Перейти к основному содержанию

3192 просмотра

Модернизация Таразского завода минеральных удобрений вызывает обеспокоенность населения

В 2018 году химический гигант заплатил около 14 млрд тенге налогов и других обязательных платежей, в том числе около 2,5 млрд тенге – эмиссию в окружающую среду

Фото: Автора

Ожидается, что после реконструкции Таразского филиала «Казфосфата» увеличится доля предприятия в общем объеме промышленного производства области, составившей в прошлом году около 40%. Но горожан больше волнует не экономическая составляющая, а вопросы экологии.

Заново родившийся завод

Как сообщил «Курсиву» директор завода минеральных удобрений (ЗМУ) Толепберген Исаев, благодаря реконструкции объем главного продукта,  выпускаемого предприятием – удобрения для сельхозкультур аммофоса, – вырастет почти в два раза: с 256 тыс. т в год до 480–500 тыс. т.

«Уже сейчас в сутки мы производим 1 300–1 400 т аммофоса, тогда как в прошлом году этот показатель составлял около 800 т. Это (рост – «Курсив») произойдет за счет того, что мы будем использовать мощности цеха фосфорной кислоты. Ведь на старом оборудовании цеха аммофоса мы не могли обработать ее объем», – рассказал Толепберген Исаев.  

По его информации, при реконструкции в цехе аммофоса было установлено новое германское оборудование, автоматизирован весь производственный процесс. Также заменили выхлопную трубу. Если раньше вместе с паром в атмосферу попадали и капли воды, то сейчас только пар; жидкость же собирается в каплеуловителе. «Норма степени абсорбции, заложенная в регламент, соблюдается. Эта вода используется повторно, работает в замкнутом цикле», – пояснил директор ЗМУ.

Как добавил спикер, до реконструкции цеха аммофоса было модернизировано два других основных цеха завода. Практически заново отстроенный сернокислотный цех в 2013 году запустил Нурсултан Назарбаев. Чуть позже, в 2016 году, реконструкции подвергся цех по производству экстракционной фосфорной кислоты. На строительство цеха серной кислоты потратили 15 млрд тенге, цеха по производству фосфорной кислоты – около 9 млрд, а нынешняя модернизация цеха аммофоса обошлась более чем в 7 млрд тенге. 

А как же экология?

Однако техническим «перевооружением» ЗМУ остались недовольны жители близлежащих населенных пунктов. Так, к примеру, на прошедших общественных слушаниях по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) председатель ОО «Казакстан жастары» Ихтияр Мурзахметов заявил, что предприятие пагубно влияет на экологию края.

«Я живу в расположенном неподалеку селе Шайкорык и знаю ситуацию изнутри. Почему на ОВОС вы не пригласили жителей поселка Костобе, таразской улицы Сулейманова, сотрудников прокуратуры? – отмечает общественный деятель. – Куда уходят миллиардные налоги на эмиссию, почему на них не проводятся мероприятия для расположенных рядом поселков?! Из них адресно должны компенсировать вред, наносимый жителям сел. Независимая экспертиза не проводилась, поэтому дать независимую оценку невозможно. Закон нарушается в плане того, что промышленные отходы складируются в черте города».

Волнует общественного деятеля и вопрос фосфогипса – отходов при производстве фосфорной кислоты, которая, в свою очередь, используется для получения аммофоса. 

Горы фосфогипса, находящиеся на отвалах завода, можно увидеть при въезде в областной центр с северо-запада. 
В отделе предпринимательства и промышленности акимата Тараза «Курсиву» сообщили, что глава региона Аскар Мырзахметов издал протокольное решение о вывозе фосфогипса за пределы города. Но пока горы этого вещества все еще остаются на месте.

Экологи о безвредности

Между тем главный эколог завода минеральных удобрений Гулжанат Байзакова уверяет, что фосфогипс не вреден.

«Фосфогипс – это практически грунт, земля. Содержание фтора в нем не превышает 10 мг на один килограмм. Это абсолютно не вредно. От влаги после дождя или снега поверхность куч фосфогипса затвердевает и образуется корка. При ветре он не распыляется. А новые партии отходов вываливаются с влажностью до 40%. Если влажность составляет более 10%, материал не пылит. Да, наше предприятие химическое, но мы работаем в установленных рамках. Согласно проведенным экспертизам, нормы содержания вредных веществ в окружающей среде не превышают ПДК. Если кто-то не верит их заключениям, пожалуйста, пусть привлекают независимую экспертизу», – заключила эколог.

К слову, по словам гендиректора «Казфосфата» Мукаша Искандирова, на долю компании приходится около 40% объема промышленного производства всей области. В 2018 году химический гигант заплатил около 14 млрд тенге налогов и других обязательных платежей, в том числе около 2,5 млрд тенге – эмиссию в окружающую среду.

«Аммофос мы поставляем и на внутренний рынок, и экспортируем в Украину, Россию, Узбекистан, Афганистан, Таджикистан, Кыргызстан, Китай. Серную кислоту, которая используется на заводе для получения фосфорной кислоты, продаем «Казатомпрому». На этом же заводе третий, основной продукт – трикальцийфосфат кормовой, который применяется для добавки в комбикорм животных», – рассказал топ-менеджер.  
По его информации, 90% всей продукции «Казфосфат» отправляет на экспорт в 33 страны мира.

казфосфат 1.jpg

626 просмотров

Единороги недосчитались $100 млрд

И повергли инвесторов из Кремниевой долины в настоящий шок

Иллюстрация: Lynne Carty/The Wall Street Journal

Некогда самые дорогие компании Кремниевой долины, начиная от WeWork и заканчивая Uber Technologies Inc., в общей сложности потеряли в этом году около $100 млрд. В результате венчурные инвесторы стали более осторожными во вложениях, и это побудило руководителей ряда стартапов сместить акцент с роста компаний на повышение их прибыльности.

wsj1.jpg

За последние несколько недель серьезно сократилось число сотрудников Fair – сервиса, предлагающего автомобили по подписке, и софтверной компании UiPath. Свою деятельность перестроила компания по прокату скутеров Lime – тоже для того, чтобы показать инвесторам свою способность приносить прибыль. 

«Мы были в самом эпицентре шумной вечеринки, которая продолжалась пять лет, ровно до тех пор, пока кто-то не нажал на выключатель», – говорит Крис Доувос, чья фирма Ahoy Capital инвестирует в венчурные компании и стартапы. «Мы все пытаемся адаптироваться к этой ситуации, но никто не знает, как пройдет остаток ночи. Вот как сейчас чувствует себя Кремниевая долина», – отмечает он.

Инвесторы говорят, что, пока индустрия стартапов по-прежнему буквально завалена деньгами, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне, дальнейший спад на частных рынках маловероятен. 

Тем не менее масштабы падения стоимости компаний стали причиной возникновения в венчурной индустрии неопределенности, которой не было уже много лет. Это также привело к определенной внутренней переоценке и призывам со стороны инвесторов к ужесточению корпоративного управления.

Финансирование сделок теперь занимает больше времени – таким мнением делятся предприниматели, венчурные инвесторы и консультанты. Если еще полгода назад сделки с компаниями из сферы потребительских технологий можно было закрыть за одну-две недели, то теперь они занимают месяц и более, говорят венчурные инвесторы. Консультант Адам Дж. 

Эпштейн рассказывает, что те стартапы, которые раньше планировали привлечь от $80 до 100 млн, теперь могут рассчитывать лишь на $20–30 млн.

Особенно ошеломляющим было падение коворкингового сервиса WeWork, которое серьезно усугубилось после того, как его материнская компания We Co. подала заявку на первичное публичное размещение, раскрыв информацию о крупных убытках, слабом корпоративном управлении и многочисленных конфликтах интересов. К моменту, когда в октябре компания была спасена своим крупнейшим инвестором SoftBank Group Corp., она оценивалась примерно в $8 млрд. Для сравнения: в последнем раунде частного финансирования WeWork оценивалась в $47 млрд.

Рыночная капитализация Uber сегодня примерно на $32 млрд ниже оценки, полученной в ходе первичного публичного размещения акций компании в мае. С момента IPO Lyft в марте ее рыночная капитализация уменьшилась почти на $10 млрд. Производитель электронных сигарет Juul Labs, когда-то занимавший второе место после WeWork по сумме оценки со стороны участников частного рынка, в ноябре объявил о том, что сократит число сотрудников на 16%. Крупнейший инвестор Juul понизил оценку компании на $14 млрд после того, как на фоне ограничений со стороны регулятора та приостановила продажи своих наиболее популярных вейп-продуктов.

«Каждые несколько лет происходит что-то, что для людей оказывается словно снег на голову», – говорит Эпштейн, отметив, что «влияние WeWork на фондовый рынок было существенным».

По словам инвесторов, на встречах с фирмами по венчурному инвестированию последние два месяца некоторые вкладчики высказывают свои опасения по поводу возврата вложенных средств. Данные от управляющей и исследовательской компании Renaissance Capital показывают, что количество IPO в США (а IPO для вкладчиков – один из способов получения вознаграждения) в период со II по III квартал сократилось более чем на треть. По информации фирмы PitchBook, число раундов финансирования, проведенных стартапами-единорогами, то есть компаниями, оцененными в $1 млрд и более, а также средняя долларовая стоимость этих раундов в III квартале этого года упали до самого низкого уровня начиная со II квартала 2018 года.

0001_11.jpg

Расположенная в Сан-Франциско компания Lime была вынуждена сфокусировать свои усилия на повышении прибыльности. 

После того как Lime истратила свои финансовые запасы, а также столкнулась с конкуренцией и ограничениями со стороны регулятора, компания испытала серьезное недоверие со стороны инвесторов. Из-за этого последний раунд финансирования компании, который завершился в I квартале текущего года, занял примерно вдвое больше времени, чем планировалось изначально, утверждает информированный источник. По его словам, в некоторых городах Lime удалось выйти на прибыль благодаря тому, что скутеры стали более надежными и ремонтопригодными.

По данным источника, сейчас Lime снова ищет источники фондирования с целью привлечь пару сотен миллионов долларов к декабрю или январю. Сама компания сообщает, что с учетом корректировки и за вычетом ряда расходов, в том числе налогов, в 2020 году она выйдет на прибыльность.

По мнению Виталия Каценельсона, исполнительного директора Investment Management Associates Inc., текущий момент сильно напоминает коррекцию стоимости акций интернет-компаний, которая произошла 20 лет назад. «Мы находимся в пузыре доткомов образца 2.0. Разница лишь в том, что происходит это не на публичных, а на частных рынках», – говорит он.

В отрасли, которая была на подъеме в течение последних десяти лет, ощутимы даже незначительные признаки замедления. По данным PitchBook, объем ежегодных венчурных инвестиций в США с $27 млрд в 2009 году вырос до $138 млрд в 2018-м.

Нью-йоркская компания UiPath, занимающаяся продажей программного обеспечения для автоматизации, на фоне новых усилий по повышению прибыльности уволила в октябре почти 400 сотрудников. Об этом рассказала пресс-секретарь компании, отметив, впрочем, что UiPath продолжает нанимать сотрудников. По словам людей, знакомых с этим вопросом, увольнения произошли после того, как компания не достигла заявленных целей.

Другая компания – Fair из Санта-Моники (штат Калифорния) – в прошлом месяце уволила около 290 человек. Также бы уволен прежний генеральный директор компании, потративший большую часть привлеченных $380 млн менее чем за год. 

Компания Fair, которую поддерживает $100-миллиардный Vision Fund японского SoftBank, покупает автомобили и сдает их в аренду как простым потребителям, так и водителям райд-шерингового сервиса Uber.

Fair олицетворяет собой риски компании, нацеленной исключительно на рост. Эту стратегию раньше с энтузиазмом поддерживали многие инвесторы. По словам бывших сотрудников компании, всего за один квартал Fair потеряла около $300 тыс. из-за того, что высокие дилерские сборы не были должным образом учтены в стоимости автомобилей. По словам экс-работников стартапа, проблема затронула почти 60% всех сделок Fair по аренде автомобилей, поскольку, переплачивая за автомобили, компания сдавала их в аренду слишком дешево и не работала с должниками, когда те переставали платить.

SoftBank после краха WeWork стремится обеспечить более короткий период выхода на прибыльность, а также более жесткие стандарты корпоративного управления для тех стартапов, которые банк поддерживает. Менее чем через год после того, как SoftBank оценил Fair в $1,2 млрд, бывший генеральный директор компании Скотт Пейн­тер, который остался на посту председателя совета директоров, пытается привлечь дополнительный капитал для того, чтобы обеспечить нормальную работу сервиса.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций