Перейти к основному содержанию

30024 просмотра

Степногорский горно-химический комбинат сменил хозяев

Стратегический объект казахстанской промышленности принадлежит российскому миллиардеру

Степногорский горно-химический комбинат, ориентированный на производство закиси-окиси урана и молибденового концентрата, в очередной раз меняет официального владельца.

В ближайшее время правительство одобрит законопроект «Об отчуждении стратегического объекта», который позволит компании Rosdale Pte. Ltd. совершить сделку по отчуждению принадлежащей ей 60-процентной доли участия в товариществе с ограниченной ответственностью «Степногорский горно-химический комбинат» в пользу компании Ganberg UK Ltd. и 40-процентной доли участия в пользу компании Gexior UK Ltd.

История вопроса

В 1944 году Государственный комитет обороны СССР предписал Комитету по делам геологии при Совнаркоме приступить к активному поиску месторождений урана по всей стране, поскольку процесс создания атомной бомбы в СССР тормозил дефицит ядерных материалов. 4 мая 1955 года постановлением Правительства СССР начато строительство Комбината № 4 (Северо-Казахстанский комбинат, с 1964 года — Целинный горно-химический комбинат), ориентированного на добычу урана и других химических элементов для ядерной индустрии. Таким образом, комбинат, подчиненный Министерству среднего машиностроения, стал градообразующим предприятием. Закрытый город, основанный в 1959 году, в разное время именовался то Целиноградом-25, то Макинском-2, то Аксу (по названию ближайшей железнодорожной станции). На сайте комбината предприятие с гордостью зовут «флагманом урановой промышленности не только советского Казахстана, но и всего бывшего Союза».

К началу 1990-х годов на Целинном горно-химическом комбинате начался спад производства, вызванный ростом послечернобыльской радиофобии, снижением спроса на уран, конверсией, а затем, с развалом Союза в 1991 году и парадом суверенитетов, – разрывом экономических связей. Это повлекло серьезные изменения в производстве и структуре комбината. В период приватизации часть предприятий акционировалась, выйдя из состава ЦГХК, четыре рудоуправления закрылись.

В 1992 году Целинный горно-химический комбинат был преобразован в Производственное объединение, в 1994 году – в Государственную холдинговую компанию, а в 1998 году – в Акционерное общество открытого типа. На сайте комбината сообщается, что «оставшийся имущественный комплекс АО «ЦГХК» был приобретен израильской фирмой Subton Limited. В 1999 году учреждено ЗАО «КазСабтон». Как указано на сайте комбината, «владельцы предприятия не были заинтересованы в сохранении производственного и кадрового потенциала».

Конкретного собственника компании Subton Limited, обозначенного в уставе ТОО, найти достаточно сложно. Указан только юридический адрес этой офшорной компании в городе Никосия Республики Кипр. Именно с этого периода в руководстве появляется киприотка Стало Милона. И она, как маркер, дает повод полагать, что с той поры собственники комбината не менялись, изменялись лишь офшорные юрлица, периодически назначаемые и сменяемые.

Судя по публикациям в СМИ, владельцем ЗАО «КазСабтон» был Аркадий Гайдамак, гражданин Франции, Канады, Анголы и Израиля и компания миллиардера Льва Леваева Africa Israel Investment Ltd.

В 2000 году во Франции против Гайдамака было выдвинуто обвинение в незаконной продаже оружия Анголе («Анголагейт»), в связи с чем он бежал в Израиль. Израиль отказался экстрадировать Гайдамака во Францию. В ноябре 2015 года он добровольно явился в жандармерию парижского региона Иль-де-Франс и был помещен под стражу.

Директором компании и держателем блокирующего пакета акций комбината был Александр Курт, студенческий друг российского миллиардера Михаила Фридмана. Курт в разное время был владельцем Тульского патронного завода, холдинга «Русские масла». С 2015 года владеет машиностроительной корпорацией «Сплав», которая производит трубопроводную арматуру для предприятий атомной энергетики и нефтегазохимического комплекса.

В 2004 году образовано ТОО «Степногорский горно-химический комбинат» (СГХК). Производственный комплекс горнодобывающих и перерабатывающих предприятий передан в доверительное управление АО «НАК «Казатомпром». В этот период нацкомпанией руководил Мухтар Джакишев, поэтому преобразования на комбинате связывают с его именем. Но большая странность в том, что следственные органы, которые вели уголовное дело против бывшего главы АО «НАК «Казатомпром», не смогли выявить истинного владельца СГХК и даже приписывали этот грех Мухтару Аблязову.

В том же 2004 году Subton Limited через аффилированное лицо – ЗАО «КазСабтон» продало компании имущественный энергетический комплекс, включающий ТЭЦ и управление энергоснабжения ТОО «Джет-7».

В 2005 году юрлицом-владельцем стала компания New Power Systems Limited, зарегистрированная в Лондоне, на знаменитой Бейкер-стрит. Директором при этом значился доктор Евгений Чарышкин. И, судя по менеджменту New Power Systems, с того периода комбинатом управляли люди из команды миллиардеров Василия Анисимова и Алишера Усманова. К примеру, Эдуард Астапов, управлявший проектом комплексной модернизации ТОО «СГХК». Однако прямых связей не прослеживалось.

В 2012 году состоялась передача стопроцентной доли участия от New Power Systems Limited сингапурской Rosdale PTE. Ltd., что, возможно, было связано не с продажей компании, а с вопросами налогообложения – летом этого года Казахстан исключил Сингапур из списка стран с льготным налогообложением.

Однако по неизвестным причинам в 2017 году запланирована новая передача руля управления комбинатом. На этот раз доли распределятся следующим образом: 60% – компании Ganberg UK Ltd. и 40% – компании Gexior UK Ltd. Но, поскольку оба юрлица – британские регистранты, на этот раз владельцы комбината «вышли из тени».

Обе компании созданы 1 марта 2017 года. В директорате обеих компаний – киприотка Мария Милона (видимо, получившая должность вице-председателя по наследству), а также еще одна управляющая компания – Ionics Secretaries Limited.

И «Гексиор», и «Ганберг» управляются компанией Degevol UK Ltd., созданной также 1 марта. А контроль этой компании – у Василия Анисимова (более 50%, не менее 25%) и у Якова Клебанова (более 25%, но менее 50%).

Таким образом, если документально не было подтверждения, кто был владельцем комбината в прежние годы, то теперь он стал очевидным – Василий Анисимов, уроженец Казахстана и миллиардер.

Новые владельцы

Василий Анисимов родился в Алма-Ате, в 31 год стал директором по снабжению Калининской АЭС, затем был директором московского «Росхозторга». В 1989 году создал свой первый бизнес — предприятие «Траст», позже переименованное в «Трансконсалт», получившее статус так называемого спецэкспортера алюминия.

В 2017 году по версии Forbes Russia занял 60-е место среди богатейших людей России с состоянием в $1 400 млн. Владелец девелоперской компании Coalco и совладелец ЗАО «Газметалл». В Казахстане Анисимов – совладелец сети Rixos Hotels «Хан Шатыр».

Отметим, что до 2009 года компания Анисимова Effective Energy B.V. (Нидерланды) владела 50% ТОО «Каратау» (владеет участком 2 месторождения Буденовское с запасами 18,2 и ресурсами 31,6 тыс. тонн урана) и 25% СП «Акбастау» (владеет участками 1, 3 и 4 месторождения Буденовское с запасами 25,1 и ресурсами 58,9 тыс. тонн).

В начале 2009 года эти активы приобрел российский урановый холдинг ОАО «Атомредзолото». С казахстанской стороны 50-процентными пакетами владеет НАК «Казатомпром». В июне 2009 года «Атомредметзолото» («АРМЗ»), дочернее предприятие «Росатома», приобрело 16,6% акций канадской компании Uranium One в обмен на 50-процентную долю в проекте добычи урана на Каратау совместно с «Казатомпромом». В июне 2010 года Uranium One получила 50% и 49% доли в казахстанских проектах добычи урана Акбастау и Заречное соответственно. В обмен на это «АРМЗ» повысила свою долю в Uranium One до 51%. «АРМЗ» получила полный контроль над Uranium One в январе 2013-го. С декабря 2013 года Uranium One – непосредственное подразделение «Росатома».

Яков Клебанов – внук заслуженного врача Казахской ССР и первого гендиректора Республиканского центра СПИД, сын главы АО «Эксимбанк Казахстан» Александра Яковлевича Клебанова и бывшей тележурналистки, экс-мажилисмена и предпринимателя Дарьи Клебановой. Аффилирован с группой «Аллюр Авто» и Bek Air Services KZ.

Александр Клебанов в 2016 году по версии Forbes Kazakhstan занял 28 место среди богатейших людей РК с капиталом в $180 млн и 16 место среди влиятельных бизнесменов страны.


1177 просмотров

Экс-гендиректор ТОО «Богатырь Комир» пытался отсудить зарплату и премии на 300 млн тенге

В Павлодарской области суды завершили рассмотрение трудового спора между бывшим генеральным директором Сериком Раиповым и самим предприятием

Фото: Shutterstock

Бывший руководитель крупнейшего угольного предприятия Казахстана Серик Раипов прошел две судебные инстанции в Павлодарской области, доказывая, что работодатель остался перед ним в долгу. В поданном в Экибастузский городской суд иске, а также в апелляционной жалобе он просил взыскать средства с ТОО «Богатырь Комир». В том числе премию в размере 150 млн за перевыполнение производственных и финансовых показателей за 2017 год. Однако ответчик представил свои расчеты и выиграл дело.

Ранее г-н Раипов через суд настоял на выплате положенной при расторжении трудового договора денежной компенсации. 

В Павлодарской области суды завершили рассмотрение трудового спора между бывшим генеральным директором ТОО «Богатырь Комир» Сериком Раиповым и самим предприятием. Согласно документам из открытой судебной базы, истец обратился в Экибастузский городской суд с требованием о взыскании задолженности, затем, не согласившись с вынесенным решением, подал апелляционную жалобу в областной суд. Подробности дела и основания отказа в удовлетворении исковых требований указаны в размещенном в судебной базе постановлении. 

Между истцом и компанией Forum Muider B.V. (зарегистрированная в Нидерландах компания, которой на паритетных началах владеют АО «Самрук-Энерго» и российская ОК «РУСАЛ» – «Къ»), являющейся единственным участником ТОО «Богатырь Комир», 25 декабря 2015 года был заключен трудовой договор, расторгнут он был в октябре 2017-го. По условиям достигнутого соглашения и трудового договора он в качестве компенсации получил годовой оклад и гарантированную премию. Но при обсуждении суммы возникли разночтения, что и явилось причиной обращения в суд. Бывший топ-менеджер утверждал, что трудовым договором ему как действующему работнику было установлено два вида вознаграждения: материальное вознаграждение в сумме 113,1 млн тенге и ежегодная премия в сумме 64,5 млн тенге. И отталкиваясь от этих сумм, необходимо было делать расчеты.

«В связи с этим просил взыскать задолженность по годовым материальным вознаграждениям в сумме 150,5 млн тенге, задолженность с ежегодной премией за 2017 год и премии за перевыполнение производственных и финансовых показателей за 2017 год в сумме 150 млн тенге, всего 300,5 млн тенге», – озвучиваются в судебном акте претензии истца.

Доводы стороны ответчика иные. Их суды первой и второй инстанции сочли более убедительными. А именно то, что согласно трудовому договору работодатель установил истцу годовое материальное вознаграждение, это и есть те самые 113,1 млн тенге, состоящие из годового гарантированного должностного оклада в сумме 48,6 млн тенге (4,05 млн тенге в месяц) и премии в сумме 64,5 млн тенге, половина которой является гарантированной, а другая выплачивается по итогам года. И при расторжении трудового договора истцу выплачены за 2017 год гарантированный годовой оклад и гарантированная часть годовой премии. Всего 80,8 млн тенге.

«Довод апелляционной жалобы об установлении работнику двух самостоятельных видов выплат не соответствует обстоятельствам дела. Вместе с тем на основании решений компании истцу была начислена и выплачена ежегодная премия по итогам 2016 года в сумме 32,3 млн тенге и единовременная премия (бонусы) по итогам работы за 2016 год в сумме 152,7 млн тенге», – указывает суд.
 
Представители ответчика настаивали, что решения о премировании гендиректора по итогам работы за 2017 год предприятие не принимало.

«Таким образом, предусмотренное трудовым договором материальное вознаграждение за 2016–2017 годы ответчиком выплачено в полном объеме. Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о необоснованности исковых требований. При таких обстоятельствах коллегия считает необходимым отказать в удовлетворении апелляционной жалобы», – говорится в постановлении.

Постановление может быть обжаловано в течение полугода в кассационном порядке в Верховный суд Казахстана. Между тем полной выплаты положенной при увольнении компенсации Серику Раипову пришлось добиваться так же через суд. В апреле 2018 года Экибастузский городской суд вынес решение в его пользу. ТОО «Богатырь Комир» просило в качестве соответчика привлечь компанию Forum Muider B.V., однако сделать это не удалось. 

Для промышленной Павлодарской области трудовые споры не редкость. Как озвучивал на брифинге руководитель регионального управления труда Аскар Капанов, 855 из 965 поданных в управление письменных жалоб касались несвоевременной оплаты труда. Работникам предприятий вернули более 100 млн тенге просроченной заработной платы. Речь идет о результатах обращений граждан в областное управление труда. 

Значительные суммы задолженности работодатели гасят после обращения работников в прокуратуру или суды. Так, по данным прокуратуры Павлодарской области, в сентябре прокурорами Иртышского района выявлен факт задолженности ТОО «Опытное хозяйство «Иртышское» своим 93 сотрудникам в сумме более 4 млн тенге. К слову, за первое полугодие текущего года в области удалось снизить задолженность по зарплате с 24 млн до 1,2 млн тенге.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Подходит к концу 2018 год. Какие события, произошедшие в Казахстане, на Ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на текущее состоянии экономики?

Варианты

1012SledProdkursiv.kz.jpg

123.gif

Цифра дня

37 276
Нурсултанов
родились в Казахстане за 27 лет независимости

Цитата дня

Трудность настоящего лидера заключается в том, что ты вперед смотрящий. Ты - ведущий, а не ведомый. Ты ведешь. Так куда ты ведешь, ты должен же это знать? Конечно, есть много советников, есть помощники, которые «подносят снаряды», пишут, анализируют и так далее. Но тебе надо принять решение, они не отвечают за то, что написали. Президенту надо принять решение и отвечать за это решение. В этом есть одиночество президента. Ты один здесь сидишь и работаешь

Нурсултан Назарбаев
президент РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank