Wi-Fi-роутер от казахстанского стартапа будет продаваться на Amazon

Рассказываем о жизни стартапа после краудфандинга

Фото: Офелия Жакаева
Коллаж: Вячеслав Батурин

Nommi – первый hardware-стартап из Казахстана, который успешно прошел краудфандинг на международной площадке Indiеgogo и начал поставки девайса бекерам. Правда, с опозданием на девять месяцев. О жизни стартапа после краудфандинга в материале «Курсива».

В конце марта в App Store и Play Market появилось приложение Nommi, а несколькими днями ранее казахстанский стартап начал отправлять первым покупателям одноименный девайс. Nommi – это персональный Mi-Fi-роутер, который поддерживает технологию виртуальных SIM-карт и заодно служит пауэрбанком. Гаджет создан для того, чтобы путешественники не ограничивали себя в мегабайтах за границей и не искали в чужих городах, как подключиться к городскому Wi-Fi: у Nommi есть база с паролями публичных сетей. Основатели проекта Nommi – казахстанцы Кайрат Ахметов и Алена Ткаченко.

На Indiеgogo команда Nommi вышла в декабре 2017 года и за время краудфандинговой кампании собрала более $90 тыс. при заявленных $25 тыс. Доставка девайса бекерам (заказчики, которые поверили в проект и заплатили за еще не существующий продукт) была запланирована на июнь 2018 года. Но на практике Nommi отправился к первым покупателям только в марте 2019 года. 

Где мой Nommi? 

Первые новости от стартапа были обнадеживающими – команда работала над созданием предпромышленного образца. Но уже в мае прошлого года появилась информация о задержке. Уверив пользователей, что изрядно продвинулась в создании девайса, команда предупредила: из-за незапланированных изменений (в том числе в конструкции печатной платы) на тестирование и подготовку к массовому производству нужно больше времени. Бекеры получили новый график, где доставка оказалась перенесена на сентябрь. Тогда в небольшом хоре разочарованных комментариев от покупателей слышны были и слова поддержки от отдельных клиентов. «Я готов подождать, чтобы получить работающий, функциональный продукт», – писал один из бекеров. После затишья до осени недовольные голоса начали звучать все чаще: в сентябре 2018 года доставки снова не случилось. Команда Nommi, извиняясь перед своими первыми покупателями, постоянно откладывала начало производства. «Мне в какой-то момент стало страшно заходить в почту и соцсети. У нас всего шесть процентов клиентов из Казахстана, но когда ты находился в Алматы или Астане, складывалось ощущение, что все клиенты отсюда. И каждый задавал вопрос: «Где мой Nommi?» – вспоминает СЕО компании Алена Ткаченко.

Сейчас, когда свой Nommi получили почти все бекеры компании, а обвинения «вы скам-проект» сняты, можно говорить о главной причине задержки выхода девайса на рынок. Как ни странно, она связана не столько с технологическими нюансами, сколько с логистическими. 

Шэньчжэнь, долгий путь 

Традиционное место сборки девайсов – это китайский Шэньчжэнь, мегаполис производителей электроники и «железных» стартапов. Варианта работы два: либо стартап командирует одного-двух человек в Поднебесную, те там живут и курируют процесс производства; либо команда общается с производителем дистанционно, а продукт постоянно, после каждой итерации, присылается ей на проверку. Казахстанский стартап выбрал второй путь. Что получилось на практике? Китайский партнер отправляет образец, он идет до РК около двух недель через цепочку транзитных пунктов – из Шэньчжэня в Гонконг, потом Дюссельдорф и только после – Алматы. «На ранних этапах нам нужно было не только посмотреть образец самим, но и отправить украинской команде, которая нам помогала. А это еще около недели. В результате месяц ты теряешь просто на пересылках», – констатирует Ткаченко. Еще три-четыре дня уходит на тест образца: как он функционирует с половиной зарядки, как – почти разряженный. Производитель получает комментарии, что исправить, делает это, снова отправляет образец, снова две недели ожидания – и так по кругу. Еще одна головная боль стартапа оказалась связана с китайским стилем работы. «В процессе мы выяснили, что китайский производитель не работает в формате: было пять замечаний, они их исправили и продукт почти идеальный, ну, возможно, какие-то новые баги появились. Китайцы работают в формате «одно исправил – другое сломалось», – смеется Ткаченко, тут же серьезно добавляя: временные затраты на тесты выросли, поскольку перепроверять приходилось все. 

Стоило ли выбрать вариант с командировкой части специалистов в Китай – вопрос, который в Nommi до сих пор остается открытым. С одной стороны, расходы на жизнь в Шэньчжэне могли оказаться ниже, чем содержание всей команды в Казахстане в режиме ожидания, с другой – у Nommi кроме «железа» есть еще и софт, который создавался с партнерами в Алматы, и в случае отъезда части команды в Китай могли просесть внутренние коммуникации стартапа. Единственное, в чем Ткаченко точно уверена, – со своим человеком в Китае вопросы производства решаются быстрее.

Время поддержки 

Задержка выхода продукта для hardware-стартапов – скорее практика, чем исключение из нее. «Вовремя отгружают компании, которые уже производили продукт, для них это не первый опыт, и они правильнее закладывают время. Полгода-год – это время стандартной задержки. Если она больше, значит, команда сильно что-то не рассчитала или случилось что-то совсем незапланированное», – резюмирует Алена Ткаченко. Запуск Nommi обошелся без таких «совсем незапланированных» моментов – модель полностью казахстанский стартап не переделывал; комплектующие, пусть и после небольшого ожидания, были доступны; производитель в самом главном не подвел – возможности для сборки у него были. Все доработки, которые случились с осени прошлого года, касались скорее не технической стороны, а внешней – как все крепится и насколько легко собирается. «Мы поняли, что простота сборки имеет большое значение. Внутри можно сделать все, что угодно. Но если китайским рабочим на линии это сложно собрать, у тебя будет большой процент брака. Много и других моментов. Например, если ты не написал в инструкции «Не собирать платы жирными руками», то рабочий вполне может пойти есть лапшу на обед, а потом снова собирать. А девайс в результате не работает», – поясняет Ткаченко. 

Пока жалоб «не работает» в службу поддержки Nommi не поступало. Англоязычный саппорт в формате 24/7 сейчас обеспечивают сами члены команды. Вопросов приходит много, но большинство из них легко решаются советом прочесть инструкцию. Из 1,4 тыс. человек, которые заказали Wi-Fi-роутер от казахстанского стартапа, как минимум треть с поддержкой уже пообщалась – в основном по вопросам пересылки девайса. Но именно от бекеров основатели Nommi ждут информацию и отзывы. Лояльное комьюнити первых владельцев гаджета позволит быстро менять или адаптировать какие-то моменты под запросы пользователей.

Плановая экономика

В ближайших планах казахстанского стартапа Nommi – выход на стабильное промышленное производство, сразу после – на площадки e-commerce ритейлеров Amazon, Newegg, Lazada. С Amazon уже есть договоренность, но нет необходимого количества роутеров. Первая партия разошлась по бекерам, осталось только около 150 гаджетов, а для американского онлайн-ритейлера минимальная партия на месяц – 700 штук. «Что для нас это значит? Во-первых, мы должны показать все сертификаты, их получением мы сейчас занимаемся. А главное – у нас должна быть эта партия. Сейчас мы опять стоим перед задачей финансирования второй партии производства, сумма необходима приличная – порядка $200–300 тыс. Больше нет роскоши: сначала тебе заплатили, и только потом ты сделал», – делится оперативными планами Ткаченко. Увидеть свое детище на Amazon создатели хотят уже в середине лета, а привлекать деньги на производство новой партии компания планирует через долговое финансирование, инвесторов больше не ищет. 

После краудфандинговой кампании Nommi привлек еще $400 тыс. от SkyBridge и частных инвесторов. Производство первой партии вышло дорогим, бекеры получили роутеры по цене, близкой к себестоимости, сам стартап много не заработал. «2X мы точно не заработали, – говорит Алена Ткаченко. – И достаточно много денег потратили на R&D. Плюс, смотрите, корпус роутера состоит из двух элементов, пресс-форма для каждого стоит $15 тыс., а у нас еще и два варианта корпусов – Slim и Power…» Напомним, что Nommi позволяет создателям зарабатывать не столько на продаже девайсов, сколько на сервисе, то есть предоставлении трафика.

Второе направление, в котором решила двигаться компания, – интеграция с Wi-Fi-базами. Эта линия развития проявилась в процессе разработки устройства. «Мы поняли, что интеграция с Wi-Fi-базами – это вещь интересная не только применительно к Nommi, но и как самостоятельный элемент, который может интегрироваться либо с телекомом, либо с тревел-приложениями», – об открывшихся возможностях Ткаченко говорит с воодушевлением. 

Останется Nommi компанией одного продукта или продолжит развитие в hardware, в компании однозначно пока ответить не готовы. Сейчас здесь думают над версией роутера, предназначенной именно для локальных рынков. Ближайшие месяцы станут временем проверки гипотез, которых у компании все еще очень много. Но теперь наконец должно стать понятно, зачем все-таки бекеры купили Nommi и как собираются свои роутеры использовать. Многие клиенты – совершенно неожиданно для создателей стартапа – сразу же приобрели трафик в своей стране, просто чтобы попробовать девайс.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Коронавирус обвалил доходы нефтяных компаний

О каких убытках объявили «КазМунайГаз», Chevron, ExxonMobil и Shell

Фото: «КазМунайГаз»

Национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ) в первом полугодии 2020 года зафиксировала снижение объемов почти во всех сегментах производства. Особенно сильно пострадали переработка сырья и выпуск нефтепродуктов. КМГ был вынужден снизить объемы переработки нефти и выпуска нефтепродуктов, чтобы избежать затоваривания заводских складов.

Крупные мировые частные неф­тяные компании, работающие в Казахстане, такие как Chevron, ExxonMobil и Shell, объявили о многомиллиардных убытках. 

Upstream

Уровень добычи нефти и газового конденсата в КМГ, имеющем доли участия в ряде крупных и контролирующем несколько средних добывающих компаний, за первое полугодие уменьшился на 3,1%, до 11,3 млн тонн. Тенгиз, Кашаган и Карачаганак дали национальной компании чуть более 4 млн тонн нефти и
3 млрд куб. м газа, что превышает прошлогодние показатели за аналогичный период на 2,2% и 4,3% соответственно. Однако почти на 6% снизилось производство нефти на операционных активах КМГ. Компания объясняет, что снижение объемов нефти здесь «в основном обусловлено естественным падением уровня добычи на месторождениях «Казгермунай» (на 29,6%) и «ПетроКазахстан Инк» (на 22,9%).

Корпорация Chevron, основной акционер ТОО «Тенгизшевройл», в первом полугодии в среднем добывала свыше 3,1 млн баррелей нефтяного эквивалента (бнэ) в сутки, что на 1,6% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако, если считать показатели второго квартала, то они оказались на 3% ниже по сравнению с прошлым годом, и на 8% – в сравнении с первым кварталом. Компания вынуждена была снизить производство в ответ на падение спроса. Из-за аналогичных проблем снизил добычу другой американский нефтяной гигант – ExxonMobil, сократив суточное производство нефти на 2,6%, до 3,8 млн бнэ. При этом по сравнению с первым кварталом во втором добыча снизилась на 7%.

«Рыночные цены на сырую нефть выросли после резкого падения в конце первого квартала. Тем не менее реализация сырой нефти и природного газа во втором квартале была значительно ниже, что отражает сохраняющееся избыточное предложение на рынке и влияние COVID-19 на мировой спрос», – отметили в ExxonMobil.

Англо-голландская Shell во втором квартале снизила добычу на 5,6%, до 3,3 млн баррелей в сутки. В компании отметили, что уменьшение добычи было связано с падением спроса и сокращениями в рамках инициатив ОПЕК+.

8 полоса_Добыча нефти в первом полугодии 2020 года-1.jpg

Downstream

Отрасль переработки нефти оказалась наиболее пострадавшей из всех сегментов нефтегазовой промышленности. Из-за снижения спроса на топливо в первом полугодии общий объем переработки углеводородного сырья снизился на заводах КМГ на 17,1%, до около 8,3 млн тонн.

В Казахстане на Атырауском НПЗ объем переработки уменьшился на 2,4%, на Павлодарском нефтехимическом заводе – почти на 17%, на Шымкентском заводе ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс» – на 14%. На заводах «Петромидия» и «Вега» в Румынии – на 32,3% и 23,6% соответственно. Если на казахстанских заводах сокращение объемов КМГ объясняет намеренным снижением производства во избежание затоваривания, то на румынских заводах оно произошло из-за остановки производства на заводе «Петромидия» из-за проведения планового капремонта. В результате объем производства нефтепродуктов на казахстанских и румынских заводах уменьшился на 18,3%, до свыше 7,6 млн тонн. На казахстанских НПЗ он упал на 11,3%, до 5,4 млн тонн, а на румынских – на 31,5%, до чуть выше 2,2 млн тонн.

Объем переработки на заводах Chevron в первом полугодии снизился на 10,3%, до 1,385 млн баррелей в сутки. Операции в США принесли убыток в $538 млн против прибыли в $682 млн годом ранее. Тогда как нефтеперерабатывающие компании, расположенные в других странах, увеличили прибыль на 111%, до $631 млн. При этом во втором квартале переработка и доходы компании упали как в Штатах, так и за пределами страны. В США переработка нефти принесла компании убыток в $988 млн по сравнению с $465 млн прибыли годом ранее. Международные операции дали убыток в $22 млн по сравнению с прибылью в $264 млн в прошлом году. Сокращение объемов переработки и снижение выручки произошло в основном из-за снижения маржи от продаж нефтепродуктов, объяснили в компании.

Переработка нефти на заводах ExxonMobil в первом полугодии снизилась на 10%, до 3,788 млн баррелей в сутки. При этом показатели по переработке в США принесли убыток в $202 млн по сравнению с прибылью в $149 млн годом ранее, а международные операции, наоборот, увеличили прибыль более чем в 12 раз, до $567 млн. Многократный рост за пределами США компания объясняет более высокой маржей и низкими затратами. Вместе с тем во втором квартале маржа промышленного топлива была значительно ниже, чем в первом квартале, отражая влияние COVID-19 на спрос на бензин и авиационное топливо. Средняя загрузка НПЗ значительно снизилась – на 30% по сравнению с первым кварталом из-за падения спроса.

У англо-голландской Shell переработка нефти в первом полугодии также снизилась – на 18%, до 2,170 млн баррелей в сутки. А объемы продажи нефтепродуктов сократились на 29%, до 4,659 млн баррелей в сутки. При этом прибыль от переработки составила $811 млн, падение по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составило 132%. Снижение доходов было связано с глобальным падением спроса на нефтепродукты из-за пандемии коронавируса. Во втором и первом кварталах загруженность НПЗ составила 70% и 76% соответственно.

Доходы

В результате падения спроса на энергоресурсы в первом полугодии доходы нефтяных компаний значительно уменьшились. КМГ публикует финансовые результаты несколько позднее производственных, поэтому сейчас сложно сказать, насколько сильно упали доходы компании. Известно, что в первом квартале этого года чистая прибыль компании сократилась более чем в четыре раза, до 69,5 млрд тенге, по сравнению с 309,2 млрд тенге, заработанными в январе – марте прошлого года.

Корпорация Chevron по итогам первого полугодия получила чистый убыток в размере свыше $4,6 млрд против прибыли годом ранее в размере $6,9 млрд.

«Экономические последствия реакции на COVID-19 значительно снизили спрос на нашу продукцию и снизили цены на товары», – говорит председатель совета директоров и главный исполнительный директор Chevron Майкл Вирт.

Средняя цена продажи компании за баррель сырой нефти и природного газа во втором квартале составляла $19 по сравнению с $52 годом ранее. При этом в компании отмечают, что «несмотря на то, что спрос и цены на сырьевые товары показали признаки восстановления, они не вернулись к уровню, существовавшему до пандемии, и финансовые результаты могут по-прежнему снижаться в третьем квартале 2020 года».

ExxonMobil объявила по итогам шести месяцев убыток в $1,6 млрд против прибыли в $5,4 млрд годом ранее.

«Глобальные условия пандемии и избыточного предложения значительно повлияли на наши финансовые результаты за второй квартал благодаря более низким ценам, марже и объемам продаж», – сказал Даррен Вудс, председатель и главный исполнительный директор ExxonMobil.

Капитальные затраты и расходы на геологоразведку за шесть месяцев были сокращены на 16,6%, до $12,4 млрд. Компания определила значительный потенциал для дополнительных сокращений и проводит комплексную оценку активов по предприятиям в каждой отдельной стране.

По оценке экспертов Bloomberg, Chevron зафиксировала свои самые слабые результаты как минимум за три последних десятилетия, а убыток ExxonMobil во втором квартале был самым глубоким с момента его слияния в 1998 году с корпорацией Mobil.

Чистый убыток англо-голландской Shell в первом полугодии достиг $18,1 млрд по сравнению с чистой прибылью в $9 млрд за аналогичный период прошлого года. При этом результаты включают также убытки от обесценения активов в размере $16,8 млрд после налогообложения. В компании отметили, что во втором квартале этого года Shell пересмотрела свои среднесрочные и долгосрочные прогнозы по ценам и марже переработки с учетом ожидаемых последствий пандемии COVID-19 и связанных с ней макроэкономических, а также фундаментальных показателей спроса и предложения на рынке энергоносителей. В результате была проведена проверка значительной части материальных и нематериальных активов в области разведки, добычи и переработки нефти и газа.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg