Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

«Казахтелеком» планирует создать единую платформу для цифровизации сферы ЖКХ

Нацкомпаня планирует покрыть практически всю территорию республики сетью, которая позволит создать единую платформу для цифровизации сферы ЖКХ

Фото: Олег Спивак

Национальный оператор в сфере телекоммуникаций планирует покрыть практически всю территорию республики сетью, которая позволит создатьединую платформу для цифровизации сферы жилищно-коммунального хозяйства. Компания готова предоставить инфраструктуру под этот проект, но считает, что перед его реализацией государству следует выстроить систему стандартов и единообразных требований к его внутридомовой «начинке».

В ходе международного форума 2nd IOT Forum Astana 2018 председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев высказал мнение, что коммуникационный рынок республики достиг предела в части предоставления услуг мобильной связи, а потому активный рост в дальнейшем возможен в сегменте интернета вещей. Пока в Казахстане это новое направление охватывает в основном автомобильный рынок – в виде девайсов, позволяющих отслеживать местонахождение машины, но постепенно будет расширяться и за счет других сфер.

По словам председателя правления, в настоящее время его компания занята разработкой аналогичных экосистем для считывания, аккумулирования и анализа данных по различным приборам учета в ЖКХ. И, как считает представитель французской компании Actility Роман Саввин, со стороны «Казахтелекома» это правильный выбор, поскольку самое активное применение интернетвещей как в Казахстане, так и во всем мире будет находить именно в отрасли жилищно-коммунального хозяйства.

«ЖКХ является на сегодняшний момент наиболее интересным рынком, потому что туда раньше не ступала нога автоматизации, – заявил Саввин в ходе форума. – Мы все ведь помним, как по домам ходили сотрудники ЖЭКов и тщательно записывали показания датчиков, а потом начались разрозненные попытки эту отрасль автоматизировать. И сейчас ЖКХ является несущей экономической силой цифровых проектов, причем последние исследования, которые проводились на рынке Казахстана в частности и на рынке СНГ в целом, определили, что большинство домохозяйств, в принципе, за то, чтобы у них было автоматизированное ЖКХ, 76% людей настроено на использование новых технологий в обслуживании домов».

Однако при этом эксперты из Actility подвергли сомнению столь трогательное единодушие в оценке новшеств со стороны казахстанского обывателяи выяснили, что оно было обусловлено формулировкой вопроса, который задавался казахстанцам: «Согласны ли Вы на упрощение системы ЖКХ за счет автоматизации передачи данных счетчиков?». Большая часть потребителей, естественно, сочла это привлекательным для себя. Но вот о том, готовы ли они вкладываться в создание такой системы за счет тарифов, исследователи спросить забыли. Между тем, признал в ходе форума заместитель председателя правления АО «КазЦентр ЖКХ» Министерства по инвестициям и развитию Мейержан Майкенов, задавать последний вопрос было необходимо.

«Надо смотреть, в первую очередь, на то, принесет ли цифровизация выгоду и пользу для потребителя.То есть, надо оценивать и экономический эффект, и масштаб оптимизации бизнес-процессов – что в итоге получит потребитель от этих изменений, – сказал Майкенов. – Поэтому при подготовке концепции цифровизации ЖКХ необходимо во главу угла ставить эти показатели эффекта и цену вопроса, потому что цифровизация – это процесс недешевый: это и обеспечение современными средствами связи, и приобретение умных счетчиков для каждой квартиры, оборудования для аккумулирования этих передаваемых больших данных, создания большой аналитики. Соответственно, надо сопоставлять эти затраты с выгодой от оптимизации в дальнейшем».

Одновременно представитель Министерства по инвестициям и развитию не согласился с выводами Саввина о том, что в ЖКХ совсем не ступала нога цифровизации: по его мнению, проблема состоит в том, что те или иные цифровые шаги в этой сфере были разрозненными и не приводили к выстраиванию целостной системы. В результате продолжения такой практики без единого начала дальнейшая цифровизация ЖКХ, по его словам, может превратиться в солянку, где каждый «ингредиент» не будет воспринимать соседа.

«Поэтому необходима единая концепция цифровизации ЖКХ, общая политика трансформации этого сектора, чтобы в целом были понятны правила игры для всех ее участников», – резюмировал зампред «КазЦентра ЖКХ».

Представитель французской компании, специализирующейся на разработках в сфере интернета вещей, поинтересовался у него, может ли казахстанский бизнес закрыть внутреннюю потребность рынка в датчиках, способных передавать информацию через мобильную связь. Получив утвердительный ответ, он констатировал: в Казахстане есть потребность населения в приходе новых технологий в жилищно-коммунальное хозяйство и готовность бизнеса удовлетворять эту потребность за счет производства соответствующего оборудования. Дело осталось только за способностью сектора телекоммуникаций создать платформу, на базе которой это оборудование сможет стать единым целым. И, по заверениям главного коммерческого директора АО «Казахтелеком» Рафаэля Абыханова, основная часть этой платформы с использованием технологии LoRa (от англ. Long Range), обеспечивающей значительно большую дальность связи (зону покрытия), чем другие конкурирующие с ней способы, может быть развернута в стране уже в следующем году.

«На сегодня мы построили сеть для различных сервисов, для тех же датчиков по технологии LoRa, в Алматы, Астане и Актобе. Установлено порядка 102 базовых станций по этой технологии. Это хорошая сеть с хорошим охватом, которая позволяет покрыть львиную долю домохозяйств в этих городах,– сказал Абыханов. – И в следующем году у нас грандиозные планы: мы доведем количество базовых станций до 400 единиц, то есть практически весь Казахстан будет покрыт инфраструктурной сетью, на базе которой можно будет уже развивать IT-сервисы, в том числе и для ЖКХ. На самом деле, хождение контролеров по домам и пересылка данных счетчиков по вотсапу – это же прошлый век. А когда счетчик сам несет информацию, это обеспечивает прозрачность, и потребитель не будет получать счета на оплату на два месяца вперед путем непонятных манипуляций».

В качестве примера того, как интернет вещей обеспечивает прозрачность доходов, главный комдиректор «Казахтелекома» привел переход столичных автобусных парков на безналичную оплату проезда путем внедрения аналогичной системы передачи данных из каждого автобуса. В результате доходы столичных автопарков выросли в несколько раз.Тот же эффект от введения такой системы эксперт пророчит и коммунальщикам, а государство в результате выстраивания системы больших данных на основе показаний датчиков сможет точнее выстраивать прогноз потребления электроэнергии, тепла и воды. При этом национальный оператор готов соперничать на этом рынке с другими желающими развернуть аналогичные сети.

«Чем больше участников будет на этом рынке, тем лучше, в том числе и с точки зрения тарифообразования на сервис, качества этого сервиса. Чем выше конкуренция, тем выше качество, но понятно, что коль это новый процесс, то его надо стандартизировать в Казахстане, принять регламентирующие документы. А большое количество игроков пойдет только на пользу», – заявил Абыханов.

При этом он заметил, что регулирование данного рынка должно быть на первых порах достаточно жестким.

«Представьте, что у нас один дом обслуживал один подрядчик, который установил в нем один тип оборудования, второй дом – другой подрядчик, у которого были установлены другие датчики. И кто потом все это будет совмещать в единой системе?» – задал представитель «Казахтелекома» риторический вопрос. «А потом для обслуживания обоих домов со временем могут пригласить третьего подрядчика, и представьте, насколько ему тяжело будет обслуживать разные системы. Это будет неправильно, потому что при выстраивании единой системы все это придется менять, а менять оборудование дорого. Поэтому для рынка регулирование со стороны государства на первых порах будет даже лучше, должны быть на первых порах некие стандартные вещи, которые впишутся в общую картину, и бизнесу будет проще потом обслуживать этот рынок, выстроенный по единым лекалам», – заключил он.


1511 просмотров

В Западно-Казахстанской области процедуру банкротства проходят почти 200 предприятий

Почему это происходит

Фото: Shutterstock.com

На стадии процедуры банкротства в области сегодня находятся 172 субъекта крупного и среднего бизнеса, но фактически компаний, оказавшихся в трудной ситуации, куда больше. Какие методы применяют налоговые органы, чтобы определить, как бизнес обходит закон, и что толкает предпринимателей на крайние меры, выяснял «Курсив». 

В финансовой коме

За последние два года в ЗКО 42 руководителя частных предприятий были привлечены к субсидарной (административной) ответственности за неисполнение закона о банкротстве. Попытки намеренно «убить» свое предприятие, заранее выведя из него активы, чтобы не платить по счетам кредиторов, или, напротив, не заявлять о банкротстве, обойдутся им в 1,9 млрд тенге по счетам кредиторов и штрафам. Сотрудники фискальных органов говорят: статья за лжебанкротство очень сложная и довести дело до суда бывает крайне трудно.

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности, нужен ущерб в размере 10 тыс. МРП государству и другим кредиторам. Чаще факт лжебанкротства доказан, но ущерб меньше, и дела разваливаются», – сказал в комментариях «Курсиву» руководитель отдела реабилитации и банкротства ДГД ЗКО Алимжан Темирханов.

В 2018 году налоговики передали в службу экономических расследований департамента госдоходов (СЭР ДГД) 12 дел. Одно из них направлено в СЭР ДГД Алматы, одно переквалифицировано по статье «уклонение от налогов», три прекращены по нереабилитирующим основаниям – амнистия или истекший срок давности преступления. Остальные – на стадии рассмотрения. И только в 2019 году к уголовной ответственности за лжебанкротство привлечен один руководитель аксайского ТОО. Он получил полтора года ограничения свободы, хотя приговор не вступил в законную силу и оспаривается адвокатами предпринимателя.

«Этот приговор – один из первых в Казахстане по этой статье», – заметил Темирханов. 

Всего в суд было передано четыре уголовных дела по факту лжебанкротства, сообщили в департаменте госдоходов ЗКО.

Причиной такого явления, как лжебанкроство, аналитики ДГД считают высокую кредитную нагрузку и низкую финансовую грамотность субъектов МСБ, а банкротство называют способом бизнеса застраховаться от проблем в будущем.

«Бизнесменам выгодно банкротство, если сумма долга превышает активы. Тогда они могут списать все долги», – говорит Алимжан Темирханов.

Например, у одного из уральских предприятий-банкротов сумма долга по налогам достигла 200 млн тенге. Оно было контрагентом лжепредприятия плюс не указывало в своих отчетах часть оборотов. В 2017 году налоговые проверки это выявили, и ему доначислили налоги. В ходе анализа деятельности предприятия выяснилось также, что незадолго до банкротства, в 2015 году, предприятие продало около 20 автомашин и производственную базу.

По словам Темирханова, по балансовой стоимости имущество стоило около 300 млн тенге, а продали за 60 млн.

«Выясняем причину и узнаем: их вызывали в правоохранительные органы, потому что на их контрагента возбуждено уголовное дело о лжепредпринимательстве. И им будут выставлять уведомления. Проверка бухгалтерских документов показала: 60 млн на их счет не поступало», – рассказывает собеседник «Курсива».

В итоге было возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства по статье 238 УК РК, которая предусматривает штраф и лишение свободы.

Погашение долгов по налогам может длиться до 20 лет, говорят в департаменте. Поэтому налоговые органы имеют право сами подавать иски в суд, требуя банкротства того или иного предприятия, чтобы вернуть долг активами. Из 172 банкротов, которые сегодня есть в ЗКО, 97 признаны банкротами по искам ДГД, это более 50%.

«По закону предъявить претензию налоговые органы могут и супруге – по совместно нажитому имуществу: дом, машины, ценные вещи. Так что, если кто преднамеренно организовал банкротство, прыгать от счастья не стоит – могут забрать и личное имущество», – заметил спикер.

По данным ДГД, к субсидиарной ответственности за лжебанкротство в 2018 году было привлечено 34, а в 2019-м – восемь владельцев частных предприятий.

bankrupt.PNG

Вычислят по счетам и супругам

Признаки ложного банкротства в первую очередь видны по счетам. В основном оказавшиеся на грани краха владельцы предприятий снимают деньги, продают транспорт, производственные базы, квартиры, объяснили в департаменте.

«Есть лица, у которых по два, три, четыре предприятия. Он то одно обанкротит, то второе. Это лазейки, которые законом не запрещены и требуют внесения поправок», – говорит представитель ДГД.

Проекты-«титаники»

Банкротство крупных компаний порой демонстрирует крах самых смелых идей и надежд.

Так, ТОО «СПП «Металлоизделия» – завод, основанный в Уральске в 1929 году, специализировался на металлообработке и машиностроении. Это одно из первых в Казахстане предприятий, которое наладило производство сэндвич-панелей для каркасных домов. Предприятие активно участвовало в строительстве крупных социальных объектов области, одно из которых – Назарбаев Интеллектуальная школа. ТОО около четырех лет находится в процеду­ре банкротства. Долг перед банком-кредитором – 1,8 млрд тенге. Реализации имущества завода все еще продолжается.

ТОО «Жаиктранс» и ТОО «Жаик­транс-терминал» находятся в процедуре банкротства с 2014 года. Общая задолженность перед банком-кредитором и компаниями-партнерами – 12,8 млрд тенге. ТОО «Жаиктранс» было зарегистрировано в 1998 году, создано для реализации проекта по транспортировке нефти на экспорт с месторождений Западного Казахстана – неф­тепровода Уральск – Самара. Основным видом деятельности ТОО являлось хранение, транспортировка и реализация углеводородного сырья и продуктов его переработки.

В 2006 году строительство трубопровода закончилось, однако запуск так и не был произведен из-за отсутствия сырья. Проект закрыли. В надежде на перемены ТОО поддерживало техническое состояние объекта за счет собственных и заемных средств, говорится в решении специализированного межрайонного экономического суда ЗКО. Обязательства предприятия стали расти из-за начисления кредиторами штрафных санкций и пеней. В 2012 году образовалась налоговая задолженность. Сейчас оно полностью бездействует. Кстати, решением арбитражного суда Самарской области дочернее предприятие ООО «Жаиктранс», за которым также числится дебиторская задолженность в сумме 2,1 млрд тенге, тоже было признано банкротом.

«Нефтепровод построен, но не действует. ТОО несколько раз проверяли на лжебанкротство, но подозрения не подтвердились», – прокомментировал эту историю Алимжан Темирханов.

В списках более мелких банкротов такое предприятие, как ТОО «СВИТ». Компания занималась импортом и производством кондитерских изделий. Сейчас его долг перед банком-кредитором составляет 676,6 млн тенге.

Банкротство коснулось практически всех сфер экономики ЗКО – торговли, строительства, пищевой промышленности и электроэнергетики. С начала 2019 года в области завершена ликвидация 27 предприятий-банкротов. Еще по пяти компаниям дела переданы в суд – для вынесения решения о признании их банкротами. Часть из 172 предприятий-должников, которые сегодня проходят процедуру банкротства, находятся в производстве еще с 2014 года. В структуре их общего долга (42,1 млрд) 140 млн тенге – это невыплаченная зарплата, пенсионные отчисления, соцналог и индивидуальный подоходный налог. Долги по залоговым кредитам – 14,7 млрд. Долги по налоговым обязательствам составляют 9,7 млрд. Задолженность предпринимателей перед другим юрлицами и по беззалоговым кредитам составила 6 млрд, по штрафам и пеням – 11,4 млрд тенге.

Точка зрения

Алмас Чукин, экономист:

«Причина 90% банкротств – долги перед банками, а уже потом остальные кредиторы. До 2018 года банки прятали плохие кредиты: ситуация шаткая была, и все старались делать вид, что все хорошо – рефинансировали, пролонгировали кредиты, шли навстречу заемщикам, пытаясь не доводить до дефолта. В прошлом году банкам помогли убрать этот балласт, и они стали более смело чистить свои портфели. Плохие кредитные истории терпеть стало незачем, поэтому началась более жесткая политика. В результате кто был банкротом давно, но по разным причинам не был виден, сейчас повылазили.

Банкротство – это иммунитет экономики, если она здоровая. Не все могут быть успешными: кто-то должен с рынка уходить, кто-то – приходить. Например, неэффективный капиталист держит людей, а они должны работать, возможно, в другом месте. Он разорился, и на первый взгляд это выглядит плохо – люди потеряли работу. С другой стороны, это бывает благословением: люди устали от нерезультативной работы и ушли в другое место, где стали эффективны.

Бывают структурные банкроты. Например, компания Amazon. Все говорят об успехах онлайн-торговли Amazon. Но есть обратная сторона. Посмотрите, что у них происходит с традиционным ритейлом (розничная торговля. – «Курсив»). 20–30% товаров в магазинах они «похоронили»: покупки переходят в онлайн, и в торговых центрах компании теряют покупателей. Но и тут неожиданно обнаружилось: из торговых центров получаются отличные офисные комплексы, спортзалы. Поэтому плакать по поводу банкротства бизнеса не стоит.

Мы не совсем правильно выстраиваем экономическую политику. Наша экономика, хотим мы этого или нет, – часть глобальной экономики, а это жесткая конкурентная среда. Но я сторонник свободного рынка – он сам регулирует все процессы».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций