Перейти к основному содержанию

5714 просмотров

Отмена бесплатной пересадки в Нур-Султане: слух или ближайшее будущее

Разбирался «Курсив»

Фото: Shutterstock.com. Коллаж: Александр Игизбаев

В пятницу, 21 июня, директор департамента по связям с общественностью «Астана LRT» Науат Азанбаева на своей страничке в Facebook опровергла информацию об отмене права жителей и гостей столицы осуществлять бесплатную пересадку с одного городского автобусного маршрута на другой в течение часа. Однако перевозчики заявляют о колоссальных убытках в результате бесплатного провоза части обладателей транспортных карт.

Нерешенный вопрос

Нур-Султан остается единственным городом Казахстана, где при наличии электронной транспортной карты можно в течение часа осуществить две поездки на автобусе по цене одной. Для этого пассажирам необходимо повторно прикладывать к валидатору свою карту при пересадке из одного автобуса городского маршрута в другой – или при пересадке с экспресс-маршрута в другой экспресс в течение 60 минут. Стоимость такого двойного проезда в городских маршрутах будет составлять 90 тенге, в экспрессах – 180 тенге: суть в том, что при повторной валидации оплата за проезд повторно с карточек не списывается, значит, ее не получают и перевозчики.

Такая система была введена год назад, в июле 2018 года для того, чтобы приучить население к электронной оплате за проезд, тогда же был установлен и дифференцированный тариф, когда при оплате картой пассажир платит 90 тенге в городском и 180 тенге в экспресс-маршруте при тарифах в 180 тенге и 250 тенге соответственно при оплате наличными.

Плюс при оплате наличными пассажир не имеет привилегии бесплатной пересадки в течение часа – делалось это, как говорилось выше, для увеличения количества держателей электронных карт и снижения теневого оборота столичных автопарков. Спустя год автопарки заявляют об огромных издержках в результате как бесплатных пересадок, так и сдерживания тарифа на уровне 90 тенге – с претензиями к городским властям они 20 июня обратились в территориальное подразделение национальной палаты предпринимателей, где выяснилось, что убытки автопаркам наносит не только электронная «халява» пассажиров, но и невыполнение акиматом своих обещаний по субсидированию пассажирских перевозок в городе. Обсуждение вышло достаточно громким, вследствие чего директору департамента по связям с общественностью «Астана LRT» (компании, координирующей сборы от электронной оплаты за проезд в автобусах) и пришлось выступать с отдельным разъяснением.

«Отмена бесплатной пересадки в общественном транспорте столицы – вопрос нерешенный, – написала 21 июня Азанбаева на своей страничке в Facebook. – Вчера в социальных сетях и СМИ активно обсуждался вопрос об отмене бесплатной пересадки в автобусах столицы. У пользователей общественного транспорта новость вызвала бурю негативных комментариев. И такая реакция объяснима, так как это удобство стало привычным для всех. Понимая, что такая новость не может оставить пользователей равнодушными, хочу обратить ваше внимание, что никакого официального решения по отмене бесплатной пересадки никто не принимал. Вчерашняя новость основывается лишь на инициативе всего одного из восьми перевозчиков».

Науат Азанбаева также напомнила, что предоставление бонусов и тарифных планов пассажирам (бесплатная пересадка, месячный и прочие проездные) осуществляется перевозчиками, они имеют право предлагать и выносить вопрос о пересмотре тарифных планов на общественные слушания, а также на утверждение акиматом и маслихатом города.

Убытки ценой в 300 млн тенге

На заседании совета по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции палаты предпринимателей Нур-Султана, состоявшегося 20 июня, вопрос о возможности отмены бесплатной пересадки формально поднял действительно представитель только одного автопарка из восьми автопредприятий Нур-Султана – директор автопарка № 4 Насипбай Смагулов заявил о колоссальных убытках перевозчиков в результате фактически бесплатного провоза части обладателей транспортных карт.

«Если все автопарки взять, то 300 млн тенге (ежемесячно) мы теряем на бесплатных пересадках, соответственно, наш парк теряет около 30 млн, – сказал Смагулов. – На эти деньги мы могли заправить все автобусы на два дня. С перевозчиками эти бесплатные пересадки не согласовывались, их нет нигде в Казахстане – только в Нур-Султане», – добавил он.

Категорически против бесплатных пересадок действительно высказался только один автопарк, но проблема в том, что это высказывание было сделано в общем контексте информации об острой нехватке средств в автопарках города после годичного функционирования системы электронной оплаты, а потому позицию перевозчиков по этому вопросу можно считать консолидированной. Директор автопарка № 5 Иван Захарчук на заседании совета по защите прав предпринимателей привел калькуляцию расходов и доходов своего предприятия, согласно которой поступления от «Астана LRT» не дотягивают до 13 млн тенге в месяц, а расходы автопредприятия на зарплату, налоги, ГСМ и техническое обслуживание автобусов составляют порядка 24 млн тенге.

«За май мы перевезли 242 тыс. 944 пассажира на сумму 20 млн 864 тыс. тенге, а получили всего менее 13 млн. Мы сейчас просто уже на грани банкротства: мы не можем оплатить ни налоги, ни зарплату, ничего», – утверждает глава автопредприятия.

В этой ситуации бесплатная пересадка, которой, по данным оператора системы, в отдельные дни пользуются до половины всех перевозимых пассажиров, действительно способна стать для перевозчиков сродни красной тряпки для быка. Впрочем, перевозчики могли бы и не заострять на ней внимание, если бы местные исполнительные органы не оптимизировали бы в отношении них свои обязательства по субсидированию пассажирских перевозок – так, по данным представителей того же автопарка № 5, задолженность по субсидиям перед ними со стороны акимата составляет на данный момент 44 млн тенге.

Исходя из бюджета

Представители акимата признали факт оптимизации, объяснив это необходимостью перенаправления средств на решение других социальных задач. По сведениям исполняющего обязанности руководителя отдела организации и контроля пассажирских перевозок управления транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Нур-Султана Турсынгали Жакенова, общая потребность транспортного субсидирования на 2019 год составляет 15,7 млрд тенге, однако в ходе одобрения бюджетной заявки сумму урезали до 3,9 млрд.

«Остальная сумма не выделена. Мы выплачиваем субсидирование, исходя из бюджета, который нам выделили. Сумму, которую выделили, оплачиваем автопаркам», – пояснил Жакенов.

А заместитель руководителя управления стратегического и бюджетного планирования столицы Марлен Мурзабеков пояснил: бюджет субсидирования урезали в связи с тем, что на всю социальную сферу в столичном бюджете предусмотрены расходы на уровне 33,8% от его общего объема.

«Это очень много», – заметил Мурзабеков.

В конечном счете перевозчикам было рекомендовано сформулировать свои требования для рассмотрения на общественных слушаниях с дальнейшим направлением на утверждение в акимате и маслихате столицы. К основным требованиям, если судить по заседанию в территориальном подразделении НПП, помимо отмены бесплатной пересадки, будет относиться еще и повышение тарифа за проезд: нынешние 90 тенге за одну поездку с карты жители столицы платят в течение четырех лет, по расчетам перевозчиков же нынешняя оплата должна быть на уровне как минимум 240 тенге.

Тут, правда, существует еще одно «но»: тариф на уровне 90 тенге городские власти держали так долго, пытаясь пересадить жителей столицы с индивидуального транспорта на общественный, чтобы разгрузить городские артерии. И если цена на проезд на последний вырастет столь резко, неясно, что станет с этими планами акимата, которые усиленно декларировались при Асете Исекешеве в период с 2016-го по 2018 год. Потому что в случае удорожания проезда и отмены бесплатных пересадок часть астанчан могут вернуться к усиленной эксплуатации собственного автотранспорта.

632 просмотра

К каким целям устойчивого развития идут компании в мире

И на что они делают ставки сейчас

Фото: Shutterstock.com

Исследование компании PwC показало, что бизнес связывает устойчивое развитие в первую очередь с целью «Достойная работа и экономический рост». Цели, касающиеся природных ресурсов или благосостояния, представляются бизнесу менее важными.

Компания PwC проанализировала 1 141 отчет публичных и частных компаний, а также организаций госсектора из 31 страны и оценила, как бизнес следует целям устойчивого развития (ЦУР). Оценивались уровень интеграции целей в корпоративное управление, бизнес-стратегии и отчетность. 

Почему ЦУР – это важно? 

Четыре года назад ООН утвердила цели устойчивого развития как универсальную основу для более устойчивых условий жизни и функционирования. Всего целей 17. Среди них искоренение нищеты и неравенства, ликвидация голода, рациональное использование ресурсов и т. д. Это повестка устойчивого развития до 2030 года, то есть ближайшее десятилетие как раз должно стать декадой достижения ЦУР. 

В исследовании PwC отмечается, что 2019 год можно назвать годом, когда глобальный бизнес «проснулся» в вопросах устойчивости. Хотя и до этого многие лидеры бизнеса уже начали изменять свою практику с учетом ЦУР, но именно прошлый год стал переломным для большинства. В 2019 году миллионы людей по всему миру вышли на улицы, протестуя против социального и экономического неравенства, политической коррупции и провалов в борьбе с изменением климата. Общественное мнение подталкивает правительства к тому, чтобы интегрировать устойчивость в государственную политику, а бизнес – к разработке большего, чем прежде, числа устойчивых продуктов – например, растительного мяса, одежды из переработанных материалов. Бизнес также переходит на низкоуглеродистые источники энергии и все больше использует электрокары. Ключевую ответственность за достижение целей несут правительства, но очевидно, что выполнение ЦУР без поддержки бизнеса невозможно, и поэтому PwC уже третий год исследует, как глобальные компании воплощают в жизнь ЦУР.

ЦУР – в стратегию

Компании в глобальном масштабе осознали, что устойчивость бизнеса становится конкурентным преимуществом. Большей ответственности требуют как инвесторы, так и потребители. Исследование PwC показывает, что около трех четвертей (72%) исследуемых компаний упоминают ЦУР в своей публичной отчетности. Из тех компаний, которые включают ЦУР в свою отчетность, 59% сообщили информацию в своем отчете по устойчивому развитию, 51% – упомянули ЦУР в своем годовом отчете. В то же время только 34% компаний, указывающих в отчетности ЦУР (25% всех исследованных компаний), представляли их в разделах, в которых описывается бизнес-стратегия. Каждый пятый руководитель упомянул ЦУР в своих прогнозах на год, демонстрируя переход целей в стратегию руководства. 

Упоминая в своей отчетности цели устойчивого развития, 65% компаний отметили конкретные цели. «Достойная работа и экономический рост» (цель №8) является наиболее популярной у бизнеса, на практике это значит, что большинство компаний рассматривает в качестве приоритета создание и сохранение рабочих мест. Среди других целей, которые чаще всего выбирает бизнес – «Борьба с изменением климата» (цель №13) и «Ответственное потребление и производство» (цель №12). Цель №14, «Сохранение морских экосистем», не вошла в топ-3 ни в одной из стран, другие цели, которым бизнес уделяет меньше всего внимания – это «Ликвидация нищеты» (цель №1), «Нулевой голод» (цель №2) и «Сохранение экосистем суши» (цель №15). 

Выбор отдельных ЦУР становится более показательным, если посмотреть на него в отраслевом разрезе – каждый сектор выбирает цели, которые имеют самое прямое влияние на его деятельность. Исследование PwC анализировало компании из семи индустрий, и показатели упоминания ЦУР во всех из них были примерно одинаковыми. Незначительно лидировал сегмент финансовых услуг (74%), реже всего ЦУР упоминали компании сектора здравоохранения.

Как показали результаты исследования, в 2019 году только 14% компаний (157) указали конкретные цели по достижению ЦУР и только 1% компаний включили в отчет количественные показатели, чтобы продемонстрировать прогресс в достижении целей. 

Что тормозит прогресс

Исследование PwC показывает, что, учитывая десятилетний срок, оставшийся для достижения целей устойчивого развития, сохраняется большой объем работы, который необходимо выполнить, а это невозможно без значительного вклада бизнеса в государственные усилия в этом направлении. Аналитики PwC отмечают: несмотря на хорошую осведомленность о данном вопросе в целом, прогресс в области достижения ЦУР может быть дестабилизирован отсутствием конкретных задач, методов оценки и расширенной бизнес-интеграции. Процесс составления и представления отчетности по результатам выполнения задач, необходимых для достижения поставленных целей, является непродуманным и несовершенным, хотя цели определены с использованием единой основы и языка для формирования более прозрачного видения проблемных вопросов, прогресса и масштабов необходимых изменений. 

Компании из Казахстана не попали в число участников исследования, но, по оценке специалистов PwC, ситуация в республике не отличается от общемировой.

«Процесс интеграции ЦУР в управление бизнесом казахстанских компаний происходит очень медленными темпами, и здесь мы, к сожалению, поддерживаем всеобщий мировой тренд. Основными драйверами в Казахстане в сфере реализации культуры устойчивого развития являются крупные публичные компании и квазигосударственный сектор. Для частных компаний интеграция ЦУР все еще носит статус добровольной социальной нагрузки и не воспринимается как один из обязательных элементов управления бизнесом. Другими словами, бизнес не видит для себя возможности получения дополнительной прибыли и других бонусов от интеграции ЦУР в свои бизнес-процессы. Происходит это от того, что повестка ЦУР обсуждается только на уровне правительства и без активного вовлечения бизнеса и гражданского общества в целом», – прокомментировала Екатерина Мищенко, эксперт по устойчивому развитию PwC Kazakhstan.

k-kakim-celyam-ustojchivogo-razvitiya-idut-kompanii-v-mire.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance