Перейти к основному содержанию


1 просмотр

Ущерб двух осетровых заводов в результате отравления рыбы в реке Урал превысил 1,6 млрд тенге

Следственные действия закончатся в конце марта 2019 года

Фото: Shutterstock

1,2 млрд тенге – такова общая сумма ущерба, которую понесло в результате массового отравления рыбы в реке Урал в декабре прошлого года ТОО «Луговской конный завод», занимавшееся разведением товарного осетра, передает корреспондент Kursiv.kz.

«В начале февраля мы полностью подсчитали все наши убытки, вместе с расходами на утилизацию они составили порядка 1,2 млрд тенге, - сообщила в интервью «Курсиву» Асель Аксенбиева, генеральный директор ТОО «Луговской конный завод». -  Пока идет следствие, которое как нам сказали в прокуратуре, закончится в конце марта. Тогда же станет известно, кто виновен в гибели рыбы. Хотелось бы, чтобы они нашли хоть кого-нибудь из виновных».

По ее словам, товарную осетру предприятие уже успело вырастить и даже продать – 15 тонн в 2018 году, но черную икру – порядка 500 кг - самый ценный продукт осетроводства, планировали получить в 2019-м, но не смогли – из-за отравления погибли все производители.

Асель Аксенбиева затруднилась ответить на вопрос, сколько компания вложила в садковое хозяйство, расположенное в Атырау. Потому что предприятие является частью замкнутого цикла по производству рыбы.

«У нас в Жамбылской области есть предприятие, где есть бассейны, установки замкнутого водоснабжения. Там осетр выращивался до 4,5 – 5 кг, а потом перевозился в Атырау», - поясняет она.

Пока неизвестно, будет ли компания предпринимать попытки восстановить садковое хозяйство, которое полностью обанкротилось – погибли все 36 тыс. голов осетры, 6 тыс. из которых самки. 

«Если нам возместят ущерб, то мы бы хотели продолжить. Своими силами мы уже не сможем восстановить производство. А если виновных не найдут, то мы будем вынуждены объявить о банкротстве предприятия», - говорит Асель Аксенбиева.

Пока же большинство работников хозяйства, а их всего 23 человека, отправлены в отпуск.

На вопрос, почему не застраховано садковое хозяйство, Асель Аксенбиева ответила, что в Казахстане, к сожалению, ни одна страховая компания не берет на себя риски предприятий сельского хозяйства.

«А если страхует, то за очень большие деньги», - отмечает предприниматель.

Между тем, компания в этом году должна начать выплаты по кредиту, взятому в АО «КазАгроФинанс», в размере 750 млн тенге, со сроком погашения до 2024 года.

Также собеседник «Курсива» поделился, что пробы погибшей рыбы ими были отданы на анализы в лаборатории в Астане и Алматы. Но везде специалисты говорят одно: что в рыбе обнаружен аммиак, который стал причиной гибели.

«У рыб гортань вся выжжена. То есть они получили химическое отравление, не задохнулись, не умерли от того, что их недокормили или еще чего-то», - поделилась Асель Аксенбиева.

Отравление, по ее словам, произошло не моментально, а продолжалось в течение трех-четырех дней. Потому что в первом случае рыба погибла бы не вся, а только по краям садков, считают специалисты.

Компания хотела отвезти пробы рыбы и воды на проведение анализа в лаборатории России, в частности, в Астрахань. Но там сказали, что привезти пробы должны представители специализированных предприятий, лаборатории, имеющие лицензию на отбор проб, а местные, атырауские отказались везти в Астрахань.

«С другой стороны, когда мы с ними переговорили, они нам сказали, что могут провести те же анализы, что сделали и наши. Смысла нет, потому что то же самое сказали бы», - говорит Асель Аксенбиева.

Между тем, с приходом весны и таянием льдов, стало очевидно, что в реке еще много погибшей рыбы, которая начала тухнуть и разлагаться. Сейчас сотрудники ТОО «Спецавтобаза», областной инспекции лесного хозяйства и животного мира, управления рыбного хозяйства начали очистку прибрежной части реки Урал в черте города Атырау и пригородных сельских кругов. Помогают собрать рыбу и местные жители, кто добровольно, кто во время субботников, организованных в рамках двухмесячника по санитарной очистке города, объявленного акиматом Атырау.

13 марта в ходе совещания в областном акимате и.о. заместителя председателя комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК Нариман Жунусов сообщил, что по данным на 11 марта общее количество погибшей рыбы составляет 111,4 тонн.

«По 1,3 тонны погибшей рыбы на канале Перетаска ущерб составил 1,25 млн тенге. По реке Урал на сегодняшний день ущерб составляет 8,5 млн тенге. Что касается гибели осетровых на Урало-Атырауском осетровом рыбоводном заводе, выполняющем госзаказ по выращиванию молоди для восполнения осетровых, ущерб от гибели ремонтно-маточного стада осетровых (1,7 тонн) составил 424,8 млн тенге», - отметил он.

Напомним, о первых фактах массовой гибели рыбы в реке Урал стало известно 2 декабря 2018 года. Тогда в канале Перетаск, который является естественным рукавом реки Урал, было собрано свыше 1 тонны гиблой рыбы. Второй факт массовой гибели рыбы, теперь уже в самой реке Урал был зафиксирован 3 декабря в районе водозаборной станции КГП «Атырау су арнасы» (Горводоканал).

6 декабря стало известно о гибели осетры на заводах ТОО «Луговской конный завод» и КГП «Урало-Атырауский осетровый рыбоводный завод».

Для выяснения причин произошедшего в области была создана межведомственная комиссия. По факту массовой гибели рыбы возбуждено два уголовных дела - по статье 336 УК РК «Нарушение правил охраны рыбных запасов», а также по статье 328 УК РК «Загрязнение, засорение или истощение вод».

14 декабря в ходе пресс-конференции члены межведомственной комиссии объявили, что в погибшей рыбе обнаружен аммиак, который мог стать причиной мора.


1 просмотр

В Западно-Казахстанской области процедуру банкротства проходят почти 200 предприятий

Почему это происходит

Фото: Shutterstock.com

На стадии процедуры банкротства в области сегодня находятся 172 субъекта крупного и среднего бизнеса, но фактически компаний, оказавшихся в трудной ситуации, куда больше. Какие методы применяют налоговые органы, чтобы определить, как бизнес обходит закон, и что толкает предпринимателей на крайние меры, выяснял «Курсив». 

В финансовой коме

За последние два года в ЗКО 42 руководителя частных предприятий были привлечены к субсидарной (административной) ответственности за неисполнение закона о банкротстве. Попытки намеренно «убить» свое предприятие, заранее выведя из него активы, чтобы не платить по счетам кредиторов, или, напротив, не заявлять о банкротстве, обойдутся им в 1,9 млрд тенге по счетам кредиторов и штрафам. Сотрудники фискальных органов говорят: статья за лжебанкротство очень сложная и довести дело до суда бывает крайне трудно.

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности, нужен ущерб в размере 10 тыс. МРП государству и другим кредиторам. Чаще факт лжебанкротства доказан, но ущерб меньше, и дела разваливаются», – сказал в комментариях «Курсиву» руководитель отдела реабилитации и банкротства ДГД ЗКО Алимжан Темирханов.

В 2018 году налоговики передали в службу экономических расследований департамента госдоходов (СЭР ДГД) 12 дел. Одно из них направлено в СЭР ДГД Алматы, одно переквалифицировано по статье «уклонение от налогов», три прекращены по нереабилитирующим основаниям – амнистия или истекший срок давности преступления. Остальные – на стадии рассмотрения. И только в 2019 году к уголовной ответственности за лжебанкротство привлечен один руководитель аксайского ТОО. Он получил полтора года ограничения свободы, хотя приговор не вступил в законную силу и оспаривается адвокатами предпринимателя.

«Этот приговор – один из первых в Казахстане по этой статье», – заметил Темирханов. 

Всего в суд было передано четыре уголовных дела по факту лжебанкротства, сообщили в департаменте госдоходов ЗКО.

Причиной такого явления, как лжебанкроство, аналитики ДГД считают высокую кредитную нагрузку и низкую финансовую грамотность субъектов МСБ, а банкротство называют способом бизнеса застраховаться от проблем в будущем.

«Бизнесменам выгодно банкротство, если сумма долга превышает активы. Тогда они могут списать все долги», – говорит Алимжан Темирханов.

Например, у одного из уральских предприятий-банкротов сумма долга по налогам достигла 200 млн тенге. Оно было контрагентом лжепредприятия плюс не указывало в своих отчетах часть оборотов. В 2017 году налоговые проверки это выявили, и ему доначислили налоги. В ходе анализа деятельности предприятия выяснилось также, что незадолго до банкротства, в 2015 году, предприятие продало около 20 автомашин и производственную базу.

По словам Темирханова, по балансовой стоимости имущество стоило около 300 млн тенге, а продали за 60 млн.

«Выясняем причину и узнаем: их вызывали в правоохранительные органы, потому что на их контрагента возбуждено уголовное дело о лжепредпринимательстве. И им будут выставлять уведомления. Проверка бухгалтерских документов показала: 60 млн на их счет не поступало», – рассказывает собеседник «Курсива».

В итоге было возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства по статье 238 УК РК, которая предусматривает штраф и лишение свободы.

Погашение долгов по налогам может длиться до 20 лет, говорят в департаменте. Поэтому налоговые органы имеют право сами подавать иски в суд, требуя банкротства того или иного предприятия, чтобы вернуть долг активами. Из 172 банкротов, которые сегодня есть в ЗКО, 97 признаны банкротами по искам ДГД, это более 50%.

«По закону предъявить претензию налоговые органы могут и супруге – по совместно нажитому имуществу: дом, машины, ценные вещи. Так что, если кто преднамеренно организовал банкротство, прыгать от счастья не стоит – могут забрать и личное имущество», – заметил спикер.

По данным ДГД, к субсидиарной ответственности за лжебанкротство в 2018 году было привлечено 34, а в 2019-м – восемь владельцев частных предприятий.

bankrupt.PNG

Вычислят по счетам и супругам

Признаки ложного банкротства в первую очередь видны по счетам. В основном оказавшиеся на грани краха владельцы предприятий снимают деньги, продают транспорт, производственные базы, квартиры, объяснили в департаменте.

«Есть лица, у которых по два, три, четыре предприятия. Он то одно обанкротит, то второе. Это лазейки, которые законом не запрещены и требуют внесения поправок», – говорит представитель ДГД.

Проекты-«титаники»

Банкротство крупных компаний порой демонстрирует крах самых смелых идей и надежд.

Так, ТОО «СПП «Металлоизделия» – завод, основанный в Уральске в 1929 году, специализировался на металлообработке и машиностроении. Это одно из первых в Казахстане предприятий, которое наладило производство сэндвич-панелей для каркасных домов. Предприятие активно участвовало в строительстве крупных социальных объектов области, одно из которых – Назарбаев Интеллектуальная школа. ТОО около четырех лет находится в процеду­ре банкротства. Долг перед банком-кредитором – 1,8 млрд тенге. Реализации имущества завода все еще продолжается.

ТОО «Жаиктранс» и ТОО «Жаик­транс-терминал» находятся в процедуре банкротства с 2014 года. Общая задолженность перед банком-кредитором и компаниями-партнерами – 12,8 млрд тенге. ТОО «Жаиктранс» было зарегистрировано в 1998 году, создано для реализации проекта по транспортировке нефти на экспорт с месторождений Западного Казахстана – неф­тепровода Уральск – Самара. Основным видом деятельности ТОО являлось хранение, транспортировка и реализация углеводородного сырья и продуктов его переработки.

В 2006 году строительство трубопровода закончилось, однако запуск так и не был произведен из-за отсутствия сырья. Проект закрыли. В надежде на перемены ТОО поддерживало техническое состояние объекта за счет собственных и заемных средств, говорится в решении специализированного межрайонного экономического суда ЗКО. Обязательства предприятия стали расти из-за начисления кредиторами штрафных санкций и пеней. В 2012 году образовалась налоговая задолженность. Сейчас оно полностью бездействует. Кстати, решением арбитражного суда Самарской области дочернее предприятие ООО «Жаиктранс», за которым также числится дебиторская задолженность в сумме 2,1 млрд тенге, тоже было признано банкротом.

«Нефтепровод построен, но не действует. ТОО несколько раз проверяли на лжебанкротство, но подозрения не подтвердились», – прокомментировал эту историю Алимжан Темирханов.

В списках более мелких банкротов такое предприятие, как ТОО «СВИТ». Компания занималась импортом и производством кондитерских изделий. Сейчас его долг перед банком-кредитором составляет 676,6 млн тенге.

Банкротство коснулось практически всех сфер экономики ЗКО – торговли, строительства, пищевой промышленности и электроэнергетики. С начала 2019 года в области завершена ликвидация 27 предприятий-банкротов. Еще по пяти компаниям дела переданы в суд – для вынесения решения о признании их банкротами. Часть из 172 предприятий-должников, которые сегодня проходят процедуру банкротства, находятся в производстве еще с 2014 года. В структуре их общего долга (42,1 млрд) 140 млн тенге – это невыплаченная зарплата, пенсионные отчисления, соцналог и индивидуальный подоходный налог. Долги по залоговым кредитам – 14,7 млрд. Долги по налоговым обязательствам составляют 9,7 млрд. Задолженность предпринимателей перед другим юрлицами и по беззалоговым кредитам составила 6 млрд, по штрафам и пеням – 11,4 млрд тенге.

Точка зрения

Алмас Чукин, экономист:

«Причина 90% банкротств – долги перед банками, а уже потом остальные кредиторы. До 2018 года банки прятали плохие кредиты: ситуация шаткая была, и все старались делать вид, что все хорошо – рефинансировали, пролонгировали кредиты, шли навстречу заемщикам, пытаясь не доводить до дефолта. В прошлом году банкам помогли убрать этот балласт, и они стали более смело чистить свои портфели. Плохие кредитные истории терпеть стало незачем, поэтому началась более жесткая политика. В результате кто был банкротом давно, но по разным причинам не был виден, сейчас повылазили.

Банкротство – это иммунитет экономики, если она здоровая. Не все могут быть успешными: кто-то должен с рынка уходить, кто-то – приходить. Например, неэффективный капиталист держит людей, а они должны работать, возможно, в другом месте. Он разорился, и на первый взгляд это выглядит плохо – люди потеряли работу. С другой стороны, это бывает благословением: люди устали от нерезультативной работы и ушли в другое место, где стали эффективны.

Бывают структурные банкроты. Например, компания Amazon. Все говорят об успехах онлайн-торговли Amazon. Но есть обратная сторона. Посмотрите, что у них происходит с традиционным ритейлом (розничная торговля. – «Курсив»). 20–30% товаров в магазинах они «похоронили»: покупки переходят в онлайн, и в торговых центрах компании теряют покупателей. Но и тут неожиданно обнаружилось: из торговых центров получаются отличные офисные комплексы, спортзалы. Поэтому плакать по поводу банкротства бизнеса не стоит.

Мы не совсем правильно выстраиваем экономическую политику. Наша экономика, хотим мы этого или нет, – часть глобальной экономики, а это жесткая конкурентная среда. Но я сторонник свободного рынка – он сам регулирует все процессы».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций