39469 просмотров
39469 просмотров

Почему в Караганде простаивает кондитерская фабрика

Предприятие приостановило деятельность три года назад из-за необходимости модернизации

Фото: Shutterstock

Консервации производства предшествовала продажа 90% акционерного капитала АО «Конфеты Караганды» в 2013 году. Тогда решение прежнего собственника – оффшорной компании UIG Limited, зарегистрированной на Нормандских островах (Великобритания), СМИ связывали с долгами дочерних компаний акционерного общества: ТОО «Гулливер II», ТОО «Дэмди», ТОО «Сласти», ТОО «Fensterplast», а также с мировым экономическим кризисом в целом.

Отметим, что в конце 2010 года долгосрочная кредиторская задолженность связанных сторон составляла 199,7 млн тенге. Чуть позже компания продала свои фирменные магазины в Нур-Султане и Костанае.

Кому принадлежит фабрика

Итак, в 2013 году владельцем предприятия стало ТОО «APEX WAY», которое принадлежало двум коренным карагандинцам, живущим в Алматы, Руслану Шаекину и Оразхану Карсыбекову.

Первый известен как венчурный инвестор и учредитель карагандинского завода по выпуску керамического кирпича. Второй является управляющим директором Kusto Group – сингапурского частного холдинга, владеющего более чем 30 компаниями по всему миру в сферах строительства, энергетики, сельского хозяйства и недвижимости.

Интересно, что на октябрь 2019 года Карсыбеков числился в списке аффилированных лиц АО «Конфеты Караганды». Место в указанном перечне также нашлось для родного брата предпринимателя Куаныша Карсыбекова, который с 2017 года является генеральным директором компании, и для его отца Каиржана Карсыбекова.

В 2014 году долю ТОО «APEX WAY» приобрела Centis International Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских Островах (Великобритания). Компания находится в полной собственности EDG Group Limited, которая имеет «прописку» на Маршалловых Островах (государство на одноименном архипелаге в западной части Тихого океана. – «Курсив»). Остальные 10% акций принадлежали казахстанским физлицам.

С того момента крупные сделки по продаже акционного капитала больше не проводились.

adf33ff3fvber.png

Странный ореол

В состав совета директоров АО «Конфеты Караганды», кроме Шаекина и Карсыбекова, вошли Баглан Жунусов, Искандер Еримбетов и Натан Файнберг. И если о последнем ничего не известно, то имена первых двух находятся на слуху.

В 2013 году Жунусов и другие бывшие акционеры Kazakhstan Kagazy (крупнейший производитель бумаги и упаковки из вторичного сырья в Казахстане и Центральной Азии. – «Курсив») обвинялись в хищении $150 млн, 12,5 млрд тенге из которых являлись пенсионными сбережениями казахстанцев. Спустя четыре года Высокий суд Лондона удовлетворил иск новых владельцев к предыдущим. Однако деньги в ЕНПФ в полном объеме еще не вернулись.

Что касается Еримбетова, два года назад он был задержан по подозрению в мошенничестве и легализации денег. По версии следствия, бизнесмен выступал конечным бенефициаром Centis International Limited. $5,4 млн для покупки АО «Конфеты Караганды» он получил якобы от Мухтара Аблязова. Также предполагается, что среди компаний, связанных с последним, значилась и EDG Group Limited. Впрочем, близкие бизнесмена отрицали какую-либо связь между ним и Аблязовым, называя преследование политическим.

Между тем юристы утверждают, что установить истинного выгодополучателя офшорной компании практически невозможно. Этим они и привлекают не только бизнесменов, но и высокопоставленных чиновников, незаконно ведущих предпринимательскую деятельность. Отследить, в каком количестве в подобных зонах оседают казахстанские деньги, фактически не представляется возможным.

Однако в 2018 году Искандера Еримбетова осудили на семь лет лишения свободы за мошенничество. Обвинение полагало, что, используя необоснованно завышенные тарифы на перелеты, Еримбетов и другие подсудимые через отечественную авиакомпанию Sky Service похитили 208 млн тенге у шести частных фирм и акимата Жамбылской области. При этом в приговоре название кондитерской фабрики упоминается всего один раз – когда речь заходит о наложении ареста на ее движимое и недвижимое имущество.

В настоящее время ни Жунусов, ни Еримбетов, ни Файнберг в списке лиц, аффилированных с АО «Конфеты Караганды», не значатся.

В ожидании инвестиций

Как говорит руководитель управления промышленности и индустриально-инновационного развития Карагандинской области Галымжан Жумасултанов, упадок конфетной фабрики связан не с чем иным, как с финансовыми вопросами, решением которых сейчас занимаются инвесторы из ТОО «Конфеты Караганды Групп» (дочерней компании АО «Конфеты Караганды»). 1 января 2016 года акционерное общество продало ей недвижимое и движимое имущество, имущественные права, нематериальные активы и обязательства как единый имущественный комплекс за 1 млн тенге.

«Акционер поставил задачу открыть фабрику. Думаю, уже в следующем году мы будем есть собственные конфеты», – обнадежил г-н Жумасултанов.

Интересно, что еще в 2013 году АО «Конфеты Караганды» вошло в Карту поддержки предпринимательства. Для владельцев это означало получение преференций от государства в обмен на выполнение обязательств по обновлению оборудования. Общая стоимость модернизации изначально оценивалась в 18,8 млрд тенге, объем производства ожидался на уровне 38,5 тыс. тонн, запуск планировали провести в 2017 году. Правда, в последующем ввод фабрики в эксплуатацию два раза откладывался. Причины – корректировка параметров проекта и продолжительность оформления документов для получения заемных средств от АО «БРК-Лизинг». В конечном итоге стоимость реконструкции выросла до 26,7 млрд тенге, а проектная мощность, наоборот, снизилась до 36,5 тыс. тонн. Наряду с этим срок запуска производства был перенесен на 2020 год.

Говорящие цифры

Похоже, длительная процедура одобрения баснословного кредита связана с финансовым положением акционерного общества, которое в течение последних лет складывалось не самым завидным образом.

Впрочем, стоимость активов компании резко сократилась накануне продажи акционерного капитала в 2012 году – с 1,3 млрд до 764,2 млн тенге. По итогам 2013-го она составила всего 654,2 млн тенге. В 2014 году произошел рост до 1,035 млрд тенге.

Однако в дальнейшем наблюдался лишь спад. 2018 год компания завершила с показателем 308,1 млн тенге. При этом сумма непокрытого убытка составила 4,5 млрд тенге, займов – 4,854 млрд тенге, из которых 4,853 под 10% годовых одолжила Centis International Limited, 1 млн тенге – Куаныш Карсыбеков.

Кстати, по итогам прошлого года суммарное вознаграждение его и другого генерального директора, Мейржана Рахимжанова, составило 467 тыс. тенге. Вместе с тем дивиденды по акциям не выплачивались, так как собственный капитал был отрицательным. Что касается доходов, то по сравнению с 2009 годом они сократились в 10 раз – с 2,1 млрд до 2,1 млн тенге.

Согласно данным сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году акционерное общество уплатило в бюджет всего 2100 тенге. При этом налоговые отчисления за 2018 год составили 402,7 тыс. тенге, за 2015-й – 104,5 млн тенге.

Стоит отметить, что аудиторы особое внимание уделили реализации основных непроизводственных фондов компании в 2016 году. Данное обстоятельство, по их мнению, указывает на наличие существенной неопределенности в том, сможет ли организация продолжать свою деятельность непрерывно.

Руководство ТОО «Конфеты Караганды Групп» отказалось комментировать «Курсиву» текущее положение дел, сославшись на то, что оно касается только самой компании. Тем временем пользователи соцсетей активно обсуждают окончательное закрытие фабрики. Поводом для распространения слухов служит то, что в обветшалом здании предприятия начали работать две посторонние организации – цех по изготовлению пластиковых окон и увеселительное заведение.

fffffff2dv.png

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер