Перейти к основному содержанию

36266 просмотров

Почему в Караганде простаивает кондитерская фабрика

Предприятие приостановило деятельность три года назад из-за необходимости модернизации

Фото: Shutterstock

Консервации производства предшествовала продажа 90% акционерного капитала АО «Конфеты Караганды» в 2013 году. Тогда решение прежнего собственника – оффшорной компании UIG Limited, зарегистрированной на Нормандских островах (Великобритания), СМИ связывали с долгами дочерних компаний акционерного общества: ТОО «Гулливер II», ТОО «Дэмди», ТОО «Сласти», ТОО «Fensterplast», а также с мировым экономическим кризисом в целом.

Отметим, что в конце 2010 года долгосрочная кредиторская задолженность связанных сторон составляла 199,7 млн тенге. Чуть позже компания продала свои фирменные магазины в Нур-Султане и Костанае.

Кому принадлежит фабрика

Итак, в 2013 году владельцем предприятия стало ТОО «APEX WAY», которое принадлежало двум коренным карагандинцам, живущим в Алматы, Руслану Шаекину и Оразхану Карсыбекову.

Первый известен как венчурный инвестор и учредитель карагандинского завода по выпуску керамического кирпича. Второй является управляющим директором Kusto Group – сингапурского частного холдинга, владеющего более чем 30 компаниями по всему миру в сферах строительства, энергетики, сельского хозяйства и недвижимости.

Интересно, что на октябрь 2019 года Карсыбеков числился в списке аффилированных лиц АО «Конфеты Караганды». Место в указанном перечне также нашлось для родного брата предпринимателя Куаныша Карсыбекова, который с 2017 года является генеральным директором компании, и для его отца Каиржана Карсыбекова.

В 2014 году долю ТОО «APEX WAY» приобрела Centis International Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских Островах (Великобритания). Компания находится в полной собственности EDG Group Limited, которая имеет «прописку» на Маршалловых Островах (государство на одноименном архипелаге в западной части Тихого океана. – «Курсив»). Остальные 10% акций принадлежали казахстанским физлицам.

С того момента крупные сделки по продаже акционного капитала больше не проводились.

adf33ff3fvber.png

Странный ореол

В состав совета директоров АО «Конфеты Караганды», кроме Шаекина и Карсыбекова, вошли Баглан Жунусов, Искандер Еримбетов и Натан Файнберг. И если о последнем ничего не известно, то имена первых двух находятся на слуху.

В 2013 году Жунусов и другие бывшие акционеры Kazakhstan Kagazy (крупнейший производитель бумаги и упаковки из вторичного сырья в Казахстане и Центральной Азии. – «Курсив») обвинялись в хищении $150 млн, 12,5 млрд тенге из которых являлись пенсионными сбережениями казахстанцев. Спустя четыре года Высокий суд Лондона удовлетворил иск новых владельцев к предыдущим. Однако деньги в ЕНПФ в полном объеме еще не вернулись.

Что касается Еримбетова, два года назад он был задержан по подозрению в мошенничестве и легализации денег. По версии следствия, бизнесмен выступал конечным бенефициаром Centis International Limited. $5,4 млн для покупки АО «Конфеты Караганды» он получил якобы от Мухтара Аблязова. Также предполагается, что среди компаний, связанных с последним, значилась и EDG Group Limited. Впрочем, близкие бизнесмена отрицали какую-либо связь между ним и Аблязовым, называя преследование политическим.

Между тем юристы утверждают, что установить истинного выгодополучателя офшорной компании практически невозможно. Этим они и привлекают не только бизнесменов, но и высокопоставленных чиновников, незаконно ведущих предпринимательскую деятельность. Отследить, в каком количестве в подобных зонах оседают казахстанские деньги, фактически не представляется возможным.

Однако в 2018 году Искандера Еримбетова осудили на семь лет лишения свободы за мошенничество. Обвинение полагало, что, используя необоснованно завышенные тарифы на перелеты, Еримбетов и другие подсудимые через отечественную авиакомпанию Sky Service похитили 208 млн тенге у шести частных фирм и акимата Жамбылской области. При этом в приговоре название кондитерской фабрики упоминается всего один раз – когда речь заходит о наложении ареста на ее движимое и недвижимое имущество.

В настоящее время ни Жунусов, ни Еримбетов, ни Файнберг в списке лиц, аффилированных с АО «Конфеты Караганды», не значатся.

В ожидании инвестиций

Как говорит руководитель управления промышленности и индустриально-инновационного развития Карагандинской области Галымжан Жумасултанов, упадок конфетной фабрики связан не с чем иным, как с финансовыми вопросами, решением которых сейчас занимаются инвесторы из ТОО «Конфеты Караганды Групп» (дочерней компании АО «Конфеты Караганды»). 1 января 2016 года акционерное общество продало ей недвижимое и движимое имущество, имущественные права, нематериальные активы и обязательства как единый имущественный комплекс за 1 млн тенге.

«Акционер поставил задачу открыть фабрику. Думаю, уже в следующем году мы будем есть собственные конфеты», – обнадежил г-н Жумасултанов.

Интересно, что еще в 2013 году АО «Конфеты Караганды» вошло в Карту поддержки предпринимательства. Для владельцев это означало получение преференций от государства в обмен на выполнение обязательств по обновлению оборудования. Общая стоимость модернизации изначально оценивалась в 18,8 млрд тенге, объем производства ожидался на уровне 38,5 тыс. тонн, запуск планировали провести в 2017 году. Правда, в последующем ввод фабрики в эксплуатацию два раза откладывался. Причины – корректировка параметров проекта и продолжительность оформления документов для получения заемных средств от АО «БРК-Лизинг». В конечном итоге стоимость реконструкции выросла до 26,7 млрд тенге, а проектная мощность, наоборот, снизилась до 36,5 тыс. тонн. Наряду с этим срок запуска производства был перенесен на 2020 год.

Говорящие цифры

Похоже, длительная процедура одобрения баснословного кредита связана с финансовым положением акционерного общества, которое в течение последних лет складывалось не самым завидным образом.

Впрочем, стоимость активов компании резко сократилась накануне продажи акционерного капитала в 2012 году – с 1,3 млрд до 764,2 млн тенге. По итогам 2013-го она составила всего 654,2 млн тенге. В 2014 году произошел рост до 1,035 млрд тенге.

Однако в дальнейшем наблюдался лишь спад. 2018 год компания завершила с показателем 308,1 млн тенге. При этом сумма непокрытого убытка составила 4,5 млрд тенге, займов – 4,854 млрд тенге, из которых 4,853 под 10% годовых одолжила Centis International Limited, 1 млн тенге – Куаныш Карсыбеков.

Кстати, по итогам прошлого года суммарное вознаграждение его и другого генерального директора, Мейржана Рахимжанова, составило 467 тыс. тенге. Вместе с тем дивиденды по акциям не выплачивались, так как собственный капитал был отрицательным. Что касается доходов, то по сравнению с 2009 годом они сократились в 10 раз – с 2,1 млрд до 2,1 млн тенге.

Согласно данным сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году акционерное общество уплатило в бюджет всего 2100 тенге. При этом налоговые отчисления за 2018 год составили 402,7 тыс. тенге, за 2015-й – 104,5 млн тенге.

Стоит отметить, что аудиторы особое внимание уделили реализации основных непроизводственных фондов компании в 2016 году. Данное обстоятельство, по их мнению, указывает на наличие существенной неопределенности в том, сможет ли организация продолжать свою деятельность непрерывно.

Руководство ТОО «Конфеты Караганды Групп» отказалось комментировать «Курсиву» текущее положение дел, сославшись на то, что оно касается только самой компании. Тем временем пользователи соцсетей активно обсуждают окончательное закрытие фабрики. Поводом для распространения слухов служит то, что в обветшалом здании предприятия начали работать две посторонние организации – цех по изготовлению пластиковых окон и увеселительное заведение.

fffffff2dv.png

659 просмотров

How Hotel Business in Uzbekistan Tries to Catch Up with Rising Flow of Tourists

In the country, tourism already has high priority and authorities are providing this type of business with finance

Image: Andrei Bortnikau/Shutterstock

By the end of 2021, Uzbekistan is planning to double its number of guest rooms as the market requires more of them for foreign tourists.

Pavel Nosachev
Tashkent

About 6.7 million foreign tourists visited Uzbekistan in 2019. Three years earlier this figure was only 2.2 million. As the World Tourist Organization (UNWTO) estimates, Uzbekistan holds the fourth position among countries with fast-developing tourism industries. However, the rising flow of foreign guests showed some shortcomings fir Uzbekistani tourism. One of the main pressure points is a low number of guest rooms.

Bed space under Uzbek sun

According to the State Tourism Committee of Uzbekistan, early this year there were 1,200 hospitality business sites including hotels (70%), hostels (18%) and other options (12%). The total number of rooms is about 24,000, with a total of50,000 beds available. “On average 83% of all rooms were booked in 2019. This is a very good result. Sometimes in peak season, it’s very hard to find available rooms in famous tourist centers like Tashkent or Khiva, Samarkand, and Bukhara,” says Shukhrat Isakulov, head of the Department on Strategic Development and Human Resources of the State Tourism Committee.

As Farangiz Abdullaeva, head of the Uzbekistan Association of Hoteliers noted, because of high demand the seasonal swing is no longer crucial. “Usually Uzbekistan tourism is considered seasonal, but in 2019 demand for room inventory was throughout the year,” she stated.

Support by the money

Authorities labelled tourism a strategic industry and are now trying to resolve problems with the shortage of available rooms. In 2019 the country launched a program to subsidize the construction of new hotels. The state covers developers' expenses in the amount of 40 million Uzbekistani soʻm ($4,200) for one room for three-star hotels and 65 million sums ($6,800) for a room in four-star hotels.

Aziz Tashev, the owner of the three-star Sogdiana Hotel in Samarkand, is one of those entrepreneurs who has already taken advantage of such support. “Thanks to this subsidy, we were able to cover our expenses by 20%; in total, we received 4.08 billion soʻm (equivalent to $ 428 thousand). This is significant support for us. It is impossible to develop tourism so fast without support from the state,” Tashev said.

The subsidy program will run until 2022. During this time, the number of hotels in the country should double (up to 2,400) and the number of rooms should increase to 50,000. Last year, 270 new hotel business facilities were built in Uzbekistan.

Change one’s lifestyle and become a hotelier

Uzbek authorities are ready to support local entrepreneurs not only with money but also with administrative power to simplify the procedure and requirements for obtaining a license for this type of activity. As a result, the number of guest houses and hostels has risen sharply in the country. According to Shukhrat Isakulov, these small businesses helped to manage the situation during peak periods in the 2019 tourist season.

The first hostel in Tashkent was opened by Abdulaziz Ikramzhanov and his parents more than a year ago. Now he is very confident that this type of hotel has great prospects in Uzbekistan. “We do not feel much competition, and there is no diversity among hostels either. Uzbeks are used to living in large houses, and now more and more people understand that it is normal to use their home to accommodate guests for money. Moreover, no additional paperwork is needed,” Ikramzhanov says.

The lack of bureaucracy to start a hotel business leads some owners of apartments to register their property as a hostel. According to Tashkent realtors, this trend is driven by a lack of available rooms in hotels and demand for apartments by daily rent. As Uzbekistani law requires foreigners to register at a place of stay if they do not leave the country before three days, hostels help to do that because they are registered in the state database.

“Now we see that many entrepreneurs are interested in tourism and shift here from other business segments. Businesses in tourism can be paid off very quickly, especially when there is such high demand for rooms,” Shukhrat Isakulov describes.

The deficit in rooms also affects the pricing policy of hotels, he says. “At the moment, hotel prices in Uzbekistan are relatively higher than in other countries. In Tashkent or Bukhara, a room in a three-star hotel will cost about $40-50,” Isakulov said. He is confident that the situation will change when more hotels in the country start operation.

Living well is not forbidden

The growth of tourist activity provoked interest in Uzbekistan from companies that specialize in the construction of five-star hotels and large hotel complexes. Currently, there are only two hotels of the highest segment in the republic - Hyatt Regency and Hilton, both located in Tashkent. According to Farangiz Abdullayeva, by the end of the year, the Marriot hotel will be opened in the Uzbekistani capital.

“Negotiations are ongoing with Sheraton and InterContinental - these are the brands that were on our market, but for some reason left it. Now they are returning, and very active. There was information, but not yet confirmed that the Four Seasons wants to enter our market. Big brands show great interest in Samarkand. Large hotel chains want to enter the local market because there are many different preferences for hotels in the country,” Abdullaeva emphasized.

Another reason why global hotel chains are so interested in Uzbekistan is the growth of business activity in the country. In turn, it stimulates the development of such a direction as MICE tourism which involves holding large business events, forums, congresses and so on. “We see that strong demand is the main reason more hotels with conference rooms currently are under construction. Therefore, Uzbekistan can pose itself as an effective platform for various business events,” she said.

Hotels without service - money down the drain

The development of the hospitality industry has also required new, well-trained workers. To guarantee high-quality service and to train personnel, the State Tourism Committee has created an institute of tourism development (methodological center for new standards and training programs development) as well as Silk Road International University in Samarkand for future tourist managers. Besides, last year 18 professional colleges in all regions of the country came under the jurisdiction of the State Committee for Tourism. The Association of Hoteliers of Uzbekistan opened its academy of hospitality. These education centers are expected to train personnel for the whole industry and hotels in particular.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif