Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


8106 просмотров

Как казахстанское мороженое Bahroma завоевало экспортные рынки

Россия пока является ключевым внешним рынком для казахстанского производителя

Фото: Shutterstock.com

Компания «Шин-Лайн» несколько раз за последние годы пыталась увеличить экспорт казахстанского мороженого в соседние страны. Заметный прорыв произошел, когда производитель вывел на рынок премиальную линейку продуктов Bahroma.

«Шин-Лайн» – лидер отечественного рынка мороженого c долей в 35%. Уже несколько лет перед компанией стоит стратегическая задача – нарастить экспортные поставки. Ключевой внешний рынок для казахстанского производителя – это рынок РФ.

Экзотические изыски

Попытки экспансии на российский рынок «Шин-Лайн» предпринимал неоднократно, но заметных успехов не наблюдалось. Рынок большого соседа – высококонкурентный, на нем представлено более сотни производителей мороженого. Поэтому маркетологи казахстанской компании решили: необходим уникальный продукт, который обратит на себя внимание российского потребителя и будет ему по вкусу.

Созданию казахстанской компанией концептуально нового продукта предшествовала цепочка событий. Несколько лет назад к команде «Шин-Лайн» присоединились специалисты международного уровня, за плечами которых – помощь в достижении успеха известным производствам России и Прибалтики.

В 2016 году «Шин-Лайн» провел исследование российского рынка, выясняя – какой продукт будет интересен населению, и начал создавать премиальную линейку, которая казахстанскому потребителю известна под брендом Bahroma. Концепция «восточного мороженого» заключалась в необычных вкусовых сочетаниях. Наиболее яркие продукты линейки: «Инжирно-йогуртовая нуга», «Фундучно-шоколадная нуга», эскимо в двойном шоколаде «Чернослив в шоколаде», «Курага в шоколаде», «Ореховая халва в шоколаде», эскимо в натуральном фруктовом соке «Фруктовый лукум гранат-черешня».

Для продвижения казахстанского мороженого премиального сегмента на российский рынок был создан бренд Food One. В целом процесс подготовки выхода нового продукта на рынок РФ занял около полутора лет.

«Мы сделали восточный продукт, которого никогда не было на рынке России, интересный и сложный. И на тот момент рынок был к этому готов, поскольку потребитель, скажем так, заждался богатого изысканного вкусового решения», – уверен генеральный директор компании «Шин-Лайн» Владимир Пак.

Стратегия развития компании не только включала в себя увеличение экспорта в Россию, но и предполагала полномасштабный выход на рынок Китая. И если россияне оценили экзотические вкусовые изыски мороженого Bahroma, то для китайцев продукт оказался непривычным на вкус.

Первое же тестирование показало: фруктовое мороженое для жителей Поднебесной оказалось чуть кислее, чем они привыкли, а продукты с шоколадом и джемовой прослойкой, наоборот – более сладкими. «Хотя мороженое под брендом Bahroma имеет интересный дизайн и состав, вкусы были доработаны с учетом предпочтений китайских потребителей», – рассказывает г-н Пак.

Ингредиенты для линейки мороженого Bahroma, утверждает Владимир Пак, – исключительно натуральные, в том числе соки и джемы. Правда, эти натуральные добавки в РК практически не производятся, и «Шин-Лайн» их импортирует – в основном из Прибалтики, но часть продуктов завозится из Узбекистана и Кыргызстана. Зато молоко используется казахстанское, а шоколад производитель мороженого закупает у «Рахата».

Без лишней перегрузки

Транспортировка в соседние страны такого нежного товара, как мороженое – непростая задача. В казахстанской компании решили, что оптимальным вариантом будет использование рефрижераторных фур. От доставки по железной дороге отказались по двум основным причинам – во-первых, рефрижераторных вагонов не так много и ставки на них довольно высоки. Во-вторых, для мороженого важен температурный режим. Чем меньше перегрузок, тем меньше нарушения цепочки холодной логистики. Рефрижераторная фура имеет больше преимуществ: она мобильна, может с одного склада загрузиться, довезти и разгрузиться. При использовании же железнодорожного сообщения появляется загрузка-разгрузка, поскольку у партнеров зачастую нет складов на железнодорожных тупиках.

Доставка на фурах-рефрижераторах – недешевое удовольствие с учетом расстояний в Казахстане, Китае и России. В конечной цене казахстанского мороженого для клиента на экспортном рынке она занимает 10 – 15%.

Еще один экспортный нюанс – на рынках России и Китая требования к плотности, весу и объему, да и в целом к качеству мороженого намного серьезнее. Чтобы соответствовать более жестким стандартам, «Шин-Лайн» запустил в 2017 году новую линию по производству мороженого и новые холодные цеха для хранения. Чтобы и дальше увеличивать объем производства, компания планирует построить новый завод.

Узбекский рынок – еще одно экспортное направление для казахстанского мороженого. Такого успеха бренда Bahroma в Узбекистане, признается Владимир Пак, никто не ожидал.

«В Узбекистане мы не планировали большого спроса. Нам казалось, что у местного населения невысокая платежеспособность. Тем не менее мороженое отлично продается, хотя из-за торговых издержек Bahroma обходится узбекским потребителям примерно в 700 тенге, что фактически вдвое дороже, чем в Казахстане», – отметил Пак.

Причина дороговизны казахстанского мороженого – в заградительной таможенной пошлине в почти 200%. Такими мерами соседи защищают своих производителей. Оформление документов для вывоза продукции в Узбекистан из РК тоже имеет сложности.

«Чтобы одну фуру отправить за границу, необходимо порядка 20 дней, а мороженое – импульсный продукт. Он нужен прямо сейчас. Если ты его не привез, клиент передумает или твое место займет конкурент. Из-за этой процедуры вместо запланированных 30 фур в Узбекистан было отправлено только 10», – комментирует генеральный директор «Шин-Лайна».

В компании надеются, что в этом году Минсельхоз РК упростит процедуру вывоза продукции на узбекский рынок.

И «Бомба» тоже

До появления бренда Bahroma «Шин-Лайн» отправляла на экспорт менее 1% от всего объема произведенного компанией мороженого. В 2018 году этот показатель вырос до почти 12%, экспорт в денежном выражении составил более 1,7 млрд тенге. Основной экспортный объем ушел в Россию – 950 т (почти 900 млн тенге), чуть меньше мороженого было отправлено в Кыргызстан – 490 т (более 500 млн тенге), по 10 фур с продукцией «Шин-Лайн» ушли в Китай, Узбекистан, Монголию.

Правда, будет неправильным утверждать, что такой рост показателей случился только за счет появления мороженого Bahroma. Сезон 2017 года у «Шин-Лайна» был отмечен выпуском более 50 новинок, в числе которых пломбир «Мишка на полюсе», приготовленный по рецепту 1962 года, серия лицензионного мороженого «Тролли» (права на использование изображений были официально приобретены у кинокомпании DreamWorks). В «мультяшной» серии также вышли взбитые замороженные десерты, разноцветное мороженое со вкусом экзотических фруктов, разноцветный фруктовый лед.

Например, на китайский рынок компания вышла в том числе и со стандартным мороженым – «Мишкой на полюсе» и «Бомбой» – одним из самых узнаваемых продуктов «Шин-Лайна» на казахстанском рынке. И именно его казахстанский производитель традиционно предлагал внешним рынкам, активно продвигая на отраслевых ивентах. Набравшая популярность «Бомба» разрослась до зонтичного бренда. В 2017 году компания запустила новый продукт – «Бомба-печенье», и это мороженое стало самым успешным продуктом в «бомбовой» линейке.

Теперь казахстанский производитель мороженого планирует новую волну внешней экспансии – с начала года компания ведет переговоры с Грузией, Беларусью и Украиной.

ГЛАВНАЯ_Мороженое_другая-верстка.jpg


659 просмотров

Отраслевые гиганты хотят зарабатывать на IТ

Даже нетехнологические компании вполне способны сделать из разработанного для внутренних нужд ПО жизнеспособный бизнес

Фото: Joyseulay

Компании, работающие за пределами технологического сектора, выходят на рынок программного обеспечения – они предлагают другим фирмам цифровые инструменты, разработанные их собственными IТ-специалистами. Некоторые компании даже создали для этого самостоятельные технические подразделения.

По словам IТ-менеджеров и отраслевых аналитиков, данная тенденция отражает процесс изменения роли руководителей информационных служб, которые теперь не только контролируют технологический бэк-офис, но и генерируют доходы.

«Топ-менеджеры компаний испытывают все большее давление из-за необходимости искать новые источники дохода, поэтому на IТ-директоров, которые умеют зарабатывать – повышенный спрос», – говорит Майк Пино, парт­нер PricewaterhouseCoopers LLP.

У юридической фирмы из Торонто Fasken Martineau DuMoulin LLP (известна как Fasken) есть филиалы в Канаде, Великобритании, Южной Африке и Китае. А теперь имеется еще и свой бизнес по продаже платформы на базе искусственного интеллекта.

Эта платформа разрабатывалась фирмой собственными силами в течение последних двух лет, чтобы автоматизировать ряд задач юридического офиса, в числе которых, например, корректура юридических документов и поиск прецедентов.

Проект Meese AI возглавляет Марк Боуман, адвокат по корпоративной, коммерческой практике, а также специалист в области защиты прав на частную жизнь и кибербезопасности. По словам Боумана, Meese AI была создана, чтобы автоматизировать как можно больше задач, которые приходится выполнять юристам. Боуман считает, что в запуске бизнеса по продаже IТ-продуктов Fasken (они предназначены главным образом другим юридическим фирмам) помогла его предыдущая работа в качестве инженера-программиста.

«Изначально у нас был IТ-продукт, который для нас оказался очень эффективным, и мы сразу же увидели возможность его коммерциализации путем продажи за пределами фирмы», – говорит Питер Фельдберг, управляющий партнер Fasken.

Среди других компаний, которые создали самостоятельный бизнес из собственных техотделов – фирма Choice Hotels International Inc., предлагающая облачную систему бронирования для отельеров, а также производитель электроники Celestica Inc., которая продает другим компаниям облачные услуги по управлению цепями поставок.

И хотя в целом подобная стратегия не нова – Amazon.com был обыкновенным книжным интернет-магазином задолго до того, как стал технологическим гигантом – похоже, что сейчас это происходит чаще, считает Найджел Фенвик, вице-президент и главный аналитик Forrester Research. Фенвик как раз курирует сегмент электронного бизнеса и консультирует специалистов по сбыту.

Ключевыми факторами, которые поспособствовали этому процессу, он называет быстрый рост индустрии облачных вычислений и расширение цифровых возможностей в целом. Именно это позволило ритейлерам, компаниям, работающим в области недвижимости, юридическим фирмам и игрокам из других отраслей создавать высококачественное специализированное программное обеспечение.

Но гарантий успеха нет, отмечает Джон Лавлок, вице-президент и аналитик исследовательской компании Gartner Inc.

«Бизнес на технологиях требует определенного подхода к продажам, маркетингу и обороту денежных средств, то есть того, в чем у традиционных компаний может не быть опыта», – говорит он.

Кроме того, Лавлок считает, что фирмам из нетехнологического сектора важно не «не терять голову от того, что они разработали для собственных нужд что-то действительно стоящее», и не поддаваться на соблазн сразу же выпустить этот продукт на рынок. 

По мнению Крейга Стефенсона, управляющего директора подразделения по информационным технологиям Korn Ferry в Северной Америке, самая главная ошибка, которую здесь допускают компании, – это недооценка уровня конкуренции со стороны таких гигантов, как Microsoft Corp., Oracle Corp. и т. д.

Тем не менее на сформировавшемся рынке крупные игроки в своих отраслях имеют преимущество, продавая технологии собственным клиентам.

Одна из крупнейших в мире компаний в области коммерческой недвижимости, чикагская Jones Lang LaSalle Inc. с годовой выручкой более $16 млрд, еще весной объявила о своих планах по продаже мобильного приложения на базе ИИ, которое позволяет сотрудникам назначать встречи, находить коллег, бронировать конференц-зал, просматривать меню обеда и пользоваться другими офисными услугами.

Приложение, которое должно быть выпущено в этом году, было создано с использованием данных о 500 тыс. сотрудников в офисах, расположенных на 554 млн квадратных футов недвижимости, находящейся под управлением JLL. Впрочем, приложением могут воспользоваться сотрудники совершенно любой компании, а не только тех, кто арендует офисы в зданиях JLL.

«Многие из наших клиентов пытаются создать собственные решения, но они не хотят превращаться в разработчиков программного обеспечения. Разрабатывая продукты, мы опираемся на их опыт, поэтому знаем болевые точки своих клиентов и можем предложить адекватные решения», – говорит Винай Гоель, глава отдела по разработке цифровых продуктов JLL.

По данным самой компании, цифровые услуги и продукты ежегодно приносят JLL около $100 млн прибыли.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций