Перейти к основному содержанию

1033 просмотра

TechGarden присматривается к корпоративному сектору

Автономный кластерный фонд совершает поворот от политики поиска и развития технологических стартапов

Photographee.eu

Автономный кластерный фонд (АКФ) TechGarden совершает поворот от политики поиска и развития технологических стартапов в сторону нужд корпоративного сектора.

TechGarden снижает активность в направлении поиска новых интересных стартапов, которые он прежде опекал и доводил до уровня, интересного инвесторам. Вместо этого автономный кластерный фонд сконцентрируется на поиске решений задач от промышленных предприятий. Именно на это нацелена разрабатываемая сейчас новая стратегия TechGarden на 2020-25 годы.

Промышленность ждет готовые решения

Промышленным предприятиям некогда изучать идеи – им неинтересно инвестировать в долгосрочные исследования. Они ждут продукта, готового к внедрению, говорит Аскар Сембин, глава TechGarden. Он чуть больше месяца назад сменил Санжара Кеттебекова, который был генеральным директором фонда с момента основания в 2015 году.

Мы беседуем в офисе TechGarden на 11-м этаже так называемого IT-квартала, центра формирования новых технологий в Алматы. Аскар Сембин только что вернулся из городского акимата, где в числе других представителей цифровой индустрии принимал участие в обсуждении планов развития города.

Власти хотят видеть Алматы будущего как смарт-сити, но речь идет не только о более глубоком проникновении полезных приложений и технологий. Город ищет способ сделать свою атмосферу более благоприятной, избавиться от клейма экологически недружелюбного мегаполиса. Глава TechGarden уверен, что гармоничное развитие Алматы – одна из главных задач IT-кластера на ближайшее будущее. Текущий статус «грязного» города заставляет многих специалистов мирового уровня отклонять предложения о работе здесь, что снижает уровень человеческого капитала, мешает быстрому обмену идеями и компетенциями.

Как вывести предприятия на уровень 4.0

Природа алматинского смога – в морально устаревшей угольной технологии городской системы отопления. Так же и крупные промышленные предприятия страны страдают от засилья технологий, чья актуальность утеряна в лучшем случае лет 20 назад. Аскар Сембин напоминает о результатах исследования технического оснащения предприятий страны: на 10% предприятий велика доля ручного труда, 60% добывающих и 80% обрабатывающих предприятий можно отнести лишь к уровню Индустрии 2.0. Исключение составляют разве что предприятия нефтегазовой сферы – это определенно флагманы внедрения современных цифровых процессов.

Развивать отечественную промышленность TechGarden намерен за счет передовых технологий транснациональных корпораций, а для этого нужно создать условия, при которых корпорациям будет интересно сотрудничество с Казахстаном как с местом внедрения и масштабного тестирования своих технологий.

В качестве примера Аскар Сембин приводит медицинскую платформу Watson Health – разработку IBM на основе искусственного интеллекта стоимостью $1 млрд. IBM важно быстро, в течение двух-трех лет, провести опытно-конструкторские испытания своей системы. Тратить большие бюджеты на «экспериментальные лаборатории» такого масштаба компания не станет. Если Казахстан внедрит эту технологию, то сможет обеспечить для себя важный технологический трансфер и серьезно повысить уровень собственных компетенций. По сути, это тот самый путь, который уже прошли Китай, Тайвань или Южная Корея.

Технологическая реформа будет исходить из центра

Главная роль в этих планах отведена создаваемым центрам компетенции Индустрии 4.0. Это площадки сотрудничества IT-специалистов и промышленников, где будет возможно искать решения проблем и обмениваться результатами работы. Здесь IT-эксперты получат доступ к платформам промышленного уровня и возможность работать над оптимизацией бизнес-процессов и снижением производственных затрат.

Это консервативный подход, говорит Аскар Сембин, который снижает риски невозврата инвестиций. Главная задача центров компетенций – сформировать широкий взгляд на решаемые проблемы. Иначе все преимущества, например, цифрового рудника, закончатся, когда вагоны с грузом застрянут в железнодорожном тупике.

Некоторые из стартапов, выращенных в TechGarden, будут играть в этом важную роль. К примеру, проект Verigram, который разрабатывал системы персональной идентификации на основе искусственного интеллекта, планирует реализовать компетенции в сфере горнодобывающей промышленности. На стадии пилотного внедрения стартап CableWalker. Это проект дистанционного мониторинга и ремонта высоковольтных элект­росетей при помощи беспилотного летательного аппарата.

Откуда деньги на компетенции

Центры компетенции Индустрии 4.0 будут финансироваться за счет специального финансового механизма, обязывающего казахстанских недропользователей направлять на развитие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) 1% от расходов на добычу понесенных недропользователем в предыдущем году. Сейчас по заданию правительства страны TechGarden разрабатывает единую платформу для прозрачного учета этих средств, которые будут использоваться для перехода промышленности на Индустрию 4.0. Параллельно TechGarden запустил центр новых материалов и аддитивных технологий и центр по информатизации строительства. Также в сотрудничестве с IBM и ColvirSoftwareSolutions (Великобритания) создается центр интеллектуальных систем Blockchain&BigDataLab.

По мнению Эрикжана Макулбекова, председателя правления НКО 4.0 Transformation Center, главные проводники идеи развития цифровых процессов – IT-эксперты и чиновники. Но именно эти люди меньше всего знакомы с проблемами реального производства. Задача центров – помочь им понять специфику и сложности индустриальных объектов.

1474 просмотра

Что ждет рынок телекоммуникаций Казахстана в 2020 году

Рассказывает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев

Иллюстрация: Jesus Sanz

Предлагаю уважаемым читателям провести небольшой эксперимент: подсчитать, сколько времени в день вы проводите читая сообщения или просматривая видеоконтент на своем смартфоне и сопоставить это время с аналогичным показателем у телевизора. Для чистоты эксперимента попробуйте сопоставить оба показателя не в рабочий день, когда телевизор недоступен, а в выходные большинство поймают себя на том, что даже сидя на диване у телевизора они продолжают пользоваться смартфоном.

Мобильный интернет незаметно для нас стал самым главным сегментом рынка телекоммуникаций. Абсолютное большинство пользователей услуг этого рынка может прожить без телевизора, большинство пользователей может прожить без персонального компьютера (разумеется, если он не является основным инструментом их работы), но от смартфона, вернее, без возможностей, которые предоставляет смартфон с помощью мобильного интернета, отказаться сейчас смогут единицы.

И если рассматривать основные действия «Казахтелекома» на внутреннем рынке в прошлом году, то легко убедиться в том, что все они были направлены на развитие именно этого мобильного сегмента казахстанского рынка связи. Хронологически эта логическая цепочка начала осуществляться еще в декабре 2018 года, когда оператор приобрел 75% голосующих акций АО «Кселл» у Telia Company и Fintur Holdings BV.

Цель этого приобретения озвучивалась нами еще на пороге вхождения в компанию – построение в стране высокотехнологичной интегрированной сети, позволяющей оказывать услуги мобильной и фиксированной связи с высоким качеством. Этот шаг позволил нам расширить инструментарий в части пакетных предложений в отношении предоставления новейших и самых востребованных услуг на телекоммуникационном рынке республики. Свою позитивную роль сыграло и приобретение в середине 2019-го 49% доли шведского мобильного оператора Tele2 AB в совместном предприятии Khan Tengri Holding B.V. Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, дали «Казахтелекому» возможность полномасштабно реализовывать в стране множество проектов за счет синергии потенциала двух сотовых компаний. В том числе и по построению первой в регионе сети стандарта 5G.

Напомню, что Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Казахстана, дав разрешение на приобретение пакета акций АО «Кселл», выдвинул ряд требований. В частности, в качестве условий сделки регулятором предусмотрено появление дополнительных услуг для абонентов, расширение покрытия сети 4G в сельских населенных пунктах (с численностью населения 4 тыс. человек и более) до 2021 года, а также внедрение стандартов предоставления услуг 5G не позднее 31 декабря 2021 года.
Отмечу, что эти требования полностью совпадали с теми целями, ради которых телекоммуникационный оператор приобретал доли как в Kcell, так и в Khan Tengri Holding B.V., – для создания той самой высокотехнологичной интегрированной сети. Нужно понимать, что такая сеть – слишком дорогой проект, который не имеет смысла реализовывать в ограниченной абонентской среде. На момент приобретения АО «Кселл» его абонентская база превышала 10 млн абонентов, Khan Tengri Holding B.V. – 7 млн абонентов, притом что в середине прошлого года в стране было зарегистрировано 25,7 млн абонентов сотовой связи. То есть теперь интегрированная сеть охватит свыше 70% рынка, что оправдывает расходы на ее построение.

Почему интегрированная сеть так необходима Казахстану? Потому что все новые технологии в мировой телекоммуникационной сфере завязаны на ее высокие возможности: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей», анализ больших данных с выработкой оптимальных решений, построение умных городов – все это в конечном счете требует высоких пропускных способностей, которые дает стандарт пятого поколения. И если мы хотим цифровизовать нашу экономику и жизнь, то должны разворачивать этот стандарт в нашей стране. А это требует синергии всех игроков рынка – и гораздо проще и оперативнее эта синергия обеспечивается тогда, когда игроки находятся в одной команде. Так что сведение брендов Kcell и Tele2 под одним зонтиком нужно не только «Казахтелекому» – оно нужно было всему рынку. 

Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, позволят Казахстану в ближайшем будущем тиражировать проекты Smart City – умных городов, полный прототип которых был представлен в начале прошлого года в Акколе в Акмолинской области. Все развернутые в нем технологии: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей» (IoT) и использование больших данных для аналитики – постепенно разворачивались в прошлом году и в других городах Казахстана. Благодаря этим новинкам жизнь горожан в стране стала намного удобнее, комфортнее и, самое главное, безопаснее.

Однако тут возникает другая сторона проблемы: все эти новинки доступны жителям городов республики, но было бы несправедливо ограничивать в возможностях использования этих технологий жителей сельской местности – и поэтому в стране в прошлом году был развернут беспрецедентный проект по строительству волоконно-оптической связи. Широкополосным доступом к интернету было обеспечено в 2019 году почти 470 сельских населенных пунктов, а до конца нынешнего, 2020 года, этот проект охватит более 800 сел с общим количеством жителей почти 2,5 млн человек. Для этого предстоит проложить суммарно более 16 тыс. км волоконно-оптических линий связи.

Всего в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже присоединена к оптоволокну – 1,2 тыс., а после реализации проекта таких сел станет 2 тыс., то есть треть сельских населенных пунктов может быть автоматически вовлечена в построение такой интегрированной сети. Еще 3–3,5 тыс. сел можно будет подключить к этой системе через систему радиодоступа по технологии LTE800. Таким образом, реализуя проект по строительству ВОЛС, «Казахтелеком» одновременно создает инфраструктуру для будущих подключений сельчан к этой единой интегрированной сети. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.

В результате сельчане получат доступ к тем услугам, которые уже стали обыденностью для горожан. Это не только получение государственных услуг в режиме онлайн, дистанционное образование и телемедицина, но и видеонаблюдение за своим домом, которое можно вести с помощью смартфона, получая картинку на экран, и высокоскоростной интернет, позволяющий использовать смартфон в качестве замены телевизору и компьютеру.

Я пока не берусь ответить на вопрос о том, когда эти стандарты мобильного сегмента связи станут обыденностью для казахстанского села, но могу смело утверждать: первый шаг к этому был сделан в 2018 году, когда совет директоров «Казахтелекома» принял решение о приобретении пакета акций АО «Кселл», а правительство выбрало нашу компанию партнером для реализации проекта ВОЛС. Плацдарм для разворачивания нового стандарта в стране уже создается, так что появление новой интегрированной сети в стране – это дело времени. Причем уже ближайшего.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance