3192 просмотра

Топ-5 провальных проектов на Kickstarter

Рассказываем о пятерке эпикфейлов, ставших хрестоматийными

Фото: Shutterstock.com

Дорожный холодильник с модулем Bluetooth, лазерная бритва и наушники с объемным звуком. Что их всех объединяет? Они провалились.

Kickstarter – крупнейшая краудфандинговая платформа в мире. Здесь было собрано $4,2 млрд для более чем 160 тыс. проектов. Однако собрать деньги – еще не равно создать продукт. «Курсив» выбрал пятерку из числа провалов, ставших хрестоматийными. 

Умные часы Pebble

1_14.png

Фото: Kickstarter.com

Эта история до сих пор является спорной. Кто-то утверждает, что она вошла в анналы краудфандинга как один из самых величайших проектов, а кто-то, напротив, считает ее провальной. В 2012 году мало кому известный на тот момент Эрик Миджиковски размещает на «Кикстартере» проект-бомбу – умные часы Pebble. Проект, как сейчас говорят, стал хайповым, собрав $10 млн вместо заявленных $100 тыс. Деньги пошли в дело, и в 2013 году компания вышла на массовое производство. Ну а дальше в рынок включились гиганты – Samsung со своими смарт-часами Gear S, Apple с Apple Watch. С тех пор дела у Pebble не заладились, хотя в 2015 году компания провела еще один сверхуспешный краудфандинг и ушла из него с $13 млн в кармане. Деньги пошли на производство часов нового поколения. Но в 2016 году Fitbit выкупил Pebble и компания прекратила свое существование.

Холодильник с Bluetooth – Coolest Cooler

65a3f1f355d79198457b6d66526c0e88_original.jpg

Фото: Kickstarter.com

Когда смотришь на функционал этого устройства, не покидает ощущение, что это какая-то китайская поделка. Вдумайтесь: помимо функционала холодильника, девайс оснастили разделочной доской, блендером для приготовления коктейлей, разъемами для зарядки мобильных устройств и… Bluetooth-колонками. Кому это могло бы понравиться? Оказалось, что многим – вместо запрашиваемых $50 тыс. проект собрал более $13 млн. 

Казалось бы – что еще нужно для успеха, но что-то пошло не так. Как оказалось, основатели проекта не подумали о логистике, и на практике затраты на нее оказались недооцененными: судя по всему, и спустя почти пять лет свой чудо-холодильник получили еще не все спонсоры проекта. 

Лазерная бритва Skarp

dcd232eeaf70451621969d0018725664_original.jpg

Фото: Kickstarter.com

Этот проект изначально имел все параметры фейка, хотя идея выглядит, на первый взгляд, очень привлекательно – безопасное бритье, где вместо лезвия – лазер. Расходный материал – батарейка! Несмотря на трезвые и резонные замечания, которые ставили под сомнение концепцию (действительно, лазер, срезая щетину, хорошо «поджаривал» бы и кожу), проект, запрашивавший $160 тыс., собрал $4 млн от более чем 20 тыс. спонсоров. Но позже Kickstarter закрыл проект и вернул деньги спонсорам, мотивируя тем, что у основателя отсутствует прототип. 

3D-наушники OSSIC X

3890c8bfd98814ac7ce7217ac7d5ad06_original.jpg

Фото: Kickstarter.com

Основатели проекта, собрав с помощью краудфандинга около $6 млн ($2,7 млн через Kickstarter и $3,2 млн через площадку Indiegogo), обещали наушники, которые мгновенно подстраивались бы под индивидуальные особенности пользователя, расширяя акустическое пространство и максимально приближая качество звучания к тому, как «он слышит мир каждый день». В основе идеи – технологии и алгоритмы 3D-аудио с отслеживанием позиционирования головы и индивидуальной калибровкой, базирующиеся на анализе уникальной анатомии пользователя. Впрочем, сказка сказывалась недолго – разработчики закрывают проект, мотивируя тем, что для его завершения не хватило средств – на разработку наушников требовалось почти $12 млн, а краудфандинг покрыл лишь половину. Попытки привлечь в качестве партнеров производителей электроники не увенчались успехом.

Миниатюрный дрон Zano

b3b617971c2d731f3e070230288a9ff4_original.jpg

Фото: Kickstarter.com

Завершаем топ-5 дроном Zano, который должен был уметь следовать за своим «хозяином», управляться со смартфона, обладать хорошей камерой для видеосъемки и при этом с легкостью помещаться на ладони. Казалось бы, что тут такого удивительного – сейчас таких пруд пруди. Но в 2015-м такие параметры казались фантастическими, и интерес к проекту был невероятно высок – компания Torquing Group собрала почти $3,5 млн при запрашиваемых $188 тыс., а количество спонсоров проекта превысило 12 тыс. Но и здесь реальность оказалась другой – из почти 15 тыс. заказанных дронов покупателям были доставлены лишь около 200. При этом их качество, как утверждают очевидцы, оставляло желать лучшего. Разгоревшийся скандал вынудил Kickstarter провести расследование. Выяснилось, что ролики, которые были размещены на странице проекта, – фейк, а компания не только растратила все средства, но еще и влезла в долги на $1,5 млн. 
 

banner_wsj.gif

2272 просмотра

Как «КазМунайГаз» восполняет запасы нефти и газа

Интервью заместителя председателя правления по разведке и добыче Жакыпа Марабаева

Фото: КазМунайГаз

Национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ) объявила недавно об открытии нового нефтяного месторождения. Поисково-разведочная скважина дала фонтанный приток нефти. Это хорошая новость для всей нефтегазовой отрасли Казахстана. В последние годы не так часто можно услышать об обнаружении новых залежей полезных ископаемых. Почему в республике проводится мало геологоразведочных работ? Что делает КМГ для восполнения запасов углеводородного сырья? На эти и другие вопросы «Курсива» ответил заместитель председателя правления по разведке и добыче АО «НК «КазМунайГаз» Жакып Марабаев.

- Жакып Насибкалиевич, позвольте еще раз поздравить с открытием нового месторождения, где был получен фонтанный приток нефти. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.

- Разведочный участок Бектурлы Восточный находится в Мангистауской области в районе таких месторождений, как Жетыбай Южный, Узень и Карамандыбас. Разведкой занимается наша дочерняя зависимая организация ТОО «Becturly Energy Operating». КМГ принадлежит половина акций этого предприятия, другая половина – одному из наших стратегических партнеров ТОО «Кокел Мунай». Данному открытию предшествовала большая работа команды геологов и геофизиков КМГ, КМГ-Инжиниринг и PGS-Kazakhstan. Геологоразведка началась в 2015 году. Была построена модель осадочного бассейна, уточнена перспективность структур на Узень-Жетыбайской ступени, проведены полевые сейсморазведочные работы по новым технологиям. Дальнейшая обработка и интерпретация с использованием инновационных графов обработки позволила оценить геологические ресурсы участка и оптимально разместить местоположение поисково-разведочной скважины БВ-1, из которой и был получен фонтанный приток нефти.

- Насколько оцениваете ресурсный потенциал блока Бектурлы Восточный?

- В 2017 году компанией PGS-Kazakhstan была проведена геологическая оценка ресурсов блока Бектурлы Восточный по результатам сейсморазведочных работ 3Д. Тогда прогнозные извлекаемые ресурсы нефти были оценены в 14 млн т. Мы планируем полную переоценку ресурсов блока после завершения испытания поисково-разведочной скважины БВ-1.

- Что позволило сделать такое открытие? Чей вклад в это достижение более весомый?

- Это комплексная работа с привлечением ведущих специалистов блока геологии КМГ, КМГ-Инжиниринг, PGS-Kazakhstan и ТОО «Becturly Energy Operating». Необходимо отметить слаженную командную работу, где каждый четко понимает свою роль и свою ответственность, возможность внести вклад в общее дело по развитию ресурсного потенциала КМГ и Казахстана в целом. Другим фактором успеха можно назвать применение интегрированной системы управления проектом, которая заключается в параллельном, быстром и структурированном подходе к процессам геологоразведки и всем связанным с ней мероприятиями. Именно такой подход к делу позволил нашей команде добиться хороших результатов за прошедший год. В 2019 году по результатам проведенных работ был достигнут коэффициент восполнения запасов (КВЗ) равный 162%. 

- Почему КМГ не владеет 100% акций компании-оператора?

- Геологоразведка является рискованным бизнесом. Обнаружение запасов, приемлемых для экономически рентабельной разработки такой компанией как КМГ, в наше время является редкостью. Поэтому для разделения рисков КМГ придерживается принципа carry-финансирования в геологоразведочных проектах. Это означает, что стратегический партнер по разведочному участку берет на себя финансирование проекта и может возместить свои затраты в будущем в ходе разработки месторождения. Это уменьшает риски для КМГ и средства компании остаются в сохранности. Для поиска привлекаются как отечественные инвесторы, так и международные нефтегазовые компании, такие как Лукойл, Eni, Газпром, Роснефть и др.

- Каковы дальнейшие планы по проекту Бектурлы Восточный?

- В ближайшее время закончится процесс испытания всех выделенных объектов в поисковой скважине БВ-1. По итогам полученной информации будет проведена работа по переоценке геологических ресурсов разведочного блока. В 2021 году запланировано бурение поисково-разведочной скважины БВ-2 и расконсервация старых скважин.

kak-«kazmunajgaz»-vospolnyaet-zapasy-nefti-i-gaza-2.jpgФото: КМГ

- Большинство месторождений КМГ прошли так называемый «пик добычи». Почему так мало значимых открытий новых месторождений нефти и газа за период независимости республики?

- Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассказать об эволюции геологоразведочных работ, проведенных на территории нашей страны. Крупные обнаружения нефтегазовых месторождений в Казахстане можно разделить на 3 этапа.

Первый этап - 1960-1970 гг. – период многочисленных открытий больших месторождений, таких как Узень, Каламкас, Жетыбай и Каражанбас. Глубина залегания этих месторождений колеблется от 300 м до 2500 м. Технологически обнаружение было не столь сложным. Геологи работали, буквально  вооружившись несколькими сейсмическими разрезами, циркулем и карандашом и имея представление о несложном геологическом строении. Обнаружение таких месторождений является логичным, учитывая те средства, которые были направлены в советское время на геологоразведку. Объемы геологоразведочных работ, включая сейсморазведку, гравиразведку и бурение поисковых скважин, были большими. При этом экономическая эффективность разведки и разработки новых залежей находилась далеко не на первом месте.

Второй этап проходил в 1980-1990 гг. Наряду с открытиями на суше этот период ознаменован обнаружением таких морских месторождений, как Кашаган, Актоты, Кайран с глубиной залегания более 3500 м в подсолевых интервалах. Этим открытиям предшествовал огромный объем сейсморазведочных работ, проведенный консорциумом «Казахстанкаспийшельф», в который вошли мировые нефтегазовые компании. 

Сейсморазведочными профилями был покрыт практически весь казахстанский сектор Каспийского моря. Были оконтурены перспективные структуры, где далее были продолжены разведочные работы и исследования.

Третий этап – это нынешнее время. Сегодня проведение геологоразведочных работ сопряжено с большими рисками. Как говорится, «легкая нефть найдена и разработана», остаются все более сложные проекты, которые связаны с обнаружением не стандартных, не структурных ловушек нефти и газа (надкарнизные и подкарнизные залежи, стратиграфически экранированные залежи, как палеорусла и конуса выносов), а также технологическими сложностями выявления подсолевых структур. Необходимо проводить работу с большей точностью, оценивать и исключать все возможные геологические риски, подходить к решению задач с привлечением большего количества инструментов и данных. Для обработки и интерпретации сейсмических данных используются суперкомпьютеры, ведется построение трехмерных геологических моделей залежей и бассейнов в специализированных программных продуктах, применяются технологии, основанные на нейронных сетях и управлении большими массивами данных.

Все перечисленное является инструментарием современных геологов и геофизиков для более точного прогнозирования перспективных залежей и расчета ресурсов. Без наличия знаний и понимания геологической эволюции осадочных бассейнов, условий осадконакоплений перспективных районов, исторических данных получение позитивных результатов затруднительно. Сегодня применение новых технологий в геологоразведочных процессах стало важным. Поэтому партнерство с мировыми компаниями является не только инструментом снижения рисков, но и возможностью получения опыта и новых технологий при разведке. Геологоразведка является рискованным бизнесом и вся наша работа направлена на снижение рисков, ранжированию перспективных участков и точечному действию. Поэтому финансирование всех проектов, которыми мы интересуемся, невозможно в текущей ситуации на нефтяном рынке. Отсюда и меньше открытий в современный период Казахстана.

- Коснулся ли кризис на нефтяном рынке геологоразведочных проектов КМГ?

- Да, конечно. Кризис, вызванный драматическим падением спроса на нефть, коснулся всех участников рынка, «от мало до велика». КМГ не стал исключением. Была сокращена штатная численность и заработная плата сотрудников центрального аппарата компании. Партнеры также задумываются о снижении затрат, в том числе и на геологоразведку. В КМГ уже проводится работа по обновлению приоритетности разведочных проектов согласно их перспективности и экономической привлекательности. Некоторые проекты были приостановлены до лучших времен. Мы проводим работу по отсеиванию проектов, которые несут большие риски – геологические, экономические, технологические и т.д. Однако руководство КМГ четко осознает важность и необходимость продолжения геологоразведочных работ с целью восполнения запасов. Это особо важно при текущей высокой выработанности разрабатываемых месторождений. Мы продолжаем искать нефть, которая «завтра» будет в добыче. Компании, которые проявляют признаки «усталости» от геологоразведки, ставят под сомнение свою долгосрочную приверженность добыче нефти. Вопрос увеличения ресурсной базы за счет геологоразведочных работ имеет стратегическую важность для нас. Более того, показатель восполнения запасов является одним из основных при оценке эффективности работы любой нефтегазовой компании, особенно с планами по выходу на международные рынки ценных бумаг.

- Как, по вашему мнению, изменится роль геологоразведки в развитии компании и страны в целом в это нелегкое для нефтяной отрасли время?

- Геологоразведка останется одним из основных направлений компании. Несмотря на некоторые сокращения финансирования мы продолжаем работать в проактивном ключе. КМГ обладает внушительным портфелем геологоразведочных проектов. Имеются четкие планы по расширению этого портфеля по мере получения результатов исследований, включая бассейновое моделирование. К слову, бассейновое моделирование является мощным инструментом для поиска залежей нефти и газа. В модели проводится реконструкция палеотектонических условий, зрелость нефтематеринских пород, симуляция процесса миграции углеводородов в ловушки, которые были сотни миллионов лет назад на современной территории Казахстана. Подобного рода технологиями обладают только крупные компании в нефтегазовой отрасли. Результатом этих работ является пул перспективных участков для постановки геологоразведочных работ. Но нельзя забывать о том, что всегда присутствуют риски, которые не преодолеть, но можно минимизировать. С этой целью проводятся дополнительные исследования, такие как сейсморазведочные работы, гравиразведка, обработка и интерпретация сейсмических данных. Мы делимся своими наработками со стратегическими партнерами, проводим совместные региональные и локальные исследования. В результате потенциальный партнер-компания принимает решение о финансировании общих проектов, что является привлечением зарубежных инвестиций в экономику Казахстана. На совместных проектах специалисты КМГ получают уникальный опыт работы с мировыми компаниями и доступ к новейшим технологиям.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg