Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Степногорский горно-химический комбинат сменил хозяев

Стратегический объект казахстанской промышленности принадлежит российскому миллиардеру

Степногорский горно-химический комбинат сменил хозяев

Степногорский горно-химический комбинат сменил хозяев

Степногорский горно-химический комбинат, ориентированный на производство закиси-окиси урана и молибденового концентрата, в очередной раз меняет официального владельца.

В ближайшее время правительство одобрит законопроект «Об отчуждении стратегического объекта», который позволит компании Rosdale Pte. Ltd. совершить сделку по отчуждению принадлежащей ей 60-процентной доли участия в товариществе с ограниченной ответственностью «Степногорский горно-химический комбинат» в пользу компании Ganberg UK Ltd. и 40-процентной доли участия в пользу компании Gexior UK Ltd.

История вопроса

В 1944 году Государственный комитет обороны СССР предписал Комитету по делам геологии при Совнаркоме приступить к активному поиску месторождений урана по всей стране, поскольку процесс создания атомной бомбы в СССР тормозил дефицит ядерных материалов. 4 мая 1955 года постановлением Правительства СССР начато строительство Комбината № 4 (Северо-Казахстанский комбинат, с 1964 года — Целинный горно-химический комбинат), ориентированного на добычу урана и других химических элементов для ядерной индустрии. Таким образом, комбинат, подчиненный Министерству среднего машиностроения, стал градообразующим предприятием. Закрытый город, основанный в 1959 году, в разное время именовался то Целиноградом-25, то Макинском-2, то Аксу (по названию ближайшей железнодорожной станции). На сайте комбината предприятие с гордостью зовут «флагманом урановой промышленности не только советского Казахстана, но и всего бывшего Союза».

К началу 1990-х годов на Целинном горно-химическом комбинате начался спад производства, вызванный ростом послечернобыльской радиофобии, снижением спроса на уран, конверсией, а затем, с развалом Союза в 1991 году и парадом суверенитетов, – разрывом экономических связей. Это повлекло серьезные изменения в производстве и структуре комбината. В период приватизации часть предприятий акционировалась, выйдя из состава ЦГХК, четыре рудоуправления закрылись.

В 1992 году Целинный горно-химический комбинат был преобразован в Производственное объединение, в 1994 году – в Государственную холдинговую компанию, а в 1998 году – в Акционерное общество открытого типа. На сайте комбината сообщается, что «оставшийся имущественный комплекс АО «ЦГХК» был приобретен израильской фирмой Subton Limited. В 1999 году учреждено ЗАО «КазСабтон». Как указано на сайте комбината, «владельцы предприятия не были заинтересованы в сохранении производственного и кадрового потенциала».

Конкретного собственника компании Subton Limited, обозначенного в уставе ТОО, найти достаточно сложно. Указан только юридический адрес этой офшорной компании в городе Никосия Республики Кипр. Именно с этого периода в руководстве появляется киприотка Стало Милона. И она, как маркер, дает повод полагать, что с той поры собственники комбината не менялись, изменялись лишь офшорные юрлица, периодически назначаемые и сменяемые.

Судя по публикациям в СМИ, владельцем ЗАО «КазСабтон» был Аркадий Гайдамак, гражданин Франции, Канады, Анголы и Израиля и компания миллиардера Льва Леваева Africa Israel Investment Ltd.

В 2000 году во Франции против Гайдамака было выдвинуто обвинение в незаконной продаже оружия Анголе («Анголагейт»), в связи с чем он бежал в Израиль. Израиль отказался экстрадировать Гайдамака во Францию. В ноябре 2015 года он добровольно явился в жандармерию парижского региона Иль-де-Франс и был помещен под стражу.

Директором компании и держателем блокирующего пакета акций комбината был Александр Курт, студенческий друг российского миллиардера Михаила Фридмана. Курт в разное время был владельцем Тульского патронного завода, холдинга «Русские масла». С 2015 года владеет машиностроительной корпорацией «Сплав», которая производит трубопроводную арматуру для предприятий атомной энергетики и нефтегазохимического комплекса.

В 2004 году образовано ТОО «Степногорский горно-химический комбинат» (СГХК). Производственный комплекс горнодобывающих и перерабатывающих предприятий передан в доверительное управление АО «НАК «Казатомпром». В этот период нацкомпанией руководил Мухтар Джакишев, поэтому преобразования на комбинате связывают с его именем. Но большая странность в том, что следственные органы, которые вели уголовное дело против бывшего главы АО «НАК «Казатомпром», не смогли выявить истинного владельца СГХК и даже приписывали этот грех Мухтару Аблязову.

В том же 2004 году Subton Limited через аффилированное лицо – ЗАО «КазСабтон» продало компании имущественный энергетический комплекс, включающий ТЭЦ и управление энергоснабжения ТОО «Джет-7».

В 2005 году юрлицом-владельцем стала компания New Power Systems Limited, зарегистрированная в Лондоне, на знаменитой Бейкер-стрит. Директором при этом значился доктор Евгений Чарышкин. И, судя по менеджменту New Power Systems, с того периода комбинатом управляли люди из команды миллиардеров Василия Анисимова и Алишера Усманова. К примеру, Эдуард Астапов, управлявший проектом комплексной модернизации ТОО «СГХК». Однако прямых связей не прослеживалось.

В 2012 году состоялась передача стопроцентной доли участия от New Power Systems Limited сингапурской Rosdale PTE. Ltd., что, возможно, было связано не с продажей компании, а с вопросами налогообложения – летом этого года Казахстан исключил Сингапур из списка стран с льготным налогообложением.

Однако по неизвестным причинам в 2017 году запланирована новая передача руля управления комбинатом. На этот раз доли распределятся следующим образом: 60% – компании Ganberg UK Ltd. и 40% – компании Gexior UK Ltd. Но, поскольку оба юрлица – британские регистранты, на этот раз владельцы комбината «вышли из тени».

Обе компании созданы 1 марта 2017 года. В директорате обеих компаний – киприотка Мария Милона (видимо, получившая должность вице-председателя по наследству), а также еще одна управляющая компания – Ionics Secretaries Limited.

И «Гексиор», и «Ганберг» управляются компанией Degevol UK Ltd., созданной также 1 марта. А контроль этой компании – у Василия Анисимова (более 50%, не менее 25%) и у Якова Клебанова (более 25%, но менее 50%).

Таким образом, если документально не было подтверждения, кто был владельцем комбината в прежние годы, то теперь он стал очевидным – Василий Анисимов, уроженец Казахстана и миллиардер.

Новые владельцы

Василий Анисимов родился в Алма-Ате, в 31 год стал директором по снабжению Калининской АЭС, затем был директором московского «Росхозторга». В 1989 году создал свой первый бизнес — предприятие «Траст», позже переименованное в «Трансконсалт», получившее статус так называемого спецэкспортера алюминия.

В 2017 году по версии Forbes Russia занял 60-е место среди богатейших людей России с состоянием в $1 400 млн. Владелец девелоперской компании Coalco и совладелец ЗАО «Газметалл». В Казахстане Анисимов – совладелец сети Rixos Hotels «Хан Шатыр».

Отметим, что до 2009 года компания Анисимова Effective Energy B.V. (Нидерланды) владела 50% ТОО «Каратау» (владеет участком 2 месторождения Буденовское с запасами 18,2 и ресурсами 31,6 тыс. тонн урана) и 25% СП «Акбастау» (владеет участками 1, 3 и 4 месторождения Буденовское с запасами 25,1 и ресурсами 58,9 тыс. тонн).

В начале 2009 года эти активы приобрел российский урановый холдинг ОАО «Атомредзолото». С казахстанской стороны 50-процентными пакетами владеет НАК «Казатомпром». В июне 2009 года «Атомредметзолото» («АРМЗ»), дочернее предприятие «Росатома», приобрело 16,6% акций канадской компании Uranium One в обмен на 50-процентную долю в проекте добычи урана на Каратау совместно с «Казатомпромом». В июне 2010 года Uranium One получила 50% и 49% доли в казахстанских проектах добычи урана Акбастау и Заречное соответственно. В обмен на это «АРМЗ» повысила свою долю в Uranium One до 51%. «АРМЗ» получила полный контроль над Uranium One в январе 2013-го. С декабря 2013 года Uranium One – непосредственное подразделение «Росатома».

Яков Клебанов – внук заслуженного врача Казахской ССР и первого гендиректора Республиканского центра СПИД, сын главы АО «Эксимбанк Казахстан» Александра Яковлевича Клебанова и бывшей тележурналистки, экс-мажилисмена и предпринимателя Дарьи Клебановой. Аффилирован с группой «Аллюр Авто» и Bek Air Services KZ.

Александр Клебанов в 2016 году по версии Forbes Kazakhstan занял 28 место среди богатейших людей РК с капиталом в $180 млн и 16 место среди влиятельных бизнесменов страны.

1479 просмотров

Всплеск котировок Tesla похож на рыночные пузыри прошлых лет

С октября прошлого года бумаги компании выросли в стоимости почти в четыре раза

Фото: Fang Zhe/Zuma Press

Такой бурный рост не соответствует относительно скромным показателям Tesla, которые включают в том числе ежегодные убытки.

Однако этот рост сильно напоминает ситуацию с акциями других компаний, превратившихся в опасные пузыри. Например, бумаги Qualcomm Inc и других технологических компаний в эпоху доткомов, нефтяной сектор в 2008 году и биткоин-пузырь в 2017-м.

«Не скажу, что это потолок. Я не определял какую-то целевую цену или позицию относительно того, как сильно эти акции могут вырасти еще. Просто это очень похоже на все другие пузыри», – говорит Питер Чечини, главный стратег по рынкам финансовой компании Cantor Fitzgerald.

По его словам, взлет котировок в прошлый вторник, когда промышленный индекс Доу – Джонса вырос более чем на 400 пунктов, можно сравнить с неким «нереальным миром», где все кажется не таким, каким должно быть. Tesla при этом данный процесс возглавляет. «Рост стоимости акций – весьма символичный показатель для спекулятивного мышления», – отмечает он.

Последний этап ралли произошел сразу после публикации на позапрошлой неделе квартального отчета Tesla, когда компания раскрыла данные о рекордном количестве отгрузок в IV квартале. Суматоха среди аналитиков также способствовала росту акций, поскольку выросли целевые цены.

Похоже, что среди розничных инвесторов Tesla считается фаворитом.

По данным мобильного приложения Robinhood, которое позволяет покупать и продавать акции при помощи смартфона, на долю Tesla пришелся наибольший за последнее время прирост новых покупателей, пользующихся приложением.

У скептиков такой рост вызывает раздражение. По данным финансово-аналитической фирмы S3 Partners, несмотря на короткое покрытие за последние несколько недель, сумма ценных бумаг Tesla, проданных без покрытия, все еще составляет $14 млрд, что делает ее компанией, чьи акции наиболее часто в США торгуются без покрытия. Держатели коротких позиций занимают акции и продают их, получая прибыль в том случае, если могут выкупить их снова по более низкой цене.

«По сути это классическая, будто из учебника, ситуация с коротким сжатием, хотя и в беспрецедентно больших масштабах», – говорит Мэтт Веллер, аналитик компании Gain Capital.

Прошлой осенью продажи акций без покрытия составляли 25%. Когда цена поднялась, трейдеры были вынуждены свои акции продать, что способствовало дальнейшему росту их стоимости. Это вынудило продавать и других, что еще больше взвинтило цену», – отмечает Веллер.

Продажи без покрытия все еще составляют 13%, так что, вероятно, эта динамика сохранится. В последние несколько месяцев акции Tesla напоминают другие активы, также торговавшиеся по завышенным ценам, включая все прошлые прецеденты вплоть до пузыря «Компании Южных морей» в 1720-х годах.

В эпоху доткомов лопнули сотни фондовых пузырей, хотя мало что иллюстрирует одержимость того времени лучше, чем акции Qualcomm.

Эта компания одной из первых уловила тренд бурного роста на рынке мобильных телефонов. На всех углах аналитики кричали о том, что чипы Qualcomm – это «наилучшая технология» для рынка мобильных устройств.

В 1999 году акции компании с $5 выросли до $90 с поправкой на дробление акций.

Казалось, у компании нет конкурентов.

Впрочем, затем пузырь лопнул, экономика начала бурно развиваться и возникла конкуренция. Многие компании этого не пережили, хотя сам Qualcomm выкарабкался.

После резкого падения акции компании сегодня торгуются по цене около $88, что в сравнении с максимумами эпохи доткомов фактически означает отсутствие роста.

В нефтяном секторе в 2008 году также образовался свой собственный пузырь. Подталкиваемые растущей мировой экономикой в середине августа того года цены на нефть резко взлетели вверх. Летом 2008 года они побили рекорд, достигнув цены $145 за баррель. Такая высокая цена на нефть повсюду оказывала давление на компании и пассажиров. И без того слабая экономика обрушилась, а вслед за ней и цены на нефть.

Однако самым ярким продуктом спекуляций, пожалуй, стал биткоин-пузырь в 2017 году.

В том году криптовалюты стали чрезвычайно популярными. Но лишь немногие понимали, как они работают, и еще меньше людей использовали их на практике. Заполучить же их хотели все. С начала года биткоин торговался по цене менее $1 тыс. К декабрю его стоимость подскочила почти до $20 тыс. Впрочем, сохранялся такой расклад не слишком продолжительное время – ни один пузырь не держится долго.

Те, кому нужно рациональное объяснение, говорит Чечини, могут открыть электронную таб­лицу, ввести данные для Tesla или любой другой упомянутой компании, применить функцию, предназначенную для расчета экспоненциального роста, и построить диаграмму. А можно просто сразу увидеть спекулятивную активность.

«Конечно, все это можно объяснить при помощи математики. Но чтобы понять, насколько все это неправильно, математика не нужна», – отмечает он.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов.

WSJ-4-1_page-0001.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif