1285 просмотров

Рынок меди (обзор от 12 мая 2011 г.)

Обзор мирового рынка меди на утро 12 мая 2011 года.<br />За последний торговый день на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange, LME) официальная цена наличной меди с немедленной оплатой и поставкой понизилась с $8935,5 до $8750,5 за тонну, а цена меди с поставкой через три месяца – с $8965,0 до $8775,0 за тонну. Неофициальная цена наличной меди при закрытии торгов вечером 11 мая - $8675,0 за тонну.

Рынок меди (обзор от 12 мая 2011 г.)

Рынок меди (обзор от 12 мая 2011 г.)
Обзор мирового рынка меди на утро 12 мая 2011 года.
За последний торговый день на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange, LME) официальная цена наличной меди с немедленной оплатой и поставкой понизилась с $8935,5 до $8750,5 за тонну, а цена меди с поставкой через три месяца – с $8965,0 до $8775,0 за тонну. Неофициальная цена наличной меди при закрытии торгов вечером 11 мая - $8675,0 за тонну.


Запасы меди на отслеживаемых биржей LME складах за последний торговый день оставались на уровне 468,3 тыс. тонн.

Средняя цена наличной меди на LME за январь 2011 года – $9555,70, за февраль – $9867,60, за март – $9530,65, за апрель – $9483,25, а в среднем за прошедшие дни мая - $8941,6 за тонну.

Официальная цена (settlement) майских фьючерсных медных контрактов на площадке COMEX (подразделение Нью-Йоркской коммерческой биржи New York Mercantile Exchange, NYMEX) за последний торговый день понизилась с $8883,5 до $8602,4 за тонну. Запасы меди на COMEX за последний торговый день уменьшились с 82,2 до 82,1 тыс. тонн.

Официальная цена (settlement) майских медных контрактов на Шанхайской фьючерсной бирже Shanghai Futures Exchange (ShFE) за последний торговый день (в пересчете с юаней) понизилась с $10492 до $10389 за тонну. Запасы меди, отслеживаемые Шанхайской фьючерсной биржей, - 123,0 тыс. тонн.

По данным Shanghai Metals Market, на Шанхайском спотовом рынке средняя цена наличной меди за последний торговый день (в пересчете с юаней) понизилась с $10481 до $10454 за тонну.

В среду, 11 мая, биржевые котировки меди в Лондоне, Нью-Йорке и Шанхае понизились на фоне новых сообщений о росте инфляции в Китае и Европе. Так, в Германии, стране с самой мощной в Европе экономикой, рост инфляции превзошел апрельские ожидания после повышения цен на электроэнергию. Уровень инфляции, рассчитанный по методу Европейского союза, увеличился с 2,3% в марте до 2,7% в апреле.

По мнению CME Group, в среду медный рынок был поставлен в невыгодное положение из-за сообщений об увеличении медного производства и сильного роста инфляции в Китае, что усилило ожидания новых действий этой страны по ужесточению своей кредитно-денежной политики. Индекс потребительских цен (CPI) в Китае за апрель составил 5,3%, что превысило прогноз (2,5%).

Инфляция, по мнению китайского вице-премьера Ван Цишаня (Wang Qishan), является «самой острой проблемой в экономике страны». Это заявление прозвучало в ходе дискуссии, возникшей из-за несогласия представителей США и Китая по темпам увеличения курса юаня. Экономисты, опрошенные агентством Bloomberg, склоняются к возможности еще одного повышения учетной ставки Народного Банка Китая в этом году, помимо четырех предыдущих с середины октября прошлого года. Это, видимо, произойдет на фоне небольшого снижения уровня затрат на производство и послужит хорошим поводом для сравнительно медленного роста цен во втором полугодии.

В китайском журнале Economic Information Daily экономист Ba Shusong признал тот факт, что Китай действительно прошел так называемую «разворотную точку Льюиса». Имеется в виду, что большая часть населения Китая уже живет в городах, а результаты последней переписи населения продемонстрировали, что рост численности населения резко замедлился. Иными словами, Ba Shusong пришел к выводу, что структура рынка труда в Китае уже начинает меняться, а это будет вызывать в будущем рост заработной платы и, как следствие, рост инфляционного давления. При этом темпы экономического роста уже не будут столь внушительными, как раньше.

По данным агентства Dow Jones Newswires со ссылкой на китайское бюро статистики National Bureau of Statistics, производство меди в Китае за апрель 2011 года увеличилось на 19,2% к апрелю прошлого года, или до 454,0 тыс. тонн. А к марту нынешнего года выпуск меди увеличился на 3,4%. За январь-апрель производство меди в Ките увеличилось на 15,8%, или до 1,727 млн тонн. Деловой портал Kitco News привел мнение банка Barclays Capital, который указал на возможное снижение спроса на медь в Китае, где импорт меди уменьшился в апреле на 14% по сравнению с мартом.

В то же время Китай посылает ценам на цветные металлы и позитивные сигналы. В апреле 2011 года внешнеторговый оборот Китая достиг $299,95 млрд. Это на 25,9% больше, чем в апреле 2010 года. При этом объем китайского экспорта вырос на 29,9%, составив $155,69 млрд. Объем импорта китайских компаний увеличился на 21,8%, достигнув $144,26 млрд. Кроме того, объем промышленного производства в апреле увеличился на 13,4% по сравнению с годом ранее.

А что ждет мировой рынок меди дальше? Чтобы ответить на этот сложный сейчас вопрос, заметим, что на прошлой неделе показалось будто «пузырь» на рынке металлов готов был лопнуть, так как цены резко снизились в ответ на признаки замедления темпов роста в главных развивающихся экономиках, что может также стать началом периода более сбалансированного и равномерного развития в мире. Важно отметить, что предыдущий рост цен на медь был вызван высоким спросом со стороны развивающихся стран, так называемых Е7, куда входят Китай, Индия, Бразилия, Россия, Индонезия, Мексика, Турция. Согласно последним статистическим данным, на протяжении нескольких лет динамика сырьевых рынков следует за темпами роста объемов производства именно в этих странах.

Однако цены на металлы и в целом на сырье меняются гораздо быстрее, чем публикуются данные экономической статистики, поэтому их можно использовать как опережающий индикатор, отражающий изменения в развивающемся мире. По крайней мере, в китайской экономике происходит что-то важное для всех мировых рынков. Даже незначительное снижение темпов роста в Китае ведет к заметному сокращению спроса на сырье, а более масштабное охлаждение в нескольких крупных странах способно полностью изменить обстановку на мировом рынке меди и других металлов. Еще одной причиной резкого падения цен на металлы может быть предстоящее завершение политики безудержного вливания денег в экономику США.

Пока же крупнейшая брокерская компания MF Global, участвующая в торгах на бирже LME (Ring Dealing Members - участник с максимальными правами, торгующий на биржевом ринге), 11 мая оставила уровень ценовой поддержки (support) для меди на отметке $8690 за тонну, а уровень ценового сопротивления (resistance) – $8944 за тонну. Вполне вероятно, что ближайшие биржевые котировки меди будут колебаться именно в названном компанией MF Global диапазоне.

Обзор подготовлен обозревателем "Казахмыс" Владиславом Николаевым.

banner_wsj.gif

107 просмотров

Как казахстанские авиакомпании ищут способы заработать во время пандемии

Аэропортам тоже приходится несладко

Фото: Depositphotos/pierivb

Пока большинство международных маршрутов остаются закрытыми, отечественные авиакомпании сконцентрировались на грузоперевозках. Грузовой сегмент позволяет зарабатывать и казахстанским аэропортам. Но и тем, и другим этого мало. 

Авиакомпании Air Astana, SCAT, China Southern Airlines и Air China до начала февраля совокупно совершали 34 рейса в неделю между Нур-Султаном, Алматы и китайскими Пекином, Урумчи, Гонконгом, Сианем, Саньей и Хайкоу (22 рейса – казахстанские авиакомпании и 12 рейсов – китайские). Авиасообщение из Казахстана в Китай было при­остановлено с 3 февраля: это была первая страна, с которой наша республика ограничила авиасообщение из-за коронавируса. К началу апреля в стране были прекращены все регулярные рейсы – как международные, так и местные. Внутренние перелеты, стартовавшие с 1 мая, уже полностью восстановлены.

А вот с 99 международными маршрутами пока не все так гладко.

Нелетная пора

Первым для Казахстана открылся Китай – КНР готова была принять рейсы из Казахстана еще месяц назад. Начать полеты могла хоть казахстанская, хоть китайская авиакомпания, но не более одного рейса в неделю. По итогам полетов принимающая сторона планировала либо разрешить увеличить частоту рейсов, либо прекратить их. Открывшейся возможностью ни одна авиакомпания не воспользовалась. 

С 20 июня долгожданных казахстанских туристов поспешила принять Турция (Стамбул и Анталия). Вместе с деньгами наши туристы привезли в Турцию и коронавирус, поэтому некоторым вместо отелей по системе «все включено» пришлось отдыхать в медицинских учреждениях с последующей оплатой чеков. Турецкая сторона воспользовалась усилением карантина в Казахстане с 5 июля и приостановила полеты.

Сейчас единственное открытое для полетов международное направление – Южная Корея. Однако власти этой страны сообщают, что именно из Казахстана туда приезжает больше всего больных коронавирусом.

Для примера: 6 июля в Южную Корею прилетели 24 человека, у которых была обнаружена коронавирусная инфекция. Из них 13 пассажиров (54%) приехали из Казахстана. И хотя всех прибывших в Сеул помещают на 14-дневный карантин за счет туриста, возможность продолжения полетов между Алматы и Сеулом тоже может оказаться под вопросом. 

Еще одной страной, куда с 1 июля собирались полететь казахстанцы, была Грузия. Но по предложению грузинской стороны рейсы по этому направлению отложены на месяц. Таким же образом откладываются пока полеты в Украину, Азербайджан и Таиланд.

Все ниже и ниже

Сокращение, а потом и вовсе прекращение полетов не могло не отразиться на статистике. В январе – мае было перевезено 1,9 млн авиапассажиров (–34% к аналогичному периоду 2019 года). В этой ситуации авиакомпании постарались переоборудовать часть судов под перевозку грузов.

В Air Astana переоборудовали два широкофюзеляжных самолета Boeing 767 под перевозку грузов и готовы были трансформировать третий Boeing 767 под грузо-пассажирский. В компании не ожидают восстановления пассажирских перевозок в ближайшие год-полтора, поэтому частичное перепрофилирование на перевозку грузов, в том числе из Китая в Европу, – это вынужденный шаг. Представители Air Astana отмечают возросшую среди авиакомпаний конкуренцию за грузоперевозки. В январе – мае авиатранспортом было перевезено 7,69 тыс. тонн грузов (–23,9% к аналогичному периоду 2019 года). 

Комитет гражданской авиации МИИР РК (КГА) еще в разгар запретов на регулярные рейсы оценил потери отечественных авиакомпаний от ограничения полетов в 235 млрд тенге, аэропортов – в 24,5 млрд тенге, РГП «Казаэронавигация» – в 28 млрд тенге.

Убытки, скорее всего, ожидают авиасектор не только в этом году, но и в следующем. Председатель Комитета гражданской авиации Талгат Ластаев заявил «Курсиву», что восстановление всех международных маршрутов из Казахстана произойдет не ранее 2022–2023 годов. В Международной ассоциации воздушного транспорта прогнозируют, что в 2021 году объем пассажирских перевозок в мире будет на 24% ниже уровня 2019 года, а превысить показатели прошлого года удастся лишь в 2023-м. 

За тех, кто на земле

Управляющий директор по развитию АО «Международный аэропорт Алматы» Абдул Кусаев сообщил на июньском заседании подкомитета НПП «Атамекен», что показатели работы крупнейшего аэропорта заметно ухудшились.

«У нас на 97% просели пассажирские рейсы. В апреле мы достигли дна, ударились об него, немножко отпрыгнули за счет грузовых рейсов. Это нам немножко смягчило удар. Тем не менее апрель прошел, май прошел, а общие показатели очень сильно просели: за пять месяцев самолето-вылеты снизились на 70%», – сказал он.

Число обслуженных за январь – май грузовых рейсов выросло в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но это не поможет выправить общую картину по текущему году. Кусаев прогнозирует, что пассажиропоток Алматинского аэропорта по итогам 2020 года составит 3–3,5 млн человек, то есть всего лишь 50–60% от прошлогодних показателей. В свои прогнозы он не включает возможность второй волны пандемии – в этом случае снижение окажется еще более значительным. 

Исполняющий обязанности председателя правления АО «Аэропорт Сарыарка» (Караганда) Александр Маликов отметил, что в Караганде международные пассажирские авиаперелеты вообще прекратились. А ведь именно на них и зарабатывает основные деньги аэропорт.

«В мае возобновились перевозки по внутренним рейсам, но на них мы фактически ничего не зарабатываем, потому что тарифы для местных авиакомпаний очень низкие и у них свое топливо», – сообщил он.

Обслуживание транзитных самолетов с гуманитарными грузами позволило аэропорту закрыть около 15% постоянных расходов, но и этот финансовый ручеек ослабел. Если в апреле – мае через Караганду летало два-три грузовых самолета в день, то сейчас всего один борт в день. Тем не менее обслуживание грузовых рейсов поможет частично заместить выпавшие от пассажирских перевозок доходы и в целом по текущему году.

«Итоги года мы прогнозируем на 65–70% по финансовым показателям. Единственное, по грузовикам мы выйдем на уровень прошлого года благодаря всплеску активности в период карантина», – сказал Маликов.

Исполнительный директор АО «Международный аэропорт Актау» Ергазы Жолдасов отметил, что там падение объемов составило около 70%, половину персонала аэропорта пришлось отправить в вынужденный отпуск. 

Сокращение объемов перевозок, скорее всего, вынудит аэропорты повысить тарифы. Тем более что в 2020 году истекает период действия утвержденных ранее пятилетних тарифов аэропортов Актау, Атырау и Семея. 

Представитель управления тарифного регулирования КГА Баян Садуова сообщила, что новый тариф для аэропорта Актау должен быть введен с 1 сентября, для аэропорта Семея – с 1 декабря. Аэропорт Актау уже подал соответствующую заявку в антимонопольный орган. Аэропорт Атырау тоже подавал заявку, но она не была принята к рассмотрению из-за отсутствия полного пакета документов.

Авиакомпании выступают против повышения аэропортовых тарифов, настаивая, наоборот, на их снижении. Государству придется выбирать, чьи интересы в такой ситуации поставить в приоритет.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg