотят, чтобы стартапы стали меньше использовать привлеченный капитал на покрытие расходов, на скидки для клиентов. Эти пожелания касаются, например, стартапа электронной коммерции Brandless, который продает товары для дома и красоты дешевле стоимости доставки, сервисов такси Uber и Lyft, предлагающих поездки со скидкой, и службы доставки еды Postmates, которая предложила купоны со скидкой в $100 на доставку.

«Пузырь субсидирования для привлечения нового капитала лопнул, – заявил Уэсли Чан, управляющий директор компании FelicisVentures. – Приходит осознание того, что субсидии часто приводят к катастрофе для стартапов, которые на них полагаются».

Служба доставки еды DoorDash, Uber, Lyft и WeCo (материнская компания коворкингового сервиса WeWork) в 2019 году в общей сложности потеряли свыше $13 млрд. Все эти компании стали лидерами отрасли после того, как привлекли миллиарды долларов инвестиций на субсидирование своих расходов. Но ни один из этих стартапов не приносит прибыли.

«Вы можете добиться роста искусственно, но вы не можете искусственно добиться прибыли», – заявил Райан Кулп, который прежде работал в отрасли венчурного капитала, а теперь руководит маркетинговым стартапом Fomo.

Компания DoorDash из Сан-Франциско за последние два года привлекла почти $2 млрд и использовала этот капитал, чтобы расширить свою географию с 600 городов в 2018 году до более чем 4 тыс. городов в 2019 году, заявил осведомленный источник. Но, по его словам, около 75% рынков DoorDash не приносят прибыли.

По данным аналитической фирмы SecondMeasure, DoorDash является лидером на американском рынке доставки еды с долей в 37%. DoorDash осуществляет бесплатную доставку по небольшому проценту заказов, говорит источник, а рестораны – партнеры компании покрывают убытки по другим бонусам для клиентов частично или полностью.

DoorDash нарастила свой рынок несмотря на то, что некоторые члены совета директоров призывали сосредоточиться на получении прибыли с каждого покупателя, рассказывает другой источник. По его словам, ожидается, что в 2019 году DoorDash понесет убытки примерно в $450 млн. В презентации для инвесторов 2015 года (The Wall Street Journal делал ее обзор) компания прогнозировала, что в конце 2018 года достигнет валовой годовой прибыли в $450 млн.

«Четыре года назад (больше половины жизни компании) у нас было примерно 100 сотрудников и мы работали менее чем в пяти штатах, – заявил представитель компании. – С тех пор мы помогли сотням тысяч продавцов привлечь миллионы покупателей».

В 2020 году DoorDash планирует выйти на IPO, говорят люди, знакомые с планами компании по первичному размещению. При этом публичные рынки не слишком благосклонны к аналогичным сервисам, например, акции Grubhub торгуются на 30% ниже, чем год назад. Президент и финансовый директор Grubhub Адам Девитт обвиняет в этом безудержные субсидии со стороны конкурентов, которые «проникают повсюду явно и неявно». Из-за них компания была вынуждена перейти на менее прибыльные стратегии, например сотрудничать с ресторанами, которые не платят за то, чтобы высвечиваться в приложении Grubhub.

«В итоге потребитель видит цену, которая не является рентабельной», – сказал Девитт о своих конкурентах.

Служба доставки Postmates планировала IPO на первую половину 2019 года и уже даже подала заявку, но отложила задуманное на фоне ценовой войны с конкурентами.

Большинство заказов Postmates приносит прибыль, так как основная часть ресторанов платит комиссию за пользование ее услугами, заявляют в компании. Эти сборы, как правило, покрывают расходы на водителей доставки и позволяют Postmates удерживать цену на доставку на весьма низком уровне в 99 центов.

Служба проката автомобилей ShareNow в декабре 2019 года объявила, что с февраля 2020 года прекратит работу в Северной Америке и в некоторых городах Европы и больше не будет предлагать на этих рынках прокат машин по цене 30 центов в минуту. ShareNow сосредоточится на тех европейских рынках, где компания видит наилучший потенциал для прибыльного роста. Об этом заявил Майкл Кун, старший менеджер DaimlerMobility, которая владеет ShareNow совместно с BMW.

Прошлой осенью приложение для аренды автомобилей Fair увеличило первоначальный взнос для клиентов с пары сотен долларов до нескольких тысяч. Как говорят бывшие сотрудники компании, Fair переплатила за автомобили, а потом сдавала их в аренду со скидкой.

Fair могла предлагать клиентам такие скидки благодаря инвесторам, включая SoftBankGroup, которая в конце 2018 года профинансировала Fair более чем на $380 млн. Большую часть этих денег, по словам бывших работников, Fair потратила менее чем за год.

Представитель Fair сказал, что компания намеренно отталкивает клиентов с помощью высоких цен, так как реструктурирует свой бизнес, чтобы найти более рентабельную модель. Компания намерена возобновить аренду с более низким первоначальным взносом в начале 2020 года. 

Но даже с более критичным отношением со стороны инвесторов субсидии никуда не исчезнут. Индустрия венчурного капитала сейчас может предложить больше денег, чем когда-либо, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне. Так что многие инвесторы захотят вложиться в частные технологические компании даже невзирая на то, что те полагаются на частные средства, чтобы платить по счетам и предлагать крупные скидки.

Инвесторы охотно субсидировали компании из-за «большого обмана рынка» – так происходящее назвали почетный профессор Брэд Корнелл из Калифорнийского университета в Лос-Анд­желесе и профессор Асват Дамодаран из Нью-Йоркского университета.

Генеральный директор Uber Дара Хосровшахи, например, публично сравнил свою компанию с Amazon и заявил, что Uber станет поставщиком услуг на всех видах транспорта по умолчанию. Президент Lyft Джон Циммер публично заявил, что его компания завоюет большую часть рынка США путем создания транспортного «суперприложения».

В заявке на IPO Uber оценила свои рыночные возможности на $6 трлн – это стоимость пробега всех личных автомобилей и общественного транспорта во всем мире. WeWork разрекламировала оценку своих рыночных возможностей в $3 трлн. DoorDash в презентации для инвесторов 2015 года оценила свой общий адресуемый рынок в $275 млрд – примерно во столько оценивается индустрия еды на вынос в США.

Но в этих оценках не учтено противодействие со стороны регуляторов и предложение практически идентичных продуктов со стороны конкурентов. Есть и другая проблема: привлечение новых клиентов в бизнес, который уже не является прибыльным, не означает, что он неожиданно начнет приносить прибыль.

«В теории у вас может быть бесконечное число клиентов, и вы все равно никогда не выйдете на прибыль», – указал Дэниел Маккарти, доцент маркетинга в Университете Эмори и соучредитель исследовательской фирмы ThetaEquityPartners.

Uber существует уже десять лет. Но и в первом, и во втором, и в третьем кварталах 2019 финансового года компания потратила на дополнительные меры стимулирования водителей больше, чем по сравнению с годом ранее. В результате расходы на привлечение водителей превысили прибыли от поездок. Однако сейчас компания начала ограничивать эти расходы.

Uber и Lyft сказали, что в 2021 году они начнут приносить прибыль до учета процентов, налогов, износа и амортизации. Почти весь прошлый год компании демонстрировали поквартальный рост прибыли за поездку. Хотя обе компании призывали к более целесообразному ценообразованию по отрасли, они не торопились повышать цены и отменять скидки.

«По мере того как сдувается пузырь субсидий, цены начинают расти, – говорит Джавад Миан, главный редактор StrayReflections, инвестиционного издания для хедж-фондов и управляющих активами. – Многие из этих компаний не смогут достичь целей, необходимых для нового раунда финансирования при более высокой оценке».

Еще один пример – компания Brandless из Сан-Франциско, которая предлагает своим покупателям все – от органического кокосового масла и обеденных тарелок до лавандового мыла для рук за $4 или меньше за штуку. Этот стартап интернет-торговли привлек почти $300 млн венчурных инвестиций. Сейчас, заявил представитель компании, Brandless переходит на более высокодоходные товары, например блендеры за $180. Также компания приостановила расходы на маркетинг в течение летнего периода. Ее продажи по состоянию на август 2019 года снизились примерно вдвое по сравнению с годом ранее.

«Если люди могут себе это позволить, не значит, что они будут платить», – резюмировал Райан Кулп из маркетинговой фирмы Fomo.

pochemu-investory-vydvigayut-novye-trebovaniya-k-tekhnologicheskim-startapam.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance