3402 просмотра

Зачем КазАгро планирует ликвидацию трех «дочек»

Комплексный план по оптимизации работы нацхолдинга был принят еще в 2015 году

Фото: Shutterstock

На протяжении ряда лет эффективность работы национального управляющего холдинга «КазАгро» и его дочек подвергалась резкой критике, но структура, похоже, надолго застряла в затяжном кризисе. Впрочем, является ли решение о ликвидации дочек очередной попыткой разрубить гордиев узел проблем холдинга – тот еще вопрос. Ведь комплексный план по оптимизации работы нацхолдинга был принят еще в 2015 году.

По словам вице-министра сельского хозяйства Рустема Курманова, выступившего 2 июля на заседании Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, до конца 2019 года в рамках первого этапа трансформации холдинга планируется ликвидация трех дочек «КазАгро»: «КазАгроПродукт», «КазАгроМаркетинг» и «КазАгроГарант», что повлечет за собой сокращение 25% работников. Такое решение, надо сказать, не является чрезмерным, поскольку в структуре холдинга остаются еще четыре компании: «Продовольственная контрактная корпорация», «Аграрная кредитная корпорация», «КазАгроФинанс» и «ҚазАгроӨнім».

Дежавю или пыль в глаза?

Любопытно, что еще в январе 2018 года глава нацхолдинга, на тот момент Нурлыбек Малелов, сообщил, что по «КазАгроМаркетинг» основные мероприятия по подготовке к продаже находятся на завершающем этапе. Право собственности на информационную систему по идентификации животных передано в Минсельхоз, функции агента по страхованию растениеводства переданы в «КазАгроГарант». Тогда же холдинг начал подыскивать потенциальных инвесторов и для других своих дочек – «КазАгроФинанса» и «КазАгроПродукта». В отношении последней завершить работу и согласовать условия продажи планировалось во втором квартале прошлого года. 

В ноябре 2018 года казахстанские СМИ, в том числе и Kursiv.kz, сообщили о том, что совет директоров холдинга «КазАгро» принял решение о добровольной ликвидации одной из своих дочерних организаций – «КазАгроМаркетинг».

«Компанию, которая на протяжении 15 лет предоставляла консалтинговые, аналитические, информационные и сервисные услуги сельчанам, закрывают из-за низкой инвестпривлекательности. …Ликвидация ТОО «КазАгроМаркетинг» позволит сократить присутствие квазигосударственных компаний на конкурентных рынках IT-услуг и проведение аналитических исследований, даст дополнительный импульс для развития частного бизнеса на указанных рынках услуг», – отмечалось в пресс-релизе холдинга.  

В марте 2019 года «КазАгро» вновь выдает очередное соломоново решение – объединить две дочерние компании – АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» и АО «КазАгроГарант». Но структура холдинга все еще остается раздутой и помимо объединенных дочек в ней еще остаются все те же компании: «Продовольственная контрактная корпорация», АО «КазАгроПродукт», АО «КазАгроФинанс», АО «Аграрная кредитная корпорация» и АО «КазАгроМаркетинг», о ликвидации которого говорилось еще в ноябре 2018 года.

101 предупреждение от Елбасы

Первая реакция на высоком уровне о том, что в «КазАгро» не все спокойно, появилась еще в 2014 году, когда глава государства, на тот момент Нурсултан Назарбаев, возмутился тем, что холдинг неэффективно контролирует огромные активы сельскохозяйственного сектора, превратившись в посредника между бюджетом и БВУ. 

«Все это сопровождается раздутыми штатами и потреблением огромных бюджетных ресурсов и в то же время приводит к вытеснению частных инвестиций и инициативы», – отметил тогда г-н Назарбаев и потребовал  провести приватизацию дочек, создав конкурентную среду в тех сферах, которые они занимают. Но воз, как говорится, и ныне там. 

В тот момент чиновничий аппарат лишь покивал головой в знак согласия, а дочки холдинга продолжили «пилить» плывущие к ним деньги. Причем значимых финансовых показателей «КазАгро» не демонстрировал.  Согласно составленному Kursiv Research рейтингу листинговых компаний KASE по размеру чистого убытка, полученного по итогам первого квартала 2014 года,  тройку лидеров – компаний, показавших отрицательный итог деятельности, замкнул национальный управляющий холдинг «КазАгро», получивший  чистый убыток в размере 15,3 млрд тенге. Для сравнения с аналогичным периодом годом ранее: холдинг демонстрировал убыток на порядок меньше – 121,9 млн тенге.

«Увеличение чистого убытка было обусловлено главным образом формированием суммы прочих расходов в размере 35,7 млрд тенге, тогда как годом ранее таких расходов у компании не было. С другой стороны, у компании наблюдается рост административных расходов  на 15,2% по сравнению с показателем за первый квартал 2013 года – до 229,5 млн тенге. В итоге операционный убыток компании за январь – март текущего года составил 16,2 млрд тенге», – сообщала аналитическая служба «Курсива» Kursiv Research.

Спустя три года в ходе своего обращения к народу Казахстана президент вновь поручил подвергнуть реорганизации холдинги «Байтерек» и «КазАро». На что, комментируя ситуацию ИА «Тengrinews.kz», в «КазАгро» заметили: «В 2015 году правительством принят комплексный план приватизации на 2016–2020 годы, согласно которому подлежат передаче в конкурентную среду три дочерние компании: АО «КазАгроФинанс», АО «КазАгроПродукт» и АО «КазАгроМаркетинг» и 17 зависимых организаций ДАО…. В соответствии с поручением главы государства продажа всех запланированных объектов будет завершена до конца 2018 года».

Таким образом, согласно комплексному плану реорганизация должна была состоять из двух задач: передачи в конкурентную среду ряда дочерних и зависимых компаний и оптимизация реализуемых функций и программ поддержки субъектов АПК.

Прожорливые дочки

В 2009 году на поддержание «КазАгро» для реализации целого ряда проектов по 14 направлениям из Нацфонда было выделено 120 млрд тенге. Как следует из бодрых отчетов представителей нацхолдингда, все выделенные средства были полностью освоены и направлены на создание новых производств, модернизацию действующих и на увеличение производительности труда. В частности, в мае 2015 года исполняющий обязанности главы нацхолдинга Даурен Махаджанов сообщил, что 120 млрд тенге было потрачено на инвестиционные программы в сельском хозяйстве.  

В частности, на эти средства, как следовало из слов г-на Махаджанова, должны были быть введены современные тепличные комплексы площадью 96 га с компьютерными системами создания микроклимата, автоматизированной подачей воды и зашторивания. Общий объем производства на этих тепличных комплексах должен составить 51 400 т томатов и огурцов. Помимо этого на площади 4,8 тыс. га были внедрены технологии капельного орошения; профинансировано строительство новых и модернизация действующих зернохранилищ; открыта сеть крупных молочных ферм объемом производства 109 тыс. т молочной продукции; построена сеть птицефабрик; сеть мясоперерабатывающих комбинатов объемом производства 27 тыс. т мясного сырья.
 
Однако, как отмечал глава Счетного комитета Омархан Оксикбаев, проведенная ревизия выявила многочисленные нарушения, а из 82 проектов, запланированных на 2009–2010 годы, фактически реализация начата только 20.  

Согласно проведенному Счетным комитетом анализу деятельности нацхолдинга и его дочек были «установлены факты предоставления кредитов аффилированным лицам. Средства облигационного займа, заимствованные у Национального фонда конечным заемщикам – субъектам АПК, выдавались по ставке 12% годовых. Между тем на уровне нацхолдинга «КазАгро» ставка вознаграждения устанавливалась в размере 1,02%, а на уровне дочерних организаций – 6,98%». 

Также в отчете комитета указывалось, что при организации кредитования субъектов АПК были допущены нарушения законодательства на общую сумму 585,1 млн тенге, а работа Корпорации по контролю за использованием кредитных средств организована неэффективно, что привело к увеличению просроченной задолженности по кредитованию сельскохозяйственных производственных кооперативов и несельскохозяйственных видов предпринимательской деятельности в сельской местности за 2009–2010 годы более чем в 22 раза.

«По итогам 2009 года корпорацией допущен убыток на сумму 4,6 млрд тенге. …По состоянию на 1 января 2011 года числится просроченная задолженность, составляющая 86% от общего числа проектов. Действующий механизм субсидирования крестьянских хозяйств и частного сектора не способствует поддержке отечественных предприятий, занимающихся выпуском продукции с высокой добавочной стоимостью, принуждает их к продаже полуфабриката», – подвел итог Омархан Оксикбаев. 

Трудным для «КазАгро», как отмечают аналитики специализированного портала «КазахЗерно.kz», оказался и 2015 год, когда холдинг резко ушел в убыток – 99,3 млрд тенге, но уже в 2016 году «КазАгро» получил прибыль 18,6 млн тенге. Правда, через год чистый убыток нацхолдинга вообще превысил 126 млрд тенге. Как следует из финансового отчета «КазАгро», непроцентные расходы увеличились на 26% – с 28,4 млрд тенге в 2016 году до 35,9 млрд тенге в 2017 году. Валовая прибыль холдинга сократилась в 3,6 раза – с 11,2 млрд тенге за 2016 год до 3,1 млрд тенге за 2017 год.  

Из пустого в порожнее

А в 2018 году тревогу забили депутаты. Мажилисмен Роман Ким на заседании по доступности финансирования субъектов АПК обратил внимание на неэффективность квазигосударственного сектора.

«У «КазАгро» семь дочек! И никто не знает, чем эти дочки занимаются. Зачем такая структура нужна – громадная и неуклюжая, которая использует только государственные деньги. Если бы они еще эффективно использовали, но ведь должен же быть какой-то результат. Но его нет. Поэтому, на мой взгляд, нужно рассмотреть целесообразность – нужна ли нам вообще такая структура, которая тратит только госсредства», – заявил Роман Ким.

Он также указал, что штат холдинга составляет более 2 тыс. человек, а административные расходы исчисляются в миллиардах. 

В свою очередь мажилисмен Нуржан Альтаев потребовал от профильного ведомства и правоохранительных структур проверить «КазАгро» на предмет коррупции. Как сообщило ИА «КазахЗерно.kz», депутат опубликовал с соцсетях информацию о том, что в его общественную приемную идет поток жалоб от предпринимателей, столкнувшихся со сложностями в получении кредитов через дочерние структуры холдинга «КазАгро». Фермеры сообщают, что по большинству программ кредитования и лизинга, указанных на сайте kazagro.kz, получение кредитов и лизинга невозможно якобы в связи с отсутствием выделенных средств по ним. Условия кредитных программ потенциальные заемщики называют негибкими, и построены на том, чтобы максимально закрыть риски невозврата ликвидным залоговым обеспечением без учета других факторов (положительная кредитная история, финансовое положение и так далее).

При этом залоги должны покрывать сумму займа в 1,5–2 раза, что делает фактически невозможным кредитование стартового бизнеса.
Проверку провели. По данным Счетного комитета, убытки холдинга за два года составили более 245 млрд тенге.

Как отметила, выступая 2 июня на заседании Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, его представитель Халида Камбарова: «В период с 2017–18 годы в АО «КазАгро» направлены средства в сумме 1,6 трлн тенге. Из-за неэффективного управления активами группа компаний холдинга завершила финансовую хозяйственную деятельность с убытками по итогам 2017 года на сумму 126 млрд тенге, в 2018 году – 119,1 млрд тенге». 

Также, по информации г-жи Камбаровой, были установлены факты дублирования функций, касающихся осуществления кредитования субъектов АПК и лизинговой деятельности по трем дочерним акционерным обществам.

«Это свидетельствует об искусственном дроблении функций, создающем затруднения для субъектов агропромышленного комплекса при получении соответствующих услуг, и увеличении административных расходов», – подвела итог представитель Счетного комитета.

banner_wsj.gif

2210 просмотров

Как «КазМунайГаз» восполняет запасы нефти и газа

Интервью заместителя председателя правления по разведке и добыче Жакыпа Марабаева

Фото: КазМунайГаз

Национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ) объявила недавно об открытии нового нефтяного месторождения. Поисково-разведочная скважина дала фонтанный приток нефти. Это хорошая новость для всей нефтегазовой отрасли Казахстана. В последние годы не так часто можно услышать об обнаружении новых залежей полезных ископаемых. Почему в республике проводится мало геологоразведочных работ? Что делает КМГ для восполнения запасов углеводородного сырья? На эти и другие вопросы «Курсива» ответил заместитель председателя правления по разведке и добыче АО «НК «КазМунайГаз» Жакып Марабаев.

- Жакып Насибкалиевич, позвольте еще раз поздравить с открытием нового месторождения, где был получен фонтанный приток нефти. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.

- Разведочный участок Бектурлы Восточный находится в Мангистауской области в районе таких месторождений, как Жетыбай Южный, Узень и Карамандыбас. Разведкой занимается наша дочерняя зависимая организация ТОО «Becturly Energy Operating». КМГ принадлежит половина акций этого предприятия, другая половина – одному из наших стратегических партнеров ТОО «Кокел Мунай». Данному открытию предшествовала большая работа команды геологов и геофизиков КМГ, КМГ-Инжиниринг и PGS-Kazakhstan. Геологоразведка началась в 2015 году. Была построена модель осадочного бассейна, уточнена перспективность структур на Узень-Жетыбайской ступени, проведены полевые сейсморазведочные работы по новым технологиям. Дальнейшая обработка и интерпретация с использованием инновационных графов обработки позволила оценить геологические ресурсы участка и оптимально разместить местоположение поисково-разведочной скважины БВ-1, из которой и был получен фонтанный приток нефти.

- Насколько оцениваете ресурсный потенциал блока Бектурлы Восточный?

- В 2017 году компанией PGS-Kazakhstan была проведена геологическая оценка ресурсов блока Бектурлы Восточный по результатам сейсморазведочных работ 3Д. Тогда прогнозные извлекаемые ресурсы нефти были оценены в 14 млн т. Мы планируем полную переоценку ресурсов блока после завершения испытания поисково-разведочной скважины БВ-1.

- Что позволило сделать такое открытие? Чей вклад в это достижение более весомый?

- Это комплексная работа с привлечением ведущих специалистов блока геологии КМГ, КМГ-Инжиниринг, PGS-Kazakhstan и ТОО «Becturly Energy Operating». Необходимо отметить слаженную командную работу, где каждый четко понимает свою роль и свою ответственность, возможность внести вклад в общее дело по развитию ресурсного потенциала КМГ и Казахстана в целом. Другим фактором успеха можно назвать применение интегрированной системы управления проектом, которая заключается в параллельном, быстром и структурированном подходе к процессам геологоразведки и всем связанным с ней мероприятиями. Именно такой подход к делу позволил нашей команде добиться хороших результатов за прошедший год. В 2019 году по результатам проведенных работ был достигнут коэффициент восполнения запасов (КВЗ) равный 162%. 

- Почему КМГ не владеет 100% акций компании-оператора?

- Геологоразведка является рискованным бизнесом. Обнаружение запасов, приемлемых для экономически рентабельной разработки такой компанией как КМГ, в наше время является редкостью. Поэтому для разделения рисков КМГ придерживается принципа carry-финансирования в геологоразведочных проектах. Это означает, что стратегический партнер по разведочному участку берет на себя финансирование проекта и может возместить свои затраты в будущем в ходе разработки месторождения. Это уменьшает риски для КМГ и средства компании остаются в сохранности. Для поиска привлекаются как отечественные инвесторы, так и международные нефтегазовые компании, такие как Лукойл, Eni, Газпром, Роснефть и др.

- Каковы дальнейшие планы по проекту Бектурлы Восточный?

- В ближайшее время закончится процесс испытания всех выделенных объектов в поисковой скважине БВ-1. По итогам полученной информации будет проведена работа по переоценке геологических ресурсов разведочного блока. В 2021 году запланировано бурение поисково-разведочной скважины БВ-2 и расконсервация старых скважин.

kak-«kazmunajgaz»-vospolnyaet-zapasy-nefti-i-gaza-2.jpgФото: КМГ

- Большинство месторождений КМГ прошли так называемый «пик добычи». Почему так мало значимых открытий новых месторождений нефти и газа за период независимости республики?

- Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассказать об эволюции геологоразведочных работ, проведенных на территории нашей страны. Крупные обнаружения нефтегазовых месторождений в Казахстане можно разделить на 3 этапа.

Первый этап - 1960-1970 гг. – период многочисленных открытий больших месторождений, таких как Узень, Каламкас, Жетыбай и Каражанбас. Глубина залегания этих месторождений колеблется от 300 м до 2500 м. Технологически обнаружение было не столь сложным. Геологи работали, буквально  вооружившись несколькими сейсмическими разрезами, циркулем и карандашом и имея представление о несложном геологическом строении. Обнаружение таких месторождений является логичным, учитывая те средства, которые были направлены в советское время на геологоразведку. Объемы геологоразведочных работ, включая сейсморазведку, гравиразведку и бурение поисковых скважин, были большими. При этом экономическая эффективность разведки и разработки новых залежей находилась далеко не на первом месте.

Второй этап проходил в 1980-1990 гг. Наряду с открытиями на суше этот период ознаменован обнаружением таких морских месторождений, как Кашаган, Актоты, Кайран с глубиной залегания более 3500 м в подсолевых интервалах. Этим открытиям предшествовал огромный объем сейсморазведочных работ, проведенный консорциумом «Казахстанкаспийшельф», в который вошли мировые нефтегазовые компании. 

Сейсморазведочными профилями был покрыт практически весь казахстанский сектор Каспийского моря. Были оконтурены перспективные структуры, где далее были продолжены разведочные работы и исследования.

Третий этап – это нынешнее время. Сегодня проведение геологоразведочных работ сопряжено с большими рисками. Как говорится, «легкая нефть найдена и разработана», остаются все более сложные проекты, которые связаны с обнаружением не стандартных, не структурных ловушек нефти и газа (надкарнизные и подкарнизные залежи, стратиграфически экранированные залежи, как палеорусла и конуса выносов), а также технологическими сложностями выявления подсолевых структур. Необходимо проводить работу с большей точностью, оценивать и исключать все возможные геологические риски, подходить к решению задач с привлечением большего количества инструментов и данных. Для обработки и интерпретации сейсмических данных используются суперкомпьютеры, ведется построение трехмерных геологических моделей залежей и бассейнов в специализированных программных продуктах, применяются технологии, основанные на нейронных сетях и управлении большими массивами данных.

Все перечисленное является инструментарием современных геологов и геофизиков для более точного прогнозирования перспективных залежей и расчета ресурсов. Без наличия знаний и понимания геологической эволюции осадочных бассейнов, условий осадконакоплений перспективных районов, исторических данных получение позитивных результатов затруднительно. Сегодня применение новых технологий в геологоразведочных процессах стало важным. Поэтому партнерство с мировыми компаниями является не только инструментом снижения рисков, но и возможностью получения опыта и новых технологий при разведке. Геологоразведка является рискованным бизнесом и вся наша работа направлена на снижение рисков, ранжированию перспективных участков и точечному действию. Поэтому финансирование всех проектов, которыми мы интересуемся, невозможно в текущей ситуации на нефтяном рынке. Отсюда и меньше открытий в современный период Казахстана.

- Коснулся ли кризис на нефтяном рынке геологоразведочных проектов КМГ?

- Да, конечно. Кризис, вызванный драматическим падением спроса на нефть, коснулся всех участников рынка, «от мало до велика». КМГ не стал исключением. Была сокращена штатная численность и заработная плата сотрудников центрального аппарата компании. Партнеры также задумываются о снижении затрат, в том числе и на геологоразведку. В КМГ уже проводится работа по обновлению приоритетности разведочных проектов согласно их перспективности и экономической привлекательности. Некоторые проекты были приостановлены до лучших времен. Мы проводим работу по отсеиванию проектов, которые несут большие риски – геологические, экономические, технологические и т.д. Однако руководство КМГ четко осознает важность и необходимость продолжения геологоразведочных работ с целью восполнения запасов. Это особо важно при текущей высокой выработанности разрабатываемых месторождений. Мы продолжаем искать нефть, которая «завтра» будет в добыче. Компании, которые проявляют признаки «усталости» от геологоразведки, ставят под сомнение свою долгосрочную приверженность добыче нефти. Вопрос увеличения ресурсной базы за счет геологоразведочных работ имеет стратегическую важность для нас. Более того, показатель восполнения запасов является одним из основных при оценке эффективности работы любой нефтегазовой компании, особенно с планами по выходу на международные рынки ценных бумаг.

- Как, по вашему мнению, изменится роль геологоразведки в развитии компании и страны в целом в это нелегкое для нефтяной отрасли время?

- Геологоразведка останется одним из основных направлений компании. Несмотря на некоторые сокращения финансирования мы продолжаем работать в проактивном ключе. КМГ обладает внушительным портфелем геологоразведочных проектов. Имеются четкие планы по расширению этого портфеля по мере получения результатов исследований, включая бассейновое моделирование. К слову, бассейновое моделирование является мощным инструментом для поиска залежей нефти и газа. В модели проводится реконструкция палеотектонических условий, зрелость нефтематеринских пород, симуляция процесса миграции углеводородов в ловушки, которые были сотни миллионов лет назад на современной территории Казахстана. Подобного рода технологиями обладают только крупные компании в нефтегазовой отрасли. Результатом этих работ является пул перспективных участков для постановки геологоразведочных работ. Но нельзя забывать о том, что всегда присутствуют риски, которые не преодолеть, но можно минимизировать. С этой целью проводятся дополнительные исследования, такие как сейсморазведочные работы, гравиразведка, обработка и интерпретация сейсмических данных. Мы делимся своими наработками со стратегическими партнерами, проводим совместные региональные и локальные исследования. В результате потенциальный партнер-компания принимает решение о финансировании общих проектов, что является привлечением зарубежных инвестиций в экономику Казахстана. На совместных проектах специалисты КМГ получают уникальный опыт работы с мировыми компаниями и доступ к новейшим технологиям.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер