Перейти к основному содержанию

6073 просмотра

Что ждет первого виртуального сотового оператора на рынке Казахстана

Для полноценной работы ему необходима синергия с банком

Фото: Shutterstock

19 июня 2019 года его запустило ТОО «Кар-Тел», владелец торговой марки Beeline. В настоящее время первый казахстанский MVNO-оператор работает в режиме бета-тестирования.

Виртуальный оператор сотовой связи, или MVNO-оператор (mobil evirtual network operator), – это оператор сотовой связи, который продает услуги под собственным брендом, но при этом использует готовую инфраструктуру другого оператора.

«izi – это мобильный цифровой оператор, который отличается от классических операторов тем, что весь сервис предоставляется онлайн. Мы используем мобильное приложение вместо офисов обслуживания, а чат-поддержку – вместо сall-центров. Подключение, управление услугами и весь остальной сервис – через мобильное приложение izi», – говорится на сайте оператора izi.

Цены на связь, представленные в виде пакетов СМС, звонков и гигабайтов трафика, опубликованы на сайте оператора. Максимальный пакет с 30 Гб трафика, 300 минутами и 50 СМС обойдется абонентам этой сети в 4 тыс. тенге в месяц. Не удалось найти на сайте предложений по пакетам услуг в роуминге. Например, связь в Испании не выглядит слишком доступной: 50 тенге за мегабайт, 300 тенге за входящий или исходящий звонок в Казахстан и 1 050 тенге за звонок в третью страну. Зато пользоваться приложением izi в роуминге можно бесплатно.

Прямые конкуренты izi скептически восприняли новость о появлении в Казахстане виртуального оператора.

«izi вышел в один из самых дорогих маркетинговых каналов – в прямые продажи, – сказал председатель совета директоров АО «Фридом Финанс», член совета директоров АО «Кселл» Тимур Турлов. – При этом рынок и так находится на ценовых минимумах: связь дешевая, у сотовых операторов низкая маржа, а ценовая конкуренция сошла на нет».

Участники рынка говорят о том, что дифференциация izi непонятна – при нулевой силе бренда izi стоимость привлечения клиента обещает быть заведомо выше, чем у самого Beeline. Также они задаются вопросом, как оператор izi собирается быть прибыльным, если зарабатывать все сложнее самой инфраструктуре и сотовым операторам с сильными брендами. Пессимизм среди участников рынка отразился на общей рыночной картине.

Статистика рынка

Главный источник роста телекоммуникационной отрасли – это услуги по доступу в интернет. С начала 2017 года к маю 2019-го он вырос на 24% (по итогам мая текущего года доступ в интернет – это более 23 млрд тенге, 36% всего рынка). Мобильная связь за пять месяцев 2019 года к аналогичному периоду 2018 года показала рост чуть более 0,3%. 

Вообще, во всем «пироге» телекоммуникационных услуг по итогам мая 2019-го доля мобильной связи составляет 28%. Это второй по значимости сегмент рынка. Третий – прочие телекоммуникационные услуги, и он слишком аморфный, чтобы его можно было анализировать. Его доля во всех телекоммуникационных услугах составляет 18%. Все вместе три крупнейших сегмента занимают почти 82% всего рынка. 

«Никто рекордов от телекома Казахстана и не ожидал. У Казахстана нет какого-то особого, персонального пути развития. Мы движемся исключительно по лекалам мировых трендов», – считает директор представительства iKS-Consulting Светлана Черненко. Она предполагает, что в краткосрочной перспективе операторы будут пытаться выжать максимум из «манипуляций» с пакетными предложениями и тарифными планами с так называемым сроком годности – наращивать наполняемость пакетов и увеличивать их стоимость. Что касается среднесрочной перспективы, то, по словам эксперта, существенный вклад в доходы операторов могут внести решения IoT (интернет вещей) – промышленные решения, сервисы для ЖКХ. 

Виртуальным – быть?

В этих условиях говорить о наличии каких-то фундаментальных предпосылок для массового возникновения MVNO-операторов в Казахстане было бы преждевременным. Некоторое время назад в отрасли наблюдалась вялотекущая дискуссия по этому поводу. И мнение всех причастных к ней было неутешительным: если такое и будет возможным, то только в случае смены технологической парадигмы, например запуска сетей 5G и существенного изменения регуляторной базы. 

Кроме того, виртуальные операторы должны предложить потребителю что-то уникальное, при этом ориентируясь на вполне конкретную аудиторию. Например, тот же Virgin Mobile сконцентрировался исключительно на пользователях iPhone. Есть и более экзотические подходы: оператор Ventocom в Австрии сделал совместный проект с футбольным клубом «Рапид». В результате был создан виртуальный оператор, ориентированный на обслуживание 900 тыс. болельщиков. Еще пример такого нишевого подхода – бразильская евангелистская церковь Igreja Sara Nossa Terra, которая создала виртуального сотового оператора Mais Parceiros de Deus для своих прихожан.

Банк и оператор

С другой стороны, виртуальные операторы могут стать для финансовых групп дополнительным источником данных о клиентах; самая очевидная синергия – это банк и сотовый оператор. «Сегодня 90% клиентского пути проходит не в инфраструктуре финансовых организаций, а в мобильных приложениях и в интернете, – говорит СЕО Prime Source Евгений Щербинин. – Это толкает банки искать варианты сотрудничества  с маркетплейсами, соцсетями, агрегаторами, поставщиками различных сервисов. Самым полным, оперативным, достоверным источником информации о клиенте является сотовый оператор. Он знает, с кем вы контактируете, где находитесь, какие интернет-ресурсы посещаете, где работаете и живете. И все это в режиме реального времени».

Евгений Щербинин приводит в пример синергии банка и оператора.

«Российский Тинькофф Банк несколько лет назад создал собственного виртуального мобильного оператора. Интеграция бизнес-процессов операторов связи и банков несет огромный потенциал, ведь конверсия предложений в реальном времени достигает 50%, в то время как отклик на стандартное предложение банка в виде СМС обычно не превышает 1%, – пояснил Щербинин. – Кроме выигранной конкуренции за клиента, банк может развивать спрос клиента на свои услуги, используя, например, хорошо зарекомендовавшую себя геймификацию, для реализации которой также необходима интеграция с оператором в реальном времени. Для телеком-оператора правильно сделанные совместные проекты по событийному маркетингу могут вернуть маржинальность бизнеса на уже давно забытые высоты периода широкого распространения сотовой связи».

1249 просмотров

Почему инвесторы выдвигают новые требования к технологическим стартапам

Uber, DoorDash и им подобные должны сосредоточиться на прибыли, а не на привлечении клиентов, считают они

Postmates недавно раздала скидочные купоны в $100 на доставку для новых клиентов. Фото: Heather Somerville / The Wall Street Journal

Многие технологические стартапы пытаются привлечь новых клиентов через скидки и подарки, в числе которых и бесплатная доставка обедов, и косметика за $3, и выгодные поездки на такси. Но этот подход больше не пользуется популярностью у инвесторов – они теряют терпение, ведь компании, предлагающие эти скидки, не добились успехов в получении прибыли.

В последние десять лет на рынке произошел настоящий бум субсидируемых венчурным капиталом продуктов и услуг, так как инвесторы наперегонки пытались найти нового гиганта – производителя потребительских технологий. Предполагалась следующая схема: в лидера рынка компания вырастает за счет аудитории постоянных клиентов, привлеченных выгодными сделками в мобильном приложении. Как только компания станет достаточно крупной, прибыль потечет рекой и субсидии можно сворачивать.

Теперь инвесторы в стартапы переосмысливают такой подход. Этому способствует год негативных результатов технологических компаний, которые в значительной степени субсидировались венчурным капиталом. И теперь инвесторы и члены правления давят на такие компании, требуя, чтобы они нашли более рентабельную бизнес-модель, говорят специалисты по технологическим сделкам и основатели стартапов.

Инвесторы хотят, чтобы стартапы стали меньше использовать привлеченный капитал на покрытие расходов, на скидки для клиентов. Эти пожелания касаются, например, стартапа электронной коммерции Brandless, который продает товары для дома и красоты дешевле стоимости доставки, сервисов такси Uber и Lyft, предлагающих поездки со скидкой, и службы доставки еды Postmates, которая предложила купоны со скидкой в $100 на доставку.

«Пузырь субсидирования для привлечения нового капитала лопнул, – заявил Уэсли Чан, управляющий директор компании FelicisVentures. – Приходит осознание того, что субсидии часто приводят к катастрофе для стартапов, которые на них полагаются».

Служба доставки еды DoorDash, Uber, Lyft и WeCo (материнская компания коворкингового сервиса WeWork) в 2019 году в общей сложности потеряли свыше $13 млрд. Все эти компании стали лидерами отрасли после того, как привлекли миллиарды долларов инвестиций на субсидирование своих расходов. Но ни один из этих стартапов не приносит прибыли.

«Вы можете добиться роста искусственно, но вы не можете искусственно добиться прибыли», – заявил Райан Кулп, который прежде работал в отрасли венчурного капитала, а теперь руководит маркетинговым стартапом Fomo.

Компания DoorDash из Сан-Франциско за последние два года привлекла почти $2 млрд и использовала этот капитал, чтобы расширить свою географию с 600 городов в 2018 году до более чем 4 тыс. городов в 2019 году, заявил осведомленный источник. Но, по его словам, около 75% рынков DoorDash не приносят прибыли.

По данным аналитической фирмы SecondMeasure, DoorDash является лидером на американском рынке доставки еды с долей в 37%. DoorDash осуществляет бесплатную доставку по небольшому проценту заказов, говорит источник, а рестораны – партнеры компании покрывают убытки по другим бонусам для клиентов частично или полностью.

DoorDash нарастила свой рынок несмотря на то, что некоторые члены совета директоров призывали сосредоточиться на получении прибыли с каждого покупателя, рассказывает другой источник. По его словам, ожидается, что в 2019 году DoorDash понесет убытки примерно в $450 млн. В презентации для инвесторов 2015 года (The Wall Street Journal делал ее обзор) компания прогнозировала, что в конце 2018 года достигнет валовой годовой прибыли в $450 млн.

«Четыре года назад (больше половины жизни компании) у нас было примерно 100 сотрудников и мы работали менее чем в пяти штатах, – заявил представитель компании. – С тех пор мы помогли сотням тысяч продавцов привлечь миллионы покупателей».

В 2020 году DoorDash планирует выйти на IPO, говорят люди, знакомые с планами компании по первичному размещению. При этом публичные рынки не слишком благосклонны к аналогичным сервисам, например, акции Grubhub торгуются на 30% ниже, чем год назад. Президент и финансовый директор Grubhub Адам Девитт обвиняет в этом безудержные субсидии со стороны конкурентов, которые «проникают повсюду явно и неявно». Из-за них компания была вынуждена перейти на менее прибыльные стратегии, например сотрудничать с ресторанами, которые не платят за то, чтобы высвечиваться в приложении Grubhub.

«В итоге потребитель видит цену, которая не является рентабельной», – сказал Девитт о своих конкурентах.

Служба доставки Postmates планировала IPO на первую половину 2019 года и уже даже подала заявку, но отложила задуманное на фоне ценовой войны с конкурентами.

Большинство заказов Postmates приносит прибыль, так как основная часть ресторанов платит комиссию за пользование ее услугами, заявляют в компании. Эти сборы, как правило, покрывают расходы на водителей доставки и позволяют Postmates удерживать цену на доставку на весьма низком уровне в 99 центов.

Служба проката автомобилей ShareNow в декабре 2019 года объявила, что с февраля 2020 года прекратит работу в Северной Америке и в некоторых городах Европы и больше не будет предлагать на этих рынках прокат машин по цене 30 центов в минуту. ShareNow сосредоточится на тех европейских рынках, где компания видит наилучший потенциал для прибыльного роста. Об этом заявил Майкл Кун, старший менеджер DaimlerMobility, которая владеет ShareNow совместно с BMW.

Прошлой осенью приложение для аренды автомобилей Fair увеличило первоначальный взнос для клиентов с пары сотен долларов до нескольких тысяч. Как говорят бывшие сотрудники компании, Fair переплатила за автомобили, а потом сдавала их в аренду со скидкой.

Fair могла предлагать клиентам такие скидки благодаря инвесторам, включая SoftBankGroup, которая в конце 2018 года профинансировала Fair более чем на $380 млн. Большую часть этих денег, по словам бывших работников, Fair потратила менее чем за год.

Представитель Fair сказал, что компания намеренно отталкивает клиентов с помощью высоких цен, так как реструктурирует свой бизнес, чтобы найти более рентабельную модель. Компания намерена возобновить аренду с более низким первоначальным взносом в начале 2020 года. 

Но даже с более критичным отношением со стороны инвесторов субсидии никуда не исчезнут. Индустрия венчурного капитала сейчас может предложить больше денег, чем когда-либо, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне. Так что многие инвесторы захотят вложиться в частные технологические компании даже невзирая на то, что те полагаются на частные средства, чтобы платить по счетам и предлагать крупные скидки.

Инвесторы охотно субсидировали компании из-за «большого обмана рынка» – так происходящее назвали почетный профессор Брэд Корнелл из Калифорнийского университета в Лос-Анд­желесе и профессор Асват Дамодаран из Нью-Йоркского университета.

Генеральный директор Uber Дара Хосровшахи, например, публично сравнил свою компанию с Amazon и заявил, что Uber станет поставщиком услуг на всех видах транспорта по умолчанию. Президент Lyft Джон Циммер публично заявил, что его компания завоюет большую часть рынка США путем создания транспортного «суперприложения».

В заявке на IPO Uber оценила свои рыночные возможности на $6 трлн – это стоимость пробега всех личных автомобилей и общественного транспорта во всем мире. WeWork разрекламировала оценку своих рыночных возможностей в $3 трлн. DoorDash в презентации для инвесторов 2015 года оценила свой общий адресуемый рынок в $275 млрд – примерно во столько оценивается индустрия еды на вынос в США.

Но в этих оценках не учтено противодействие со стороны регуляторов и предложение практически идентичных продуктов со стороны конкурентов. Есть и другая проблема: привлечение новых клиентов в бизнес, который уже не является прибыльным, не означает, что он неожиданно начнет приносить прибыль.

«В теории у вас может быть бесконечное число клиентов, и вы все равно никогда не выйдете на прибыль», – указал Дэниел Маккарти, доцент маркетинга в Университете Эмори и соучредитель исследовательской фирмы ThetaEquityPartners.

Uber существует уже десять лет. Но и в первом, и во втором, и в третьем кварталах 2019 финансового года компания потратила на дополнительные меры стимулирования водителей больше, чем по сравнению с годом ранее. В результате расходы на привлечение водителей превысили прибыли от поездок. Однако сейчас компания начала ограничивать эти расходы.

Uber и Lyft сказали, что в 2021 году они начнут приносить прибыль до учета процентов, налогов, износа и амортизации. Почти весь прошлый год компании демонстрировали поквартальный рост прибыли за поездку. Хотя обе компании призывали к более целесообразному ценообразованию по отрасли, они не торопились повышать цены и отменять скидки.

«По мере того как сдувается пузырь субсидий, цены начинают расти, – говорит Джавад Миан, главный редактор StrayReflections, инвестиционного издания для хедж-фондов и управляющих активами. – Многие из этих компаний не смогут достичь целей, необходимых для нового раунда финансирования при более высокой оценке».

Еще один пример – компания Brandless из Сан-Франциско, которая предлагает своим покупателям все – от органического кокосового масла и обеденных тарелок до лавандового мыла для рук за $4 или меньше за штуку. Этот стартап интернет-торговли привлек почти $300 млн венчурных инвестиций. Сейчас, заявил представитель компании, Brandless переходит на более высокодоходные товары, например блендеры за $180. Также компания приостановила расходы на маркетинг в течение летнего периода. Ее продажи по состоянию на август 2019 года снизились примерно вдвое по сравнению с годом ранее.

«Если люди могут себе это позволить, не значит, что они будут платить», – резюмировал Райан Кулп из маркетинговой фирмы Fomo.

pochemu-investory-vydvigayut-novye-trebovaniya-k-tekhnologicheskim-startapam.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance