8184 просмотра

Что ждет первого виртуального сотового оператора на рынке Казахстана

Для полноценной работы ему необходима синергия с банком

Фото: Shutterstock

19 июня 2019 года его запустило ТОО «Кар-Тел», владелец торговой марки Beeline. В настоящее время первый казахстанский MVNO-оператор работает в режиме бета-тестирования.

Виртуальный оператор сотовой связи, или MVNO-оператор (mobil evirtual network operator), – это оператор сотовой связи, который продает услуги под собственным брендом, но при этом использует готовую инфраструктуру другого оператора.

«izi – это мобильный цифровой оператор, который отличается от классических операторов тем, что весь сервис предоставляется онлайн. Мы используем мобильное приложение вместо офисов обслуживания, а чат-поддержку – вместо сall-центров. Подключение, управление услугами и весь остальной сервис – через мобильное приложение izi», – говорится на сайте оператора izi.

Цены на связь, представленные в виде пакетов СМС, звонков и гигабайтов трафика, опубликованы на сайте оператора. Максимальный пакет с 30 Гб трафика, 300 минутами и 50 СМС обойдется абонентам этой сети в 4 тыс. тенге в месяц. Не удалось найти на сайте предложений по пакетам услуг в роуминге. Например, связь в Испании не выглядит слишком доступной: 50 тенге за мегабайт, 300 тенге за входящий или исходящий звонок в Казахстан и 1 050 тенге за звонок в третью страну. Зато пользоваться приложением izi в роуминге можно бесплатно.

Прямые конкуренты izi скептически восприняли новость о появлении в Казахстане виртуального оператора.

«izi вышел в один из самых дорогих маркетинговых каналов – в прямые продажи, – сказал председатель совета директоров АО «Фридом Финанс», член совета директоров АО «Кселл» Тимур Турлов. – При этом рынок и так находится на ценовых минимумах: связь дешевая, у сотовых операторов низкая маржа, а ценовая конкуренция сошла на нет».

Участники рынка говорят о том, что дифференциация izi непонятна – при нулевой силе бренда izi стоимость привлечения клиента обещает быть заведомо выше, чем у самого Beeline. Также они задаются вопросом, как оператор izi собирается быть прибыльным, если зарабатывать все сложнее самой инфраструктуре и сотовым операторам с сильными брендами. Пессимизм среди участников рынка отразился на общей рыночной картине.

Статистика рынка

Главный источник роста телекоммуникационной отрасли – это услуги по доступу в интернет. С начала 2017 года к маю 2019-го он вырос на 24% (по итогам мая текущего года доступ в интернет – это более 23 млрд тенге, 36% всего рынка). Мобильная связь за пять месяцев 2019 года к аналогичному периоду 2018 года показала рост чуть более 0,3%. 

Вообще, во всем «пироге» телекоммуникационных услуг по итогам мая 2019-го доля мобильной связи составляет 28%. Это второй по значимости сегмент рынка. Третий – прочие телекоммуникационные услуги, и он слишком аморфный, чтобы его можно было анализировать. Его доля во всех телекоммуникационных услугах составляет 18%. Все вместе три крупнейших сегмента занимают почти 82% всего рынка. 

«Никто рекордов от телекома Казахстана и не ожидал. У Казахстана нет какого-то особого, персонального пути развития. Мы движемся исключительно по лекалам мировых трендов», – считает директор представительства iKS-Consulting Светлана Черненко. Она предполагает, что в краткосрочной перспективе операторы будут пытаться выжать максимум из «манипуляций» с пакетными предложениями и тарифными планами с так называемым сроком годности – наращивать наполняемость пакетов и увеличивать их стоимость. Что касается среднесрочной перспективы, то, по словам эксперта, существенный вклад в доходы операторов могут внести решения IoT (интернет вещей) – промышленные решения, сервисы для ЖКХ. 

Виртуальным – быть?

В этих условиях говорить о наличии каких-то фундаментальных предпосылок для массового возникновения MVNO-операторов в Казахстане было бы преждевременным. Некоторое время назад в отрасли наблюдалась вялотекущая дискуссия по этому поводу. И мнение всех причастных к ней было неутешительным: если такое и будет возможным, то только в случае смены технологической парадигмы, например запуска сетей 5G и существенного изменения регуляторной базы. 

Кроме того, виртуальные операторы должны предложить потребителю что-то уникальное, при этом ориентируясь на вполне конкретную аудиторию. Например, тот же Virgin Mobile сконцентрировался исключительно на пользователях iPhone. Есть и более экзотические подходы: оператор Ventocom в Австрии сделал совместный проект с футбольным клубом «Рапид». В результате был создан виртуальный оператор, ориентированный на обслуживание 900 тыс. болельщиков. Еще пример такого нишевого подхода – бразильская евангелистская церковь Igreja Sara Nossa Terra, которая создала виртуального сотового оператора Mais Parceiros de Deus для своих прихожан.

Банк и оператор

С другой стороны, виртуальные операторы могут стать для финансовых групп дополнительным источником данных о клиентах; самая очевидная синергия – это банк и сотовый оператор. «Сегодня 90% клиентского пути проходит не в инфраструктуре финансовых организаций, а в мобильных приложениях и в интернете, – говорит СЕО Prime Source Евгений Щербинин. – Это толкает банки искать варианты сотрудничества  с маркетплейсами, соцсетями, агрегаторами, поставщиками различных сервисов. Самым полным, оперативным, достоверным источником информации о клиенте является сотовый оператор. Он знает, с кем вы контактируете, где находитесь, какие интернет-ресурсы посещаете, где работаете и живете. И все это в режиме реального времени».

Евгений Щербинин приводит в пример синергии банка и оператора.

«Российский Тинькофф Банк несколько лет назад создал собственного виртуального мобильного оператора. Интеграция бизнес-процессов операторов связи и банков несет огромный потенциал, ведь конверсия предложений в реальном времени достигает 50%, в то время как отклик на стандартное предложение банка в виде СМС обычно не превышает 1%, – пояснил Щербинин. – Кроме выигранной конкуренции за клиента, банк может развивать спрос клиента на свои услуги, используя, например, хорошо зарекомендовавшую себя геймификацию, для реализации которой также необходима интеграция с оператором в реальном времени. Для телеком-оператора правильно сделанные совместные проекты по событийному маркетингу могут вернуть маржинальность бизнеса на уже давно забытые высоты периода широкого распространения сотовой связи».

banner_wsj.gif

55 просмотров

В Facebook начался бойкот рекламы

Но он не оказал большого влияния на бизнес компании

Фото: Pixabay

Свыше 240 компаний приостановили свои рекламные расходы в Facebook, объясняя свои действия обеспокоенностью по поводу распространения в этой социальной сети риторики ненависти и дезинформации. 

Многие из них приняли участие в организованном борцами за гражданские права бойкоте, который официально стартовал 1 июля. Впрочем, маловероятно, что Facebook, чья ежегодная прибыль составляет $70 млрд благодаря более чем 8 миллионам рекламодателей, получит серьезный финансовый урон, если только бойкот не станет более масштабным и компании будут поддерживать его на протяжении долгого времени.
 
Если бы с мая все 100 крупнейших американских рекламодателей компании бойкотировали бы Facebook и Instagram в течение целого года (наиболее экстремальный сценарий), это означало бы снижение дохода компании в США и Канаде на 18,6% и падение доходов на глобальном уровне примерно на 9%. Вопрос о финансовом влиянии бойкота официальный представитель Facebook на момент подготовки материала не прокомментировал.

11_WSJ Приблизительные рекламные расходы крупнейших участников бойкота-1.jpg

Ключевой источник дохода Facebook –  это миллионы субъектов малого и среднего бизнеса, использующих сложную рекламную систему компании для таргетирования своей рекламы на потенциальных клиентов. По данным Deutsche Bank, на МСБ приходится 76% всех рекламных расходов в Facebook, и, скорее всего, эти компании даже на время не станут отказываться от такого высокоэффективного маркетингового канала, особенно в условиях пандемии.

11_WSJ Рекламная прибыль Facebook (весь мир) 2019-1.jpg

Несмотря на устойчивое финансовое положение Facebook, бойкот несет для компании определенные риски. Внимание, которое крупные бренды привлекли к себе, приостановив свои рекламные кампании, может побудить пользователей Facebook и Instagram проводить меньше времени на этих платформах. Кроме того, к бойкоту могут присоединиться и небольшие семейные компании. Также негативный пиар может стать поводом для усиления контроля за компанией со стороны государства. Facebook уже испытывает на себе повышенный интерес со стороны Капитолийского холма, прежде всего демократов, которые считают, что компания не прилагает необходимых усилий для наведения порядка на своей платформе.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер