Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2076 просмотров

Wi-Fi-роутер от казахстанского стартапа будет продаваться на Amazon

Рассказываем о жизни стартапа после краудфандинга

Фото: Офелия Жакаева
Коллаж: Вячеслав Батурин

Nommi – первый hardware-стартап из Казахстана, который успешно прошел краудфандинг на международной площадке Indiеgogo и начал поставки девайса бекерам. Правда, с опозданием на девять месяцев. О жизни стартапа после краудфандинга в материале «Курсива».

В конце марта в App Store и Play Market появилось приложение Nommi, а несколькими днями ранее казахстанский стартап начал отправлять первым покупателям одноименный девайс. Nommi – это персональный Mi-Fi-роутер, который поддерживает технологию виртуальных SIM-карт и заодно служит пауэрбанком. Гаджет создан для того, чтобы путешественники не ограничивали себя в мегабайтах за границей и не искали в чужих городах, как подключиться к городскому Wi-Fi: у Nommi есть база с паролями публичных сетей. Основатели проекта Nommi – казахстанцы Кайрат Ахметов и Алена Ткаченко.

На Indiеgogo команда Nommi вышла в декабре 2017 года и за время краудфандинговой кампании собрала более $90 тыс. при заявленных $25 тыс. Доставка девайса бекерам (заказчики, которые поверили в проект и заплатили за еще не существующий продукт) была запланирована на июнь 2018 года. Но на практике Nommi отправился к первым покупателям только в марте 2019 года. 

Где мой Nommi? 

Первые новости от стартапа были обнадеживающими – команда работала над созданием предпромышленного образца. Но уже в мае прошлого года появилась информация о задержке. Уверив пользователей, что изрядно продвинулась в создании девайса, команда предупредила: из-за незапланированных изменений (в том числе в конструкции печатной платы) на тестирование и подготовку к массовому производству нужно больше времени. Бекеры получили новый график, где доставка оказалась перенесена на сентябрь. Тогда в небольшом хоре разочарованных комментариев от покупателей слышны были и слова поддержки от отдельных клиентов. «Я готов подождать, чтобы получить работающий, функциональный продукт», – писал один из бекеров. После затишья до осени недовольные голоса начали звучать все чаще: в сентябре 2018 года доставки снова не случилось. Команда Nommi, извиняясь перед своими первыми покупателями, постоянно откладывала начало производства. «Мне в какой-то момент стало страшно заходить в почту и соцсети. У нас всего шесть процентов клиентов из Казахстана, но когда ты находился в Алматы или Астане, складывалось ощущение, что все клиенты отсюда. И каждый задавал вопрос: «Где мой Nommi?» – вспоминает СЕО компании Алена Ткаченко.

Сейчас, когда свой Nommi получили почти все бекеры компании, а обвинения «вы скам-проект» сняты, можно говорить о главной причине задержки выхода девайса на рынок. Как ни странно, она связана не столько с технологическими нюансами, сколько с логистическими. 

Шэньчжэнь, долгий путь 

Традиционное место сборки девайсов – это китайский Шэньчжэнь, мегаполис производителей электроники и «железных» стартапов. Варианта работы два: либо стартап командирует одного-двух человек в Поднебесную, те там живут и курируют процесс производства; либо команда общается с производителем дистанционно, а продукт постоянно, после каждой итерации, присылается ей на проверку. Казахстанский стартап выбрал второй путь. Что получилось на практике? Китайский партнер отправляет образец, он идет до РК около двух недель через цепочку транзитных пунктов – из Шэньчжэня в Гонконг, потом Дюссельдорф и только после – Алматы. «На ранних этапах нам нужно было не только посмотреть образец самим, но и отправить украинской команде, которая нам помогала. А это еще около недели. В результате месяц ты теряешь просто на пересылках», – констатирует Ткаченко. Еще три-четыре дня уходит на тест образца: как он функционирует с половиной зарядки, как – почти разряженный. Производитель получает комментарии, что исправить, делает это, снова отправляет образец, снова две недели ожидания – и так по кругу. Еще одна головная боль стартапа оказалась связана с китайским стилем работы. «В процессе мы выяснили, что китайский производитель не работает в формате: было пять замечаний, они их исправили и продукт почти идеальный, ну, возможно, какие-то новые баги появились. Китайцы работают в формате «одно исправил – другое сломалось», – смеется Ткаченко, тут же серьезно добавляя: временные затраты на тесты выросли, поскольку перепроверять приходилось все. 

Стоило ли выбрать вариант с командировкой части специалистов в Китай – вопрос, который в Nommi до сих пор остается открытым. С одной стороны, расходы на жизнь в Шэньчжэне могли оказаться ниже, чем содержание всей команды в Казахстане в режиме ожидания, с другой – у Nommi кроме «железа» есть еще и софт, который создавался с партнерами в Алматы, и в случае отъезда части команды в Китай могли просесть внутренние коммуникации стартапа. Единственное, в чем Ткаченко точно уверена, – со своим человеком в Китае вопросы производства решаются быстрее.

Время поддержки 

Задержка выхода продукта для hardware-стартапов – скорее практика, чем исключение из нее. «Вовремя отгружают компании, которые уже производили продукт, для них это не первый опыт, и они правильнее закладывают время. Полгода-год – это время стандартной задержки. Если она больше, значит, команда сильно что-то не рассчитала или случилось что-то совсем незапланированное», – резюмирует Алена Ткаченко. Запуск Nommi обошелся без таких «совсем незапланированных» моментов – модель полностью казахстанский стартап не переделывал; комплектующие, пусть и после небольшого ожидания, были доступны; производитель в самом главном не подвел – возможности для сборки у него были. Все доработки, которые случились с осени прошлого года, касались скорее не технической стороны, а внешней – как все крепится и насколько легко собирается. «Мы поняли, что простота сборки имеет большое значение. Внутри можно сделать все, что угодно. Но если китайским рабочим на линии это сложно собрать, у тебя будет большой процент брака. Много и других моментов. Например, если ты не написал в инструкции «Не собирать платы жирными руками», то рабочий вполне может пойти есть лапшу на обед, а потом снова собирать. А девайс в результате не работает», – поясняет Ткаченко. 

Пока жалоб «не работает» в службу поддержки Nommi не поступало. Англоязычный саппорт в формате 24/7 сейчас обеспечивают сами члены команды. Вопросов приходит много, но большинство из них легко решаются советом прочесть инструкцию. Из 1,4 тыс. человек, которые заказали Wi-Fi-роутер от казахстанского стартапа, как минимум треть с поддержкой уже пообщалась – в основном по вопросам пересылки девайса. Но именно от бекеров основатели Nommi ждут информацию и отзывы. Лояльное комьюнити первых владельцев гаджета позволит быстро менять или адаптировать какие-то моменты под запросы пользователей.

Плановая экономика

В ближайших планах казахстанского стартапа Nommi – выход на стабильное промышленное производство, сразу после – на площадки e-commerce ритейлеров Amazon, Newegg, Lazada. С Amazon уже есть договоренность, но нет необходимого количества роутеров. Первая партия разошлась по бекерам, осталось только около 150 гаджетов, а для американского онлайн-ритейлера минимальная партия на месяц – 700 штук. «Что для нас это значит? Во-первых, мы должны показать все сертификаты, их получением мы сейчас занимаемся. А главное – у нас должна быть эта партия. Сейчас мы опять стоим перед задачей финансирования второй партии производства, сумма необходима приличная – порядка $200–300 тыс. Больше нет роскоши: сначала тебе заплатили, и только потом ты сделал», – делится оперативными планами Ткаченко. Увидеть свое детище на Amazon создатели хотят уже в середине лета, а привлекать деньги на производство новой партии компания планирует через долговое финансирование, инвесторов больше не ищет. 

После краудфандинговой кампании Nommi привлек еще $400 тыс. от SkyBridge и частных инвесторов. Производство первой партии вышло дорогим, бекеры получили роутеры по цене, близкой к себестоимости, сам стартап много не заработал. «2X мы точно не заработали, – говорит Алена Ткаченко. – И достаточно много денег потратили на R&D. Плюс, смотрите, корпус роутера состоит из двух элементов, пресс-форма для каждого стоит $15 тыс., а у нас еще и два варианта корпусов – Slim и Power…» Напомним, что Nommi позволяет создателям зарабатывать не столько на продаже девайсов, сколько на сервисе, то есть предоставлении трафика.

Второе направление, в котором решила двигаться компания, – интеграция с Wi-Fi-базами. Эта линия развития проявилась в процессе разработки устройства. «Мы поняли, что интеграция с Wi-Fi-базами – это вещь интересная не только применительно к Nommi, но и как самостоятельный элемент, который может интегрироваться либо с телекомом, либо с тревел-приложениями», – об открывшихся возможностях Ткаченко говорит с воодушевлением. 

Останется Nommi компанией одного продукта или продолжит развитие в hardware, в компании однозначно пока ответить не готовы. Сейчас здесь думают над версией роутера, предназначенной именно для локальных рынков. Ближайшие месяцы станут временем проверки гипотез, которых у компании все еще очень много. Но теперь наконец должно стать понятно, зачем все-таки бекеры купили Nommi и как собираются свои роутеры использовать. Многие клиенты – совершенно неожиданно для создателей стартапа – сразу же приобрели трафик в своей стране, просто чтобы попробовать девайс.


1633 просмотра

Как летать с 90%-ной скидкой

Устраивайтесь в авиакомпанию

Фото: shutterstock

Авиаперевозчики предлагают перелеты на выгодных условиях своим сотрудникам и даже представителям конкурентов.

Слетать в Париж на выходные или провести день на пляже вдали от зимнего холода? А, может быть, вы никогда не были в Черногории, на Таити или в Южной Дакоте? Если так, то вперед!

Все, что требуется, – просто работать в авиакомпании. Большинство из них позволяют своим сотрудникам летать бесплатно, а сотрудникам своих конкурентов – почти бесплатно. Некоторые льготы также распространяются на детей и родителей сотрудников и тех работников авиакомпаний, кто уже вышел на пенсию.

Возможно, эта самая лучшая служебная привилегия (не называйте это дополнительной выплатой – она не облагается налогом). Более того, ни в одной другой отрасли компании не предоставляют столь щедрые льготы сотрудникам своих конкурентов. Это как если бы компания Ford раздавала своим сотрудникам бесплатные автомобили, а работникам General Motors предоставляла скидку до 90%.

Более 200 авиакомпаний по всему миру имеют соглашения, позволяющие сотрудникам конкурентов, начиная от бухгалтеров и заканчивая работниками склада, совершать перелеты без подтвержденного места примерно за 10% от стоимости билета. Возможность получить билет на льготных условиях позволяет сотрудникам авиакомпаний вести совершенно иной образ жизни, если, конечно, они свой шанс используют. Но даже если сотрудники путешествуют изредка, сама мысль о том, что они могут слетать в Лондон просто на выходные, становится действенным бонусом.

«Моя жена не раз мне говорила, что разведется со мной, если я решу уйти из Hawaiian Airlines или если меня оттуда уволят», – рассказывает Дамиан Балиновский, менеджер по внутренним коммуникациям авиакомпании Hawaiian Airlines.

Он часто бывает в Европе, а по выходным летает на остров Мауи.

«То, чем мы оба дорожим, – это гибкость», – отмечает Балиновский.

Путешествующие без подтвержденного места сотрудники авиакомпаний – их называют некоммерческими пассажирами – применяют столь сложные стратегии, что они способны смутить даже самых опытных путешественников. Имея наготове резервные планы B, C, D и E, они регистрируются одновременно на три-четыре рейса, стремясь попасть хотя бы на один из них. Они не бронируют номер в оте­ле и не используют Airbnb до тех пор, пока самолет не начнет выруливать на взлетную полосу, поскольку всегда есть риск потерять место в самую последнюю секунду. И в основном именно из-за них свободное место рядом с вами вдруг оказывается занятым за мгновение до закрытия двери самолета.

В течение своего первого года работы в United Airlines Джасприт Сингх провел дома в Чикаго только четыре выходных из 52. Всего за три года работы в авиакомпании старший аналитик по развлекательным программам на борту совершил 500 авиарейсов, преодолев 700 тыс. миль.

Иногда 25-летний Сингх отправляется в Канзас-Сити, штат Миссури, чтобы покосить газон у своей матери. В другой раз он проводит выходные в Лондоне, Брюсселе или в каком-нибудь городе в Германии. Чтобы избежать зимних холодов, он улетает на западное побережье.

«Я просто появляюсь в аэропорту, смотрю на расписание вылетов и понимаю, где, скорее всего, будут свободные места», – говорит он.

По данным Southwest, с начала года до 15 июля авиакомпания перевезла около двух миллионов некоммерческих пассажиров. Почти 1,5 миллиона из них – это работники авиакомпании и члены их семей, 487 тыс. других пассажиров – представители конкурентов, сообщил Роб Дюссо, старший менеджер Southwest, отвечающий за мотивацию сотрудников и организацию подобных поездок.

Примечательно, что Southwest не имеет с другими авиакомпания ни код-шеринговых соглашений, ни договоренностей по интерлайну, по которым оставшиеся без места пассажиры могут улететь с другим перевозчиком. Однако у компании есть соглашения со 140 авиакомпаниями на поездки сотрудников.

«Это серьезно влияет на жизнь людей», – говорит Дюссо, который уже 20 лет руководит в Southwest подобными поездками и возглавляет ассоциацию путешествующих сотрудников.

Сам он тоже активно летает по миру в свободное время – только в этом году он совершил 46 перелетов, преодолев общее расстояние в 45 451 милю. «Просто я подумал, что у меня должны быть хорошие воспоминания», – признается он.

Существуют разные теории о том, с чего началась эта практика. Исторически в среднем авиакомпании заполняли лишь три четверти имеющихся мест. Поэтому могли позволить себе привлекать на работу (в индустрию, где уровень оплаты труда был не слишком высоким) людей, используя бонусы в виде бесплатных перелетов.

Те, кто работает в отрасли давно, полагают: перевозчики хотят, чтобы офисные работники могли лично проверить продукт компании, и отслеживали при этом деятельность конкурентов. Также считается, что авиакомпании хотели бы убедить сотрудников в том, что на работу можно добираться и на самолете, и это сейчас уже происходит.

Благодаря практике бесплатных перелетов сотрудники авиакомпаний могут позволить себе более гибкий график отдыха, например, продлить свое пребывание где-то еще на несколько дней, что редко бывает доступно обычным коммерческим пассажирам. Как правило, за билеты на международные рейсы сотрудники платят только налоги и государственные сборы. Если полет совершается на борту авиа­компании-конкурента, то оплачивается еще так называемый тариф ZED (зональная скидка для сотрудников), размер которого рассчитывается в зависимости от расстояния. Он может составлять от $15 до $179 в случае, если маршрут пролегает через половину земного шара.

Правда, сегодня, когда авиакомпании продают практически все свободные места, путешествовать с неподтвержденным местом становится все сложнее. По данным авиакомпаний, заплатившие за билет пассажиры, как правило, обладают большим приоритетом, нежели некоммерческие пассажиры из числа сотрудников. Однако в случае, когда речь идет о представителях руководства или членах экипажа, которым необходимо срочно вылететь куда-либо, наивысший приоритет может быть отдан им. Во многих авиакомпаниях позицию в листе ожидания определяет ранг сотрудников. В других все зависит от времени регистрации на рейс. Однако всегда приоритет отдается сотрудникам собственной авиакомпании, тогда как представители конкурентов попадают в конец листа ожидания.

Из-за отсутствия гарантий, что свободное место будет, некоммерческие путешественники заранее просматривают данные по бронированию билетов и отслеживают определенные тенденции, например, какие рейсы обычно заполняются уже непосредственно перед вылетом. Для этого сотрудники используют доступ к данным по бронированию билетов в своей авиакомпании, а также при помощи специального приложения узнают о наличии свободных мест у других перевозчиков. Кроме того, они могут получить прогнозные данные о степени успешности запланированного полета без подтверждения места.

«Путешествие без подтверждения места – это своего рода игра, требующая определенной стратегии, энергии и азарта», – говорит Дюссо из Southwest.

Любой некоммерческий пассажир, кто летает достаточно часто, может рассказать историю о ночи, проведенной на полу в аэропорту, или о сумасшедших маршрутах, которые пришлось построить, чтобы вовремя успеть вернуться на работу. Так, сотруднику Hawaiian Airlines Алексу Да Силва пришлось преодолеть 2700 миль по пути в Лос-Анджелес (минуя Гавайские острова), затем в Лас-Вегас и лишь потом в родной Гонолулу.

В 2017 году сотрудники авиакомпании Jet Blue, увлеченные игрой в путешествия без подтверждения места, организовали собственное соревнование в стиле реалити-шоу Amazing Race, где три команды из трех человек узнают о месте назначения в три часа дня в пятницу в штаб-квартире авиакомпании в Нью-Йорке.

Эрик Таннер, сетевой планировщик Jet Blue и автор идеи конкурса, выиграл уже две таких гонки. Когда в одной из них пунктом назначения был назван испанский Сан-Себастьян, Таннер сразу понял: игру выиграет тот, кто первым попадет в Испанию вообще. Его команда зарегистрировалась на рейсах Нью-Йорк – Мадрид сразу двух авиакомпаний – Iberia и American, после чего члены команды разместились в разных терминалах. Вылет Iberia был в 17:15, все билеты на рейс были проданы, однако игроки не теряли надежды. И действительно, десять человек на рейс не явились, и команда отправилась в путь.

Для некоммерческих пассажиров у Jet Blue есть только одно условие: они должны помочь навести порядок на борту самолета после завершения полета.

«Для меня это интересный опыт и отличный способ помочь коллегам», – говорит Таннер.

Марианна Дао начала понимать, что такое путешествие без подтверждения места, уже в первую неделю работы в Jet Blue, когда в пятницу ее босс появился в офисе с чемоданом, заполненным купальными принадлежностями и свитерами. Она тоже отправилась в аэропорт в поисках свободного места на борту.

Менее чем за четыре года Дао, аналитик по стратегическому сорсингу, путешествуя без подтверждения места, посетила 36 стран. На выходные в День независимости США она отправилась на несколько дней на Бермудские острова, затем вернулась в Нью-Йорк, чтобы вместе с коллегами полететь на черногорские пляжи. Она оставила рюкзак, с которым ездила на Бермуды, в аэропорту, поскольку заранее приготовила чистую одежду для поездки в Европу.

По ее словам, это путешествие было чрезвычайно захватывающим и увлекательным.

«Я буду продолжать делать это до тех пор, пока позволяет здоровье», – говорит Дао.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций