Перейти к основному содержанию

8525 просмотров

В КМГ рассказали о результатах 2017

Дауреном Карабаевым рассказал о результатах деятельности компании за 2017 год

В КМГ рассказали о результатах 2017

В КМГ рассказали о результатах 2017

Один из лидеров в нефтегазовой отрасли страны – компания «КазМунайГаз» готовится к очередным изменениям. Через полтора года планируется выход на IPO, а значит появление новых акционеров. Мы побеседовали с исполнительным вице-президентом – финансовым директором АО НК «КазМунайГаз» Дауреном Карабаевым о том, как проходят подготовительные этапы и с какими достижениями компания подошла к этому рубежу.

– Прокомментируйте, пожалуйста, информацию о том, что Шелл возможно войдет в капитал НК КМГ?

– «КазМунайГаз» уже многие годы сотрудничает с компанией Шелл по разным направлениям, включая крупные проекты, такие как Кашаган, Карачаганак и Каспийский Трубопроводный Консорциум, а также разведочный проект Жемчужины на шельфе Каспия. Мы обсуждаем и потенциально новые проекты и направления сотрудничества.

К тому же, КМГ готовится к IPO, и в связи с этим у компании, конечно же, появится много новых акционеров. «КазМунайГаз» будет стремиться к тому, чтобы расширить круг потенциальных инвесторов IPO. Однако говорить о том, что Шелл входит в капитал КМГ еще преждевременно. Никаких конкретных предложений или договоренностей нет.

– Кстати, об IPO: как проходит подготовка?

– Выход на IPO КМГ планируетсяв конце 2019-го – начале 2020 года. Одним из важных шагов на пути к этому стал обратный выкуп и делистинг АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз». Листинг и публичный статус на уровне головной компании КМГ будет соответствовать международной практике. К примеру, у Шеврона, Эксона, Шелла нет значительных публичных дочерних компаний. Как правило, чем больше компания, тем она более привлекательна инвесторам: ее оценка выше и соответственно стоимость капитала ниже. Кроме того, привлеченный капитал можно направлять на разные проекты по всему периметру группы, и все акционеры получат положительный эффект от таких инвестиций. Информация им предоставляется из одного центра.

КМГ уже имеет листинг на Казахстанской фондовой бирже (КФБ) и, в принципе, уже сейчас готов к выполнению требований стандартной категории глобальных депозитарных расписок (ГДР) листинга Лондонской фондовой биржи (ЛФБ). Основным требованием стандартной категории ГДР листинга ЛФБ является предоставление аудированной годовой финансовой отчетности до конца апреля следующего года. КМГ публикует отчетность уже в марте.Проспект же выпуска ценных бумаг при IPO во многом похож на проспект выпуска еврооблигаций, где у НК КМГ есть значительный опыт.

– Как считаете, насколько популярны будут акции КМГ?

- В целом, у нас есть понимание того, как мы будем взаимодействовать с международными финансовыми рынками и инвесторами в качестве публичной компании. Оно основано на опыте РД КМГ как публичной компании, а также опыте НК КМГ по работе с инвесторами в еврооблигации. Кстати, объем инвестиций в еврооблигации НК КМГ даже больше (около $8 млрд) и круг инвесторов шире, чем у РД КМГ ($2 млрд). Конечно же, требования и ожидания инвесторов в еврооблигации и ГДР различаются, однако схожих моментов очень много.

Инвесторы в долевые инструменты (акции/ГДР) нацелены как на рост стоимости акций, так и на получение дивидендов. Для того чтобы выплачивать дивиденды, компания должна генерировать положительный денежный поток (операционный денежный поток за минусом капитальных вложений). В последние годы КМГ много инвестировал в такие проекты как Кашаган, модернизация НПЗ и другие. Кроме того, негативно повлияло падение цен на нефть. Также у КМГ есть значительные обязательства в социальной сфере. «КазМунайГазу» еще предстоит провести большую работу, чтобы соответствовать ожиданиям международных финансовых рынков по дивидендному потоку.

В то же время статус публичной компании позволит получить объективную оценку КМГ международными финансовыми рынками как в момент IPO, так и в будущем. В цене и относительной оценке по сравнению со схожими компаниями в нефтегазовом секторе будут отражаться результаты работы менеджмента и совета директоров. С другой стороны, усилия менеджмента и СД будут сфокусированы на проекты, которые оказывают положительное влияние на цену акции.

В целом, мы ожидаем большой интерес к IPO Национальной компании «КазМунайГаз», так как аналогичных интересных предложений на международном рынке в ближайшее время не предвидится.

– Какие дальнейшие планы по «Разведке Добыче»?

– Финансовая часть сделки по РД КМГ завершена, делистинг ожидается в первой половине мая. НК КМГ совместно с РД КМГ изучают варианты дальнейшей работы. О конкретных планах сообщим позже. В целом уже очевидно, что НК КМГ и РД КМГ нужно работать в тесном взаимодействии и устранить дублирование функций.

– Почему по РД решили сделать именно обратный выкуп?

– У РД КМГ еще с момента IPO имелся значительныйcash на балансе. Обратный выкуп является хорошим способом разово вернуть избыточный капитал акционерам компании. Хотя стоимость публичного капитала (publicequity) и ниже, чем стоимость частного капитала (privateequity/nonpublicequity), но, тем не менее, она не равна нулю и выше, например, стоимости заемного капитала. Поэтому РД, вернув избыточный капитал, сэкономил на его стоимости в будущем (меньше дивидендов). Возврат избыточного капитала не повлияет на производственные и финансовые показатели.

Рассматривался также вариант прямого или обратного поглощения (reversetakeover) в результате которого НК КМГ сразу стало бы публичной компанией. Это могло быть очень красивой сделкой, однако от него отказались ввиду сложности практического исполнения в казахстанских реалиях. Необходимо было бы второпях делать оценку НК КМГ, получать согласие кредиторов, а прохождение процедуры листинга НК КМГ на ЛФБ было бы ничуть не легче, чем при классическом IPO. Было решено двигаться небольшими шагами, но которые давали бы реальный ощутимый результат. Такой подход (agile, scrum) сейчас активно используется в проектном управлении.

– Давайте подытожим в целом результаты деятельности КМГ за 2017 год.

– Чистая прибыль по итогам периода составила 520 млрд тенге. При этом объем добычи нефти и газового конденсата составляет 23 362 тыс.тонн. Показатели транспортировки и переработки за прошедший год сложились на уровне 65 489 тыс.тонн и 12 173 тыс.тонн соответственно. В целом выручка, то есть оборот компании, составил 2 459 млрд тенге, а EBITDA (операционная прибыль до вычета расходов по выплате процентов, налогов, начисленного износа и амортизации) за 2017 год – 1 268 млрд тенге. Размер активов равен 13 389 млрд тенге, размер собственного капитала компании – 6 622 млрд тенге.

Кроме того, компания выделила около 1 млрд тенге на благотворительность и спонсорство, а также 5,5 млрд тенге на строительство Дворцаединоборств.

– Почему операционная прибыль вышла отрицательной?

– КМГ генерирует положительную операционную прибыль и EBITDA. Однако требования МСФО диктуют, чтобы все операции с «KMGInternational» (например, реализация нефти через KMGI) отражались отдельной строкой как прибыль от прекращенной деятельности в связи с тем, что «KMGInternational» находится в процессе продажи. Поэтому операционную прибыль нужно рассматривать вкупе с прибылью от прекращенной деятельности. После завершения продажи KMGI операционная прибыль нормализуется.

– Какова ситуация с долгами на сегодняшний день?

– У КМГ достаточно ресурсов, чтобы обслуживать и погасить долги. Это подтверждается тем, что чистые активы КМГ (т.е. общие активы минус долги) составляют около 6,6 трлн тенге или $20 млрд.

В прошлом КМГ привлекал значительные заемные средства на финансирование инвестиционных проектов в дополнение к реинвестированию операционной прибыли. В связи с завершением крупных инвестиционных проектов КМГ не планирует дальше наращивать чистый долг.

Однако необходимо привести график платежей и выплат по долгам в соответствие с изменившимся прогнозом ожидаемых поступлений по инвестиционным проектам, в частности Кашаган, ТШО, модернизированных НПЗ. Основная причина, по которым изменились ожидания по дивидендам от вышеуказанных инвестиционных проектов, это, конечно же, снижение мировой цены на нефть. Соответственно, КМГ требуется больше времени, чтобы заработать и накопить средства для погашения долгов.В этой связи КМГ планирует замещать краткосрочные долги долгосрочными инструментами для того, чтобы равномерно распределить нагрузку по годам.В целом компания с оптимизмом смотрит в будущее и видит реальные перспективы построения эффективной вертикально-интегрированной нефтегазовой компании. Многое уже сделало, но предстоит сделать еще больше.И эта деятельность не остановится после выхода на IPO, а скорее даже усилится.

1 просмотр

Почему инвесторы выдвигают новые требования к технологическим стартапам

Uber, DoorDash и им подобные должны сосредоточиться на прибыли, а не на привлечении клиентов, считают они

Postmates недавно раздала скидочные купоны в $100 на доставку для новых клиентов. Фото: Heather Somerville / The Wall Street Journal

Многие технологические стартапы пытаются привлечь новых клиентов через скидки и подарки, в числе которых и бесплатная доставка обедов, и косметика за $3, и выгодные поездки на такси. Но этот подход больше не пользуется популярностью у инвесторов – они теряют терпение, ведь компании, предлагающие эти скидки, не добились успехов в получении прибыли.

В последние десять лет на рынке произошел настоящий бум субсидируемых венчурным капиталом продуктов и услуг, так как инвесторы наперегонки пытались найти нового гиганта – производителя потребительских технологий. Предполагалась следующая схема: в лидера рынка компания вырастает за счет аудитории постоянных клиентов, привлеченных выгодными сделками в мобильном приложении. Как только компания станет достаточно крупной, прибыль потечет рекой и субсидии можно сворачивать.

Теперь инвесторы в стартапы переосмысливают такой подход. Этому способствует год негативных результатов технологических компаний, которые в значительной степени субсидировались венчурным капиталом. И теперь инвесторы и члены правления давят на такие компании, требуя, чтобы они нашли более рентабельную бизнес-модель, говорят специалисты по технологическим сделкам и основатели стартапов.

Инвесторы хотят, чтобы стартапы стали меньше использовать привлеченный капитал на покрытие расходов, на скидки для клиентов. Эти пожелания касаются, например, стартапа электронной коммерции Brandless, который продает товары для дома и красоты дешевле стоимости доставки, сервисов такси Uber и Lyft, предлагающих поездки со скидкой, и службы доставки еды Postmates, которая предложила купоны со скидкой в $100 на доставку.

«Пузырь субсидирования для привлечения нового капитала лопнул, – заявил Уэсли Чан, управляющий директор компании FelicisVentures. – Приходит осознание того, что субсидии часто приводят к катастрофе для стартапов, которые на них полагаются».

Служба доставки еды DoorDash, Uber, Lyft и WeCo (материнская компания коворкингового сервиса WeWork) в 2019 году в общей сложности потеряли свыше $13 млрд. Все эти компании стали лидерами отрасли после того, как привлекли миллиарды долларов инвестиций на субсидирование своих расходов. Но ни один из этих стартапов не приносит прибыли.

«Вы можете добиться роста искусственно, но вы не можете искусственно добиться прибыли», – заявил Райан Кулп, который прежде работал в отрасли венчурного капитала, а теперь руководит маркетинговым стартапом Fomo.

Компания DoorDash из Сан-Франциско за последние два года привлекла почти $2 млрд и использовала этот капитал, чтобы расширить свою географию с 600 городов в 2018 году до более чем 4 тыс. городов в 2019 году, заявил осведомленный источник. Но, по его словам, около 75% рынков DoorDash не приносят прибыли.

По данным аналитической фирмы SecondMeasure, DoorDash является лидером на американском рынке доставки еды с долей в 37%. DoorDash осуществляет бесплатную доставку по небольшому проценту заказов, говорит источник, а рестораны – партнеры компании покрывают убытки по другим бонусам для клиентов частично или полностью.

DoorDash нарастила свой рынок несмотря на то, что некоторые члены совета директоров призывали сосредоточиться на получении прибыли с каждого покупателя, рассказывает другой источник. По его словам, ожидается, что в 2019 году DoorDash понесет убытки примерно в $450 млн. В презентации для инвесторов 2015 года (The Wall Street Journal делал ее обзор) компания прогнозировала, что в конце 2018 года достигнет валовой годовой прибыли в $450 млн.

«Четыре года назад (больше половины жизни компании) у нас было примерно 100 сотрудников и мы работали менее чем в пяти штатах, – заявил представитель компании. – С тех пор мы помогли сотням тысяч продавцов привлечь миллионы покупателей».

В 2020 году DoorDash планирует выйти на IPO, говорят люди, знакомые с планами компании по первичному размещению. При этом публичные рынки не слишком благосклонны к аналогичным сервисам, например, акции Grubhub торгуются на 30% ниже, чем год назад. Президент и финансовый директор Grubhub Адам Девитт обвиняет в этом безудержные субсидии со стороны конкурентов, которые «проникают повсюду явно и неявно». Из-за них компания была вынуждена перейти на менее прибыльные стратегии, например сотрудничать с ресторанами, которые не платят за то, чтобы высвечиваться в приложении Grubhub.

«В итоге потребитель видит цену, которая не является рентабельной», – сказал Девитт о своих конкурентах.

Служба доставки Postmates планировала IPO на первую половину 2019 года и уже даже подала заявку, но отложила задуманное на фоне ценовой войны с конкурентами.

Большинство заказов Postmates приносит прибыль, так как основная часть ресторанов платит комиссию за пользование ее услугами, заявляют в компании. Эти сборы, как правило, покрывают расходы на водителей доставки и позволяют Postmates удерживать цену на доставку на весьма низком уровне в 99 центов.

Служба проката автомобилей ShareNow в декабре 2019 года объявила, что с февраля 2020 года прекратит работу в Северной Америке и в некоторых городах Европы и больше не будет предлагать на этих рынках прокат машин по цене 30 центов в минуту. ShareNow сосредоточится на тех европейских рынках, где компания видит наилучший потенциал для прибыльного роста. Об этом заявил Майкл Кун, старший менеджер DaimlerMobility, которая владеет ShareNow совместно с BMW.

Прошлой осенью приложение для аренды автомобилей Fair увеличило первоначальный взнос для клиентов с пары сотен долларов до нескольких тысяч. Как говорят бывшие сотрудники компании, Fair переплатила за автомобили, а потом сдавала их в аренду со скидкой.

Fair могла предлагать клиентам такие скидки благодаря инвесторам, включая SoftBankGroup, которая в конце 2018 года профинансировала Fair более чем на $380 млн. Большую часть этих денег, по словам бывших работников, Fair потратила менее чем за год.

Представитель Fair сказал, что компания намеренно отталкивает клиентов с помощью высоких цен, так как реструктурирует свой бизнес, чтобы найти более рентабельную модель. Компания намерена возобновить аренду с более низким первоначальным взносом в начале 2020 года. 

Но даже с более критичным отношением со стороны инвесторов субсидии никуда не исчезнут. Индустрия венчурного капитала сейчас может предложить больше денег, чем когда-либо, а процентные ставки остаются на исторически низком уровне. Так что многие инвесторы захотят вложиться в частные технологические компании даже невзирая на то, что те полагаются на частные средства, чтобы платить по счетам и предлагать крупные скидки.

Инвесторы охотно субсидировали компании из-за «большого обмана рынка» – так происходящее назвали почетный профессор Брэд Корнелл из Калифорнийского университета в Лос-Анд­желесе и профессор Асват Дамодаран из Нью-Йоркского университета.

Генеральный директор Uber Дара Хосровшахи, например, публично сравнил свою компанию с Amazon и заявил, что Uber станет поставщиком услуг на всех видах транспорта по умолчанию. Президент Lyft Джон Циммер публично заявил, что его компания завоюет большую часть рынка США путем создания транспортного «суперприложения».

В заявке на IPO Uber оценила свои рыночные возможности на $6 трлн – это стоимость пробега всех личных автомобилей и общественного транспорта во всем мире. WeWork разрекламировала оценку своих рыночных возможностей в $3 трлн. DoorDash в презентации для инвесторов 2015 года оценила свой общий адресуемый рынок в $275 млрд – примерно во столько оценивается индустрия еды на вынос в США.

Но в этих оценках не учтено противодействие со стороны регуляторов и предложение практически идентичных продуктов со стороны конкурентов. Есть и другая проблема: привлечение новых клиентов в бизнес, который уже не является прибыльным, не означает, что он неожиданно начнет приносить прибыль.

«В теории у вас может быть бесконечное число клиентов, и вы все равно никогда не выйдете на прибыль», – указал Дэниел Маккарти, доцент маркетинга в Университете Эмори и соучредитель исследовательской фирмы ThetaEquityPartners.

Uber существует уже десять лет. Но и в первом, и во втором, и в третьем кварталах 2019 финансового года компания потратила на дополнительные меры стимулирования водителей больше, чем по сравнению с годом ранее. В результате расходы на привлечение водителей превысили прибыли от поездок. Однако сейчас компания начала ограничивать эти расходы.

Uber и Lyft сказали, что в 2021 году они начнут приносить прибыль до учета процентов, налогов, износа и амортизации. Почти весь прошлый год компании демонстрировали поквартальный рост прибыли за поездку. Хотя обе компании призывали к более целесообразному ценообразованию по отрасли, они не торопились повышать цены и отменять скидки.

«По мере того как сдувается пузырь субсидий, цены начинают расти, – говорит Джавад Миан, главный редактор StrayReflections, инвестиционного издания для хедж-фондов и управляющих активами. – Многие из этих компаний не смогут достичь целей, необходимых для нового раунда финансирования при более высокой оценке».

Еще один пример – компания Brandless из Сан-Франциско, которая предлагает своим покупателям все – от органического кокосового масла и обеденных тарелок до лавандового мыла для рук за $4 или меньше за штуку. Этот стартап интернет-торговли привлек почти $300 млн венчурных инвестиций. Сейчас, заявил представитель компании, Brandless переходит на более высокодоходные товары, например блендеры за $180. Также компания приостановила расходы на маркетинг в течение летнего периода. Ее продажи по состоянию на август 2019 года снизились примерно вдвое по сравнению с годом ранее.

«Если люди могут себе это позволить, не значит, что они будут платить», – резюмировал Райан Кулп из маркетинговой фирмы Fomo.

pochemu-investory-vydvigayut-novye-trebovaniya-k-tekhnologicheskim-startapam.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance