Polymetal укрепляет свои позиции в Казахстане

Золотодобывающая компания за годы работы инвестировала в страну 343 млрд тенге

Фото: Shutterstock

В начале июля президент РК Касым-Жомарт Токаев принял президента российской компании Polymetal Игоря Финогенова. Как сообщила пресс-служба главы государства, разговор шел главным образом вокруг перспектив развития Astana International Exchange (AIX) – биржи Международного финансового центра «Астана».
 
Неудивительно, что Касым-Жомарт Токаев пригласил обсудить этот вопрос именно господина Финогенова. Во-первых, российская золотодобывающая компания за годы своей работы в Казахстане инвестировала в страну 343 млрд тенге. Мало кто из иностранных игроков может похвастаться таким объемом инвестиций в казахстанскую экономику. Во-вторых, Polymetal стал первой международной компанией, получившей листинг на бирже МФЦА. В апреле этого года простые акции Polymetal International plc были включены в официальный список биржи AIX. 

Как говорят в самой компании, листинг в РК был продиктован геополитическим положением Казахстана, находящегося на стыке Европы и Азии. Кроме того, республика имеет немалый собственный инвестиционный потенциал в виде средств ЕНПФ. И, конечно же, главный привлекательный момент – это близость китайского рынка.

Объем размещения на AIX составил 1 690 440 штук акций или $17 191 774. Отношение спроса к предложению – 170%. Результаты превзошли ожидания инициаторов размещения и дали повод задуматься потенциальным инвесторам, включая физических лиц – в век волатильности цен на нефть золото остается «тихой гаванью», где можно сохранить свои сбережения. Особенно сегодня, когда цены достигли $1400 за тройскую унцию.

Бремя первых 

Первым всегда приходится нелегко, первые всегда находятся под пристальным вниманием аналитиков и скептиков. В социальных сетях и казахстанских СМИ начали обсуждать перспективы золотодобытчиков, оценивать, насколько компания интересна для инвестиций. В частности, определенные сомнения возникли из-за истории с продажей золотого месторождения Капан в Армении, завершившейся в январе этого года. Озвучивались даже конспирологические версии выхода Polymetal из этого актива. Хотя все можно объяснить довольно просто: новое руководство Армении четко обозначило, что добыча полезных ископаемых не является приоритетным стратегическим направлением для экономики страны. Более того, взят курс на сокращение доли горно-металлургической промышленности в ВВП страны. Приоритет отдан аграрной отрасли. Аналитики рынка полагают, что заявление было сделано в расчете на поддержку избирателей-аграриев, весьма остро воспринимающих изъятие земель под майнинг.

«Поскольку наш бизнес ориентирован на развитие, а не на доработку существующих месторождений, для нас это было сигналом, что смысла оставаться в стране нет», – заявил главный исполнительный директор Polymetal Виталий Несис, комментируя мотивы компании.

Акции Капана были проданы канадской компании Chaarat Gold Holdings Limited за $55 млн. Теперь Chaarat полноправный владелец месторождения (акции не находятся в залоге у Polymetal, так как сделка завершена и деньги перечислены). Эта информация содержится в финансовой отчетности компании от 11 марта 2019 года. 

Продажа позволила Polymetal сфокусироваться на более крупных проектах, как с точки зрения внимания топ-менеджмента, так и с точки зрения появления дополнительных внутренних финансовых ресурсов на их строительство и развитие. В целом, продажа непрофильных активов – это нормальная практика бизнеса. То, что непрофильно для одних игроков, может быть вполне профильным для других, так что такие сделки обычно взаимовыгодны.

Донесение разведки 

Еще одним поводом для сомнений стало приобретение Polymetal в феврале прошлого года 45% доли якутского серебряного месторождения Прогноз. При этом компания обновила оценку ресурсов – среднее содержание увеличилось с 586 до 731 грамма на тонну, плюс – 2% свинца. Об этом компания сообщила в официальном пресс-релизе.

В СМИ указывалось, что содержание «приведенного к золоту серебра» якобы составляет около 0,1 грамма на тонну, указывалось на большие затраты при строительстве серебряного рудника и на то, что серебро гораздо чувствительнее к колебаниям цен, чем золото. Однако аналитики компании указывают, что 731 грамм на тонну серебра и 1,96% свинца в переводе на золотой эквивалент дают 10,5 граммов на тонну с учетом свинца и 9,7 граммов на тонну без учета свинца. То есть, 0,1 грамма на тонну – это занижение на порядок. Вопреки утверждениям скептиков, представленные в релизе ресурсы в основном относятся не к малоразведанным (Inferred) категориям: на них приходится лишь 39% запаса в металле. В промышленной категории Indicated находится 61% металла, которые впоследствии трансформируются в запасы.

Мифы низкой концентрации 

К сожалению, уровень аналитики на рынке остается часто невысоким, особенно когда запасы начинают подсчитывать непрофессионалы. Иногда такие оценки могут запутать инвесторов и лишить их возможной прибыли, а то и привести к убыткам. Схожая история произошла с вопросом переработки золотосодержащего концентрата в сплав Доре на Амурском гидрометаллургическом комбинате (АГМК). Комбинат считается «жемчужиной» Polymetal, так как располагает технологией автоклавного выщелачивания (POX), позволяющей перерабатывать концентрат упорных руд (из которых золото не может быть извлечено при помощи традиционных технологий) под высоким давлением в кислотной среде. 

Концентрат бывает двух видов – с высоким и низким содержанием углерода. Высокоуглеродистый концентрат на АГМК не перерабатывается и почти весь экспортируется партнерам в Китай. Перерабатывается только низкоуглеродистый концентрат, который производится в том числе и на проекте Кызыл (куда входят месторождения Бакырчик и Большевик) в Восточном Казахстане. После реализации уже утвержденного в Polymetal проекта по высокотемпературному автоклаву РОХ-2 весь концентрат Кызыла будет перерабатываться на АГМК. В компании говорят, что это вопрос уже недалекого будущего. Пока же высокоуглеродистый концентрат находит рынок сбыта в Китае.

Здесь тоже не обошлось без скепсиса. В СМИ, которые не занимаются профессионально рынком металлов, появились утверждения, что, якобы, китайские контрагенты прекратили закуп высокоуглеродистого концентрата из-за больших экологических рисков, что и побудило компанию инвестировать в POX-2 на АГМК. Действительно, если наблюдать экспортно-импортные отношения стран ЕАЭС и Китая, заметно снижение активности китайских закупочных компаний в общей массе. Но крупнейшие китайские импортеры золотосодержащего концентрата из России и Казахстана – Zijin Mining, China Gold, Zhaojin Mining Industry, Shandong Gold – не снижали объемов закупки по сравнению с 2017 годом.

Причем все эти группы предприятий выдерживают экологические требования, принятые в КНР, и располагают необходимыми технологиями для переработки высокоуглеродистых концентратов. Информация об этом содержится в открытых источниках, правда, на английском языке.  

Можно привести и другие примеры спекуляций вокруг лидера золотодобычи. Например, миф, что Polymetal занимается селективной добычей, «выбирая» лишь те участки месторождений, где содержание полезного компонента выше. А это, якобы, может привести «к истощению рудников» и снижает привлекательность компании как объекта инвестиций. Но на дворе XXI век. И высокое содержание в добыче и переработке в отрасли давно достигается не за счет селективной добычи богатой руды, а за счет качественных активов (месторождений), в которых содержание полезного компонента выше, чем среднее по отрасли. Это одно из конкурентных преимуществ компании, но никак не «главный минус».

Апокалипсис отменяется 

Главный упрек, звучащий со стороны «гуру» рынка экономических предсказаний, – в недостаточной прозрачности финансовых отчетов. Им совершенно непонятно, как, наращивая долг по инвестиционным программам, Polymetal умудряется выплачивать дивиденды акционерам? Хотя на самом деле компания сама дает ответ в своей отчетности.

«Именно вложения обеспечивают высокую производительность, а, следовательно, растущую доходность. Не было бы финансирования программ технической модернизации – не из чего было бы выплачивать дивиденды. Так что все взаимосвязано», – считает генеральный директор ТОО «Полиметалл Евразия» Канат Досмукаметов.

Золотодобыча – непростая отрасль. Поверхностный взгляд тут может легко привести к ошибочным выводам, и то, что понятно профессионалу, может ускользать от понимания обывателей. Металлургия, а уж тем более золотодобыча, – это долгосрочные проекты, почти всегда осуществляющиеся в кредит. В качестве примера можно привести проект Кызыл, объединивший месторождение упорных руд Бакырчик и обогатительную фабрику мощностью 1,8 млн тонн руды в год, которую предприятие построило с нуля. Инвестиции на строительство фабрики, инфраструктуры и развитие карьера составили $319 млн. При этом стоит отметить, что до прихода Polymetal месторождение побывало в руках нескольких зарубежных компаний, так и не добившихся положительного результата. В 2018 году было запущено в эксплуатацию Бакырчикское горнодобывающее предприятие. За каких-то полгода на Кызыле произведено около трех тонн золота. С выходом на проектные показатели в 2019 году производство достигнет 10 тонн золота в год.

Кстати, на Казахстан приходится 38% запасов группы, или 9,1 млн унций золота. В прошлом году казахстанские активы Polymetal произвели 238 тыс. унций в золотом эквиваленте (приблизительно 7,4 тонны), что принесло доход в $272 млн и 17% от скорректированной EBITDA группы. С выходом Кызыла на полную проектную мощность объем производства группы в Казахстане вырастет до 500 тыс. унций (около 15 тонн) в ближайшие три года. 

Нужно заметить, что золото, добываемое на казахстанских предприятиях Polymetal, возвращается в страну. Таково требование законодательства, устанавливающего за Национальным банком РК право приоритетной покупки.
 
«Апокалипсические прогнозы относительно будущего компании уже звучали в СМИ, когда компания выходила на листинг сначала Лондонской, а затем Московской биржи. Однако инвесторы, покупающие ее акции, редко прислушиваются к мнениям, опирающимся на ошибочные или субъективные предположения. Экономический расчет, а не эмоции – вот чем руководствуются инвесторы Polymetal», – считает Канат Дос­мукаметов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Коронавирус обвалил доходы нефтяных компаний

О каких убытках объявили «КазМунайГаз», Chevron, ExxonMobil и Shell

Фото: «КазМунайГаз»

Национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ) в первом полугодии 2020 года зафиксировала снижение объемов почти во всех сегментах производства. Особенно сильно пострадали переработка сырья и выпуск нефтепродуктов. КМГ был вынужден снизить объемы переработки нефти и выпуска нефтепродуктов, чтобы избежать затоваривания заводских складов.

Крупные мировые частные неф­тяные компании, работающие в Казахстане, такие как Chevron, ExxonMobil и Shell, объявили о многомиллиардных убытках. 

Upstream

Уровень добычи нефти и газового конденсата в КМГ, имеющем доли участия в ряде крупных и контролирующем несколько средних добывающих компаний, за первое полугодие уменьшился на 3,1%, до 11,3 млн тонн. Тенгиз, Кашаган и Карачаганак дали национальной компании чуть более 4 млн тонн нефти и
3 млрд куб. м газа, что превышает прошлогодние показатели за аналогичный период на 2,2% и 4,3% соответственно. Однако почти на 6% снизилось производство нефти на операционных активах КМГ. Компания объясняет, что снижение объемов нефти здесь «в основном обусловлено естественным падением уровня добычи на месторождениях «Казгермунай» (на 29,6%) и «ПетроКазахстан Инк» (на 22,9%).

Корпорация Chevron, основной акционер ТОО «Тенгизшевройл», в первом полугодии в среднем добывала свыше 3,1 млн баррелей нефтяного эквивалента (бнэ) в сутки, что на 1,6% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако, если считать показатели второго квартала, то они оказались на 3% ниже по сравнению с прошлым годом, и на 8% – в сравнении с первым кварталом. Компания вынуждена была снизить производство в ответ на падение спроса. Из-за аналогичных проблем снизил добычу другой американский нефтяной гигант – ExxonMobil, сократив суточное производство нефти на 2,6%, до 3,8 млн бнэ. При этом по сравнению с первым кварталом во втором добыча снизилась на 7%.

«Рыночные цены на сырую нефть выросли после резкого падения в конце первого квартала. Тем не менее реализация сырой нефти и природного газа во втором квартале была значительно ниже, что отражает сохраняющееся избыточное предложение на рынке и влияние COVID-19 на мировой спрос», – отметили в ExxonMobil.

Англо-голландская Shell во втором квартале снизила добычу на 5,6%, до 3,3 млн баррелей в сутки. В компании отметили, что уменьшение добычи было связано с падением спроса и сокращениями в рамках инициатив ОПЕК+.

8 полоса_Добыча нефти в первом полугодии 2020 года-1.jpg

Downstream

Отрасль переработки нефти оказалась наиболее пострадавшей из всех сегментов нефтегазовой промышленности. Из-за снижения спроса на топливо в первом полугодии общий объем переработки углеводородного сырья снизился на заводах КМГ на 17,1%, до около 8,3 млн тонн.

В Казахстане на Атырауском НПЗ объем переработки уменьшился на 2,4%, на Павлодарском нефтехимическом заводе – почти на 17%, на Шымкентском заводе ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс» – на 14%. На заводах «Петромидия» и «Вега» в Румынии – на 32,3% и 23,6% соответственно. Если на казахстанских заводах сокращение объемов КМГ объясняет намеренным снижением производства во избежание затоваривания, то на румынских заводах оно произошло из-за остановки производства на заводе «Петромидия» из-за проведения планового капремонта. В результате объем производства нефтепродуктов на казахстанских и румынских заводах уменьшился на 18,3%, до свыше 7,6 млн тонн. На казахстанских НПЗ он упал на 11,3%, до 5,4 млн тонн, а на румынских – на 31,5%, до чуть выше 2,2 млн тонн.

Объем переработки на заводах Chevron в первом полугодии снизился на 10,3%, до 1,385 млн баррелей в сутки. Операции в США принесли убыток в $538 млн против прибыли в $682 млн годом ранее. Тогда как нефтеперерабатывающие компании, расположенные в других странах, увеличили прибыль на 111%, до $631 млн. При этом во втором квартале переработка и доходы компании упали как в Штатах, так и за пределами страны. В США переработка нефти принесла компании убыток в $988 млн по сравнению с $465 млн прибыли годом ранее. Международные операции дали убыток в $22 млн по сравнению с прибылью в $264 млн в прошлом году. Сокращение объемов переработки и снижение выручки произошло в основном из-за снижения маржи от продаж нефтепродуктов, объяснили в компании.

Переработка нефти на заводах ExxonMobil в первом полугодии снизилась на 10%, до 3,788 млн баррелей в сутки. При этом показатели по переработке в США принесли убыток в $202 млн по сравнению с прибылью в $149 млн годом ранее, а международные операции, наоборот, увеличили прибыль более чем в 12 раз, до $567 млн. Многократный рост за пределами США компания объясняет более высокой маржей и низкими затратами. Вместе с тем во втором квартале маржа промышленного топлива была значительно ниже, чем в первом квартале, отражая влияние COVID-19 на спрос на бензин и авиационное топливо. Средняя загрузка НПЗ значительно снизилась – на 30% по сравнению с первым кварталом из-за падения спроса.

У англо-голландской Shell переработка нефти в первом полугодии также снизилась – на 18%, до 2,170 млн баррелей в сутки. А объемы продажи нефтепродуктов сократились на 29%, до 4,659 млн баррелей в сутки. При этом прибыль от переработки составила $811 млн, падение по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составило 132%. Снижение доходов было связано с глобальным падением спроса на нефтепродукты из-за пандемии коронавируса. Во втором и первом кварталах загруженность НПЗ составила 70% и 76% соответственно.

Доходы

В результате падения спроса на энергоресурсы в первом полугодии доходы нефтяных компаний значительно уменьшились. КМГ публикует финансовые результаты несколько позднее производственных, поэтому сейчас сложно сказать, насколько сильно упали доходы компании. Известно, что в первом квартале этого года чистая прибыль компании сократилась более чем в четыре раза, до 69,5 млрд тенге, по сравнению с 309,2 млрд тенге, заработанными в январе – марте прошлого года.

Корпорация Chevron по итогам первого полугодия получила чистый убыток в размере свыше $4,6 млрд против прибыли годом ранее в размере $6,9 млрд.

«Экономические последствия реакции на COVID-19 значительно снизили спрос на нашу продукцию и снизили цены на товары», – говорит председатель совета директоров и главный исполнительный директор Chevron Майкл Вирт.

Средняя цена продажи компании за баррель сырой нефти и природного газа во втором квартале составляла $19 по сравнению с $52 годом ранее. При этом в компании отмечают, что «несмотря на то, что спрос и цены на сырьевые товары показали признаки восстановления, они не вернулись к уровню, существовавшему до пандемии, и финансовые результаты могут по-прежнему снижаться в третьем квартале 2020 года».

ExxonMobil объявила по итогам шести месяцев убыток в $1,6 млрд против прибыли в $5,4 млрд годом ранее.

«Глобальные условия пандемии и избыточного предложения значительно повлияли на наши финансовые результаты за второй квартал благодаря более низким ценам, марже и объемам продаж», – сказал Даррен Вудс, председатель и главный исполнительный директор ExxonMobil.

Капитальные затраты и расходы на геологоразведку за шесть месяцев были сокращены на 16,6%, до $12,4 млрд. Компания определила значительный потенциал для дополнительных сокращений и проводит комплексную оценку активов по предприятиям в каждой отдельной стране.

По оценке экспертов Bloomberg, Chevron зафиксировала свои самые слабые результаты как минимум за три последних десятилетия, а убыток ExxonMobil во втором квартале был самым глубоким с момента его слияния в 1998 году с корпорацией Mobil.

Чистый убыток англо-голландской Shell в первом полугодии достиг $18,1 млрд по сравнению с чистой прибылью в $9 млрд за аналогичный период прошлого года. При этом результаты включают также убытки от обесценения активов в размере $16,8 млрд после налогообложения. В компании отметили, что во втором квартале этого года Shell пересмотрела свои среднесрочные и долгосрочные прогнозы по ценам и марже переработки с учетом ожидаемых последствий пандемии COVID-19 и связанных с ней макроэкономических, а также фундаментальных показателей спроса и предложения на рынке энергоносителей. В результате была проведена проверка значительной части материальных и нематериальных активов в области разведки, добычи и переработки нефти и газа.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg