Перейти к основному содержанию

13224 просмотра

Адвокат Джохар Утебеков: «В судебной практике творится полное безумие»

Новая практика в сфере защиты авторских прав может стать угрозой нацбезопасности

Адвокат Джохар Утебеков: «В судебной практике творится полное безумие»

Адвокат Джохар Утебеков: «В судебной практике творится полное безумие»

В Алматы состоялся круглый стол «Контент телеканалов: угрозы для рынка провайдеров в свете формирования спорной судебной практики». В основном встреча была посвящена деятельности ТОО «DL Construction» и РОО «КОУПИС» Данияра Балиева, которые активно подают иски против операторов связи за нарушение авторских прав, как держатели данных прав. Десятки исков уже исчисляются в миллионах долларов.

Напомним, что по первому иску компании Данияра Балиева суд первой инстанции присудил взыскать с сотового оператора Kcell 672 млн тенге за нарушение авторских прав. Общая сумма последующих исковых требований может составить более половины собственного капитала компании, а это 40 млрд тенге. Исковые заявления были поданы ТОО «DL Construction» и РОО «КОУПИС» (Республиканское общественное объединение «Казахстанское общество по управлению правами интеллектуальной собственности») в отношении АО «Kcell» и его партнера по телевещанию ТОО «Terraline» по обвинению в нарушении прав интеллектуальной собственности в рамках договора между ТОО «DL Construction» и российской компанией Warner Music, в части ретрансляции программы передач канала Muzlife, который включен в один из ТВ-пакетов по сервису Кселл Mobi TV, а именно 49 клипов в течение 18 дней 2016 года.

Представители сотового оператора при этом заявляют, что, по мнению истцов, нарушение было допущено компанией и ее партнером, когда на телеканале «Muzlife», входящем в один из пакетов Mobi TV, якобы в 2016 году транслировались клипы, на трансляцию которых у телеканала «Muzlife» не было надлежащих имущественных прав.

Директор юридического департамента АО «Kcell» Дамир Жанбакиев поясняет: «В законодательстве указано, что в случае нарушения авторских прав одним из методов является выплата компенсации в размере от 100 МРП до 15 тысяч МРП. Истец трактует это таким образом, что каждый факт проигрывания аудиовизуального произведения, каждый такой факт он оценил в 2 тысячи МРП».

В результате анализа данного кейса независимые юристы приходят к выводу, что в Казахстане с правоприменительной практикой в сфере защиты авторских прав есть большие проблемы. Причем, судя по всему, в соседней России на эти «грабли» уже наступали и решили проблему.

Так, юрист Дмитрий Братусь полагает, что правовой коллизии во взыскании таких крупных сумм нет, а есть необходимость в соблюдении судами критериев разумности: «У стороны, которая считает себя потерпевшей, есть право заявить и о возмещении убытков, и о взыскании компенсации. А так как эта компенсация взыскивается вместо убытков, и это нормативная позиция, то роль суда следить за тем, чтобы так называемый потерпевший не злоупотреблял своими правами и не наживался там, где есть четкое представление, какие потери он понес. Для примера приведу российскую практику. В 2016 году Конституционный суд РФ вынес вердикт о критериях применения этой нормы, которая закреплена в части 4 Гражданского кодекса РФ и пришел к выводу о том, что суды не должны применять эту компенсацию в тех случаях, когда, например, нарушение не повлекло для потерпевшего значительных убытков и так далее. то есть, судебная система РФ некоторое время пребывала в шоковом состоянии, и в юридической литературе можно было наблюдать такие мнения, что КС РФ отменил компенсацию. Ничего подобного. Просто он обратил внимание на необходимость соблюдения критериев разумности, добросовестности и справедливости. Суд мог задать противоположной стороне следующие вопросы: «Были ли убытки, почему вы их не посчитали, какие они были и так далее». Я вижу из текста судебного решения, этого не было сделано».

Представитель Kcell Марат Садыков уверен, что оператор, в принципе, не в силах отследить ни передаваемый по сетям контент, ни самих правообладателей, которых немало: «Как, собственно, Kcell или любому другому лицу очищать эти права, если такое желание появляется. Мы не представляем и не имеем возможности понимать, какой контент, какие каналы собираются выдавать. А его очень много. Для Kcell или любого другого участника рынка не представляется возможным предположить, какова будет сетка вещания, каким-то образом ее получить, заранее ее очистить и получить какие-то права. На мой взгляд, с точки зрения бизнеса, это невозможно физически».

В свою очередь блогер и предприниматель Вячеслав Неруш полагает, что деятельность истца может породить опасную правоприменительную практику: «Получается, если этот иск будет признан в более верхних инстанциях, создастся прецедент, по которому с любых источников, которые транслируют, могут взиматься сумасшедшие суммы. Ответчик – сотовый оператор, один из крупнейших налогоплательщиков Казахстана: если к нему подадут десять исков по 120 млн – он завтра закроется. И Казтелеком тоже виноват, по этой логике, поскольку сигнал шел по их проводам. Это чуть ли не угроза нацбезопасности».

Его поддержал управляющий партнер юридической фирмы «Болотов и партнеры» Юрий Болотов, который полагает, что, «если Kcell будет в результате банкротства ликвидирован», то нам надо либо вообще не пользоваться информацией, либо все-таки пересмотреть подходы по определению виновного, прежде чем с кого угодно взыскивать деньги.

Он считает, что, прежде чем рассматривать размеры компенсации – много это или мало, нужно рассмотреть, в принципе, несет ли ответственность оператор за ту информацию, которая передается с помощью его технического оборудования, и выполняя функцию информационного посредника. «До рассмотрения вопроса о компенсации нужно выяснить, что можно делать без разрешения владельца авторских прав, а что – нельзя, - говорит Юрий Альбертович. - Приведу пример из несколько другой сферы. Центр экспертизы лекарственных средств не проверяет регистрацию лекарственного средства, нарушаются ли чьи-то права на товарный знак или патентные права. У них нет ни мандата, ни специалистов, которые могли бы это делать. Мне кажется, что аналогично у Kcell в данном случае нет ни технических возможностей, ни баз данных, ни экспертов, которые могли бы сходу определять, легален или нет контент, имеет ли право какой-либо субъект его транслировать на территории Казахстана и за ее пределами».

Юрист Джохар Утебеков, между тем, видит в этом деле схему, в которой истец попытался обмануть государство: «Я изучал различную практику по авторским правам в течение долгого времени. И всегда суммы компенсаций в сотнях подобных дел суды присуждали по минимуму: 20 минимальных зарплат, грубо говоря $1-5 тыс. Причем истцами были такие крупные компании как Microsoft и «Меломан», а ответчиками – крупные компании. Через какое-то время на рынке взыскания компенсаций появились такие игроки, как организации по управлению имущественными правами на коллективной основе. Но ситуация всегда была стабильной. И вдруг появился такой «бузотер», как КОУПИС (Казахстанское общество по управлению правами интеллектуальной собственности) и которому стало невероятно везти. И здесь суммы исков стали исчисляться астрономическими цифрами в миллионы долларов. И это ничем не доказанные убытки.

Замечу, что КОУПИС – это организация, которая осуществляет управление имущественными правами на коллективной основе. На самом же деле ничего коллективного в этом не присутствует. Есть один правообладатель авторских прав на территории Казахстана – это DL Construction, которую представляет КОУПИС. Это сделано для того, чтобы обойти государственный бюджет. Если предъявляется иск, который составляет более $3 млн истцу, то есть DL Construction, нужно было оплатить госпошлину в размере 3% от суммы иска, около $100 тысяч. Но воспользовавшись компанией-прокладкой, которая освобождена от уплаты пошлины как организация по управлению имущественными правами на коллективной основе, они избежали уплаты абсолютно незаконно. И в последнее время, в связи с деятельностью КОУПИС, у нас в судебной практике творится полное безумие. Им не приходится доказывать в суде, что вообще проигрывались эти клипы на телевидении, они почему-то выигрывают суммы, которые не в сотни, а в тысячи раз превышают обычную компенсацию по подобным делам».

1433 просмотра

Всплеск котировок Tesla похож на рыночные пузыри прошлых лет

С октября прошлого года бумаги компании выросли в стоимости почти в четыре раза

Фото: Fang Zhe/Zuma Press

Такой бурный рост не соответствует относительно скромным показателям Tesla, которые включают в том числе ежегодные убытки.

Однако этот рост сильно напоминает ситуацию с акциями других компаний, превратившихся в опасные пузыри. Например, бумаги Qualcomm Inc и других технологических компаний в эпоху доткомов, нефтяной сектор в 2008 году и биткоин-пузырь в 2017-м.

«Не скажу, что это потолок. Я не определял какую-то целевую цену или позицию относительно того, как сильно эти акции могут вырасти еще. Просто это очень похоже на все другие пузыри», – говорит Питер Чечини, главный стратег по рынкам финансовой компании Cantor Fitzgerald.

По его словам, взлет котировок в прошлый вторник, когда промышленный индекс Доу – Джонса вырос более чем на 400 пунктов, можно сравнить с неким «нереальным миром», где все кажется не таким, каким должно быть. Tesla при этом данный процесс возглавляет. «Рост стоимости акций – весьма символичный показатель для спекулятивного мышления», – отмечает он.

Последний этап ралли произошел сразу после публикации на позапрошлой неделе квартального отчета Tesla, когда компания раскрыла данные о рекордном количестве отгрузок в IV квартале. Суматоха среди аналитиков также способствовала росту акций, поскольку выросли целевые цены.

Похоже, что среди розничных инвесторов Tesla считается фаворитом.

По данным мобильного приложения Robinhood, которое позволяет покупать и продавать акции при помощи смартфона, на долю Tesla пришелся наибольший за последнее время прирост новых покупателей, пользующихся приложением.

У скептиков такой рост вызывает раздражение. По данным финансово-аналитической фирмы S3 Partners, несмотря на короткое покрытие за последние несколько недель, сумма ценных бумаг Tesla, проданных без покрытия, все еще составляет $14 млрд, что делает ее компанией, чьи акции наиболее часто в США торгуются без покрытия. Держатели коротких позиций занимают акции и продают их, получая прибыль в том случае, если могут выкупить их снова по более низкой цене.

«По сути это классическая, будто из учебника, ситуация с коротким сжатием, хотя и в беспрецедентно больших масштабах», – говорит Мэтт Веллер, аналитик компании Gain Capital.

Прошлой осенью продажи акций без покрытия составляли 25%. Когда цена поднялась, трейдеры были вынуждены свои акции продать, что способствовало дальнейшему росту их стоимости. Это вынудило продавать и других, что еще больше взвинтило цену», – отмечает Веллер.

Продажи без покрытия все еще составляют 13%, так что, вероятно, эта динамика сохранится. В последние несколько месяцев акции Tesla напоминают другие активы, также торговавшиеся по завышенным ценам, включая все прошлые прецеденты вплоть до пузыря «Компании Южных морей» в 1720-х годах.

В эпоху доткомов лопнули сотни фондовых пузырей, хотя мало что иллюстрирует одержимость того времени лучше, чем акции Qualcomm.

Эта компания одной из первых уловила тренд бурного роста на рынке мобильных телефонов. На всех углах аналитики кричали о том, что чипы Qualcomm – это «наилучшая технология» для рынка мобильных устройств.

В 1999 году акции компании с $5 выросли до $90 с поправкой на дробление акций.

Казалось, у компании нет конкурентов.

Впрочем, затем пузырь лопнул, экономика начала бурно развиваться и возникла конкуренция. Многие компании этого не пережили, хотя сам Qualcomm выкарабкался.

После резкого падения акции компании сегодня торгуются по цене около $88, что в сравнении с максимумами эпохи доткомов фактически означает отсутствие роста.

В нефтяном секторе в 2008 году также образовался свой собственный пузырь. Подталкиваемые растущей мировой экономикой в середине августа того года цены на нефть резко взлетели вверх. Летом 2008 года они побили рекорд, достигнув цены $145 за баррель. Такая высокая цена на нефть повсюду оказывала давление на компании и пассажиров. И без того слабая экономика обрушилась, а вслед за ней и цены на нефть.

Однако самым ярким продуктом спекуляций, пожалуй, стал биткоин-пузырь в 2017 году.

В том году криптовалюты стали чрезвычайно популярными. Но лишь немногие понимали, как они работают, и еще меньше людей использовали их на практике. Заполучить же их хотели все. С начала года биткоин торговался по цене менее $1 тыс. К декабрю его стоимость подскочила почти до $20 тыс. Впрочем, сохранялся такой расклад не слишком продолжительное время – ни один пузырь не держится долго.

Те, кому нужно рациональное объяснение, говорит Чечини, могут открыть электронную таб­лицу, ввести данные для Tesla или любой другой упомянутой компании, применить функцию, предназначенную для расчета экспоненциального роста, и построить диаграмму. А можно просто сразу увидеть спекулятивную активность.

«Конечно, все это можно объяснить при помощи математики. Но чтобы понять, насколько все это неправильно, математика не нужна», – отмечает он.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов.

WSJ-4-1_page-0001.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif