Когда и какие конфликты с иностранными рабочими происходили на Тенгизе

История трудовых споров в Атырауской области

Фото:бастующие рабочие компании «Пундж Ллойд» на Тенгизе, 2004 год, azh.kz

Первые трудовые конфликты и стычки между казахстанскими и иностранными рабочими в Атырауской области начались в середине 90-х годов, в основном на Тенгизе. «Курсив» вспомнил самые резонансные трудовые конфликты в нефтяной столице Казахстана. 

Первые трудовые конфликты в истории независимого Казахстана – это, в частности, факты преследования рабочих за попытки создать независимые профсоюзы, незаконные увольнения, отдельные стычки между рабочими в столовой компании «Бехтел-Энка» на месторождении Тенгиз. А начиная с конца 90-х, с увеличением масштабов освоения нефтяных месторождений, в Атырауской области резко возросло количество иностранных строительных компаний, которые привлекали все больше зарубежной и местной рабочей силы. И как следствие того – социальная напряженность, вызванная несправедливым отношением работодателей, периодически выливалась в крупные конфликты. Вот их краткий перечень, напоминающий сводку с мест боевых действий. 

2000 год – забастовка в турецкой компании «Зафер Иншаат», строившей тогда так называемый «американский городок» в центре Атырау на берегу реки Урал. Около сотни местных рабочих отказались выходить на работу из-за низкой, по мнению бастующих, зарплаты, тяжелых условий труда и дискриминации со стороны администрации «Зафер». Зачинщики забастовки были уволены вместе с профсоюзным лидером. 

2001 год – ЧП в областном центре на строительстве офиса «Тенгизшевройл», которое вела турецкая компания «Финтрако-Тепе». Возмущенные казахстанские рабочие силой заставили раздеться на морозе турецкого бригадира, который запретил им пользоваться обогревателями в холодной раздевалке. Рабочих уволили, что вызвало протест остальных казахстанских работников. Инцидент закончился подписанием коллективного договора и прокурорской проверкой, которая выявила множество нарушений трудового законодательства со стороны «Финтрако-Тепе». 

Ноябрь 2004 года – на Тенгизе на строительстве завода второго поколения забастовали казахстанские рабочие из индийской компании «Пундж Ллойд». Причина – низкая заработная плата и социальная незащищенность. 

Февраль 2005 года – массовые беспорядки на реконструкции Атырауского НПЗ, которым занималась турецкая компания «Гате Иншаат». Это случилось практически в черте города, где полицейским с трудом удалось предотвратить кровавое побоище между турецкими и местными рабочими. В конфликте с обеих сторон участвовало до пятисот человек. Было несколько пострадавших, разбиты полицейские автомашины. Поводом для массовой стычки стало избиение турецким бригадиром 19-летнего местного рабочего. В итоге около двухсот турецких граждан спешно были отправлены на родину. 

Апрель 2005 года – очередной конфликт между казахстанскими и турецкими рабочими в СП «Сенимди Курылыс» (СК) на Тенгизе. Несколько сотен казахстанских рабочих разгромили помещения СК, были и пострадавшие. Накануне руководство фирмы безо всяких объяснений уволило казахстанского строителя. Недовольная этим группа местных рабочих обратилась к администрации СК и тут же очутилась за забором и без работы. В ответ рабочие избили двух управленцев СК. 

Поскольку это уже стало тенденцией, местные власти впервые всерьез почесали затылки. По официальной версии причиной конфликта «послужили факты унижения рабочих, а также некорректное отношение иностранцев к казахстанским женщинам, работающим на строительстве завода».

Сразу после этого инцидента, 25 апреля, по инициативе областного акимата 136 предприятий области с иностранным участием, в том числе и СК, подписали меморандум, в котором работодатели обещали соблюдать права казахстанских рабочих. Однако, как видно из последующих событий, меморандум постигла участь безмолвной забытой бумажки.

20 октября 2006 года – массовые беспорядки в компании «Сенимди Курылыс» (подрядчик компании PFD, которая, в свою очередь, является подрядчиком ТШО. – Прим. «Курсив») – черная дата в истории казахстанско-турецких трудовых отношений. По официальным данным, в побоище пострадали 339 турецких граждан, из них 136 человек получили серьезные травмы. Сожжено несколько единиц автотехники, разгромлены бытовые помещения. Первоначальные попытки столичных и местных властей «замазать» конфликт, предав ему бытовую окраску, не увенчались успехом. Причины беспорядков: дискредитация в оплате труда в ТШО, СК и других подрядных организациях, массовые увольнения, а также факты неуважительного отношения экспатов к местным рабочим. 

31 октября 2006 года – Тенгизские события вызвали цепную реакцию на строящемся тогда заводе «Болашак» для переработки кашаганской нефти на Карабатане. На стройплощадке прокатилась череда волнений, и казахстанские рабочие из турецкого подрядного предприятия «Гате Иншаат» устроили забастовку, протестуя против ущемления своих трудовых и социальных прав. Созданная комиссия выявила многочисленные нарушения законодательства.

18 января 2007 года – снова «Гате Иншаат». Около 300 казахстанских рабочих, обсудив последнюю получку, пешком двинулись в областной центр на митинг у областного акимата с требованием повысить зарплату. Преодолеть 40 км до города им не позволили наряды полиции, без кровопролития оттеснившие бунтовщиков в степь.

Август 2007 года – турецкая компания СК вновь заставила здорово поволноваться правоохранительные органы Атырау. На стройке Завода второго поколения ТШО 350 граждан Индии и Филиппин устроили митинг. Причиной переполоха стало недопонимание между несколькими казахстанскими и филиппинскими рабочими, возникшее из-за обычного языкового барьера. К счастью, тогда ситуация до конфликта не доросла, оставшись на уровне досадного недоразумения. 

20 декабря 2008 года – рабочие со стройки завода «Болашак» предприняли вторую попытку пешего похода к стенам акимата Атырауской области. Свыше тысячи казахстанских рабочих из компаний «Бонатти», «ИГС Сичим» и «ССС» требовали повышения зарплаты и введения вахтового метода работы. На пути колонны встал практически весь личный состав городской полиции, включая спецназ в полной экипировке по разгону демонстрантов. Прибыл и тогдашний глава региона Бергей Рыскалиев. Силой, уговорами и обещаниями рабочих заставили вернуться на стройку. Пятерых активистов из «Бонатти» арестовали за организацию несанкционированного митинга. 

Август и февраль 2010 года – на искусственных островах месторождения Кашаган в Каспийском море казахстанские работники строительных компаний Consolidated Contractors Company и «Кейп Индастриал Сервисиз» требовали повышения заработной платы, прекращения дискриминации местных кадров и равных с иностранцами условий труда. 

27 сентября 2012 года – массовая драка в столовой на искусственном острове D в Каспийском море между казахстанскими и индийскими рабочими. По официальной версии, причиной конфликта стала ссора между двумя работниками из-за места в очереди.

Июль 2013 года – забастовка казахстанских рабочих компаний «CAPE Industrial Services Ltd» и ТОО «Мэнпауэр Сервисез» на искусственном острове D морского месторождения Кашаган. Поводом для стачки стало сообщение, что фирмы постепенно сворачивают свою деятельность в Северо-Каспийском проекте. В связи с этим рабочих якобы стали принуждать к написанию заявлений об увольнении по собственному желанию, из-за чего те автоматически лишались получения законной компенсации, которая выплачивается при сокращении. 

Это далеко не полный список многочисленных выступлений отечественного пролетариата, коими Атырауская область «прославилась» на всю страну и за ее пределами. 

С завершением крупных проектов в нефтегазовой отрасли Атырауской области и введением в эксплуатацию промышленных объектов крупные акции протеста сошли на нет. Но при этом стоит отметить, что далеко не все факты стали известны СМИ и преданы гласности. 

И как бы власти с работодателями ни старались придать подобного рода скандалам исключительно бытовой окрас, у мотивов протестных настроений иные истоки. Очередным тому свидетельством стали массовые беспорядки на Тенгизе 29 июня, причиной которых, как заявил аким Атырауской области Нурлан Ногаев, стали, в частности, «разные условия труда».
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Тенгизшевройл разместила евробонды на $1,25 млрд

В Moody's считают, что компания будет наращивать долги в рамках проектов будущего расширения

Фото: Tengizchevroil

Для финансирования реализации проекта будущего расширения (ПБР) ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО) 15 июля разместило два выпуска евробондов на $500 миллионов и $750 миллионов со ставкой вознаграждения 2,6% и 3,2% годовых. Датой погашения обозначены 15 августа 2025 и 2030 годов. Организаторами размещения выступили Bank of China, HSBC, IMI – Intesa Sanpaolo и J.P. Morgan.

Двумя днями ранее агентство Moody’s Investors Service (Moody’s) подтвердило рейтинг Baa2 в отношении облигаций, выпущенных Tengizchevroil Finance Company International Ltd (TFCI). «Эмитент является компанией специального назначения, полностью принадлежащей ТОО «Тенгизшевройл», созданному для привлечения долга и передачи в долг поступлений ТШО», – сообщило Moody’s.

Выпуск ценных бумаг соответствует ожиданиям агентства о том, что ТШО будет регулярно наращивать долги в рамках проектов будущего расширения и управления устьевым давлением (ПБР/ПУУД), реализуемых на месторождении Тенгиз.

Есть риски

В Moody’s считают, что дополнительный долг существенно не изменит кредитный профиль Тенгизшевройл, и что ее операционные показатели остаются высокими, несмотря на проблемы, связанные с коронавирусом.

В качестве положительных моментов агентство отмечает то, что ТШО имеет лицензионное соглашение с правительством Казахстана, предоставляющее ей исключительные права на добычу углеводородного сырья на Тенгизском и Королевском месторождениях до 2033 года. Кроме того, предприятие является важным источником денежных средств для его акционеров, в частности корпорации Chevron, имеющей рейтинг Aa2 стабильный, и правительства Казахстана, способных поддержать компанию.

Но и риски тоже есть. В Moody’s полагают, что в 2020 году из-за снижения цен на нефть и сокращения добычи в рамках соглашения ОПЕК+ доход ТШО будет существенно ниже, чем в прошлом году. Казахстан взял на себя обязательства сократить производство нефти на 390 тыс. баррелей в день в течение мая-июля этого года. По некоторым данным, ТШО согласилось снизить суточную добычу более чем на 100 тыс. баррелей. 

Помимо этого, еще не определены сроки возобновления строительных работ на ПБР. С начала вспышки коронавируса в марте этого года ТШО значительно сократила персонал на площадке, отмечает агентство. Многие некритические работы на проекте были приостановлены. Компания рассчитывает завершить ПБР к середине 2023 года, а ПУУД – к концу 2022-го. Поэтому повторный запуск строительства на Тенгизе планируется в течение этого года. Однако сроки обратной мобилизации зависят от ситуации с коронавирусом в республике и являются неопределенными. Длительные задержки с ремобилизацией сделают достижение целевой даты завершения в середине 2023 года более сложной задачей, констатируют эксперты.

Также в качестве рисков отмечается возможный рост стоимости транспортировки нефти по системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). При этом Moody’s считает, что ТШО обладает достаточной ликвидностью, чтобы выдержать задержки с проектом расширения, и ожидает ограниченного влияния коронавируса на текущую добычу нефти.

Базовый сценарий Moody’s предполагает, что в 2020 году цены на нефть марки Brent в среднем составят $35 за баррель, а в следующем – вырастут до $45. В прошлом году средняя цена на Brent находилась в пределах $64 за баррель, поэтому агентство ожидает, что в 2020 и 2021 годах доходы компании значительно снизятся. «В настоящее время ТШО имеет непогашенный долг в размере около $7,5 млрд, в то время как верхний предел задолженности составляет $21,5 млрд, как указано в финансовых документах ТШО», – отмечает агентство. Аналитики агентства полагают, что даже при более низких доходах в этом и следующем годах компания сможет профинансировать оставшиеся капитальные затраты в размере $14 млрд за счет сочетания долговых и операционных денежных потоков без привлечения помощи акционеров.

Moody’s может понизить рейтинг облигаций, если капитальные затраты на проект расширения существенно возрастут или произойдет задержка в завершении ПБР – такое развитие ситуации намного снижает способность ТШО погасить долги в течение периода концессии. Также на рейтинг могут повлиять снижение поддержки со стороны Chevron или правительства Казахстана, низкие цены на нефть и плохие операционные показатели.

8-полоса_ТШО_карта-Казахстана.jpg

Пособия вместо зарплаты

В самой компании «Курсиву» ответили, что на сегодняшний день проект расширения завершен на 77% и что «ТШО предпринимает действия для безопасного выполнения ключевых мероприятий». Данные отчета компании о прошлогодних итогах показывают, что на конец 2019 года проект был завершен на 74%, и это значит, что за последние полгода реализация проекта продвинулась всего лишь на 3%.

Первый случай заболевания коронавирусом на Тенгизе был зарегистрирован 8 апреля. Через неделю компания приступила к эвакуации персонала с месторождения. Из-за приостановки работ сотни казахстанских и иностранных нефтесервисных компаний, около 25 тыс. работников, участвовавших в реализации проекта, были отправлены в вынужденный отпуск. «Сейчас все находятся в процессе ожидания. ТШО надеется в сентябре возобновить критические работы на ПБР», – рассказал Нурлан Жумагулов, генеральный директор «Союза нефтесервисных компаний Казахстана».
 
По его словам, до 23 июня «Тенгизшевройл» оплачивала компенсацию в размере среднемесячной заработной платы всем рабочим, находящимся на простое. Позже она предложила подрядчикам равномерно разделить оплату половины зарплаты работников, то есть 25% платит ТШО, 25% – работодатели. Но подрядчики отказались, сославшись на отсутствие денег. Тем не менее ТШО решила не оставлять рабочих совсем без денег и согласилась до сентября (до возобновления работ) платить им ежемесячные пособия в размере 42,5 тыс. тенге на человека.

Сейчас на Тенгизе трудятся 13,7 тыс. человек, включая персонал основного производства и работников ПБР и ПУУД.
С момента обнаружения первого больного по сегодняшний день среди работников месторождения зарегистрировано 3650 случаев заражения коронавирусом, из них 333 – среди работников ТШО. 2444 человека излечились от болезни. На месторождении на данный момент проходят лечение около 260 работников. Проведено более 49 тыс. тестов на наличие коронавируса. «Основное количество выявляемых на сегодняшний день случаев приходится на работников, которые проходят скрининг перед своей вахтой», – отметили в ТШО.

8-полоса_ТШО.jpg

В долг и на свои деньги

По данным КТК, за первое полугодие по трубопроводной системе было перекачано свыше 14,1 млн тонн тенгизской нефти, это на 5,7% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Нефтепровод является основным экспортным маршрутом ТШО и по нему транспортируется практически все добытое на Тенгизе сырье. Если учесть, что нынешние цены на нефть намного ниже прошлогодних, то прогноз Moody’s относительно прибыли компании по итогам 2020 года может подтвердиться.

Согласно данным консолидированной финансовой отчетности ТШО за 2019 год, опубликованной на сайте Комиссии США по ценным бумагам и биржам, чистая прибыль компании в прошлом году по сравнению с предыдущим сократилась почти на 17%, до $5,9 млрд, а общая выручка на 5,8%, до $16,3 млрд. При этом капитальные затраты превысили $10,2 млрд, увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 3%, и на 38,8% по сравнению с 2017 годом. То есть за последние три года «капексы» ТШО превысили $27,5 млрд.

Напомним, о принятии окончательного решения по финансированию ПБР и ПУУД акционеры компании объявили летом 2016 года. Тогда же стало известно, что стоимость проекта, реализация которой позволит увеличить годовую добычу нефти на 12 млн тонн (с 27 до 39 млн тонн), составит $36,8 млрд. Однако осенью прошлого года ТШО объявило об удорожании проекта более чем на 22%, до $45,2 млрд. Оператор месторождения объяснил это повышением стоимости инженерных и строительных работ. Но и эта цифра, скорее всего, не является финальной. Нурлан Жумагулов говорит, что окончательного бюджета по ПБР все еще нет.

В ТШО ответили изданию, что компания продолжает финансировать проект за счет операционного денежного потока и внешнего долга, но отказались уточнять подробности операции.

Согласно консолидированной финансовой отчетности компании, на начало 2020 года общая долгосрочная задолженность ТШО составляла $6,7 млрд, что на 67,5% больше, чем годом ранее. Из них самый большой долг у компании перед корпорацией Chevron – свыше $3,35 млрд.

Дело в том, что 27 июля 2016 год в целях привлечения средств для финансирования проекта будущего расширения TFCI выпустила облигации для институ­циональных инвесторов на $1 млрд и взяла кредит под залог в размере $2 млрд и $1 млрд у Chevron и ExxonMobil соответственно. Облигации и займы, имеющие процентную ставку 4% годовых, должны быть погашены в августе 2026 года.

Ранее в том же месяце TFCI открыла кредитную линию на $3 млрд от синдиката коммерческих банков, на $6 млрд – от Chevron, и $3 млрд – от ExxonMobil. Срок действия кредитной линии истекает в июле 2021 года, но по усмотрению товарищества может быть продлен еще на два года.

Как видно, финансирование проекта происходит за счет заемных средств, хоть и получены они в основном от двух основных акционеров. Казахстан, владеющий 20% предприятия, принимает участие в финансировании ПБР только через реинвестицию своей доли прибыли. Если в 2017–2018 годах ТШО перечислила своим акционерам в качестве дивидендов 1,4 млрд и 1,1 млрд соответственно, то в прошлом году не выплатила ничего.

Напомним, Chevron принадлежит 50% доли участия в ТШО, ExxonMobil – 25%, «КазМунайГаз» – 20%, российско-американскому СП «Lukarco» – 5%.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg