Перейти к основному содержанию

3566 просмотров

Polymetal укрепляет свои позиции в Казахстане

Золотодобывающая компания за годы работы инвестировала в страну 343 млрд тенге

Фото: Shutterstock

В начале июля президент РК Касым-Жомарт Токаев принял президента российской компании Polymetal Игоря Финогенова. Как сообщила пресс-служба главы государства, разговор шел главным образом вокруг перспектив развития Astana International Exchange (AIX) – биржи Международного финансового центра «Астана».
 
Неудивительно, что Касым-Жомарт Токаев пригласил обсудить этот вопрос именно господина Финогенова. Во-первых, российская золотодобывающая компания за годы своей работы в Казахстане инвестировала в страну 343 млрд тенге. Мало кто из иностранных игроков может похвастаться таким объемом инвестиций в казахстанскую экономику. Во-вторых, Polymetal стал первой международной компанией, получившей листинг на бирже МФЦА. В апреле этого года простые акции Polymetal International plc были включены в официальный список биржи AIX. 

Как говорят в самой компании, листинг в РК был продиктован геополитическим положением Казахстана, находящегося на стыке Европы и Азии. Кроме того, республика имеет немалый собственный инвестиционный потенциал в виде средств ЕНПФ. И, конечно же, главный привлекательный момент – это близость китайского рынка.

Объем размещения на AIX составил 1 690 440 штук акций или $17 191 774. Отношение спроса к предложению – 170%. Результаты превзошли ожидания инициаторов размещения и дали повод задуматься потенциальным инвесторам, включая физических лиц – в век волатильности цен на нефть золото остается «тихой гаванью», где можно сохранить свои сбережения. Особенно сегодня, когда цены достигли $1400 за тройскую унцию.

Бремя первых 

Первым всегда приходится нелегко, первые всегда находятся под пристальным вниманием аналитиков и скептиков. В социальных сетях и казахстанских СМИ начали обсуждать перспективы золотодобытчиков, оценивать, насколько компания интересна для инвестиций. В частности, определенные сомнения возникли из-за истории с продажей золотого месторождения Капан в Армении, завершившейся в январе этого года. Озвучивались даже конспирологические версии выхода Polymetal из этого актива. Хотя все можно объяснить довольно просто: новое руководство Армении четко обозначило, что добыча полезных ископаемых не является приоритетным стратегическим направлением для экономики страны. Более того, взят курс на сокращение доли горно-металлургической промышленности в ВВП страны. Приоритет отдан аграрной отрасли. Аналитики рынка полагают, что заявление было сделано в расчете на поддержку избирателей-аграриев, весьма остро воспринимающих изъятие земель под майнинг.

«Поскольку наш бизнес ориентирован на развитие, а не на доработку существующих месторождений, для нас это было сигналом, что смысла оставаться в стране нет», – заявил главный исполнительный директор Polymetal Виталий Несис, комментируя мотивы компании.

Акции Капана были проданы канадской компании Chaarat Gold Holdings Limited за $55 млн. Теперь Chaarat полноправный владелец месторождения (акции не находятся в залоге у Polymetal, так как сделка завершена и деньги перечислены). Эта информация содержится в финансовой отчетности компании от 11 марта 2019 года. 

Продажа позволила Polymetal сфокусироваться на более крупных проектах, как с точки зрения внимания топ-менеджмента, так и с точки зрения появления дополнительных внутренних финансовых ресурсов на их строительство и развитие. В целом, продажа непрофильных активов – это нормальная практика бизнеса. То, что непрофильно для одних игроков, может быть вполне профильным для других, так что такие сделки обычно взаимовыгодны.

Донесение разведки 

Еще одним поводом для сомнений стало приобретение Polymetal в феврале прошлого года 45% доли якутского серебряного месторождения Прогноз. При этом компания обновила оценку ресурсов – среднее содержание увеличилось с 586 до 731 грамма на тонну, плюс – 2% свинца. Об этом компания сообщила в официальном пресс-релизе.

В СМИ указывалось, что содержание «приведенного к золоту серебра» якобы составляет около 0,1 грамма на тонну, указывалось на большие затраты при строительстве серебряного рудника и на то, что серебро гораздо чувствительнее к колебаниям цен, чем золото. Однако аналитики компании указывают, что 731 грамм на тонну серебра и 1,96% свинца в переводе на золотой эквивалент дают 10,5 граммов на тонну с учетом свинца и 9,7 граммов на тонну без учета свинца. То есть, 0,1 грамма на тонну – это занижение на порядок. Вопреки утверждениям скептиков, представленные в релизе ресурсы в основном относятся не к малоразведанным (Inferred) категориям: на них приходится лишь 39% запаса в металле. В промышленной категории Indicated находится 61% металла, которые впоследствии трансформируются в запасы.

Мифы низкой концентрации 

К сожалению, уровень аналитики на рынке остается часто невысоким, особенно когда запасы начинают подсчитывать непрофессионалы. Иногда такие оценки могут запутать инвесторов и лишить их возможной прибыли, а то и привести к убыткам. Схожая история произошла с вопросом переработки золотосодержащего концентрата в сплав Доре на Амурском гидрометаллургическом комбинате (АГМК). Комбинат считается «жемчужиной» Polymetal, так как располагает технологией автоклавного выщелачивания (POX), позволяющей перерабатывать концентрат упорных руд (из которых золото не может быть извлечено при помощи традиционных технологий) под высоким давлением в кислотной среде. 

Концентрат бывает двух видов – с высоким и низким содержанием углерода. Высокоуглеродистый концентрат на АГМК не перерабатывается и почти весь экспортируется партнерам в Китай. Перерабатывается только низкоуглеродистый концентрат, который производится в том числе и на проекте Кызыл (куда входят месторождения Бакырчик и Большевик) в Восточном Казахстане. После реализации уже утвержденного в Polymetal проекта по высокотемпературному автоклаву РОХ-2 весь концентрат Кызыла будет перерабатываться на АГМК. В компании говорят, что это вопрос уже недалекого будущего. Пока же высокоуглеродистый концентрат находит рынок сбыта в Китае.

Здесь тоже не обошлось без скепсиса. В СМИ, которые не занимаются профессионально рынком металлов, появились утверждения, что, якобы, китайские контрагенты прекратили закуп высокоуглеродистого концентрата из-за больших экологических рисков, что и побудило компанию инвестировать в POX-2 на АГМК. Действительно, если наблюдать экспортно-импортные отношения стран ЕАЭС и Китая, заметно снижение активности китайских закупочных компаний в общей массе. Но крупнейшие китайские импортеры золотосодержащего концентрата из России и Казахстана – Zijin Mining, China Gold, Zhaojin Mining Industry, Shandong Gold – не снижали объемов закупки по сравнению с 2017 годом.

Причем все эти группы предприятий выдерживают экологические требования, принятые в КНР, и располагают необходимыми технологиями для переработки высокоуглеродистых концентратов. Информация об этом содержится в открытых источниках, правда, на английском языке.  

Можно привести и другие примеры спекуляций вокруг лидера золотодобычи. Например, миф, что Polymetal занимается селективной добычей, «выбирая» лишь те участки месторождений, где содержание полезного компонента выше. А это, якобы, может привести «к истощению рудников» и снижает привлекательность компании как объекта инвестиций. Но на дворе XXI век. И высокое содержание в добыче и переработке в отрасли давно достигается не за счет селективной добычи богатой руды, а за счет качественных активов (месторождений), в которых содержание полезного компонента выше, чем среднее по отрасли. Это одно из конкурентных преимуществ компании, но никак не «главный минус».

Апокалипсис отменяется 

Главный упрек, звучащий со стороны «гуру» рынка экономических предсказаний, – в недостаточной прозрачности финансовых отчетов. Им совершенно непонятно, как, наращивая долг по инвестиционным программам, Polymetal умудряется выплачивать дивиденды акционерам? Хотя на самом деле компания сама дает ответ в своей отчетности.

«Именно вложения обеспечивают высокую производительность, а, следовательно, растущую доходность. Не было бы финансирования программ технической модернизации – не из чего было бы выплачивать дивиденды. Так что все взаимосвязано», – считает генеральный директор ТОО «Полиметалл Евразия» Канат Досмукаметов.

Золотодобыча – непростая отрасль. Поверхностный взгляд тут может легко привести к ошибочным выводам, и то, что понятно профессионалу, может ускользать от понимания обывателей. Металлургия, а уж тем более золотодобыча, – это долгосрочные проекты, почти всегда осуществляющиеся в кредит. В качестве примера можно привести проект Кызыл, объединивший месторождение упорных руд Бакырчик и обогатительную фабрику мощностью 1,8 млн тонн руды в год, которую предприятие построило с нуля. Инвестиции на строительство фабрики, инфраструктуры и развитие карьера составили $319 млн. При этом стоит отметить, что до прихода Polymetal месторождение побывало в руках нескольких зарубежных компаний, так и не добившихся положительного результата. В 2018 году было запущено в эксплуатацию Бакырчикское горнодобывающее предприятие. За каких-то полгода на Кызыле произведено около трех тонн золота. С выходом на проектные показатели в 2019 году производство достигнет 10 тонн золота в год.

Кстати, на Казахстан приходится 38% запасов группы, или 9,1 млн унций золота. В прошлом году казахстанские активы Polymetal произвели 238 тыс. унций в золотом эквиваленте (приблизительно 7,4 тонны), что принесло доход в $272 млн и 17% от скорректированной EBITDA группы. С выходом Кызыла на полную проектную мощность объем производства группы в Казахстане вырастет до 500 тыс. унций (около 15 тонн) в ближайшие три года. 

Нужно заметить, что золото, добываемое на казахстанских предприятиях Polymetal, возвращается в страну. Таково требование законодательства, устанавливающего за Национальным банком РК право приоритетной покупки.
 
«Апокалипсические прогнозы относительно будущего компании уже звучали в СМИ, когда компания выходила на листинг сначала Лондонской, а затем Московской биржи. Однако инвесторы, покупающие ее акции, редко прислушиваются к мнениям, опирающимся на ошибочные или субъективные предположения. Экономический расчет, а не эмоции – вот чем руководствуются инвесторы Polymetal», – считает Канат Дос­мукаметов.

804 просмотра

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций