Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


665 просмотров

Uber претендует на оценку ниже, чем раньше, но не менее $100 миллиардов

Сервис вызова такси планирует торговать акциями в пределах $48–$55 за штуку, пишет The Wall Street Journal

Фото: InFootage / Shutterstock.com

В предстоящем первичном публичном размещении (IPO) Uber Technologies намерена получить оценку не менее $100 миллиардов, что ниже ранее озвученных ожиданий и связано с трудностями, с которыми в первые же дни после обретения статуса публичной компании столкнулся ее главный конкурент на рынке вызова такси в США и Канаде – Lyft.

По сообщениям информированных источников, не так давно Uber передала держателям своих конвертируемых облигаций документацию, где потенциальный диапазон цен для акций компании определен на уровне от $48 до $55.

По сути это эквивалентно совокупной оценке от $90 млрд до $100 млрд, включая почти $10 млрд, которые Uber планирует привлечь по итогам IPO.

Однако к тому времени, когда в конце этого месяца компания начнет продавать свои акции инвесторам, диапазон цен, вероятно, сузится и может сместиться, считают некоторые источники.

При этом текущие ожидания по оценке Uber ниже суммы в $120 млрд, которую в качестве возможного критерия для публичного предложения в прошлом году озвучивали ведущие андеррайтеры в лице Morgan Stanley и Goldman Sachs Group.

Не исключено, что на решение Uber использовать консервативный подход к оценке повлиял не слишком успешный дебют менее крупного конкурента – компании Lyft, которая в конце марта стала публичной при цене $72 за акцию.

Эта цена была намного выше стоимости акций в последнем раунде финансирования Lyft со стороны частных компаний и выходила за рамки первоначального диапазона, на который рассчитывали и компания, и ее андеррайтеры. Однако после всплеска в первый день торгов из-за массовых продаж стоимость акций Lyft начала падать. В среду акции компании упали на 11% до $60,12, что отчасти связано с новостями об оценочных ожиданиях Uber.

Как утверждают люди, знакомые с внутренней «кухней» Uber, руководство компании и андеррайтеры намерены избежать такого исхода. Сейчас сервис стремится повысить привлекательность первоначальных торгов акциями компании и привлечь множество долгосрочных инвесторов.

Учитывая количество высокооцененных технологических стартапов, которые намерены приобрести статус публичных компаний в текущем году, аналитики и банкиры считают, что 2019 год может стать рекордным по сумме привлеченных средств. В ряду первичных размещений Lyft, а затем и компании Pinterest и корпоративного мессенджера Slack Technologies, IPO сервиса Uber – самое крупное.

Еще одним свидетельством того, что выходящие на рынок компании вынуждены сдерживать свои амбиции, стало стартовавшее на этой неделе роуд-шоу для инвесторов компании Pinterest, онлайн-сервиса по поиску изображений. Стоимость акций компании для первичного размещения оказалась ниже уровня, при котором деньги привлекались в частном порядке в последний раз. Ожидается, что акции Pinterest начнут торговаться уже на следующей неделе.

Пока ситуация для роста рынка IPO практически идеальная, поскольку в целом стоимость акций растет, а уровень волатильности невысок. Другой ключевой фактор – это то, что в связи с ажиотажем со стороны инвесторов вокруг крупных техкомпаний с очевидными перспективами роста акции компаний, ставших публичными в последние годы, в целом хорошо себя зарекомендовали. Впрочем, рынок IPO сильно уязвим, и этот тренд может быстро сойти на нет.

Как и ожидалось, Uber опубликовал документацию для IPO в четверг, тогда как сам дебют акций запланирован на начало мая. И хотя регистрационные документы, скорее всего, не будут включать целевую оценку, возможно, в них будет раскрыта дополнительная информация о деятельности компании и ее результатах. Так, по данным Uber, бизнес которой масштабнее, чем у Lyft, как с точки зрения географического охвата, так и по числу бизнес-направлений, убытки в прошлом году составили $3,3 млрд, без учета разового прироста, при доходе в $11 млрд.

В то же время Lyft сообщила о выручке в размере более $2 млрд и убытках свыше $900 млн, поскольку конкуренты сервиса потратили немало средств для укрепления своих позиций на рынке. При этом на Uber сегодня приходится почти 70% рынка США по поиску и вызову такси, Lyft имеет львиную долю от всего остального.

В среду Lyft заявила, что свои первые квартальные результаты в качестве публичной компании опубликует 7 мая, т.е. всего за несколько дней до того ожидаемого начала торгов акциями Uber. При этом результаты деятельности Lyft могут непосредственно повлиять на то, сколько инвесторы будут готовы заплатить за акции Uber.

В последний раз на частных рынках Uber оценивалась примерно в $76 млрд или $48,77 на акцию, во время раунда инвестиций со стороны Toyota Motor Corp. в 2018 году.

Однако потенциальный диапазон цен ниже, чем ожидали инвесторы в последние несколько недель. Так, когда Uber объявила о приобретении ближневосточного конкурента Careem Networks FZ за $3,1 млрд, компания выпустила конвертируемые акции по цене около $55 каждая, и ряд инвесторов ожидал, что эта стоимость станет базовой для бумаг Uber.

При этом, по мартовским сообщениям информированных источников, в заключительную стадию перешли переговоры Uber и консорциума, включающего SoftBank Group Corp., об инвестициях в размере $1 млрд в подразделение компании, разрабатывающее беспилотные автомобили.

В рамках IPO эта договоренность могла бы помочь сервису по поиску и вызову такси громче заявить о себе перед инвесторами, однако уверенности в том, что эта сделка будет завершена к моменту листинга, нет.

Для Uber эти инвестиции станут важным источником средств для реализации этого амбициозного и дорогостоящего проекта. В будущем это также упростит вопрос с финансированием, позволив при этом компании сохранить контроль над подразделением. В 2017 году на проект по созданию беспилотного автомобиля Uber потратила почти $750 млн, однако в 2018 году эти расходы были сокращены.

Как ожидается, Uber начнет свое роуд-шоу для инвесторов в конце текущего месяца.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1583 просмотра

В Западно-Казахстанской области процедуру банкротства проходят почти 200 предприятий

Почему это происходит

Фото: Shutterstock.com

На стадии процедуры банкротства в области сегодня находятся 172 субъекта крупного и среднего бизнеса, но фактически компаний, оказавшихся в трудной ситуации, куда больше. Какие методы применяют налоговые органы, чтобы определить, как бизнес обходит закон, и что толкает предпринимателей на крайние меры, выяснял «Курсив». 

В финансовой коме

За последние два года в ЗКО 42 руководителя частных предприятий были привлечены к субсидарной (административной) ответственности за неисполнение закона о банкротстве. Попытки намеренно «убить» свое предприятие, заранее выведя из него активы, чтобы не платить по счетам кредиторов, или, напротив, не заявлять о банкротстве, обойдутся им в 1,9 млрд тенге по счетам кредиторов и штрафам. Сотрудники фискальных органов говорят: статья за лжебанкротство очень сложная и довести дело до суда бывает крайне трудно.

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности, нужен ущерб в размере 10 тыс. МРП государству и другим кредиторам. Чаще факт лжебанкротства доказан, но ущерб меньше, и дела разваливаются», – сказал в комментариях «Курсиву» руководитель отдела реабилитации и банкротства ДГД ЗКО Алимжан Темирханов.

В 2018 году налоговики передали в службу экономических расследований департамента госдоходов (СЭР ДГД) 12 дел. Одно из них направлено в СЭР ДГД Алматы, одно переквалифицировано по статье «уклонение от налогов», три прекращены по нереабилитирующим основаниям – амнистия или истекший срок давности преступления. Остальные – на стадии рассмотрения. И только в 2019 году к уголовной ответственности за лжебанкротство привлечен один руководитель аксайского ТОО. Он получил полтора года ограничения свободы, хотя приговор не вступил в законную силу и оспаривается адвокатами предпринимателя.

«Этот приговор – один из первых в Казахстане по этой статье», – заметил Темирханов. 

Всего в суд было передано четыре уголовных дела по факту лжебанкротства, сообщили в департаменте госдоходов ЗКО.

Причиной такого явления, как лжебанкроство, аналитики ДГД считают высокую кредитную нагрузку и низкую финансовую грамотность субъектов МСБ, а банкротство называют способом бизнеса застраховаться от проблем в будущем.

«Бизнесменам выгодно банкротство, если сумма долга превышает активы. Тогда они могут списать все долги», – говорит Алимжан Темирханов.

Например, у одного из уральских предприятий-банкротов сумма долга по налогам достигла 200 млн тенге. Оно было контрагентом лжепредприятия плюс не указывало в своих отчетах часть оборотов. В 2017 году налоговые проверки это выявили, и ему доначислили налоги. В ходе анализа деятельности предприятия выяснилось также, что незадолго до банкротства, в 2015 году, предприятие продало около 20 автомашин и производственную базу.

По словам Темирханова, по балансовой стоимости имущество стоило около 300 млн тенге, а продали за 60 млн.

«Выясняем причину и узнаем: их вызывали в правоохранительные органы, потому что на их контрагента возбуждено уголовное дело о лжепредпринимательстве. И им будут выставлять уведомления. Проверка бухгалтерских документов показала: 60 млн на их счет не поступало», – рассказывает собеседник «Курсива».

В итоге было возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства по статье 238 УК РК, которая предусматривает штраф и лишение свободы.

Погашение долгов по налогам может длиться до 20 лет, говорят в департаменте. Поэтому налоговые органы имеют право сами подавать иски в суд, требуя банкротства того или иного предприятия, чтобы вернуть долг активами. Из 172 банкротов, которые сегодня есть в ЗКО, 97 признаны банкротами по искам ДГД, это более 50%.

«По закону предъявить претензию налоговые органы могут и супруге – по совместно нажитому имуществу: дом, машины, ценные вещи. Так что, если кто преднамеренно организовал банкротство, прыгать от счастья не стоит – могут забрать и личное имущество», – заметил спикер.

По данным ДГД, к субсидиарной ответственности за лжебанкротство в 2018 году было привлечено 34, а в 2019-м – восемь владельцев частных предприятий.

bankrupt.PNG

Вычислят по счетам и супругам

Признаки ложного банкротства в первую очередь видны по счетам. В основном оказавшиеся на грани краха владельцы предприятий снимают деньги, продают транспорт, производственные базы, квартиры, объяснили в департаменте.

«Есть лица, у которых по два, три, четыре предприятия. Он то одно обанкротит, то второе. Это лазейки, которые законом не запрещены и требуют внесения поправок», – говорит представитель ДГД.

Проекты-«титаники»

Банкротство крупных компаний порой демонстрирует крах самых смелых идей и надежд.

Так, ТОО «СПП «Металлоизделия» – завод, основанный в Уральске в 1929 году, специализировался на металлообработке и машиностроении. Это одно из первых в Казахстане предприятий, которое наладило производство сэндвич-панелей для каркасных домов. Предприятие активно участвовало в строительстве крупных социальных объектов области, одно из которых – Назарбаев Интеллектуальная школа. ТОО около четырех лет находится в процеду­ре банкротства. Долг перед банком-кредитором – 1,8 млрд тенге. Реализации имущества завода все еще продолжается.

ТОО «Жаиктранс» и ТОО «Жаик­транс-терминал» находятся в процедуре банкротства с 2014 года. Общая задолженность перед банком-кредитором и компаниями-партнерами – 12,8 млрд тенге. ТОО «Жаиктранс» было зарегистрировано в 1998 году, создано для реализации проекта по транспортировке нефти на экспорт с месторождений Западного Казахстана – неф­тепровода Уральск – Самара. Основным видом деятельности ТОО являлось хранение, транспортировка и реализация углеводородного сырья и продуктов его переработки.

В 2006 году строительство трубопровода закончилось, однако запуск так и не был произведен из-за отсутствия сырья. Проект закрыли. В надежде на перемены ТОО поддерживало техническое состояние объекта за счет собственных и заемных средств, говорится в решении специализированного межрайонного экономического суда ЗКО. Обязательства предприятия стали расти из-за начисления кредиторами штрафных санкций и пеней. В 2012 году образовалась налоговая задолженность. Сейчас оно полностью бездействует. Кстати, решением арбитражного суда Самарской области дочернее предприятие ООО «Жаиктранс», за которым также числится дебиторская задолженность в сумме 2,1 млрд тенге, тоже было признано банкротом.

«Нефтепровод построен, но не действует. ТОО несколько раз проверяли на лжебанкротство, но подозрения не подтвердились», – прокомментировал эту историю Алимжан Темирханов.

В списках более мелких банкротов такое предприятие, как ТОО «СВИТ». Компания занималась импортом и производством кондитерских изделий. Сейчас его долг перед банком-кредитором составляет 676,6 млн тенге.

Банкротство коснулось практически всех сфер экономики ЗКО – торговли, строительства, пищевой промышленности и электроэнергетики. С начала 2019 года в области завершена ликвидация 27 предприятий-банкротов. Еще по пяти компаниям дела переданы в суд – для вынесения решения о признании их банкротами. Часть из 172 предприятий-должников, которые сегодня проходят процедуру банкротства, находятся в производстве еще с 2014 года. В структуре их общего долга (42,1 млрд) 140 млн тенге – это невыплаченная зарплата, пенсионные отчисления, соцналог и индивидуальный подоходный налог. Долги по залоговым кредитам – 14,7 млрд. Долги по налоговым обязательствам составляют 9,7 млрд. Задолженность предпринимателей перед другим юрлицами и по беззалоговым кредитам составила 6 млрд, по штрафам и пеням – 11,4 млрд тенге.

Точка зрения

Алмас Чукин, экономист:

«Причина 90% банкротств – долги перед банками, а уже потом остальные кредиторы. До 2018 года банки прятали плохие кредиты: ситуация шаткая была, и все старались делать вид, что все хорошо – рефинансировали, пролонгировали кредиты, шли навстречу заемщикам, пытаясь не доводить до дефолта. В прошлом году банкам помогли убрать этот балласт, и они стали более смело чистить свои портфели. Плохие кредитные истории терпеть стало незачем, поэтому началась более жесткая политика. В результате кто был банкротом давно, но по разным причинам не был виден, сейчас повылазили.

Банкротство – это иммунитет экономики, если она здоровая. Не все могут быть успешными: кто-то должен с рынка уходить, кто-то – приходить. Например, неэффективный капиталист держит людей, а они должны работать, возможно, в другом месте. Он разорился, и на первый взгляд это выглядит плохо – люди потеряли работу. С другой стороны, это бывает благословением: люди устали от нерезультативной работы и ушли в другое место, где стали эффективны.

Бывают структурные банкроты. Например, компания Amazon. Все говорят об успехах онлайн-торговли Amazon. Но есть обратная сторона. Посмотрите, что у них происходит с традиционным ритейлом (розничная торговля. – «Курсив»). 20–30% товаров в магазинах они «похоронили»: покупки переходят в онлайн, и в торговых центрах компании теряют покупателей. Но и тут неожиданно обнаружилось: из торговых центров получаются отличные офисные комплексы, спортзалы. Поэтому плакать по поводу банкротства бизнеса не стоит.

Мы не совсем правильно выстраиваем экономическую политику. Наша экономика, хотим мы этого или нет, – часть глобальной экономики, а это жесткая конкурентная среда. Но я сторонник свободного рынка – он сам регулирует все процессы».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций